Турист Elita Lopatinskaia (Elita_Lopatinskaia)
Elita Lopatinskaia
была сегодня 0:41

«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Самоа Июнь 2004
Рассказы Южных Морей
22 30

У нас в этом году юбилей. 15 лет назад мы заболели Южными Морями, и, похоже, болезнь эта неизлечима. Всё началось нежданно-негаданно с Самоа, с подачи моей коллеги, незадолго до этого вышедший замуж за самоанца. Не знаю, как сложились бы наши отношения с Южными Морями, если бы на месте Самоа оказались Новая Каледония, Вануату, Тонга или, скажем, Фиджи. Но знаю точно, что нам повезло, что первыми не стали острова Таити, которые бы сразу поразили и оглушили, и от пережитого восторга наши неподготовленные души просто утратили бы способность чувствовать и понимать.

3
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Наши снимки пятнадцатилетней давности уже не соответствуют современным стандартам то пикселам-мегабайтам. Но они, как старые семейные фотографии, возвращают к истокам, неспешным размышлениям и спорам о вечном. Вот и мне захотелось рассказать о Фа’а Самоа — полинезийских устоях и основах мировоззрения. Но перед этим, как водится, немного истории с географией.

Дела давно минувших дней….

Самоа находится в самом центре Тихого океана, в самой лучшей его части, называемой Полинезией. Сейчас туда уже есть прямые рейсы из Австралии (6 часов), но раньше мы летали через Новую Зеландию — 3 часа на восток до Окленда, а потом около 4 часов на северо-восток до Самоа. Если продолжать лететь примерно в этом же направлении, пересекая экватор, то ещё через 6 часов будут Гавайи. Ближайшие соседи Самоа — примерно в тысяче километров — Фиджи на юго-западе и Тонга на юге. Дальше на юго-восток — Острова Кука, а уже потом начнутся архипелаги Французской Полинезии (Таити).

3
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

История Самоа и ее обитателей насчитывает порядка 3000 лет. Всё это время вместе со своими соседями из Фиджи и Тонга они жили-не тужили, воевали-торговали, создавали семьи между правящими кланами соседних островов — в общем жили почти по-европейски. Иногда, случалось, ели друг друга (кто же не без греха?), но так, не сильно. А вот когда в середине XVIII века в округе появились настоящие европейцы, жизнь пошла наперекосяк.

Вначале всё было более-менее, на далёких островах ничего особо привлекательного для европейцев не нашлось. Но ближе к середине XIX века в качестве «исследовательской экспедиции» на Самоа пожаловали американцы. Чуть позже туда же явились и немцы (немного неожиданно, ведь на уроках истории нам рассказывали, что Германия не очень преуспевала в колониях-метрополиях). Понятно, что это дело никак не могло остаться без внимания англичан, и уж тем более спокойно закончиться. А тут ещё к концу XIX века и сами самоанцы переругались друг с другом. Пришло, короче, время делёжки.

Америка и Германия прислали по три военных корабля. Эскадры были настроены серьёзно — в течение нескольких месяцев они стояли мёртво на занятых позициях и держали друг друга под прицелом. А британский корвет Calliope тихонько наблюдал всё это неподалеку. Продолжалось это противостояние до тех пор, пока свыше не был прислал ураган. Он оперативно расправился и с американцами и с немцами — кого пустил на дно прямо в бухте столицы Самоа Апии, а кого просто выбросил на рифы. Англичане же, как бесспорно лучшие мореплаватели из всей этой братии, не побоялись выйти навстречу урагану в открытый океан, вырвались из бухты и спаслись. Так что счёт получился 6:1 в пользу урагана. Снимок, запечатлевший как это происходило — настоящий, не было Фотошопа в те далекие времена…

2
Снимок с официального сайта US Navy  - Naval Historical Center
Снимок с официального сайта US Navy - Naval Historical Center

Как бы там ни было, но, похоже, сверхдержавы намёк поняли и на рубеже XIX и XX веков сели за стол переговоров. В результате американцам перепало несколько островов на востоке Самоа, немцам достались острова Самоа на западе, а англичане получили прежде принадлежавшие немцам права на Тонгу и часть Соломоновых Островов.

