Ena
Эна — была 1 января 11:53
 – *Это и есть punk-rock?* - *Возможно...*

Вологда: узоры северного кружева (17 – 18 марта 2011). Часть 4

14 апреля 2012 г. 8:48 Вологда — Россия Март 2011
4 7

Вологда: узоры северного кружева (17 — 18 марта 2011). Часть 3

КРУЖЕВНАЯ БЫЛЬ

Люблю я эти провинциальные музеи! Вроде и экспозиции небольшие, вроде ничего необычного, а проникают глубоко в сердце, запоминаются, может быть, своей искренностью, душевностью, любовью к родному городу. И сотрудники — милые, небезразличные, добрые люди, всегда с радостью и гордостью готовые рассказать о своих коллекциях, все объяснить, ответить на вопросы, даже если вы не заказываете экскурсию. А представляете, сколько всего интересного и замечательного можно было бы узнать о Вологде и вологжанах, прослушав лекцию?!

Музей «Мир забытых вещей» (Верхний посад). Адрес: г. Вологда, ул. Ленинградская, д.6, режим работы: 10.00–17.00, выходные дни: воскресенье, понедельник. Телефон: 8 (8172) 25-14-17. Стоимость билета — 40 руб.

Расположен в зеленоватом трехэтажном деревянном особнячке с балкончиками и резной галереей по фасаду. Экспозиция очень милая и душевная, ведь здесь представлены вещи, служившие еще нашим прабабушкам и прадедушкам. Моя любовь к старинным интерьерам была полностью удовлетворена!

Изысканная гостиная, строгий кабинет со всеми соответствующими атрибутами. Запомнился парадный зал-столовая, где обычно принимали гостей. В одной из комнат стоит рояль, здесь наверняка музицировала хозяйка, есть старинный патефон. А в витрине мы увидели игры, развлекавшие гостей в XIX веке: карты, лото, шахматы. Интересно было ознакомиться с коллекцией купеческих портретов из дворянских усадеб земли вологодской. А первенство, несомненно, занимает так называемая «Сонечкина комнатка». Вроде бы обычная детская того времени с миниатюрной мебелью, портретами малышей, игрушками. Я, искренне думая, что это комната девочки-гимназистки (обращаю внимание на столик для рукоделия и кукол), поясняю мужу: «Это комната купеческой дочки Сонечки». Меня лукаво дополняет девушка-смотрительница: «А знаете, кто такая Сонечка?». И показывает на витрину. Вот она, Сонечка, очаровательная маленькая куколка, принимающая у себя гостей-игрушек. Занимательно, что подобные вещицы (фарфоровые куклы, их домики, крошечные мебель и посуда) зачастую были предназначены абсолютно не для игры. Их коллекционировали взрослые люди, выписывая даже из-за границы. Я обращаю внимание на сидящую на диванчике куклу в красивом платье. Смотрительница объясняет, что эта миловидная барышня — тоже не игрушка. Таких специально заказывали у иностранных мастеров, чтобы по их образу шить наряды для взрослых модниц. Действительно, в туалете куклы все продумано до мелочей: от кружевных панталончиков и сорочки до элегантной шляпки. Вот такая кукла-«журнал мод» на старинный лад.

Музей добрый и замечательный, обязательно посетите его!

«Музей кружева» (Город). Адрес: г. Вологда, Кремлевская пл., д.12, режим работы: 10.00–17.00, выходные дни: понедельник, вторник. Сайт www.vologdalacemuseum.ru. Телефон: 8 (8172) 72-16-66, экскурсионный отдел: 8 (8172) 72-16-56. Стоимость билета — 70 руб.

Этот замечательный музей открылся совсем недавно, 3 ноября 2010 года. Расположен в красивом желтом особняке. Музей очень большой, современный. Я взяла билет на экспозицию 2-го этажа (на первом, кажется, проводятся временные выставки). В многочисленных залах — стильные стенды с выдвижными ящичками и подсветкой, информационные мониторы, пояснения к экспонатам можно прочесть на табличках под картинами известных художников, изображающих сцены из жизни кружевниц.

