alexgul
Алексей Пользователь — был 9 ноября 13:32

Зов Джунглей

24 октября 8:29 Паттайя, Ко Чанг — Таиланд Июль 2016
0 2

«Утром в субботу спать неохота,

Сон для усталых взрослых людей.

Мы приглашаем тех, кто отчаян

В дикие джунгли скорей.

Там крокодилы, львы и гориллы,

Слон и пантера в зарослях ждут.

Если ты смелый, ловкий и умелый,

Джунгли тебя зовут!

Джунгли зовут!»

Вот и настал мой очередной, шестой по счету, трип в сказочную страну улыбок. С каждым визитом в полюбившееся сердцу Королевство, меня переполняет море положительных эмоций и впечатлений, о которых так приятно вспоминать холодными зимними вечерами. В этот раз я впервые решил не держать их в себе и поделиться с читателем на страницах моей истории. С момента первого путешествия в Таиланд прошло около четырех лет. Могу не моргнув глазом заявить, что на протяжении этого времени отрезки жизни, проведенные в теплом крае, согревали мое сердце все больше и больше. Возвращаясь домой, я думал, что лучшего отдыха просто не может быть, но ступая раз за разом на трап самолета, я убеждался в обратном. Надеюсь тенденция сохраниться и в этот раз. Поехали, дорогие друзья, джунгли зовут! Следуя девизу небезызвестной многим передачи, помянем добрым словом Сергея Супонева — замечательного телеведущего, проложившего свой незабвенный путь с экрана телевизора в сердца детского поколения 90-х годов.

В июне месяце передо мною неожиданно возникла возможность воспользоваться льготным отпуском ранее намеченного срока, и, зная, что планы имеют неприятную тенденцию так и оставаться планами, я, не долго думая, перехватил деньжат и, следуя народной мудрости: дают — бери, бьют — беги, купил билеты до первопрестольной, а уже по прилету в столицу, за сутки до вылета, билеты в чудесный край вечного лета. Позволю себе небольшое отступление: если вы летите разными авиалиниями транзитом через российские города, то во избежание безнадежной утраты нервных клеток приобретайте билеты с временем вылета в крайний пункт назначения хотя бы с запасом в полдня, потому как вероятность прилета самолета по расписанию равносильна вероятности его опоздания. Казалось бы уже всем известное правило, но с каждой задержкой рейса приходится замечать раздосадованные лица людей, гневно проклинающие авиакомпанию, и за неимением поблизости ее персонала, щедро изливающие, не стесняясь в выражениях, в уши терпеливого собеседника на другом конце провода впечатления о пунктуальности отечественных авиасообщений, при всем том, что следующий рейс обязательно вылетит точно по расписанию — закон подлости, и от него никто окончательно не застрахован. Однажды мне самому пришлось выкинуть деньги на ветер, и порядка 6 часов первоначального запаса времени оказались не достаточными для регистрации на следующий рейс, благо что билет приобретался в один конец, и отбивать в судебном порядке с заслуженной выдержкой насиженные на рабочем месте 20 тысяч рублей я не стал, успокоив себя отговоркой, что у авиаперевозчика про запас всегда имеется уважительная, не зависящая от него причина: будь то неблагоприятные погодные условия или вина служб аэропорта, но я с большим интересом внемлю советам и опыту пассажиров, которым удалось решить разбирательства с авиакомпанией в свою пользу, что бы в случае наступления повторного прецедента уже не прикрываться избитыми смиренным национальным воспитанием предлогами.

