Venera_Petrova
Венера Петрова Пользователь — была 10 февраля 2016 г. 0:35

В стране мужчин: Хрупкий мир

Аллах жесток

Моя напарница, или уже товарищ по несчастью, все бронзовеет, мне же двадцати минут хватило — НАДОЕЛО. Комменты с Фейсбука немного пугают, но все-таки родина есть родина, затокрымнаш. Пусть. Там хоть мужчин меньше… Аллах жесток, раз у каждого отчаяние в глазах. В стране мужчин арабским женщинам проще. Под конец показалось, что все они подкаблучники. «Женщины только до замужества покладистые, молчаливые, после замужества заставить их замолчать невозможно», — слова одного египтянина с Луксора тому подтверждение. Иметь три жены можно, но зачем? Три тещи — это явно перебор. Дорого иметь и одну жену, терпеть одну тещу. Женщинам можно работать, но зачем? Им рожать и рожать — в день в Египте рождается в среднем 5 (!) тысяч детей. Если в 60-х годах их было 20 миллионов, сейчас стало 90. Если один сказал, что верблюд стоит полторы тысячи долларов, другой это отрицает, может быть, и это преувеличение. В Египте многочисленная армия — на десятом месте в мире — «Обама к нам не сунется».

Хрупкий мир

В Иордании все всем довольны.

Своим королем-полукровкой, который, кстати, дружит с Путиным, что ему была подарена часть святой земли.

Есть специальный оазис — Розовая долина, где любит отдыхать российская элита. «Лужков, он еще жив? — спрашивал наш иорданский гид. — Он у нас день рождения справлял. И ваш Путин не раз гостил».

Иорданцы счастливы, что у них нет нефти и других богатств. Стоит только Америке позариться на чужие блага, жди беды — уверены и иорданцы, и египтяне. Иорданцев кормит дорога, которая пролегает через их маленькую страну. «Это и есть наша нефть», — гордятся они. Эта дорога соединяет весь арабский мир со всем остальным.

Иордания держится, но кольцо сжимается. Чувствуется напряжение, ведь в арабском, да и во всем мире неспокойно. Король пока все держит под своим контролем. И принцем, будущим королем Иордании, люди довольны. «Слава богу, мы знаем, кто у нас следующий правитель», — считают они. Главное, стабильность. Средняя зарплата в Иордании 700 долларов, не все в королевстве жируют, но зато они сохраняют мир. Лишь бы Америка не положила глаз. Кстати, к нам в Израиле «присосался» гражданин той самой Америки, источника всех бед арабов.

Николас чуть позже стал просто Колей, или Обамой, затем и вовсе «Американ Спайс» (сам себя он так окрестил). Он за несколько месяцев объездил чуть ли не полмира. Налегке, с открытой душой и чисто американской улыбкой. Хоть и доставалось ему за эти два дня в Израиле и Иордании («передай то-то господину Обаме»), он все шутил и смеялся. Вот так, путешествуя из страны в страну, он становился немного послом мира. И на таких спонтанных сборных экскурсиях мы все познаем мир через людей, через общение. Молясь на разных языках мира на единой священной земле, встречая солнце на горе Моисея с представителями разных народов, государств, забываешь, что мир этот далеко не един, что стоим мы чуть ли на пороге новой глобальной войны. Стоя у Гроба Господня, мироточащего камня, Стены Плача, поднявшись на Голгофу или перед мощами святой великомученицы Екатерины в Египте, мы чувствуем один и тот же священный трепет.

Мы едины, мы — одно целое. Бог един, и неважно, как трактуется все околобожественное, на каком языке обращаемся к Создателю. Именно толерантность обеспечивает мир в Египте. Там мусульмане и христиане живут бок о бок, они терпимы друг другу. Египтяне пытались дать нам некий рецепт, как избежать войны или революции. Им одной недавней хватило, извлекли урок из этой заварушки, и вовремя угомонились, ибо революции ничего хорошего не сулят. И за всеми такими волнениями стоит, как всегда, родина нашего Николаса. Хоть и пытались некоторые граждане Украины устроить небольшой наезд на россиян, в целом все прошло спокойно. Это, печально, что, даже находясь вдали от родины, отдыхая от суеты и привычного быта, мы говорим о политике. Хотя, может быть, вот так на нейтральной территории лучше понимается вся эта политика, будь она не ладна. Русскоязычная гражданка Германии много говорила о госпоже Меркель и проводимой ею политике, о том, как относятся к последним событиям простые немцы. Ей бы выговориться на родном русском. Муж Биргер был не против. Ему было с кем общаться — с американцем Николасом. Под конец все дружно хохотали, с трудом выговаривая: «Обама», «Меркель» и «Путин». На израильской границе именно Николасу удалось проскочить через кордон, не заполняя бланк на выезд из страны. Мы же подсобили его египетскими таблетками от простуды. Селфи с «американ спайс», надеюсь, не означает, что мы автоматически подключаемся к «пятой колонне».

