Турист Elena Итенберг (Leolik)
Elena Итенберг
была вчера 22:48
Признание
пользователей

Сон и явь. Брантом и Перигё

Перигё, Брантом — Франция Октябрь 2016
120 80

Пролог.

Никогда не посейщайте Перигё после Брантома, иначе ваши впечатления о столице Белого Перигора будут навсегда смазаны, или даже испорчены.

Я уже выдавала много вариаций на тему: с чего начинается путешествие. Но никогда мысль о моем личном путешествии не зарождалась от мечты другого человека. Причем от мечты увидеть не:

  • красоты природы,
  • редкий артефакт,
  • невероятный архитектурный шедевр,

а простую гостиницу.

Несколько лет назад Наташа увидела в интернете фотографию гостиницы «Le Moullin De L’Abbaye». И знаете, как это случается: она внезапно поняла, что это место — её персональный рай. И поскольку этот рай, в отличие от первородного, был вполне себе достижим, она туда наведалась, о чем и рассказала здесь. Я прочла её рассказ пару, а может уже и тройку (как летит время) лет назад и поняла, что чем бы это место не стало для меня в будущем, но в настоящем мне туда определенно надо. И вот благодаря этой трех-звездочной гостинице, я в Дордони, в Брантоме, в городе, где это чудо гостиничного сервиса находится.

31
Гостиница Le Moullin De l'Abbaye в Брантоме.
Гостиница "Le Moullin De l'Abbaye" в Брантоме.

Выехали мы из Бержерака туманным, белесым утром. Но невероятные перигорские пейзажи от этого не стали хуже. Они лишь занавесилисись полупрозрачной кисеей тумана, как буд-то готовя нас к какому-то загадочному действу, в определенный момент готовому распахнуть занавес и показать спектакль во всей его театральной яркости.

14
Снято из окна автомобиля.
Снято из окна автомобиля.

Анне сказала, что сначала мы заедем в Брантом, который находится севернее Перигё. А потом спустимся в последний. Кстати говоря, Перигё мы проехали по дороге и конечно, я разинула рот от невероятного вида на знаменитый Перигерский собор святого Фрогта — детище Абади, который на те несколько минут, что мы пробирались по узким улочкам Периге по дороге в Брантом, заслонил для меня все остальные реалии сей небольшой столицы «местного значения».

31
Сон и явь. Брантом и Перигё

Но о соборе и его месте дислокации будет во второй части, а сейчас мы приехали в Брантом!

Брантом.

Стоянка машин есть рядом с вышеописанной гостиницей и это тем более удобно, что это самый центр городка. Вы захлопываете за собой дверцу автомобиля и попадаете…в Зазеркалье.

28
Изогнутый мост, сооруженный в 1538-1556 годах Пьером де Марёем, аббатом Брантома.
Изогнутый мост, сооруженный в 1538-1556 годах Пьером де Марёем, аббатом Брантома.

Вас, как стражи у дверей, встречают две ренессансные башенки, которые раньше, когда их построили в начале XVI века, служили по своему прямому назначению. Ворота же, по бокам которых они высились в первоначальном варианте, снесли в 1871 году.

1 из 2
Сон и явь. Брантом и Перигё
18

Но вам это абсолютно не важно, т.к через пять минут вы уже перестаете соотносить окружаещее с сегодняшним днем, или с прошлым, или еще с каким-либо. Отказываются работать механизмы реального восприятия, как к примеру, когда прибор попадает в какое-то неведомое до селе волновое поле. Потому что этот город не живет реальной жизнью, на мой взгляд. Он не является и иллюстрацией к какой-то книге, или визуализацией какой-то мечты, или фантазии, что можно было бы хоть как-то зафиксировать в знакомой системе координат. Брантом, состоящий из полдюжины улиц, антипод. Он — отражение жизни. Отражение идеальное, прохладное как зеркальная поверхность речушки Дрон, поглощающее шумы: звуковые, изобразительные. Там тихо-тихо, так тихо, что может показаться, что уши заткнули ватными комочками. Какой-то звук вроде пробивается, но ты его отодвигаешь, чтобы зрение и еще обоняние заработали на все свои проценты.

39
Сон и явь. Брантом и Перигё

Но и обоняние улавливает лишь эту слегка влажную, хрустальныю прохладу.