Кружево здесь представлено самое разное. В первом зале — прекрасные европейские образцы прошлых столетий, драгоценные изделия, выполненные с использованием золотых и серебряных нитей. Огромное впечатление произвела коллекция древнерусского кружева — вот, где мастерство, где душа! Все казалось, что еще немного, и я смогу разгадать значение старинных символов-оберегов, дыхание захватывало от этих гениальных произведений искусства, мастерски выполненных кружевницами. А вот и «уголок» мастерицы: валик, тонкие нити, деревянные коклюшки — кружева тогда плели вручную.

Я как-то привыкла считать, что кружево должно быть кипенно-белым. А оно, оказывается, бывает кремовое, с вплетениями красных, синих, зеленых нитей, даже черное (несмотря на некоторую «траурность» цвета почему-то оно впечатлило меня больше всего). Великолепны салфетки и скатерти, воротнички и манжеты, шарфы и образцы для отделки одежды. В тонкой паутинке вырисовываются поразительной красоты узоры: снежинки, цветы, ягоды, натюрморты, геометрические фигуры, животные, бытовые сценки. Как великолепно декорирует кружево одежду! Обычные наряды (от элегантных туалетов позапрошлого века до вполне современных платьев), представленные на манекенах, буквально оживляли повседневную одежду. А как играет тонкое кружево на шляпке или сумочке! Ах, мое девичье сердечко просто трепетало от созерцания этой красоты!

Все познается в сравнении. И вот на смену древнерусским оберегам и трогательным цветочным узорам приходят советские времена с кремлевскими звездами, портретами вождей, орденами, видами Кремля и Мавзолея (изделия 1920—1940 гг.). Это уже работы не кружевниц-одиночек, фабричные, но не менее интересные. Почти везде прослеживается политическая тематика, даже в огромном полотне, по которому гуляют коровки с курочками да рассыпаны корзинки с урожаем (символизирует «достижения народного хозяйства»). Среди «кубков» и «серпов с молотами» меня удивило одно полотно: под пикирующими истребителями почти рядышком расположены Кремлевские куранты и… храм. Причем, далеко не Василий Блаженный (если вспомнить панораму Красной площади). Правда, церковь по сравнению со Спасской башней совсем крохотная, но все же! Интересно, кто заказал советским мастерицам такую «крамольную» работу?

Далее следовали более современные экспонаты, в т. ч. фабрики «Снежинка», на которых то распускались причудливые цветы, то зрели сочные ягоды, то искрились снежинки, то пускались вскачь северные олени. Казалось, целая жизнь была запечатлена на тонких кружевных полотнах. Гениально!

«Музей кружева» — замечательный, по нему можно ходить бесконечно. Вот только почему так спешат стрелки на часах:)?

Музей «Вологодская ссылка» (Нижний посад). Адрес: г. Вологда, ул. М.Ульяновой, д.33, режим работы: 10.00–17.00, выходные дни: воскресенье, понедельник. Телефон: 8 (8172) 56-21-07. Стоимость билета — 40 руб.

Двухэтажный крепкий бревенчатый дом, где расположен музей, знаменит, прежде всего, тем, что именно в нем жил И. В. Сталин в период ссылки в декабре 1911 — феврале 1912 гг. Экспозиция рассказывает о другой стороне Вологды, в свое время именовавшейся «подстоличной Сибирью». Сюда зачастую ссылались по «политическим» статьям видные деятели: М. И. Ульянова, В. Г. Короленко, Н. А. Бердяев, А. В. Луначарский, В. М. Молотов, даже автор моей любимой «Посолони» А. М. Ремизов и многие другие.