Гора Моисея — услуга платная

Однако в Иордании, точнее, в Петре холодно. Наш гид обещал нестандартную экскурсию в городе застывшей в камнях истории. Мы ее получили, хотя в конце так и не поняли, в чем же ее нестандартность и эксклюзивность. В том, что пришлось галопом нестись по каньону, мечтая о простом обеде? Широко улыбался только наш друг из Америки Николас. Такое чувство, что им эту белозубую улыбку нарисовали пожизненно. Они и умирать будут с улыбкой на лице. Может, так и надо жить? Это мы брюзжим на каждом шагу и вечно недовольны. Мы и в раю отыщем изъяны, начнем права качать и т. д. Чуть позже, поднимаясь во тьме на гору Моисея в Египте, дрожа от жуткого холода, задыхаясь от нехватки кислорода, когда в висках стучит, и сердце готово вот-вот взорваться, слышали сзади нас постоянное «You okay?», на что непременно отвечали, что все в порядке. Да, это они держались бодрячком. А нас раздражало все — бедуины, поджидающие со своими верблюдами на каждом шагу, сами верблюды, готовые ради лишних долларов по камням подняться на эту гору, те же бедуины, предлагающие на перевалах горячий чай и кофе за те же доллары, даже туалеты, проем которых едва закрывает кусок материи за доллары.

Гора наша Кисилях, место паломничества якутов, китайская стена, на которую должен взобраться каждый китаец и не только — ничто, по сравнению с горой Моисея. Такое чувство, что я никогда в жизни не мерзла так, как на этой горе. Но бедуинские одеяла напрокат не брала, пончо из шерсти верблюда не купила, даже от чая отказалась. Отчасти из-за того, что мои финансы спели свои романсы. Их хватило только на оплату туалета в монастыре святой Екатерины, что на подножье горы. И, извините, мне никогда в жизни не хотелось так в туалет, как на горе Моисея…

Где-то на середине пути (где-то в районе 300-й ступеньки, а их 700) мне показалось, что сдохну на этой святой земле. Идти надо только вперед, иначе никак. Отстанешь от группы («Зизо») — бедуин нарисуется из тьмы или замерзнешь насмерть. Присесть нельзя, камни ледяные. Тут наш гид по горе взял меня за руку, чем намного облегчил мою задачу. Но позже намекнул, что сия услуга платная, на что я возмутилась: «У нас мужчины рады делать ЭТО бесплатно, они готовы на руках нас носить!». Это, конечно, не совсем правда, но, видать, но эффект кратковременный все же был. Бедуин после привала подал руку, но я отказалась — а вдруг из-за этой халявы мне грехи не отпустят, ведь по поверью, каждому, кто поднимался на гору Моисея, отпускают ВСЕ грехи.

И я дошла до самого пика. Ведь специально нас торопили, чтоб мы успели замерзнуть до рассвета. Бедуины с последнего привала не давали никому медитировать, предлагая эти свои проклятые одеяла. Так было задумано.

Но я их перехитрила — у меня пуховик двухсторонний. Пока суетилась с переодеванием, показалось солнце. И все ахнули — такого рассвета мы еще не видели. Красный шарик выплыл из-за тумана или облака. Мы-то были выше облаков.

Все разом заговорили, заулыбались все, не только американцы.

Это был еще один миг единения. Нас всех переполнило одно единое чувство — восторг, трепет и еще что-то. Сразу потеплело.

Кто-то пел, кто-то делал очередное селфи на фоне голых гор, кто-то молился. Насчет грехов не знаю, но очистились душевно, это точно.

Кстати, ночью и небо там какое-то особенное. Столько ярких звезд, перевернутая луна, опрокинутый ковш. Чужое небо, вместе с тем такое родное, ведь оно одно на всех.

Обратный путь был долгим. Однодолларовые бедуины уже не так раздражали. Кого только среди нас не было, даже на костылях дошли до горы Моисея. И никто не нанял верблюда. Не думаю, что это из-за финансовых соображений. Чем на верблюде по камням, уж как-нибудь, хоть ползком.

Взята еще одна высота. Еще пункт нашего вынужденного паломничества. Место свято, но и там умудряются впаривать за доллары. Некоторые наиболее фанатичные паломники успели отметиться на святой горе. Селфи на фоне Стены Плача, автограф на святых местах — примета нашего времени. Ведь за 3000 лет никто не подписывался на фресках с изображениями фараонов. Нет, в наш век решили отличиться — автографы наших современников везде! Такое чувство, что именно в наш век вступили хором в заключительную фазу истории человечества…

Эксплуатация смерти

После ночного бдения на горе Моисея не помешало бы плотно позавтракать, но нам предстояло еще посетить монастырь святой Екатерины, что у подножья гор.

