vibas
Виктор Башкир Пользователь — был сегодня 0:11
Признание
пользователей

Сжатое время

28 июля 11:24 Сигнахи, Кварели — Грузия Сентябрь 2016
185 77

Когда апогей пройден, чего же ещё желать? А много чего можно желать. Можно желать почивать на лаврах, а если ты живёшь у синего моря, можно желать стать дворянкой столбовою, а если ты в Грузии, просто нельзя не возжелать побывать в Кахетии.

64
Кахетия. Сигнахи на закате. На заднем плане - Алазанская долина.
16

Для этого нам с Аней предстояло сделать нешуточный марш-бросок (точнее, езд-бросок) — перебраться за один день из Местии, что в горах суровых сванов, в Сигнахи, что в долинах жизнелюбивых кахетинцев. Из города суровости в город любви. Если вы сравните, где суровость, а где любовь, вы поймёте, как неблизок был наш путь в тот день.

Если быть точным, от суровости до любви было ровно 564 километра, и путь этот пролегал в том числе через Кутаиси. Поэтому если вас кто-нибудь спросит, где находится Кутаиси, можете смело отвечать: где-то между суровостью и любовью.

Кутаиси, по чести говоря, оказался самым «незацепившим» нас городом Грузии. Да и путеводитель, видимо, тоже особо не зная, за что зацепиться, рассказывал, в основном, о том, какие в этом городе были офигенные воры в законе.

Но, конечно, собор Баграти мы пропустить не могли. Построенный в 1003 году, он являлся духовным символом древней Имеретии. В конце двадцатого века полуразрушенный собор включили в список всемирного наследия ЮНЕСКО. А в начале двадцать первого века из-за противоречивой реставрации, затеянной Саакашвили, его (собор) чуть из этого списка не выключили.

24
14
24

Хороший собор, качественный. И вид на старый Кутаиси от него открывается недурственный.

Ещё одно ИМХО маст-си в Кутаиси — домишки, нависающие над речкой Риони. Я вообще современное в городах не очень люблю. А вот такое — позапрошловечное — очень.

58
Старый Кутаиси. Дома над рекой Риони.
13
10

И понеслись мы дальше из Кутаиси дорогой неблизкой — через дожди, Мцхету, Тбилиси и, наконец, в Кахетию. Все перипетии дороги живописать не буду. Она была долгой и не слишком разнообразной.

А на подъезде к Сигнахи, от которого у нас были самые возвышенные ожидания, начались чудеса в решете.

Аня, ответственная в нашей команде за крышу над головой, забронировала намедни в Сигнахи жилье под названием Guest House Art. Хотя по описаниям это был даже не гестхаус, а обычный для Грузии «хоумстэй». А нам того и надо. У меня к Сигнахскому пристанищу были только три пожелания — недалеко от центра, с видом на Алазанскую долину, и чтобы рядом было молодое вино. Скажите, разве же многого я прошу? Так вот Guest House Art, судя по описанию, этим условиям удовлетворял, а так как в maps.me улицы в Сигнахи не прописаны, мы нашли его по названию.

Теперь дальше про чудеса в решете. Не успели мы въехать в Сигнахи, как maps.me уже привёл нас на место. Полуразрушенные заборы, за ними полуразрушенные дома, и никаких признаков жизни. Но признаки жизни-то ладно, Бог с ними, — главное, никаких признаков вида на Алазанскую долину и близости к центру. И никаких признаков молодого вина. А без этого, согласитесь, в Сигнахи никак нельзя.

Сначала мы было пригорюнились аки Иона во чреве кита, но потом нашли другой выход — обвинять друг друга в сложившейся невеселой ситуации. Поругавшись всласть, мы поняли, что наша конфронтация почему-то проблему не решает, и ругаться перестали. Вот так и сидели мы в машине у сломанных заборов и полуразрушенных домов — ни живы, ни мертвы, как кот Шрёдингера.

И тут — о чудо! Звонок от хозяйки Guest House Art Сусанны. Вопрос, где мы. Я уже хотел дать ответ, что в таких развалинах — без долины, без центра и без вина — мы жить отказываемся, но ее следующий вопрос меня остановил: «Вы уже до главной площади доехали?» А мы не то что до главной, мы ни до какой площади ещё не доезжали — мы сразу приехали в эти трущобы. «Выезжайте на главную площадь, мы вас там встретим». Ну, слава Богу — это не здесь!

На деле оказалось, что мы и в Сигнахи-то ещё не въехали. И буквально через километр остановились, чтобы запечатлеть хрестоматийный вид грузинского города любви.

28

Настоящий дом, куда нас скоро препроводили Сусанна с мужем, отвечал всем заявленным ожиданиям — был близко к центру и имел вид на Алазанскую долину. Не успели мы затащить чемоданы, как Сусанна принесла нам снизу кувшин: «Мой папа передаёт вам своего молодого вина». Вот оно — исполнение всех желаний в одном отдельно взятом гестхаусе!