Правили немцы Западным Самоа недолго — всего 14 лет. После поражения в первой мировой войне вынуждены они были отдать эту территорию Новой Зеландии — представителю Британской империи и новой метрополии Южных Морей. Так Самоа оказалась под Новой Зеландией, от которой уже мирным и вполне цивилизованным путем получила независимость в 1962 году. Американская же часть Самоа решила остаться с Соединенными Штатами. Она так и называется — Американская Самоа. Ну, а наш рассказ — о Западной, или Независимой Самоа, которую теперь называют просто — Самоа, причем произносят как «Са-а-мо-а», с ударением на первый и третий слог.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Самоа (в отличие от ее американской части) является наиболее нетронутым регионом, сохранившим коренные традиции полинезийцев. Она состоит из 9 островов — двух больших (Уполу и Савайи) и семи маленьких. Большинство маленьких островов необитаемы. На самом большом из маленьких островов Маноно живут всего 1500 человек. Два главных острова — Уполу и Савайи — вулканические, что хорошо видно на карте Самоа. Оба они — верхушки затопленных вулканов.

«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Центральные части островов гористые, малополезные для жизни, но красивые. Фактически это цепи действующих или потухших кратеров. Все поселения находятся на плоском побережье и каждый остров имеет круговую дорогу, которая не только связывает деревни, но и является их главной улицей. Эту круговую дорогу можно разглядеть на карте, которую показала мне моя маленькая учительница географии.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Савайи в полтора раза больше чем Уполу, но на нем живёт меньше половины населения. Это - сравнительно молодой остров, ещё не приспособленный для жизни так, как, например, его более пожилой сосед Уполу. Волны, ветра, дожди и солнце ещё не успели сгладить его скалистые берега и разрушить вулканические кратеры, ещё не появились на Савайи удобные бухты, ещё сильна на нем вулканическая активность.

В 1760 году сильное извержение залило лавой большую часть северного побережья Савайи. В начале ХХ века произошло ещё одно извержение (уже другого вулкана), и огромная область на северо-востоке тоже покрылась слоем лавы, в некоторых местах доходящим до 15 метров в глубину. Последнее извержение длилось почти 6 лет и несколько деревень были полностью погребены в толще лавы. Местность, где разлилась лава, и сегодня остаётся непригодной для растительности и потребуются многие сотни лет, чтобы на ней возник слой почвы. Она абсолютно чёрного цвета и по консистенции напоминает пористый шлак.

3
Снимок с www.2aussietravellers.com
Снимок с www.2aussietravellers.com

А это - один из каналов в толще лавы (lava tube), по которому 100 лет назад текла она из недр вулкана к побережью. Каналы эти тянутся на 10 километров, в некоторых местах их «потолок» провалился и туда можно залезть с поверхности, что мы и сделали. Интересно, что эти своеобразные пещеры облюбовали местные птицы. Они там ночуют и чувствуют себя в безопасности.

4
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Думаю, для первого знакомства с историей-географией пока хватит, так что будем двигаться дальше.

Апартаменты по-самоански

Чтобы посмотреть как можно больше всего вокруг, каждую ночь в Самоа мы проводили на новом месте. Приблизительный маршрут вместе с пронумерованными ссылками показаны ниже.

«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

В Апии [1] у нас были 3 ночи — одна в начале нашего путешествия, одна в конце, и одна посередине, когда мы перелетали с одного острова на другой. Первую и последнюю ночь мы провели в отеле Aggie Grey’s, а ночь посередине нашего путешествия в другом отеле Апии — Китано Туситала.