Бесконечная цепь паломников из разных стран мира устремилась к следующему пункту. Именно на территории монастыря хранится колодец Моисея, мощи самой Екатерины и еще одна известная святыня — неопалимая купина.

Говорят, ей 3000 лет, и такого куста больше нигде в мире нет. Если прикоснуться к ней, сбываются все желания. Пришлось загадывать желание на расстоянии, ибо ее огородили от слишком фанатичных паломников. Странно, но в фотографии куст получился весь в бликах. Ничего мистического в этом нет, просто снимали против солнца. Боюсь, мистика в наших головах…

Монастырь — мужской. Монахи — греки.

Есть отель для паломников. На территории монастыря находится самый богатый храм, иконы были подарены Россией. Там же хранятся мощи святой мученицы Екатерины. Нелегка участь святых и после смерти. Смерть — это великое таинство. А их смерть нещадно эксплуатируется…

И тут нужно платить под видом пожертвований. А собирают пожертвования те же бедуины. Гид говорит, что их специально нанимают, чтоб, не дай бог, не натворили чего. Может, их нанимают еще и по другой причине? Они умеют впаривать… Беда в Египте от этих бедуинов. Они — те же цыгане, только на верблюдах. Люди пустыни вынуждены таким образом бороться за место под солнцем.

Монахи тоже люди, им есть, пить надо. Есть у святоекатерининских монахов свой сад, огород, и еще много чего. Автономия в горах. Но, на мой взгляд, самые настоящие отшельники живут в самой горе, на высоте. Двое монахов.

Остальные монахи живут вполне мирской жизнью, изготавливая фрескообразные иконы. Я же купила самую дешевую. За приобретенную икону дарят всем серебряные кольца с логотипом святой Екатерины, независимо, стоит она 15 долларов или 150. А серебро гнется? Зато освященное…

Да, холодно в городе святой Екатерины. Даже в пуховике. Отопление в Египте не предусматривается. И в Иордании. Не так давно в Иордании выпал снег, и столько людей умерло от переохлаждения. Как говорил тамошний гид, мир меняется, все меняется. Скоро будем приезжать в Египет не за загаром, а, чтоб поглазеть на снег.

И караван автобусов устремился к Шарм-эль-Шейху. Опять гонки. Наш небольшой шатл обогнал неповоротливый пегасовский автобус. Кстати, в чем прикол я так и не поняла. Пегасовские и мы все были на равных условиях на всех экскурсиях. Ну, им с собой на дальние расстояния давали сухие завтраки с отеля. Так эти фрукты и булочки можно и с ужина стащить. Из-за одного завтрака переплачивать в два раза? Если что, рисковали все. Случись что, им, вернее, их родственникам выплатят страховку, а нам нет?

В стране озабоченных мужчин

В Египте мы жили от солнца до солнца. И это солнце не отпускало мою напарницу, что мне пришлось в Луксор лететь одной. Без сухого завтрака от Пегаса с другими любознательными туристами, в том числе, купившими эту экскурсию у Пегаса. Летели все на одном самолете. Зато нам, туристам не от Пегаса, попался просто шикарный гид — профессор по археологии.

К археологии, равно, как и к истории, я как-то равнодушна. Это в теории я спец по археологии, в свое время пришлось писать одну вещь, действие которой происходит во время практики для студентов, будущих археологов. Сын увлекался археологией, это он писал дипломную по археологии. И что? Дипломированный археолог трудится в совсем другой сфере.

Это в Египте рай для археологов.

Наш гид с гордостью поведал нам, что на раскопках трудятся и российские археологи. Луксор весь стоит на руинах истории. Древней истории. И этим кормится.

Древняя Фива — пытаюсь вспомнить историю древнего Египта (столица Египта во время Нового царства (1550–1069 года до н. э.).

Хотя сам город находится на благодатной земле долины великого Нила. С правой стороны — пески и руины, с левой — вечнозеленая долина единственной реки Египта.

Многотысячелетняя история человечества гармонично сочетается с египетским раем, оазисом в пустыне. За один день гид Рома — Роман — Ромашка успел рассказать многое.

Сыну было бы интересно. Мне? Я себя как-то уж очень неуютно чувствовала у гробниц, что не до истории было. Тому были свои причины, но они пусть останутся за кадром.