1 / 6
19

Мы жили на втором этаже. В остальном доме жили папа Сусанны Нодар и ее двоюродная сестра Мадонна. С ними так или иначе было тесно связано наше житие в Сигнахи. Нодар в первый же вечер вызвался показать нам Сигнахи — все основные достопримечательности и смотровые площадки (хоть было уже темно, всеми наводками я сполна воспользовался на следующий день). А когда мы возжелали в ресторан, завёл нас в кафе на главной площади — к своим двоюродным сёстрам. Мы, признаться, изрядно изголодали за целый день переезда, и чудесные хачапури и чихиртма (куриный суп) вдобавок к домашнему вину и чаче пришлись как нельзя кстати.

16

1 / 3

Следующим утром ни свет, ни заря Нодар разбудил нас (по предварительной договорённости) и отвёл на высшую точку Сигнахи — верхний участок крепостной стены. Туда надо было пролезать через кусты и карабкаться по кирпичной кладке, а виды рассветной Алазанской долины — этого знакового алко-бренда всея СССР — пьянили без вина.

51
Сигнахи и Алазанская долина рано утром.
18

Мы простились с Нодаром до вечера (на вечер были назначены совместные посиделки у нас на балконе), отведали на завтрак хачапури и пошли на стратегический обход Сигнахи.

Городок весьма отремонтирован и отреставрирован — ещё один воплощённый проект Саакашвили. Как бы ни поругивали его за его градостроительные начинания, отреставрированный Сигнахи нам пришёлся более чем по душе!

30
26
22
21
16

Потом заехали в монастырь Бодбе — где похоронена Св. Нино. Для практикующих православных — обязательно к посещению. Для таких как мы — просто можно заехать.

1 / 4
18

А вот пересечь Алазанскую долину — это интересно от слова очень! С одной стороны — гряда высоких холмов (и на одном из них — Сигнахи), с другой — горная гряда (там знаменитая Тушетия). А между ними более чем скромная речка Алазани отгрохала такую долину — просто на зависть! Широкая как обеденный стол и плоская как юмор современных комедий — она как будто так и взывала: «О, люди, взгляните, как я плодородна! Засадите ж меня виноградниками!» Кахетинцы — люди темпераментные и мудрые, они вняли!

20
17

И приехали мы в городок Кварели — родину знаменитого вина Киндзмараули и местонахождение винного туннеля. Туннель простирается на несколько километров внутрь горы со всякими ответвлениями и переходами — что твой Кхазад-Дум. Только обитают в нем не гномы династии Дурина, а бутылки с вином. И на входе нас встречали не злобные орки, а веселый грузинский ансамбль. И встретили мы в недрах горы не ужасного балрога, а милую девушку, которая провела нам небольшую экскурсию, рассказав, что Грузия — родина вина, что туннель построили в советское время для хранения вина при оптимальной температуре и поныне его используют по назначению.

1 / 6
15

Конечно, потом мы заехали на завод Киндзмараули и затарились. Ведь быть в Кварели и не купить вина. Это все равно, что быть в Туле и не купить пряник, быть в Тамбове и не купить волка, быть в Гусь-Хрустальном и не купить гуся, быть в Оренбурге и не купить платок, быть в Амстердаме и не купить проститутку кломпены.

Возвратились мы под вечер домой, а там нас уже ждали Нодар и Мадонна. Их позиция относительно нас была такова: зачем идти куда-то в ресторан, если живёшь в доме с двумя грузинами? Мы с Нодаром метнулись в магазин и купили все съестное, нужное для застолья. А всё нужное для застолья выпивное у Нодара и так имелось в достатке. Кстати, он нам категорически запрещал пить наше привезённое с собой вино. «Вы же его в Тбилиси в магазине купили, разве ж это вино? — говорил он, — Пейте только мое!» С чачей — та же история.

Итак, в тот вечер Мадонна сварила хинкали, а Нодар зажарил курицу на углях. Плюс всякие там домашние овощи, фрукты, соленья — получилось более чем превосходно. Сидя на балконе над Алазанской долиной мы ели, пили, разговаривали обо всем на свете, пели грузинские и украинские песни (жена Нодара была украинкой), и понимали, что время в такие часы сжимается до одного момента, остающегося потом яркой счастливой точкой в памяти.

20
16
11

Со временем в тот вечер произошла и ещё одна странная метаморфоза. Мы с Аней неожиданнейшим образом обнаружили, что в спешке своего путешествия куда-то потеряли в своём расписании один день. А теперь этот день вдруг нашёлся, и оказалось, что мы можем остаться в Сигнахи не на две ночи, а на три!

Вам приходилось когда-нибудь находить что-нибудь ценное? Это же радость! А теперь представьте, что вы случайно нашли не что-нибудь, а целый лишний день, и не где-нибудь, а в Сигнахи! Тут и можно воскликнуть словами Фауста: остановись, мгновенье, ты прекрасно!