1 из 2
Сон и явь. Брантом и Перигё
18

Наверное этой тишиной и были вдохновлены бенедектинские монахи, появившиеся в этом месте почти полтора тысячи лет назад. Их пещеры, выдолбленные в скале, расположены непосредственно у здания бенедектинского монастыря, который был заложен в VIII веке Карлом Великим. Пещеры можно посетить. На их стенах находятся барельефы Страшного суда. Хотя они гораздо более поздние. Вроде как их относят к XVII столетию.

В пещеры мы не пошли, да и вообще, Лизавете надоело наблюдать, как я целюсь объективом на какую-то очередную красоту. Она взяла у меня несколько «динерос» и пошла искать, где бы ей приземлиться на полуденный кофеек.

Так что обе мы отправились в самостоятельное плавание по этой «Французской Венеции», как еще называют Брантом. Хотя я не люблю подобные аналогии. Венеция одна, да и Брантом один-единственный. Хотя 5 мостов на две тысячи населения…

25
Мост ворой.
Мост ворой.

Лизавета отчалила, а я еще надолго зависла над этими «чумовыми видами» белоснежного аббатства.

29
Сон и явь. Брантом и Перигё

То что мы видим сейчас — это, конечно, не первоначальный вариант здания, возведенного по указанию императора Карла, который неизвестно каким ветром занесенные сюда выкинги разрушили в середине IX века. Так же, как и первозданный облик монастыря, исчезли с лица земли мощи одного из иудейских младенцев, убитого Иродом, и останки святого Сикэра, также от этого Ирода пострадавшего. В свое время они были дарованы обители все тем же Карлом Великим.

В монастыре существует источник св. Сикэра, вода из которого, якобы, помогает при бесплодии и излечивает больных детей.

После потрясений и треволнений уже к XI веку город, находящийся на пути паломников в Сантьяго-де-Компостеллу, начинает процветать. И аббатство, получившее название Святого Петра, по началу строиться в романском стиле (романская колокольня аббатства построена в Х-ХI веке и является старейшей во Франции), потом готическом стиле, а достраивается в стиле ренессанс. Cтолетняя война, естественно, внесла некоторые разрушительные, но к счастью не сильно трагические, коррективы.

16
Клуатр монастыря полностью перестроен в 1490 году.
Клуатр монастыря полностью перестроен в 1490 году.

У этой инсталляции меня из «ватной действительности» выдернул пронзительно-чистый звук птичьей трели. Я замотала головой от неожиданности и стала искать источник этого яркого свиста. Среди проржавевших опор разноцветных стекляшек нелегко было заметить такого же терракотового цвета комок из перьев, размером с помпон младенческой шапки.

25
Сон и явь. Брантом и Перигё

Уж не знаю, кого этот «помпон» завлекал своей песней, но сколько же голоса дала природа такой мизерной птахе.

Самая же яркая песня страница аббатства связана с одним из его настоятелей — Пьером де Бурдейль, синьором де Брантом (1540—1614 гг.). Он тоже был певцом. Но не надрывавшим голосовые связки, а певцом эпохи правления династиии Валуа и царивших тогда нравов. Автор «Жизни галантных дам» был самым читаемым автором эпохи Возрождения.

23
Памятник аббату Пьеру де Бурдейль де Брантом.
Памятник аббату Пьеру де Бурдейль де Брантом.

Самое занятное, что на русский эта книга была переведена лишь в 1998 году и выпущено издательством «Республика», до 1991 года именовавшимся «Политиздатом» (Издательство политической литературы ЦК КПСС). Хотя те, кто читал её в России в свое время, до ЦК КПСС, не нуждались в переводе. Язык оригинала был им ближе, чем язык Родины. Но поскольку я французским владею на уровне сериала «Д Артаньян и три мушкетера», то получив в довольно зрелом возрасте эту книгу, была несколько смущена весьма откровенными «жизнеописаниями». Но написанная в авнтюрно-анекдотичном стиле она интересна до мурашек, особенно тем, кто эту эпоху любит и ею интересуется.

Это вам не придумки господина Дюма-отца высосанные из пальца (хотя как и все я отдала его произведениям массу свободного времени, ведь де Брантом не был еще переведен) — это настоящие хроники. Можно сказать — вести с «полей». Считается, что написаны они под воздействием «Декамерона» — Бокаччо, но также и «Любовных поз» — Аретино. Говорят, что при сравнении иллюстраций последних с Камасутрой, индийский вариант выглядит скромной, деревенской, неразвращенной девушкой.