Расположенный на правом берегу Нила, Луксор имеет только три главных улицы, которые образуют шариат аль-Махатта, аль-Карнак и Корниш. Это — музей под открытым небом. Там столько храмов, посвященным богам. Вот тут-то богов становится много. Карнакский храм был когда-то резиденцией бога Амона-Ра и древним центром управления. Вокруг здания выросли новые храмы, посвященные различным богам. Есть еще Луксорский храм — храм рождения Амона. Он был построен на месте меньшей часовни фараоном Аменхотепом III. Вход в храм охраняют две огромные статуи сидящего Рамзеса, колоссы Мемнона.

Здесь же есть место упокоения более 60 фараонов древнего Египта — Долина Царей. Еще есть Долина цариц, где похоронены жены фараонов и некоторые из князей Египта со времен конца XVIII — XX династии.

Во время этой экскурсии скооперировалась опять-таки с гражданами Казахстана.

Русские «казахи» Наташа и Сергей восторгались всем, хотя они не в первый раз в Египте отдыхают. «Египтян» со стажем можно было вычислить наличием «картуша», самым универсальным и дорогим сувениром из этой страны. Что и предлагал попутно Рома. Попутно он предлагал все, ибо это входит в обязанности гида. Картуш можно было заказать во время быстрого обеда. Другая жительница Казахстана так хвалила картуш, что можно было подумать, это она у нас спец по впариванию. Картуш-то у нее уже был, да еще золотой. Были и серебряные изделия, на котором по буквам имени можно было выгравировать таинственные знаки. Закажешь три картуша — серебряный кулончик-амулет в подарок. Наташа не захотела заказывать картуш, а ее соотечественница настаивала. «Дочке что привезем, все это лежит, зачем лишнюю безделушку покупать?» — недоумевала она. Из-за картуша чуть не рассорились две гражданки северного Казахстана. Чтоб не обидеть египтян, пришлось мне раскошелиться. Лучше картуш, чем никому уж точно не нужный магнитик. Не понимаю, зачем магнитики тем, кто сам не ездил в ту или иную страну. Подруга просила привезти землю, причем из разных мест, в пакетиках, да еще и этикетки туда приклеить надо было. Делать мне нечего, рыть землю в Египте, ее и так нет, песок да камни. Это не только лишний груз, в аэропорту заставят распаковать чемоданы, ибо земля в пакетиках выглядит в мониторе уж очень подозрительно. Тем более, из некоторых стран запрещено вывозить землю. На что подруга написала по ватсапу: «В египетской тюрьме якутяне еще не лежали, ты будешь первой». Хорошо, что не просила камни с горы Моисея стащить.

Итак, прямо с аэропорта (с Шарма до Луксора летели всего 40 минут) мы попали в саму историю. Рома был готов бесконечно рассказывать о фараонах, их женах, в то время другой гид англоязычным только анекдоты впаривал. Две англоязычные арабки весь день демонстрировали жемчужные зубы.

Им, видать, история тоже по барабану, они больше заняты были собой. Бесконечное селфи на фоне гробниц, храмов, Нила. Хотя и я не отставала — Сергей и другие туристы охотно соглашались сфоткать и меня на фоне истории.

И единственная фараон-женщина Хатшепсут много тысяч лет назад запечатлела себя в камне и не раз.

Она была пятой по счету в 18 династии. Ее храм «Djeser-Djeseru» («Роскошный блеск»), был разработан и реализован королевским управляющим Senemut.

Но один молодой ее недоброжелатель после ее смерти стер все ее изображения. До наших дней остался только ее картуш в камне.

Храм состоит из трех террас, покрытых скульптурными рельефами. Сегодня осталась только пара львов в верхней и нижней части рампы на Ближней террасе. В правой части террасы есть колоннада, где высечены рельефы, изображающие божественное происхождение Хатшепсут. Слева есть картины ее родителей Тутмоса I и королевы Ahmosis. В конце колоннады есть часовня Анубиса, с рельефами и красочными фресками.

История вся охраняется. Да и во все объекты не попадешь так просто. В какую-то пирамиду туристов вовсе не пускают. Нужно заплатить 4000 долларов, чтоб воочию увидеть историю в камнях.

Что охрана, чтоб попасть в гробницу ли, храм ли, надо пройти через кордон «варваров» (это не я, это Рома так окрестил бедных бедуинов). «Один доллар, один доллар!» и здесь рулит.

Но в Луксоре однодолларовые были вовсе в ударе. Кричали вслед: «Украина, кокаин!» и не только. Непристойности, это мягко сказано. Что слова, пожирающие, раздевающие взгляды, если дело в моем случае чуть не дошло до рукоблудства. Это тоже мягко сказано. Одним словом, Египет — если это страна мужчин, то крайне ОЗАБОЧЕННЫХ мужчин.