А раз уж у нас появился лишний день в Кахетии, нужно непременно съездить в пещерный монастырь Давит Гареджи. Вообще изначально мы туда ехать не очень планировали, ограничив список пещерных монастырей одной Вардзией. Но Теона на предварительной встрече в Тбилиси поведала нам, что пейзажи там по пути просто неземные. Мы поехали. И как же Теона оказалась права! Полупустынный разломно-гористый цветастый ландшафт нам, да простят меня набожные читатели, нам понравился даже больше, чем сам монастырь!

68
Солончаки по пути в Давит-Гареджи.
27
25

По дороге мы совершили акт российско-польской дружбы, подвезя автостопивших юных ребят из Польши. Они, бедные, посетовали, что уже долго бредут по жаре, и никто (даже представители ЕС и стран НАТО) не хочет их подвозить. Оказалось, что и в России живут хорошие люди, и прощаясь, они даже сказали нам по-русски «спасибо»!

52
Монастырь Давит-Гареджи.
27
24

1 / 4
12

На обратном пути сбылась ещё одна моя грузинская мечта — поучаствовать в сборе винограда. В это время года по дорогам Кахетии снуют туда-сюда самосвалы доверху груженые свежесобранным урожаем. Это для нас уже было в диковинку, и мы каждый раз, раскрыв рты, провожали такой самосвал взглядом. И вот, когда мы проезжали мимо бескрайних виноградников (а надо сказать, что почти везде, где бы ты ни ехал в Кахетии, ты проезжаешь мимо бескрайних виноградников), Аня приказала мне тормозить — там шел сбор винограда в самосвал! Я остановился. Грузины с самосвала стали махать нам руками — мол, идите сюда. Как известно, раз грузины зовут, надо идти.

13

Пошли традиционные обмены любезностями — кто, откуда, мол, и что это за географические новости. Самый статный мужчина оказался хозяином виноградника.

— Это мой огород, — широко улыбаясь и описав рукой круг в направлении горизонта, провозгласил он. Остальные грузины закивали головами.

— А у Вити мечта — пособирать виноград! — сдала меня жена.

— А у мэня есть нож! — сказал хозяин виноградника, — Я всэгда его достаю в таких случаях, — остальные грузины закивали головами.

— Да, нет, — попытался оправдаться я (всё-таки толпа незнакомых грузин с ножом в чистом поле!), — у меня не мечта… Не надо нож… У меня вообще нет мечты…

Но было поздно. Хозяин уже достал нож.

— У тэбя ест пакэт?

— Д-да, где-то там был. В машине.

— Ну, так рэжь себе винограда, сколько хочэшь! — он протянул мне нож.

Пока я «рэзал» себе в пакет спелые гроздья (оказалось, ркацители — вкусный неимоверно), грузинские товарищи общались с моей благоверной.

— Так пусть твой муж завтра с утра приезжает работать — виноград собирать!

— Он не может. Завтра утром мы уезжаем в Казбеги.

— О! Тогда заберите отсюда с собой в Казбеги вот этого работника! Совсем работать не хочет, только болтает!

Всеобщий взрыв хохота.

В общем, нас еле отпустили оттуда. Да еще с таким огромным мешком винограда, что съесть мы его не смогли до нашего отлета в Москву через три дня — оставили в Тбилиси подружившимся там с нами белорусам.

22
11
15

Вечером мы обошли крепостную стену Сигнахи, отужинав в ресторане с видом на Алазанскую долину.

22
20
17
11
17
10
21

1 / 5

Пришли домой и думали было лечь спать. А не тут-то было! Дома нас снова поджидали Нодар с Мадонной, молодым вином и накрытым столом. Тот факт, что мы только что из ресторана, никого ничуть не волновал. Снова посиделки, разговоры, песни. Душевно — потому что душа там и проявляется! И остается!

13
17

Позвонила хозяйка квартиры Сусанна:

— Как вы там? Надеюсь, папа и Мадонна вам там не очень мешают?

— Конечно, мешают! Они нас закармливают, запаивают, заразговаривают и запевают! Без них впечатление от Кахетии, безусловно, было бы неполным!

Утром нам вставать нужно было рано — до Казбеги путь неблизкий. Не успели мы продрать глаза и улыбнуться рассветному солнцу, прорывавшемуся с Алазанской долины в нашу стеклянную балконную дверь, как услышали звуки приготовляемой трапезы — ножи что-то резали, на сковородках что-то шкворчало, приглушенные голоса о чем-то переговаривались по-грузински.

19
20

Когда мы с Аней выползли из убежища, все было почти готово. Нодар и Мадонна не только сотворили нам завтрак на балконе, они собрали нам с собой в дорогу столько вкуснейшей снеди, что и в Казбеги мы совершенно не знали нужды!

Вот она Кахетия! Как жалко уезжать! Сжато время. Очень сжатое.

— Сильно не гони, — по-отечески наставлял меня Нодар, — И к Гергетис Цминда Самеба лучше на своей машине не поезжай.

А я всё равно поехал. И не пожалел. Я вообще ни о чем не жалею. После таких путешествий, как в Кахетию, отпадает всякая охота о чем-то в жизни жалеть.

Время, разожмись же!

17