В зале-коридоре на первом этаже мы увидели документы и фотографии, посвященные «тюремной» тематике, впечатлились старинными «браслетами»-наручниками и личными вещами ЗК, прочли пожелтевшие от времени списки осужденных, донесения сотрудников органов исполнения наказаний. Любопытна экспозиция второго этажа музея, развернувшаяся на фоне фотопанорамы старой Вологды. Мы полюбовались на улочки дореволюционного города, узнавали уже знакомые места, с некоторым сожалением отметили храмы, которые уже не существуют. Понравилась «комната Сталина»: небольшая, аскетичная, лишь стол, кровать да сундук. Молодой (даже не сразу узнали) Иосиф Виссарионович (восковой, к счастью:)) в задумчивости сидит за рукописью. В зале привлекает внимание печь, смотрительница уверяет, что она сохранилась еще с прошлых времен и даже действует. Заинтересовала переносная типография с наборами шрифтов, с помощью которой печатали листовки (смотрительница продемонстрировала, как действует этот чудо-сундучок и показала прокламации). В витринах также представлены восковые фигуры революционера и жандарма, являющиеся «образным отражением противостояния двух сил» (фраза шикарная, да?).

Небанально оформлены стенды экспозиции: в форме «дел подсудимых». Мы с интересом выдвигали тяжелые деревянные папки с фотографиями, документами, материалами дел видных революционеров, с которых на нас смотрели чужие глаза человеческих судеб. Сложно, страшно представить, сколько страданий и невзгод скрыто за этими строчками, то напечатанными на машинке, то выведенными разными почерками давно ушедших людей. Мы долго ходили по второму этажу, рассматривали «дела», а под потолком отчего-то заунывно выл ветер. Жутковато, однако…

Полагаю, музей интересней смотреть с экскурсией. Занимательно было бы послушать рассказ милой, заинтересованной смотрительницы, общавшейся с нами, узнать о личностях, оставивших след в истории и политической жизни Вологды и всей страны.

Музей «Литература. Искусство. Век ХХ» (Нижний посад). Адрес: г. Вологда, ул. Герцена, д.36, режим работы: 10.00–17.00, выходные дни: воскресенье, понедельник. Сайт www.litera-xx.narod.ru. Телефон: 8 (8172) 75-55-39. Стоимость билета — 40 руб.

Экспозиция располагается на втором этаже красивого бордового дома с кружевными белыми наличниками и очаровательным балкончиком над симпатичным крылечком. Поднимаюсь по деревянным ступенькам в небольшой музей. Два зала посвящены жизни и творчеству композитора Валерия Гаврилина, два зала — собственно судьбе Николая Рубцова (ради которого я и стремилась попасть сюда). При покупке билета мне вручают 2 проспекта-путеводителя по экспозиции, и я начинаю самостоятельный осмотр. В комнатках (все-таки «залы» — слишком громко сказано) — стенды-витрины с фотографиями, рукописями, произведениями и личными вещами этих талантливых людей, сопровожденные начертанными на тонких стеклах высказываниями и вологодскими видами. Экспозиция совсем небольшая. Но. Проникновенно. Глубоко. Интересно. Сильно. Впечатлило. Зацепило.

Валерий Гаврилин (1939—1999 гг.) — вологжанин, известный композитор. Как и Н.Рубцов, потеряв родных, воспитывался в детском доме, где и почувствовал, что его призвание — музыка. Вологодская школа искусств, музыкальная Школа-десятилетка и консерватория в Ленинграде. В.Гаврилин неоднократно ездил в фольклорные экспедиции, изучал народное творчество. Призвание принесли «Русская тетрадь», «Скоморохи», «Перезвоны» и ряд других произведений. В.Гаврилину присуждены звание Народного артиста РСФСР, Государственная премия СССР, а в память о композиторе в Вологде и Санкт-Петербурге проходят музыкальные фестивали. Жаль, что это имя мне совершенно неизвестно.

Николай Рубцов (1936—1971 гг.). Русский поэт. Тонкий лирик. «Второй Есенин». А много ли мы знаем о нем, почти нашем современнике? Ну, может, кто-то вспомнит популярный некогда хит Барыкина «Букет». Еще тогда что-то цепляло в этой песне, выделяя ее среди попсовых мелодий. Наверное, у многих из того поколения была подобная история: велосипед, густые луга, букет, неразделенная любовь… Вроде бы обычный сюжет, а в каждой строчке такие искренние чувства! Что уж говорить о прочих стихах Николая, мелодичных, проникновенных, лиричных, сплошь пропитанных какой-то надрывной надеждой, граничащей с обреченностью.