Наша первая остановка в Савайи была на северо-востоке, недалеко от места, где кончаются разливы лавы [4], в довольно красивом и в те времена самом дорогом на Савайи месте — Ле Лагото [5]. У нас было бунгало на берегу маленького песчаного пляжа. Кроме нас там была только одна семья американского священника-миссионера, с которыми мы познакомились вечером в ресторане. Ему было около 60 лет, два года он проработал в Самоа и теперь пригласил свою жену и уже взрослых детей на несколько недель пожить вместе с ним.

6
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Вообще для нас встречи и разговоры с людьми разных судеб — интереснейшая часть любых путешествий. А на берегах теплого океана вдали от всех континентов и цивилизаций они становятся новыми Рассказами Южных Морей…

Ле Лагото нам понравился. Начали мы со снорклинга и обнаружили отличные кораллы, рыбки, морские звёзды. Потом пошли прогуляться по деревне, и тут же у нас завелись друзья! Местное население достаточно хорошо говорит по-английски, все улыбаются, приветствуют Вас, стараются сказать несколько хороших слов, а дети просто обожают позировать для фотографий. Деревни выглядят как на снимке внизу — очень чисто, трава подстрижена, много деревьев, кустов, цветов.

7
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Живёт местное население в традиционных самоанских фале, в нашем понимании просто беседках. Вначале строится небольшая платформа (камень, дерево или, теперь, бетон), потом из стволов пальмы делаются опоры и каркас крыши, которая накрывается пальмовыми листьями или жестью. И на этом всё!!!

Фале не только продувается и просматривается насквозь, но обычно находится на главной круговой дороге. На пол ложится матрас — это вся постель. Если идёт косой дождь, между опорами вешаются циновки, закрывающие нужную сторону. Температура днем около 30 градусов, ночью — порядка 26 градусов. И так круглый год. Ну кому, скажите, нужны там стены?

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Сейчас, правда, некоторые люди побогаче начали строить дома. Но большинство по-прежнему предпочитают фале без стен, правда уже имеют в них холодильники, телевизоры и т. д. Это все видно прямо с дороги, но никого не смущает, ибо это - одна из важнейших черт Фа’а Самоа или Самоанского образа жизни (не очень точно звучит на русском, но лучше не получается…).

Тысячи лет обитатели Самоа живут большими общинами (аига), которые формируются из семей кровных и приобретённых родственников. В отличие от нас, в Самоа «ячейкой общества» является ни семья, а именно община. В Самоа не считают, что каждая семья должна иметь отдельное жильё или индивидуальную собственность - в традиционном фале часто размещается до 20 человек и никто не требует privacy (личного пространства). Каждая аига имеет сложную иерархию, строгие правила, этикет, главу-старейшину (Матаи) и зиждется на трёх краеугольных камнях - почтительном отношении к старшему поколению, безоговорочной любви к своей аига и дружескому отношению к окружающим. Несмотря на то, что и другим культурам не чужды эти принципы, на Самоа это работает как-то лучше.

4
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

На следующее утро нас разбудили петухи. Я проснулась и вдруг ощутила такую забытую лёгкость и такое ОГРОМНОЕ счастье, что в следующий момент сама поразилась тому, что ещё способна чувствовать так, как в далёком детстве, когда всё было безграничным, беззаботным и настоящим.

Так вот, эти самые петухи вместе с кошками, собаками и очень симпатичными свинками (язык не поворачивается назвать их свинями) живут на Самоа свободной жизнью, и никто не ограничивает их в передвижении. Очень часто вся эта живность прогуливается по главной дороге и абсолютно все, включая кошек, обожают кокосовые орехи.

4
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

После завтрака за нами заехал автобус, и мы продолжили путешествие по Савайи. В своих заметках я нашла следующие размышления по поводу [6]:

" В тот день мы проехали всё северное и западное побережье, помотрели на мост, подвешенный над кронами деревьев. Одна из его сторон крепится к гигантскому дереву Баньян (дальнему родственнику маломощных фикусов). На это дерево можно залезть по лестнице, и тогда не только кроны деревьев, но и сам мост останутся где-то внизу. На самой высокой платформе, сделанной возле вершины, можно даже ночевать. Мне эта идея сразу не понравилась — что если среди ночи нужно будет «выйти» по нужде? Как раз до утра придётся лазить вниз и вверх. И при этом в потёмках — там ведь нет электричества!»