На мое горе именно в той забегаловке нам пришлось ждать автобус. Я пыталась не смотреть в сторону одного бедолаги, но тот впрямь визжал, пытаясь обратить на себя внимание. «Йес!» — кричал он. Другие-то недоумевали, чего это бедуин расшумелся. Только потом мусульманка из Казахстана обратила на этого озабочку внимание и была в шоке. «Вы видели?! Я думала, чего это он кричит, оказывается, чтобы показать ЭТО…».

Хатшепсут бы сто раз подумала, прежде чем построить себе прижизненный памятник, если б знала, каким осквернениям он подвернется много тысяч лет спустя…

Хоть в Карнакском храме было спокойно. Это огромный комплекс, посвященный в основном богу Амону. Его строительство относится к 2000 году до нашей эры. Его величие уступает только египетским пирамидам. На территории храмового комплекса находятся редкие артефакты древнего Египта. Карнак состоит из трех областей, разделенных грубой кирпичной стеной. Он был построен вручную сотнями тысяч рабочих.

Он включает в себя храм Амона, царя богов, а также более 25 более мелких храмов и обелиски. Более 1300 лет эта область была погребена под песком, пока в 19 веке не начались раскопки. Размер Карнак впечатляет, особенно если вспомнить, что все здесь было построено вручную сотнями тысяч рабочих. Этот большой храм на протяжении веков строили около 30 фараонов.

А в долине мертвых или городе мертвых мне было реально плохо…

О чем молчат камни…

В Карнакском храме нас оставили в покое. Пришлось опять загадать желание и три раза пройтись вокруг какого-то колодца. Господи, скоро уж и жить неинтересно будет, если все эти желания исполнятся.

Затем с умным и очарованным видом прошлись по периметру уже без увлеченного своим рассказом археолога. Кстати, он подрабатывает гидом вдохновения ради. Хотя, судя по тому, как впаривал дополнительную экскурсию за 25 долларов что ли, по Нилу, деньги играют не последнюю роль. Деньги, золото, картуш, история, современность, «один доллар, один доллар» — все смешалось. Или от того, что я из России, или дело только во мне самой — во всем мерещится подвох. И «однодолларовая эпопея», боюсь, изменила меня не в лучшую сторону. Отныне я вдохновения ради палец о палец не ударю, тем более, не напишу ни строки — услуга платная, и уж это будет дороже, чем один доллар… Пусть ЭТО будет моим бесплатным изложением в последний раз. Бог Амон мне в помощь.

А пока, как я уже говорила, с весьма умным видом хожу мимо огромных колонн, обелисков. Камни молчат.

Они давно смирились с алчностью, суетой все новых времен…

Под конец мне надоело бродить в сумерках истории и раньше времени пошла к условленному месту, где должны были собираться. Надо же, и там меня пытались обдурить, предлагая у входа в туалет кусок туалетной бумаги за один доллар! На что у меня есть волшебное слово — денег нет, вот и весь ответ. Тогда бедуины сразу теряют к тебе интерес.

До этого нас водили в мастерскую, где изготавливают различные статуэтки, сувениры. Дескать, в других лавках везде подделка. Пришлось две головы Клеопатры купить. Сами арабы за «Алтан Сэргэ» с автографом расплатились какими-то камушками. Надо было побольше экземпляров с собой в Луксор брать.

Не я одна заскучала в руинах истории. Вскоре все досрочно собрались. Рома обещал за дополнительную плату просто шикарную экскурсию. Мы прокатимся по Нилу, прогуляемся по настоящей деревне, побываем в саду фруктовом, даже в жилом доме.

И все это в реальном времени. Это будет поинтереснее истории. Пришлось снять с карточки фунты, ибо все захотели в экскурс. А что еще делать, до самолета еще три-четыре часа. Рома обещал показать чуть ли не всю флору и фауну Египта.

С катера увидели каких-то уток, цаплю, пару птичек. Зато все цветет и пахнет — в этом убедились, едва вступив на берег Нила. На клочке земли растет абсолютно все — начиная с обычного подсолнуха, далее мандарины, бананы и все остальное.

Каркаде, кстати тут растет.

Изюминка экскурса — посещение дома бедняков. Но Рома по секрету нам поведал, что хозяин рядом со старым домом строит новый.

Значит, этот дом сдает в аренду. За доллары.

Просто так какой дурак будет выставлять убогость своего жилища любопытным туристам.

Хотя неверные мало что понимают в быте и нравах арабов. Дом всегда достраивается, отчасти от того, что пока он строится, налоги платить не надо, и семья с годами разрастается — дети заводят свои семьи, или же жену новую в дом приведет, как правило, жены должны жить на разных этажах.

Вроде жен своих прячут от чужих глаз, а неверным они с охотой позируют.

Напоследок, Рома вынужден был нас завести на фабрику масел.