Для меня стихи Н.Рубцова, открытые не так давно благодаря одному замечательному отзыву, стали откровением. Скажу больше — с того момента я загорелась поездкой в Вологду, туда, где я смогу прикоснуться к творчеству поэта.

Тернистой была судьба Николая. Родился в небольшом поселке Емецке Архангельской области:

«Я вырос в хорошей деревне,

Красивым — под скрип телег!».

Потом семья перебралась в Вологду, с которой судьба навечно связала будущего поэта. Детство в многодетной семье казалось беззаботным и бесконечным:

«Домик моих родителей

Часто лишал я сна.

— Где он опять, не видели?

Мать без того больна».

Все рухнуло со смертью матери. В музее среди прочих документов представлено детское сочинение Коли «Аленький цветок» (позднее появится уже упомянутое одноименное стихотворение). Читая старый листок, исписанный меленькими неровными буковками, я едва сдерживала слезы. Пробрало. Нет, это даже не выскажешь словами, сколько детской боли, невыплаканных слез было в этом клочке пожелтевшей бумаги. Трепетен и рассказ «Золотой ключик». Все про то же. Мне кажется, детская трагедия навсегда отразилась в творчестве Рубцова…

А потом был детский дом в Никольском селе Тотемского района, где трепетная душа ребенка нашла отражение в первых робких стихотворных строках. Коля был чувствительным, ранимым мальчиком, вот они слезы — близко. Таким, наверное, и остался на всю жизнь, ведь «все мы родом из детства». Учился хорошо, был любим воспитателями. Дальше — лесотехнический техникум, разноплановая работа в Архангельске, встреча со старшим братом в Ленинграде, первая любовь, суровые будни на северном флоте:

«Эх ты, море мое штормовое!

Как увижу я волны вокруг,

В сердце что-то проснется такое,

Что словами не выразишь вдруг».

«Штормовое море» жизни уже всерьез подхватило поэта, появились более уверенные «пробы пера». Он пишет, как подсказывает сердце. Про Родину, любовь, море, про то, что волнует, что тревожит открытую душу. Он уже не может не писать.

После флота — Петербург, Кировский завод и литературные кружки, встреча с будущей женой с красивым именем Генриетта (у них родилась дочь Леночка, но семейное счастье, увы, было не долгим). И, наконец, сбывшаяся мечта — литературный институт в столице.

Вот тут поэта снова подхватывают противоречивые волны судьбы. Учеба, знакомство с новыми людьми, дружеские посиделки и периодические отчисления из института. Никто не оправдывает пагубного влечения Николая, он и сам говорил о себе:

«Я пил на полюсе, пил на экваторе —

На протяжении всего пути».

Только, кажется, что застенчивый Рубцов зачастую просто оказывался «крайним».

Поэт некоторое время скитается по стране. Часто ему даже негде переночевать:

«Закатилось солнце за вагоны.

Вот еще один безвестный день…«;

«Стихи из дома гонят нас,

Как будто вьюга воет, воет…».

Но его все равно тянет в милую сердцу Вологду, все его рифмы пропитаны любовью к своей малой Родине, к России всей. Не от того ли так пронзительна рубцовская лирика, которую многие сравнивают с есенинской:

«Печальная Вологда дремлет

На темной печальной земле…».

Верно говорят: «Талант — не прогуляешь, не пропьешь». Николай печатается в журналах, выходят книги его стихов. И, кажется, ничто не предвещает…

А дальше снова — Вологда. И квартирка в Заречье, на набережной VI Армии. Это про нее Николай напишет:

«Живу вблизи пустого храма,

На крутизне береговой,

И городская панорама

Открыта вся передо мной».

Вологда сквозит чуть ли не в каждой строчке. Да и можно ли не любить, не писать о городе, который ты знаешь, по улицам которого ты ходишь. Вологда в стихах Рубцова представлялась то дурманящей покрытыми цветами речными берегами, то по-осеннему ненастной, то заснеженной:

«Тихая моя родина!

Ивы, река, соловьи…«;

«В полях сверкало. Близилась гроза.

Скорей, скорей! Успеем ли до дому?»;

«Я полюбил ненастный шум вечерний,

Огни в реке и Вологду во мгле»;

«Замерзают мои георгины.