1
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

И ещё про [7]:

«День закончился на южном побережье Савайи в деревне Сатиатуа, где мы впервые ночевали в традиционном фале. Мы были там одни (сезон отпусков ещё не начался и всё было только для нас). Одна сторона фале была закрыта циновками, другая — открыта прямо к океану. На полу — матрас с подушками и простынями, к потолку привязана сетка от комаров, которую ночью развешивают вокруг матраса, но комаров практически не было».

Это вид на наш «курорт» сверху. Маленькие крыши вверху слева — это наши фале на берегу океана. Сооружение побольше в середине наверху — ресторан для туристов, а в фале снизу живут сами хозяева. Посередине проходит главная круговая дорога острова и электрические провода вдоль нее.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Но самое главное потрясение было здесь от океана. Это был мой первый настоящий снорклинг, который произвел такое впечатление, что остался эталоном в моих оценках «качества» снорклинга на будущуе годы. Интересно было перечитать мои записи:

«В Сатиатуа буквально в нескольких метрах от берега начинаются сплошные заросли кораллов. Над ними плавать невозможно, потому что сверху остаётся очень тонкий слой воды. Но для лодок там пробили огромное количество каналов (1.5 — 3 м глубиной) по которым можно проплыть. Каналы соединяются друг с другом, но нужно помнить как ты в них попал, потому что иначе обратно на берег не выберешься. Из-за того, что там было мелко и солнечно, кораллы и рыбы переливались всеми красками. Тысячи рыбёшек и прочей живности — просто невозможно поверить, что существует такая красота!»

На юго-востоке Савайи значительная часть побережья тоже покрыта лавой, здесь начинается наветренная сторона острова с сильными ветрами и волнами [8]. В прилегающем слое лавы волны вымыли горизонтальные подземные каналы и вертикальные дыры-провалы. Во время прибоя волны «закачивают» воду в каналы, и из вертикальных дыр периодически вылетают мощные столбы воды высотой в несколько десятков метров. В эти дыры можно забрасывать, например, кокосовые орехи. Когда подходит волна и начинается очередное извержение, они со страшной силой вылетают из дыр и улетают в океан. Здесь нужна, правда, определенная сноровка чтобы подбежать, скинуть свои орехи в дыру и удрать до того, как их оттуда выбросит.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Местное население хорошо натренировано, а наш водитель умудрился закинуть для нас в дыру даже кусок кокосовой пальмы, который вылетел как пёрышко и улетел в океан. К сожалению этот момент мы заснять не успели. А обычное извержение выглядит примерно как здесь.

3
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Уму или Самоанская Трапеза

Наше путешествие по Савайи закончилось в местном аэропорту, откуда улетал самолет в Апию на остров Уполу. Из-за того, что самолет этот очень маленький, а местное население, в основном, достаточно увесистое, правила требуют правильно рассадить пассажиров для балансировки самолёта. Нас всех взвесили и распределили по местам согласно нашему весу. Но когда мы залезли в самолет, то пилот сказал, чтобы ему не морочили голову с этими балансировками и все садились кто куда хочет. Это был совершенно великолепный полет! Он продолжался всего 15 минут. За это время самолет не набирает большую высоту и всё, что мы увидели было с высоты птичьего полета: пальмовые плантации, коралловый риф, два маленьких острова между основными островами, океан со всевозможными оттенками бирюзового цвета, вулканы и деревушки….

Ночь в Апии мы провели в другом известном отеле — Китано Туситала (теперь его переименовали в Таноа Туситала). Его главной архитектурной особенностью считается гигантская полуоткрытая гостиная, выполненная в стиле фале огромной высоты и размеров.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

На следующее утро было воскресенье. Мы встали очень рано и, когда вышли из номера, сразу почувствовали запах дыма. Всё было точно так, как пишут в книгах: «…Каждое воскресное утро острова Самоа окутываются облаками дыма…" В это время во всех семьях разводят костры для того, чтобы начать готовить самую торжественную еду недели — воскресный обед. Готовится он по старым полинезийским традициям в печах уму.