22
Сон и явь. Брантом и Перигё

Как бы там ни было, а наш аббат, который был бравым солдатом, а совсем не монахом, а титул это получивший лишь из-за того, что аббатство находилось на его землях, к 40 годам успел повоевать и на стороне Испании, и на Мальте и еще бог знает где, пока его лошадь нечаянно не споткнулась. Де Брантом упал с лошади настолько неудачно, что оказался прикованным к постели на полтора года. Он не только не мог ходить, воевать, любить женщин, но писАть не мог. Вынужденная неподвижность будила воображение и он надиктовывал свои тексты секретарю. Так что нет худа без добра! Жил он тогда в нескольких километрах от Брантома, в своем родовом имении Бурдейль. Как-то я выпустила этот замок из поля зрения и узнала про него уже когда начала писать этот рассказ. Посмотрела картинки — впечатлилась и огорчилась, что туда не заехала. Знатный замок. Красиваый барский дом и милейшая деревушка вокруг.

С исторической частью покончили. Теперь пойдем просто бродить по городу. Наверное, Брантом похож на сотни малюсеньких французских городков. Но вот ведь какой парадокс: каждый из них, похожий на своего соседа как две капли воды, совершенно отличен, как та самая пресловутая снежинка, которой невозможно найти близнеца.

25
Сон и явь. Брантом и Перигё

И потом, он невероятно французский — этот малюсенький Брантом.

16
Сон и явь. Брантом и Перигё

Там голуби греются на дымоходных трубах, соседствующих с телевизионными антенами. При этом самому дому давно перевалило за 600 лет.

9
Дом называемый домом Венецианских торговцев на улице Милосердия постройки 13-14 века.
Дом называемый домом "Венецианских торговцев" на улице Милосердия постройки 13-14 века.

На перекрестке встретила Лизку со стаканом кофе в руках. Она уже и город обошла, и кофею попила, и в дорогу стаканом затарилась. Меня она отправила взмахом руки: «Иди, мама туда, там домик симпатичный».

Я пробежалась по мосту,

23
Мост третий.
Мост третий.

обернулась

36
Дом, называемый домом верующих дам. Построен в 16 году, перестроен в 1866 году.
Дом, называемый "домом верующих дам". Построен в 16 году, перестроен в 1866 году.

и обомлела.

Отражение было таким идеальным! Место было таким тихим и безлюдным, что я опять попала в ту кроличью западню Зазеркалья. Я падала, и падала, и падала. Мне хотелось погладить водомерок, заглянуть в глаза стрекозам и пересчитать шишечки платана.

17
Сон и явь. Брантом и Перигё

Вот пишу и думаю, что мыслю, и соответственно пишу, глаголами, а значит оперирую действием. Но там, под этим мостом, напротив этого «Дома верующих дам» никакого действия не было. Было отупение мартышки под гипнотическим взглядом удава. Я как Фродо шла на болотный огонек и только оставшаяся капля здравого смысла не позволила мне упасть в эти зеркальные, илистые воды.

По мосту кто-то прошел и это вернуло меня в реальность. Через пол-часа истекало время, что нам оставалось на Брантом. Я поплелась во свояси. Встретила по дороге реплику от той гостиницы, с которой начался Брантом. Чисто дом водяного.

23
Сон и явь. Брантом и Перигё

Вода, водяной, отражения, еле слышный шелест воды и еще более тихий шепот начинающей желтеть листвы. Зыбкий, зыбкий город. Какой-то Китеж-град на французский манер.

20
Сон и явь. Брантом и Перигё

Сделав круг, опять вышла к монастырю и памятнику Пьеру де Брантом.

38
Сон и явь. Брантом и Перигё

Сели в машину. Поехали в Перигё. Дорога убаюкивала выбеленным небом, но бодрила неповторимыми дордоньскими пейзажами, где за-за каждого поворота, как гриб из-под листвы, выглядывал или мини-замок, или совсем не мини-шато.

17
Сон и явь. Брантом и Перигё

Было заметно холоднее, чем в Бержераке. Казалось бы всего час езды на машине, а леса стали темнее, виноградников след простыл. В ноябре именно здесь, под Перигё, должен начаться сезон сбора лучших в мире, дордоньских трюфелей. Вот было бы интересно попытаться что-то найти.