И последние ночи близки»;

«Снег летит на храм Софии,

На детей, а их не счесть.

Снег летит по всей России,

Словно радостная весть».

Рубцов жил в Вологде, видел эти дома, резные деревянные палисады, каменные купеческие особнячки и храмы, опустевшие, разрушенные храмы:

«С моста идет дорога в гору.

А на горе — какая грусть! —

Лежат развалины собора,

Как будто спит былая Русь».

И вот, наконец, судьба отблагодарила поэта. У него есть однокомнатная квартира на улице Яшина в Вологде. И Людмила Дербина. И чем взяла? Ведь при их первой встрече неприметный щупленький молодой человек в стареньком пальтишке совсем не приглянулся рослой, статной рыжеволосой поэтессе. Да и Рубцов как-то заметил, что негоже женщине писать такие стихи, слишком агрессивные, нервные, наполненные какой-то звериной яростью:

«И вот, медведице подобно,

В лесной необжитой избе

Я по-животному, утробно,

Тоскую глухо по тебе» (Л.Дербина, «Ревность»).

Кто был для Дербиной Николай — прихотью, очередной игрушкой? Так или иначе, имея за плечами неудачное замужество и дочь, поэтесса сама постучала в дверь вологодской квартиры Рубцова. Любил ли он ее? Наверное, любил, а, может, просто болел ею, ревнуя, боясь потерять. Желтый цвет — цвет неверности. Говорят, эти стихи поэт написал о ней:

«В твоих глазах

Для пристального взгляда

Какой-то есть

Рассеянный ответ…

Небрежно так

Для летнего наряда

Ты выбираешь

Желтый цвет».

1971 год. 19 января. 4 утра. Недавно исполнившиеся 35 лет. Несколько дней назад поданное в вологодский ЗАГС заявление о регистрации брака с Л.Дербиной. И его пророческое:

«Я умру в крещенские морозы…».

Пьяная ссора, драка, следы сильных пальцев Дербиной на тонкой шее поэта…

Она доигралась, или, может, просто ей надоела «талантливая игрушка»? Пять лет из семи в женской колонии, ни капли раскаянья, сомнительные мемуары, кажется, призванные только оправдать себя. В них Рубцов представляется каким-то малопривлекательным мерзким типом: алкоголиком, параноиком, страшным ревнивцем, несдержанным дебоширом, распускающим руки по любому поводу. Тогда скажите на милость, что это за мазохизм такой?! Будет ли любая уважающая себя женщина (а Дербина точно и уважала себя, и любила, и ценила) терпеть такое к себе отношение? Странная она дама. И страшная. Уже упомянутое стихотворение поэтессы «Ревность» даже было приобщено к материалам уголовного дела, правда, безрезультатно. Но уж как-то до правдивости жутко звучали строки, похожие то ли на ледяной расчет, то ли на неотвратимое предвидение:

«Когда-нибудь в пылу азарта

Взовьюсь я ведьмой из трубы

И перепутаю все карты

Твоей блистательной судьбы!» (Л.Дербина, «Ревность»).

Все. А с фотографий музейной экспозиции с застенчивой улыбкой смотрит Николай Рубцов. И сердце сжимается, когда читаешь написанные им наброски стихов. На стендах — цитаты из Рубцова, его друзей, критиков, панорамы Вологды. Потрепанные сборники стихов. Глубоко тронули личные вещи поэта: старенькая пишущая машинка «Олимпия», тельняшка, потертый чемодан, кружка с эмблемой военно-морского флота, гармошка (говорят, Николай хорошо играл, даже напевал некоторые свои стихи, недаром они так легко ложатся на музыку).

Я не могу, да и не вправе давать оценки. Личность Н.Рубцова, бесспорно, неординарна и многогранна. Но то, что он настоящий Талант и Поэт с большой буквы, — несомненно. Иначе как можно объяснить, что от его стихов по коже бегут мурашки и сердце сжимается отчего-то горько-сладкого, позабыто-родного, чистого, светлого, но пронизанного щемящей печалью и извечной русской грустью:

«Я люблю, когда шумят березы,

Когда листья падают с берез.