3
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Уму — это определённым образом сложенный костер из копры, кожуры кокосовых орехов (отличное топливо!) и гладких камней. Костер разжигают, и всё, что может гореть, должно полностью сгореть. В результате остаётся куча горячих камней, которые палкой раскладывают так, чтобы образовалась плоская горячая поверхность. Затем еда (рыба, мясо, овощи — отдельно или в комбинациях друг с другом и приправами) заворачивается в молодые листья растения таро и ложится на эти камни. После этого самоанцы накрывают разложенную на камнях еду жёсткими листьями кокосовой пальмы, которые хорошо держат тепло.

2
Снимок с сайта sanctuaries.noaa.gov
Снимок с сайта sanctuaries.noaa.gov

Примерно за час вся еда доходит до готовности и, убрав листья пальмы, готовые куски снимают с полуостывших камней. Молодые листья таро очень нежные и их часто едят вместе с начинкой как голубцы. Иногда такие „голубцы“ заливают соусами, приготовленными на основе кокосового молока. Это называется „полусами“ и, поверьте, очень-очень вкусно! На других островах вместо листьев пальмы иногда используют землю, закапывая горячие камни с едой. Но жители Самоа довольно пренебрежительно отзываются о такой модификации, называя её „грязной“. Ну, а нам пора было поспешить на самоанскую трапезу.

В то воскресенье за несколько часов мы проехали часть северного и почти всё восточное побережье Уполу до маленькой пристани, с которой нас переправили на необитаемый остров Намуа [10].

5
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Сам остров — просто обросшая верхушка горы, выступающая из океана. На острове есть маленький песчаный пляж, рядом с которым построены фале для туристов. Остальные берега острова практически недоступны, т. к. представляют из себя или скалы, или нагромождения камней. После полупустого Савайи, где мы порой были одни на весь курорт, этот необитаемый остров оказался очень даже густо заселённым… местными „туристами“! Сбор был большой — человек 20–25.

1
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Местная уму уже работала на всю катушку и вскоре после прибытия нас позвали на традиционный обед, где мы смогли попробовать деликатесы местной кулинарии. Потом нам выделили фале с удобствами — дополнительным навесом и полкой для сумок на входе.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

После обеда мы отправились на противоположную сторону острова — вброд и вплавь — как уже получалось. Местные собаки (они здорово ловят рыбу!) сопровождали нас по берегу, и у них это получалось намного проворнее. А когда мы вернулись назад к ужину — все местные уже уплыли. Кроме нас на острове осталась ещё одна пара из Швейцарии. Рядом находилось фале местной семьи, которая содержит этот курорт. С наступлением темноты они завели генератор, и в столовой у нас появился свет, где мы просидели весь вечер с нашими новыми знакомыми. В переводе „Намуа“ означает „Комаринный остров“. Но комаров и здесь почти не было, хотя мы исправно мазались анти-комарином.

Маленькие истории из путевых заметок

Интересно, что 97% земли на Самоа не может продаваться не только иностранцам, но и перепродаваться местному населению. Она переходит по наследству от одного поколения к другому и всегда остается собственностью семьи. С одной стороны, это хорошо, с другой — как посмотреть. Например, семья, которой принадлежит Комаринный остров Намуа, владеет ещё одним островом по соседству. И, как они нам рассказали, этот второй остров им самим абсолютно не нужен, но продать они его не могут при всём своём желании.

Нашей следующей остановкой был курорт Вавау [11] на юге Уполу. Прибрежный риф, о который разбиваются волны, здесь очень близок к берегу, и под сильный шум прибоя там очень хорошо спится. Берег Вавау знаменит своими изогнувшимися под ветрами пальмами (см. мой первый снимок), которые очень любят профессиональные фотографы. Есть там ещё несколько бухточек и небольшой остров, до которого во время отлива можно добраться просто по песку.