Вот это было впаривание, но им не удалось продать ни грамма масла. Замечу, масло черного тмина фабрики Барака в Шарме стоило в два раза дешевле. К нам приставили по арабу, и они начали расхваливать свои масла. Главный впариватель трещал: «А теперь, дорогие мои, масло с феромонами. Надо нанести на тело дома вечером перед работой…». Поди, сами арабы и без феромонов готовы «работать» день и ночь…

А в порту можно курить.

И в Шарме. Есть кафе для курящих, места для курения. Одна радость для неверных, сами-то только кальян курят.

Один доллар, один доллар… Господи, хорошо, что все позади.

Египет в малых дозах

Но оставался еще один день, не валяться же целый день на пляже. К тому же погода не располагает к этому. Хотя моя напарница и в этот последний день была верна себе — бронзоветь так бронзоветь.

Накануне я пыталась купить еще одну экскурсию у строгого гида, который пас нас на территории святой Екатерины. Ведь мы все путевки купили у местных компаний, не бойтесь, мол, не кинем. Да сходите вы к своему посреднику, у кого и купили все эти экскурсии. Я не могу, я не хочу идти к Ахмеду. Гид не понимает, почему это я не хочу идти к этому арабу. Не скажу же я ему, что мы с ним заигрались по ватсапу. Он тоже хорош, пишет нам обеим — не прокатит с бронзовой, сойду и я. Что ему всего 25, а мне далеко за 40, этому не помеха.

Хотя, что лукавить, мне уже под полтинник. В день отъезда в Израиль, к нам в номер долго стучались. Мы-то думали, что это наша Проблема со своими халатами долбится. Оказалось — хотели поздравить меня с днем рождения и торжественно вручить торт. В тот момент я все пыталась посчитать — сколько же мне стукнуло в этот день. В Египте все вне времени. На фоне тысячелетий наш возраст — возраст младенца.

Гид, который назубок знает библейские истории, никак не поймет в чем дело. Ну и фиг с ним, с его вынужденной религиозностью, путевку по копеечной цене купила я в другой компании, которых, как потом оказалось, тут море. Гид этот с кукольными ресницами был крайне недоволен моим непослушанием. Не ждать же век, пока все сойдут с горы Моисея и соберутся у входа в монастырь святой Екатерины, и не сбегать по своей природной нужде.

Бронзовая все хотела клубнику по бросовой цене купить здесь на районе. Меня это сильно напрягало. Я шопинг вообще ненавижу, а тут еще через кордон озабоченных арабов надо прорваться. Каждый хочет дотронуться до бронзовой, напоить ее чаем, сделать массаж.

Она по своей природной доброжелательности со всеми любезна, а они этим пользуется. Зайдешь на минутку на какую-нибудь халяву, и застрянешь на целый час. Да посылайте вы их куда подальше, не надо улыбаться, этим вы действуете, как на быка красная тряпка — пытаюсь я вытравить ее культурность. В свое время я таким же образом пыталась переделать свою студенческую подругу, которая никак не могла себя заставить материться. Кому не дано, тому век мучиться. Но бронзовая пыталась, по крайнее мере, не матом, а своей неприступностью и холодностью отпугивала жгучих брюнетов. Так они сами чуть ли не материли нас: «А что вы такие высокомерные?». Или: «Почему вы такие грустные? У вас все в порядке?». Да кому какое дело, все ли у нас в порядке или нет! Мы родом из страны белого безмолвия, равнодушия.

Зато круто жрать клубнику назло всем санкциям и т. д. Ох, этот египетский жор.

Чего только я не ела за эти дни.

Чай, не сорок первый, за всю жизнь не нажраться, но я не могла остановиться. Отчасти из-за этого я чувствовала себя не в своей тарелке в этой прекрасной стране. 14 дней — многовато для отдыха. Под конец мне так надоело, что этот последний день длился ВЕЧНО. И я несказанно обрадовалась, что время нашего вылета перенесли на более раннее время, об этом Пегас известил поздно вечером. Ох, этот Пегас. Хотя один из работников этой фирмы показался нам вполне симпатичным. По-русски говорит почти без акцента, белая рубашка безупречна. А строг не в меру — это издержки профессии. Не одними заискивающими улыбками же впаривать свои экскурсии. Хотя под конец и он стал улыбаться, по крайней мере, бронзовой.

Она резко выделялась из толпы. Никто, как она, не переодевалась три раза в день — к завтраку, обеду и ужину. А толпа все прибывала. Скоро Новый год, и народ устремился за кордон — жор, ржач, солнце в меру и море по колено. Ниже колена, смею заметить, чтоб дойти до нормальной глубины, надо идти почти километр.