Слушаю — и набегают слезы

На глаза, отвыкшие от слез».

Еще в экспозиции потряс клочок бумаги — «завещание», написанное большими корявыми буквами (понятно, в каком состоянии): «Похороните меня там, где похоронен Батюшков. Н.Рубцов».

Почитать о жизни и творчестве Николая Рубцова можно здесь: www.rubtsov.id.ru.

«Дом-музей Петра I» (Нижний посад). Адрес: г. Вологда, Советский просп., д.47, режим работы: 10.00–17.00, обед: 13.00–14.00, выходные дни: понедельник, вторник. Телефон: 8 (8172) 75-27-59. Стоимость билета — 40 руб.

Музей расположен на набережной речки Вологды в почти игрушечном беленьком домике с интересной крышей в зеленую «шашечку». Это памятник архитектуры XVII в. Когда-то он принадлежал голландскому купцу Гутману, у которого Петр I не раз останавливался во время визитов в Вологду. Внутри обязательно обратите внимание на толстенные стены домика и сохранившиеся очаровательные изразцовые печи. Кстати, именно с «Домика Петра I» начинался современный Вологодский музей-заповедник.

Музей крошечный, но очень самобытный. Когда мы заглянули в него, там вовсю шла экскурсия для четвероклассников, которую вел колоритный статный мужчина в зеленом камзоле, будто сошедший с картин петровских времен. Свой рассказ он сопровождал неординарными комментариями и уместными шутками, охотно давал пояснения вне экскурсии, в том числе и нам.

В первом зале (здесь же касса) представлены документы, иллюстрирующие торгово-промышленную жизнь петровской Вологды, старинные монеты, есть фотографии. Во втором зале можно увидеть экспонаты, относящиеся к личности царя-реформатора: одежда, посмертная маска Петра I, слепок его руки (огромный!), кубок его сподвижника и первого губернатора Санкт-Петербурга А. Д. Меньшикова, кресло императора, его портреты. Знаменитую флягу с провокационной надписью «Пей вино анисовое, да разума не пропей» экскурсовод почему-то решил прокомментировать специально для меня: «Мужчине полагается ежедневно по две порции горячительного напитка, для поддержания жизненного тонуса» :). Еще запомнилось массивное «Зерцало» с указами Петра I, старинные фолианты и тяжелые подсвечники, окованные железом деревянные сундуки и резные стулья, писчие принадлежности и награды, тонированный гипсовый бюст царя. Муж обратил внимание на оружие петровской эпохи (мушкет, ружье), грозные стволы пушек, макет корабля (мы помним, что император очень гордился своим флотом).

Удивительно, но в «Доме-музее Петра I» есть небольшой стенд-альбом, посвященный Николаю Рубцову, с фотографиями, набросками стихов, документами, комментариями. Недаром памятник поэту стоит совсем рядом с домиком, в скверике, заканчивающимся маленькой площадкой. Я еще расскажу об этом памятнике, а вы, если решите забежать в петровский музей, непременно дойдите до памятника Рубцову, почтите память русского лирика.

В целом, музей симпатичный, тем более что всегда интересно хоть на миг прикоснуться к истории своей страны.

Музей «Вологда на рубеже веков» (Нижний посад). Адрес: г. Вологда, Советский просп., д.16а, режим работы: 10.00–17.00, выходные дни: воскресенье, понедельник. Телефон: 8 (8172) 72-43-11, Стоимость билета — 40 руб.

За резной калиткой виден красивый деревянный купеческий дом, окрашенный в желтый цвет, с кружевными балкончиками и изящными колоннами. Здесь когда-то жил вологодский купец А. П. Самарин, «в гости» к которому мы и направляемся. Радушные смотрительницы рады гостям, и хотя мы не заказываем экскурсию, охотно делятся с нами интересными фактами.

Следуя совету, мы сначала поднимаемся по старинной скрипучей лестнице на второй этаж и буквально оказываемся в чарующей сказке XIX–XX веков. В небольшом коридорчике на нас строго взирают с портретов и фотографий обитатели и гости дома, душевность придают милые вещицы вроде резной шкатулочки.