В километре от курорта мы неожиданно набрели на очень интересное место. Это был большой, ухоженный участок, выходящий на обрывистый берег океана. Семья, которой он принадлежит, разбила на нём маленький ботанический сад с тропическими растениями, подстриженной травой, симпатичными фале и просто беседками для отдыха. Хозяева радушно пригласили нас и показали все маленькие достопримечательности. Так мы узнали, что на этом участке есть три гигантских провала, сообщающихся друг с другом на глубине. Последний из них имеет выход к океану и заполненяется морской водой.

1 из 2

Самое главное в каждой стране — её люди. Именно личные контакты с людьми являются самым ценным и запоминающимся опытом, который можно приобрести только во время путешествий. Я смотрю на старые снимки и в памяти всплывают воспоминания…

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Наш экскурсовод подробно объясняет разницу между кокосовым соком и кокосовым молоком. Кокосовый сок — прозрачная жидкость, находящаяся внутри растущего ореха. А вот кокосовое молоко в природе не существует, его надо до-бы-вать. Он показывает как разбивают спелый орех, натирают в стружку его белую твердую внутренность, а потом отжимают кокосовые стружки, чтобы получилось кокосовое молоко. Примерно как морковный сок из морковки.

Потом он, услышав, что мы переговариваемся друг с другом на незнакомом языке, спрашивает что это за язык. Мы говорим, что русский. Он приходит в восторг: „Значит Вы видели снег? Я так мечтаю когда-нибудь увидеть настоящий снег!“…

А мы идём дальше. Последняя ночь перед возвращением в Апию была на острове Маноно [12]. Продолжив наше путешествие по южному побережью Уполу до его западных берегов, мы оказались вновь недалеко от причала [2], с которого в начале уплывали на Савайи. На этот раз наш путь был ближе — Маноно находится между Уполу и Савайи, в 20 минутах на катере.

Остров можно обойти за два часа. На нём есть 4 деревни, но нет машин и, следовательно, дорог. Деревни расположены на берегу, внутри острова находятся только плантации. Если кому-то нужно побыстрее добраться на противоположную сторону острова, то катер — самый лучший способ. На острове нет ни лошадеи, ни даже собак. Это единственное место на Самоа, где свиньи сидят в загородках, и им не разрешают лазить, где захочется.

4
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Мы приплыли на Маноно где-то в 4 часа и до захода солнца решили его обойти. Наша деревня была самой большой, поэтому и тропа в начале пути была относительно широкой. Но на дальнем западном берегу она превратилась в тропинку, вьющуюся среди бесчисленных плантаций банановых пальм и таро.

4
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Здесь мы увидели совершенно огромные таро, листья которых уже не очень пригодны для „голубцов“, но зато имеют гигантские корни, содержащие много крахмала. В Полинезии их варят, пекут и получается вкусно (наподобие плотной картошки).

4
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Деревушки утопают в роскошной растительности и вокруг огромное количество детворы, которая готова была общаться бесконечно и особенно фотографироваться.

3
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Некоторые требовали снимать их на „большую“ видео-камеру („маленькая“ им была не так интересна) и даже пели нам песни!

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

»Это, конечно, страшно, когда тебя фотографируют, но наверное, нужно попробовать, если все так это любят!« — наверное так думал малыш следуя примеру своей старшей сестры. Когда эти ребятишки увидели нас, они несли куда-то зеленое ведро (видно на заднем фоне). Радость от того, что их сфотографировали, была столь велика, что они тутже, позабыв обо всём, побежали домой рассказать о своей удаче. Но родители, издали наблюдавшие за фотографированием, их окликнули и напомнили о ведре!