Жор, жор, жор. Только в этот последний день мой организм пошел в отказ. А у бронзовой, наоборот, в это день появился аппетит. До этого она явно не была довольна ресторанным меню нашего отеля. И когда новоприезжий то ли осетин, то ли еще кто с семьей возмущался тем, что все ЭТО не соответствует четырехзвездочному отелю, она успела мне шепнуть: «А он прав…». Прав, не прав — а обслуга-то причем? Они и так старались угодить всем — бегали между столами, как угорелые, стараясь успеть убрать за всеми. А тарелки все время разбивались сами по себе, после жора оставались объедки, будь здоров. Ну, не может среднестатистический человек съесть все это за раз. А набирают все по три-четыре большие тарелки всякой всячины. Я непривередлива, но скажу, что вкуснее вьетнамского супа Фо ничего на свете нет. Хотя сырая жеребячья печень все же лучше…

Пользуясь тем, что бронзовая все никак не напишет продолжение своей версии, навязала всем вам только свое мнение, свое видение. Если она недовольна была этим отелем, я бы рада была поселиться в отель звездой ниже или вовсе в хибару. Экстрима больше, сюжета ради, опять-таки. Сэкономила бы пару сотен баксов, слетала бы в Каир, чего мы не сделали. В Египет вроде съездила, а пирамид так и не увидела… Хотя еще не вечер, в Египет ездят не один раз, да в любую страну, точку мира хочется возвращаться и возвращаться. Везде есть свои плюсы и минусы. И хорошо там, где нас нет. Вот тогда-то по-настоящему поймешь, что родина, как мать родная. Одна и навсегда. И собственный муж — лучше всех! В страну мужчин надо ездить со своим мужчиной. Вот тогда Египет предстанет во всей красе. Очень на это надеюсь. Египет надо видеть, надо прочувствовать без оглядки.

То есть, не опасаясь, что бедуины набедокурят, или кто попытается облапать тебя ненароком. Их можно понять.

Не один Аллах в этом повинен. Есть такая категория женщин… Они ездят специально за этим — за мужским вниманием. И не только в Египет. Хотя и их можно понять. Они — из страны женщин. Это огромная удача, что мы родились в стране, где можно ходить свободно без паранджи. Быть и жить наравне с мужчинами. ПОЧТИ наравне. Но, согласитесь, немного печально, что наша страна превратилась в страну женщин. Миром должны править все же мужчины! Это они, а не мы, должны думать о том, как прокормить семью, не бояться дня грядущего. Настанет ли тот день, когда мы могли бы гордиться не одним тем, что они у нас есть? На сей момент это удача, что они у нас есть. А те, у кого их нет, ездят в страну мужчин в поисках если не счастья, то иллюзии счастья. Две недели в стране мужчин заменяет как-то компенсирует годовое отсутствие мужчины в их жизни. А какого черта я туда поехала? Сюжета ради, сюжета, который, как оказалось, никому и не нужен. Ибо доллары, да и рубли тоже, это не дает.

В последний день в Египте я одна отправилась на заключительную экскурсию. С уж очень заманчивым названием — в заповедник Рас Мухаммед. Ее анонсируют следующими словами: «Путешествие в одно из красивейших мест подводного царства. Плавание в море с маской и ластами, мангровые рощи, соленое озеро и удивительные коралловые рифы». Два в одном. При таком ветре я бы не рискнула отправиться на еще одну морскую прогулку.

Мангровая роща, как обещание египетского рая. Должен же быть райский уголок, вечнозеленый оазис в пустыне.

Ехали мы через весь Шарм мимо комплекса «Тысяча и одна ночь» и другие достопримечательности.

Большая половина жаждущих попасть в этот рай — сами египтяне. Гид так долго говорил на арабском, что под конец мне показалось, что я кое-что понимаю на этом языке. Еще в Израиле один русский турист так забавно пародировал этот язык. Японский на слуху кажется каким-то грубым, сугубо мужским языком, где все произносится в командном фоне. Так и арабский кажется грубым, мужским. Но когда заговорила египтянка по пути в Рас Мухаммед, это оказалось полным бредом.

Эта египтянка, хоть и была в платке, вела себя непринужденно, почти наравне не только со своим мужем, но и со всеми остальными.

Но была еще другая с мужем и тремя сыновьями. Так она была в парандже, молчала всю дорогу.

Даже маленького сына не могла унять, ибо молчала. Было видно, что дети обожают отца, видного брюнета, а мать была как бы приложением. А какие глаза у нее были — измученные…

Повезло татаркам с другого автобуса. Они рискнули искупаться в этом соленом море, наверное, ради того, чтобы исполнилось желание, которое заставили озвучить у озера.

При этом наш гид немного подшутил над нами. Мы должны были не только поклониться три раза, но при этом еще произнести: «Пророк Сулейман ассалам!». Жизнь кипела, женщины рулили, а арабка в черном сидела на покрывале и молчала…

При въезде на территорию заповедника сидели военные с полным набором вооружения.