Удачно приземлившись с часовой задержкой — что уже в порядке вещей — в Домодедово, спустя три с половиной года я встретился с другом, который не смотря на ограниченные жилищной площадью условия проживания, тоном и действиями не терпящими возражений, встретил меня в аэропорту, выхватил мою сумку из рук и на старенькой ладе тринадцатой модели довез нас до места дислокации, по пути заставив взбодриться от скоростной езды: мне доводилось не раз пользоваться услугами мотосаев в Бангкоке, но уровень адреналина в тот момент разве что уступал прыжку с паттайской тарзанки, — до этого момента я и не думал, что отечественный автопром когда-то выпускал машины, способные не только разгоняться, но и ловко маневрировать на скорости 160 км/ч. С ветерком и целиком добравшись до пункта назначения, еле волоча за спиной бодро шагающего друга окаменевшие после гонки на выживание ноги, я всецело желал только одного: принять душ и сменить взмокшие с дороги портки, а затем поскорее рухнуть на диван и вытянутся во все свои 174 сантиметра роста, но не тут-то было: как оказалось, в подмосковной однушке и без меня недоставало свободного личного пространства: четверо человек и я в придачу, согласитесь, многовато для разостланного на полу матраса и углового дивана, джентельменски отведенного единственному хрупкому существу в квартире — сестре моего друга. Вот и пришлось нам размещаться в тесноте, да не в обиде, благо для такого случая нашелся надувной матрас, который по-братски, спина к спине, мы с другом разделили на кухне. Проснувшись ранним утром, по армейскому распорядку приняв душ и позавтракав тем, что подвернулось под руку, спустя полчаса мы уже мчались по Симферопольскому шоссе в направлении столицы, и я вновь вынужден был волноваться за сухость своих портков, потому как понятия не имел, что вождение из кинофильма «Такси» применимо к русским дорогам, и, должен признаться, бывали минуты, когда я сомневался в действительности происходящего и начинал проклинать саму поездку: «Боже, хоть бы иконку какую в салон присобачил!» — эта фраза так и металась в моей голове, но высказать ее в слух я не решался. Домчались мы до Москвы за каких-то двадцать минут, но за эти двадцать минут я постарел на год-другой, и не без доли радости пожав протянутую руку, вышел возле станции метро, а дражайший товарищ продолжил свой путь в корпорацию, которая воплощает наши мечты. Я знаю, Серега, ты не увидишь этих строк, но пусть знают и остальные читатели, что есть еще на свете инженер Газпрома, рассекающий по дорогам на тренашке со ста восьмидесяти тысячным пробегом, командир реактивной системы залпового огня «Град», не сломленный образом жизни большого города, и самое главное — настоящий Друг с большой буквы, который всегда откликнется на дружескую просьбу, не пожалеет последнего одеяла товарищу, и уж тем более не подумает на следующий день, после затянувшихся домашних посиделок за бутылочкой коньяка, выпроводить дорогого гостя за порог под предлогом уборки квартиры. Я от всей души благодарен провидению за такого Друга и всем желаю обрести кроме матери человека, на которого всегда можно положиться при любом раскладе судьбы.

Продолжив свой путь сквозь тернии метрополитена я добрался до Павелецкого вокзала, а уже оттуда, на аэроэкспрессе, с согревающими карман и сердце путешественника электронными билетами, вернулся в пункт отбытия в сказочную страну.

В аэроэкспрессе я заметил любопытную рекламку, и на долю секунду призадумался: «А может махнуть на Таиланд рукой и взять билеты до Нижнего?», но тут же воскресив в памяти впечатления от предыдущих визитов в страну улыбок, решил, что от блаженств не ищут и, крепко сжав телефон с билетами в руке, стал рисовать в своем воображении красочные картинки предстоящего отдыха.

 

Между прочим, телефон с возможностью установок различных приложений, пожалуй пора отнести к предметам первой необходимости: авиабилеты, отельные ваучеры, карты и переводчики значительно упрощают жизнь туристу и предостерегают бюджет от излишних трат, например, явившись в случае пошатнувшегося здоровья в государственный госпиталь Таиланда и объяснив на телефоне с помощью русско-тайского переводчика причину своего обращения, вы приятно удивитесь выставленному в итоге счету, который окажется в разы меньшим по сравнению с аналогичной помощью, оказанной частным госпиталем, и наверняка не превысит ваши расходы на страховку, если вы в состоянии самостоятельно добраться до больницы; а если не видно разницы, то зачем платить больше, особенно с учетом сложившегося курса рубля.

Прибыв заранее в аэропорт и уже успев проголодаться в ожидании рейса, я решил не дожидаться коробочного ужина, хоть и летел эмиратами, как известно, не скупящимися на еде для пассажиров, и, вычитав в интернете полезную информацию о возможности покушать в Домодедово по приемлемому ценнику, направился в расположенный поблизости аэротель, тем более, что найти свободный столик в кафе «Му-Му», проворно всучивающему гостям аэропорта заманчивые флаеры, — задача не из легких в любое время суток. До отеля с заветным рестораном каждые 15 минут, недалеко от 3 выхода и платформы аэроэкспресса, отправляется бесплатная маршрутка, так что можно смело трогаться со своим багажом. Очутившись в аэротеле, поднимаемся на второй этаж, если мне не изменяет память, отдаем кровные 450 рублей с носа и объедаемся явствами сколько утробе угодно, тем более, что готовят там превосходно — жалеть о визите точно не придется. Затем, полностью утолив первичную потребность организма, благополучно отбываем на той же маршрутке в обратном направлении. Вот и весь маршрут, согласитесь, ничего сложного, зато, как говорится, и волки сыты и овцы целы.