Когда мы вернулись, нас ждал большой обед, и довершавший его, огромный лобстер (не знаю, как правильнее по-русски — омар или лангуст). Наше фале на Маноно было построено прямо над водой и имело два выхода — один на берег, а другой прямо в воду. В нём была небольшая открытая веранда со столиком и скамеечкой, куда на следующее утро нам принесли завтрак — две половинки папаи (похожа по вкусу на дыню, но растёт на пальмах, прямо рядом с фале), молодой кокос с прозрачным соком внутри и несколько горячих поджаренных бутербродов.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Наше путешествие подходило к концу, нужно было возвращаться в Апию, а потом и домой. Но перед расставанием с Вами, ещё немного о том, без чего ни один рассказ о Самоа не будет полным.

Селебрити Южных Морей

»Проверь, что в среду Вы у Aggie — напутствовала меня моя коллега — Иначе пожалеете!»

Aggie Grey’s когда-то был не только самым знаменитым отелeм Апии, но и всего Полинезийского регионa. В нём останавливались Марлон Брандо, Принц Чарльз, члены разных королевских семей. Основан он был в 30-х годах прошлого века женщиной по имени Aggie Grey. После Первой Мировой войны она осталась вдовой с двумя детьми и, как это часто бывает, чтобы как-то прожить начала маленький бизнес — тогда просто кафе для жителей и посетителей Апии. Потом были добавлены несколько фале для гостей, а в 30-е годы построены первые бунгало. Назвали отель очень просто, по имени хозяйки — Aggie Grey’s. Свою известность и популярность он приобрёл во время Второй Мировой войны как место встреч летчиков и моряков анти-гитлеровской коалиции, воевавших в Тихоокеанском регионе.

1 из 2
Aggie Grey слева. Апия, 27 июля 1912 года. Фотография из архива Tagata Pasifica (www.thecoconet.tv).

Во время нашего визита хозяйкой отеля была уже внучка его основательницы (3-е поколение). Тогда ей было порядка 50-ти лет, у неё был маленький внук. Она охотно общалась с гостями, возилась с местными детьми и была очень доступна. В то время она строила новый Aggie Grey’s курорт в часе езды от Апии на великолепном песчаном пляже. Стоимость нового курорта уже тогда оценивалась в 35 миллионов $. Через несколько лет оба эти отеля вольются в систему Sheraton и теперь называются Sheraton Samoa Aggie Grey’s. Хочется верить, что пятое поколение — выросший малыш, которого тогда мы встретили «у Aggie», не посрамит своих бабушек, и традиции Aggie Grey’s будут продолжаться.

Каждую среду в 19:00 Aggie Grey’s даёт знаменитое представление Фиа-Фиа с танцами и песнями Самоа, заканчивающееся плясками с огнем. Все артисты — работники отеля. Их тогда было 330 человек и немудрено, что из них можно выбрать настоящие таланты. Это представление — всегда большое событие, и даётся оно не только для гостей отеля. В тот вечер на Фиа-Фиа в зале были премьер-министр Самоа с супругой и кто-то из королевской семьи соседнего государтства Тонга. Хозяйка станцевала вместе со своими служащими один танец, а потом обратилась к публике и почетным гостям с очень теплой речью.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Снимки получились не очень хорошо, но они всё равно напоминают о том замечательном вечере «у Aggie»

1 из 2

Наверное самым знаменитым человеком, когда-либо жившим на Самоа, является Роберт Льюис Стивенсон — автор всем известного «Острова cокровищ».

Не только любовь к Южным Морям, но и плохое здоровье стали причиной того, что в 80-х годах ХIХ века Стивенсон купил огромный участок земли в 123 гектара в нескольких километрах от Апии и окончательно поселился на Самоа. С самого детства у него было какое-то плохо поддающееся лечению заболевание бронхов, и всю свою жизнь он тяжело болел и страдал. Когда уже в зрелом возрасте он попал на острова в Тихом океане, то неожиданно оказалось, что жаркий тропический климат подходит ему больше чем холодная Англия и даже Калифорния, где он прожил какое-то время. Поэтому в 1890 году почти сорокалетний и уже очень известный писатель перебирается на Самоа.