Перигё.

На серо-белых окраинах Перигё я посмотрела на небо. Простокквашные облака сгустились до консистенции творога. Контуры домов расплывались на их фоне и город, не тянувший на глыбу, вырастал кучкой подмоченного сахара сырца. Но я готова была ему простить все за собор. Я его уже видела с моста. Я к нему уже прониклась. Я от него уже много ждала.

И не дождалась.

Пробираясь по узеньким улочкам центра к собору, сознательно закручивая внутри пружину ожидания, я не обращала внимания на невразумительные фасады хоть и старинных, но каких-то совершенно невыразительных домов.

7
Сон и явь. Брантом и Перигё

И уткнувшись носом в фасад была разочарована по самое не могу.

23
Сон и явь. Брантом и Перигё

Где эти купола из сказок Шехерезады? Почему романская колокольня вырастает из лысого, никак не обыгранного фасада? Я знала, конечно, что собор, построенный на месте сгоревшего аббатства Риу-Сан-Фронт в 1170 году, был отреставрирован в XIX веке Полем Абади и Виолетт ле Дюком, и что реставрация была признана крайне неудачной, но я же видела эти «божественные» крыши. Куда же они пропали? Собор расползся, как жидкая манная каша и собрать ощущения о нем в одну кучку никак не получалось.

Внутренний аскетизм добавил еще большего неприятия и лишь роскошные люстры в пространстве греческого креста немного исправили положение.

13
Сон и явь. Брантом и Перигё

Мы бродили по присоборным улочкам, не находя там ничего интересного, выдающегося и бросающегося в глаза.

11
Сон и явь. Брантом и Перигё

От самого крупного города провинции Дордонь и столицы Белого Перигора я ожидала чего-то иного. Чего? Не знаю. Может нужно было пройти к Сите, где есть остатки сооружений галло-римского периода и там бы на меня снизошло какое-то приятие Перигё? Но особой охоты смотреть на римские развалины, после февральского Рима, у меня желания не было. А у Лизаветы такого желания вообще никогда нет.

Но было кое-что, чем Перигё несказанно порадовал. Это его гастрономические лавчонки. Ах, какие там вкусные сырки-колбаски-винишки-печеньки-карамельки. Мы это все прикупили на сумму хорошего ужина в ресторане, но эта еда-питье того стоили.

1 из 2

Единственно, мною был не понят местный специалитет: какие-то малюсенькие булочки, называемые «бабы», похожие на небольшие маринованые белые грибы, за которые и были приняты. Только во рту у вас почему-то оказывался не соленый крепкий грибочек, а склизлая печенюшка кисло-ромового привкуса. Гадость неимоверная. Я после дегустации «на наименее ценном члене экипажа», быстренько выбежала из магазина, чтобы незаметно выплюнуть эту мерзость. И мерзость, кстати говоря, совсем не дешевая.

Нарезая круги по Перигё, я поражалась его «никаковости».

1 из 2
Сон и явь. Брантом и Перигё
12

Судя по старинным фотографиям, которые были выставлены на улице, он и раньше не обладал ярко-выраженной «шарманистостью».

8
Сон и явь. Брантом и Перигё

Серый-серый город.

1 из 2
Сон и явь. Брантом и Перигё
10

Как это ни прискорбно сознавать, но Перигё для меня остался городом одного вида — вида с моста через Иль на собор Сен-Фронт.

Если бы я эту планировала поездку сейчас, я бы осталась в Брантоме на обед в каком-нибудь ресторанчике у воды.

31
Сон и явь. Брантом и Перигё

Погуляла бы еще по парку там. Полазала по пещерам. Полюбовалась на виды,

33
Сон и явь. Брантом и Перигё

а потом заехала в замок Бурдейль на пару часов.

А уж совсем потом, особо ничего не ожидая, заскочила в Перигё за багетом, бутылкой вина и колбаской. Задержалась на мосту на пять минут, чтобы сфотографировать собор святого Фронта и быстренько, чтобы не расплескать Брантомские отражения, отправилась на место дислокации дегустировать отменное вино. А наше из хозяйства Першарман, что рядом с гестом, в котором мы остановились, было великолепным!

Комментарии