Райские врата охраняются… Из камней было выложено слово «Аллах».

Оказалось, что Аллах охранял пустышку. Суэцкий залив, ручеек с моря с «мангровой рощей», разлом, внутри которого соленая вода и само озеро желания — это и есть хваленый заповедник?

Хотя классно было бы увидеть рифы. Но, что не дано, то не дано. И во Вьетнаме с погодой не повезло, и здесь рискнули при таких волнах нырнуть в ледяную воду единицы, в том числе я. Ну, видела я в мутной воде пару цветных рифов и все. Другие же ограничились тем, что пофоткались на фоне бушующего моря. А мангры… Ну, пара кустов у ручейка. Пара крабиков у побережья и весь рай.

Тут принято вознаграждать водителя автобуса — так я вчера последние фунты отдала. Автобусник высадил меня последней, и не удивился даже, что я чаевые не дала. Раскошелились только амеры, россияне, типа, не поняли.

Самое приятное для меня в этот день — упаковала чемоданы. Денег нет, а вещей море. А бронзовая так ничего и не успела купить, откладывая все на потом. Последний день (полдня до вылета) у нас украли. Я же была этому несказанно рада. Хотя это не приближает день встречи с любимым мужем, придется в Москве переночевать, что в наши планы не входило. Вот Москва-то и высосала все последние деньги. Смешно, я уже в которой главе ною, что деньги кончились, а они откуда-то появляются…

Жалко, конечно, что не удалось воплотить в жизнь один прикол с нашей Проблемой. Он-то и вручил нам лист бумаги, где мы должны были по пунктам ставить лайки. Бронзовой было не до этого, я самовольно вписала лайки. Это означает, что мы всем здесь были довольны. Так и не поставили вторую тумбочку, иногда «забывали» занести туалетные принадлежности — это все мелочи жизни.

Напарница загорела, чего и добивалась. Я располнела, чего, конечно же, не хотела. То, что я так и не перезагрузилась, толком даже не выспалась, так и не отдохнула, как следует, это только мои проблемы. Пегас тут не при чем. Нам все некогда было, что так и ни разу не сходили на дискотеку, не выбрались в город, не сходили в ресторан (три раза можно было нахаляву поесть в разных ресторанах, что здесь же на территории).

В анкете особым пунктом отметила Абдула, как самого лучшего уборщика. Может, ему на Новый год премию дадут, а то бедный так и не дождался от нас щедрых чаевых. Хотя Новый год здесь в Египте не почете. Елку ставят только ради туристов.

Здесь все для туристов, все вокруг этого вертится, что есть реальная угроза, что весь уклад жизни скоро может поменяться в угоду туристам. Доллар рулит! И рублями не брезгуют. В Луксоре один то ли араб, то ли тот же бедуин пытался впарить мне пергамент за 100 рублей. 100 рублей пока не 1 доллар, не надо нам ля-ля…

Абдул в последний наш день был грустным. Вручая анкету, заглядывая в глаза бронзовой он произнес сакральную фразу: «Вы уезжаете, мне грустно…».

Да, мы уезжаем, но, кто знает, может, мы вернемся. Потому написали Ахмеду, что скоро придем за маслом, купим оптом столько масла, что он вмиг разбогатеет. А Абдулу я оставила футболку с партийным логотипом в подарок. Пусть справедливость восторжествует и в Египте!

Ахмеду из Москвы отправили снежное фото. В тот день было столько снега, что не жалко было им поделиться с египтянами.

Снег кружится, летает, кое-то нас в Египте вспоминает, надеемся, добрым словом.

Никого же мы не кинули, не обманули, не обматерили. Пусть ждет Ахмед, мы все идем и идем за маслом. Кстати, о масле. Черного тмина. От него у моей мамы такая сильная аллергия, что еле откачали. Может, подделка? Что-то подозрительно оно стоило в два раза дешевле, чем в Луксоре. Хотя не в цене дело, и не в масле. Каждому свое. То, что полезно им, нам во вред. Потому Египет полезен нам в малых дозах…

Венера ПЕТРОВА.

Комментарии

vasilets
18 января 2015 г. 12:57
Египетские арабы и бедуины невероятно неприятные люди, но зато море и архитектура Египта прекрасны.
В вашем рассказе градус негатива чрезмерно велик...
yaroslav2000
30 мая 2015 г. 2:23
Вот политику то зачем сюда!
Если так разобраться у России тоже рыльце в пушку просто сейчас нет таких сил и ресурсов как при СССР затевать конфликты по всему миру
Пусть меня простят модераторы а если не простят то пусть и не простят автора тоже у него оф топа тут вагон
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.