Перечитайте его «Сатанинскую бутылку» или, например, «Берег Фалеза». У Стивенсона никогда не было больших произведений, т. к. он всегда опасался, что из-за непредсказуемости болезни не успеет закончить большой труд. Но даже эти небольшие рассказы очень точно передают атмосферу тропических островов. В «Сатанинскои бутылке» описана мечта островитян — двухэтажный дом с террасами по всем сторонам, со стеклянными окнами, с красивыми картинами и диковинной мебелью внутри. Мне все время вспоминался этот рассказ, когда мы находились в усадьбе Стивенсона. Называется она Ваилима, находится у подножия горы, которая возвышается над имением. Вся гора поросла густым лесом и рассказывают, что Стивенсон попросил проложить тропу из дома в этот лес — там ему хорошо дышалось и он мог отдыхать. Как и в его рассказе, дом окружён широкими террасами (оба этажа) и по ним очень приятно ходить босиком в жаркие дни.

7
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Первые два года, пока строилась центральная часть усадьбы, Стивенсон жил в одной из гостиниц Апии. Её здание стоит там до сих пор, правда сейчас остался только ресторан. При желании можно там пообедать, посидеть на террасе, посмотреть на океан — точно так, как это делал Стивенсон много лет тому назад…

Строительство дома велось на широкую ногу. Здание имело типичный вид, характерный для Англии конца ХIХ века. Даже камин, который, правда, не разжигали ни разу за все эти годы, был построен по всем правилам строительной науки. При этом дом имел и самоанскую специфику. Стены гостиной были отделаны тапой. Но о ней — в другой раз.

1
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Стивенсон происходил из очень богатой семьи, в которой было много знаменитых строителей маяков. Несмотря на то, что сам Стивенсон не пошёл по стопам старшего поколения, он оставался человеком большого достатка, и это хорошо чувствуется в том, как построена его усадьба. Например, спальня его жены и огромная столовая были отделаны калифорнийским красным деревом, которое специально везлось морем из далекой Америки. Мебель, домашняя утварь — всё отвечало самому изысканному вкусу.

4
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Несмотря на очевидное богатство, Стивенсон оставался очень доступным и открытым человеком, который не только пользовался большой любовью местного населения, но и неоднократно выступал в европейских и американских изданиях, осуждая произвол колониальных властей. Его талант сочинять и рассказывать истории был по достоинству оценен самоанцами. Они называли его Туситала, что в переводе означает «сочинитель историй и сказок». Именно этим именем назван один из отелей Апии, о котором я уже рассказала. Признательность самоанцев была столь велика, что они бесплатно проложили дорогу из имения Стивенсона в Апию, с тем, чтобы писателю было легче добираться до города. К сожалению, ему не пришлось воспользоваться этим даром. В 1894 году, прожив всего 5 лет на Самоа, Стивенсон умер от инсульта. По его завещанию, похоронили его на вершине горы, смотрящей на усадьбу, Апию и океан, которые он так любил…

3
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

Рабочий кабинет Стивенсона, его стол, кресло, собрание первых изданий его произведений и современные книги на всех языках. Всё бережно хранится в большом почтении. Есть там даже Остров Сокровищ на русском языке, и наш экскурсовод очень заинтересовался тем, как это звучит по-русски. Похоже, что 15 лет назад мы были первыми туристами на Самоа, говорившими по-русски. Поэтому я оставила запись в книге посетителей на русском языке.

2
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

На этом снимке изображен обеденный стол, находящийся в самой торжественной комнате усадьбы. В 1962 году именно здесь, на обеденном столе Стивенсона было подписано соглашение между Новой Зеландией и Самоа о предоставлении независимости Западной Самоа. Я думаю, сам Стивенсон был бы очень польщён, если бы узнал о такой чести.

4
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым

«Чтобы понять человека, нужно полюбить его» — сказал кто-то из великих. Острова тоже начинаются с любви.

3
«Помнишь, как всё начиналось?» или Там, где легко быть счастливым
Комментарии