Мы проходим в первый зал и очаровываемся купеческим гостеприимством. Какой чудесный фарфор, какая восхитительная посуда, разукрашенная цветами и бытовыми сценками. Чайные, кофейные, столовые сервизы, элегантные приборы — мы их разглядываем с любопытством и восторгом, то и дело теребя друг друга: «Смотри, какая сахарница», «Ах, что за салфетница!», «А это что — масленка?», «Ах, ах!..». Муж, понятное дело, заценил коллекцию рюмочно-бокальных изделий. Я же не могла оторвать взгляда от сцены купеческого обеда. Как очаровательно сервирован стол, что за дивная посуда, какие разносолы, и гости (фото-фигуры) смотрятся очень органично.

А мы уже спешим ознакомиться с интерьерами квартиры купца Самарина (его семья занимала лишь половину второго этажа, а остальные помещения сдавали внаем). У входа видим расценки на жилье (жаль, что не запомнила, но впечатлило). Квартира по нашим меркам не очень большая, но покоряет теплотой интерьеров. Сначала мы оказываемся в небольшой прихожей. Заглядываем в похожую на кабинет комнату с шахматным столиком. Вот кухня со всевозможной утварью и сохранившейся с прошлого века печью. Славная гостиная-столовая с богато сервированным столом, кажется, хозяева с минуты на минуту ждут гостей (не нас ли:)?). Здесь же видим кресло-качалку, симпатичный буфет, забавный патефон. Мила спальня с двумя кроватями, шкафом, здесь очень ощущается присутствие хозяйки, очень «женская» комната. Купеческая квартира выглядит по-домашнему приятной, кажется, мы пришли не в музей, а заглянули в гости к старым знакомым.

Спускаемся на первый этаж, где тоже два зала. Начинаем осмотр с выставки «Старая школа», где представлены интересные предметы из жизни маленьких школяров прошлого века. Вот доска, парты, учебники, атласы, карты, фотографии детей и документы (в том числе похвальные грамоты). Обязательно приведите сюда своего малыша — пусть проникнется «духом времени». Очень понравилась экспозиция «Фото на память»: старинная фототехника, вывески фотоателье, фотографии. Здесь даже есть самые первые фотокарточки-даггеротипы. Вы замечали, какие лица у людей на старых фотографиях? Это сейчас мы привыкли, не задумываясь, щелкать цифровиками. А прежде каждое фото было событием, к нему тщательно готовились. Не потому ли лица горожан на старинных снимках могут так много рассказать?

Где-то встречала информацию, что в музее можно сделать фото в ретро-стиле, в соответствующих костюмах. Но на кассе такой таблички не было, а спросить поскромничала. Значит, в другой раз. А музей — замечательный, мы рады, что посетили его.

В Вологде есть еще немало интересных музеев, в том числе являющихся филиалами Вологодского музея-заповедника. Может быть, вам повезет, и вы сможете увидеть больше, чем мы.

Продолжение следует…

Вологда: узоры северного кружева (17 – 18 марта 2011). Часть 5

Бронирование отелей
в Вологде

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.

Комментарии

nat4450
+1
15 декабря 2012 г. 18:42
Вологда: узоры северного кружева
Мечтаю попасть в Вологду и походить с фотоаппаратом около деревянных домов...
Ena
+1
31 января 2013 г. 8:29
Но к сожалению их становится все меньше ((. Так что поторопитесь! А вообще Вологда - очень милый городок, душевный! Обязательно там побывайте!
Ksenia15
+2
30 января 2013 г. 17:16
Прекрасная экскурсия по вологодским музеям... Особенно тронул рассказ про Рубцова, очень люблю его стихи... Спасибо! Обязательно постараюсь попасть в Вологду.
Ena
+1
31 января 2013 г. 8:31
Ксения, спасибо! Ведь и я из-за Рубцова в Вологду поехала, мне нравятся его стихи, хотелось побывать в тех местах, где жил поэт. Но и остальные достопримечательности - музеи, храмы, оставили самые теплые воспоминания. Вологда мне очень понравилась, милая, тихая. И именно зимняя, словно в кружевном полушалке. Думаю, Вы не пожалеете, если побываете в этом городке.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.