Успешно пройдя регистрацию и досмотр, я наконец-то очутился на борту массивного Боинга, и первым делом распечатав заботливо уложенные наушники, приступил к поиску русскоязычного кино, дабы скорейшим образом скоротать время полета до кормежки и раздачи включенных в стоимость перелета алкогольных напитков, столь необходимых русскому человеку для устранения на высоте 10 000 метров над уровнем моря провоцируемых новостями последних лет переживаний собственной безопасности. Разделавшись с ужином и осушив баночку Будвайзера, я наконец-то стал вкушать наступивший отпуск, столь долгожданный, что даже хотелось ущипнуть себя, радостно вскрикнуть и вновь убедиться в реальности свободного полета, подлинности существования спешащих по первому зову кнопки стюардесс, уже одними своими улыбками внушающими приятное чувство комфорта и умиротворения. «Неужели я попал в другой мир, — все еще не верилось мне, — куда же подевались все смурные лица и командирский бас замученных повседневной рутиной людей?» — «Черт! — вскрикнул я, резко ущипнув себя за коленку. — А я ведь и в самом деле не сплю». Орлиный взор белокурой англосаксонской стюардессы тут же вычислил нарушителя спокойствия и уже было ринулся в мою сторону с обеспокоенным выражением лица, но порывшись в глубинах памяти, я вовремя отыскал снисходительную маску проказника итальянской комедии дель арте, сдул с нее толстый слой пыли, и, перевоплотившись в Арлекина — времени на примерку не было, — косой и захмелевшей от восторга ухмылкой успокоил встревоженное сердечко зеленоглазой красотки, подмигнул, как учил Серж Горелый, и, напрягшись всем телом в кресле, попутно выдавил из себя телепатическое послание: «Все окей, крошка, в следующий раз будет только холли шит». Избавив милое и заботливое женское создание от излишней суеты — бедняжка итак замучилась разносить остатки бара по банкетным местам, — я с довольным видом закрыл глаза, не в силах больше бороться со сном.

Посадка в международном аэропорту Дубая прошла как по маслу, и, разогнувшись в встречающем пассажиров автобусе во все свои 174 сантиметра роста, я потихоньку стал приходить в состояние туристической активности, вспоминая ориентиры месторасположения полулежачих кресел и скрытого от глаз залетного путешественника ресторана с шведским столом, времени на поиски которых у меня был целый вагонный состав — порядка 9 часов до следующего рейса в Бангкок, добрых 15 минут из которых занял путь от трапа самолета до врат аэропорта. Так как билет был приобретен с длительной пересадкой в Дубаях — пришлось ориентироваться на заемный бюджет, — то мне за полагающиеся неудобства был предоставлен ваучер на бесплатный рацион, воспользоваться которым можно в определенных местах, перечисленных на лицевой стороне этого же ваучера. Следуя советам бывалых транзитников, для полноценного утоления голода необходимо отыскать ресторан Меззанин, в котором действует буфетная система подачи еды — берете тарелочки, выбираете на что ляжет глаз и идете к свободному столику поглощать добытую в страждущей очереди пищу. Находится это чудо-место возле второго гейта, ищете Мархаба лаунж, следуя указателям со значком фиолетовой кракозябры, выходите к лифту и поднимаетесь на нужный этаж, где расположен сам ресторан. Задача с насыщением брюха решена, теперь можно и переходить к следующей цели — поиске места для сна. Если хочется разнообразить свои странствия по лабиринтам аэропорта и попутно убить часик ожидания, то можно поискать по указателям душевые кабинки. Говорят, что воспользоваться ими можно задаром, но вряд ли стоит рассчитывать на туалетные и купальные принадлежности. Побродив вдоль сверкающих вывесок магазинов беспошлинной торговли через какое-то время натыкаемся на полулежачие места ожидания, где выискиваем свободное место и устраиваемся на ночлег, желательно прихватив с собою в ручной клади какую-нибудь плотную кофтенку, потому как кондиционеры холодят в терминалах будь здоров, да и есть, что подложить под голову на твердом лежаке. Осталось только устроиться поудобнее на лежанке и попытаться привыкнуть к яркому свету и громким посадочным объявлениям, чтобы окончательно погрузиться в чуткий сон усталого путешественника, предварительно заведя будильник на нужной цифре часов, потому как ждать помощи от служб аэропорта не приходится — бесплатная побудка пассажиров не включена в их обязанности, никто не будет вас поднимать под ружье и тыкать дубинкой в бок. Можно конечно избежать перечисленных неудобств и снять номер в одном из отелей аэропорта, но с учетом их ценника пожалуй дешевле купить билет на прямой авиарейс или транзит с кратковременной пересадкой.

Из сотрудников службы безопасности мне попался на глаза только разъезжающий время от времени на автомобильчике водитель и по совместительству блюститель порядка. Вообще, побывав за бугром в трех крупных международных аэропортах, меня всегда изумляли царивший порядок и слаженные потоки людей при полном отсутствии в зоне видимости сотрудников правопорядка, выискивающих, словно стервятники, объект для нападок, а также наличие свободных столбов подзарядки мобильных гаджетов и устройств.

Должен признать, период ожидания пролетел быстрее, чем я того ожидал, и не успев потратить и часа бесплатного интернета, я побежал к зоне вылета, как только подкралось время посадки — глаза мои не могли больше видеть обложивших со всех сторон неоновых вывесок, а уши слышать двуязычных, сменяющих друг друга объявлений. Добравшись впопыхах до нужного гейта и спустившись на лифте вниз, я наконец-то занял свою очередь в длинном списке посетителей древнего царства довольных слонов, и ощущая приятный прилив душевных сил, ступал шаг за шагом навстречу зову далекого края.

По прилету в Бангкок, я нацепил на себя отполированную до блеска маску Арлекина, летящей походкой вышел по телетрапу на вольный простор, прихватил по пути раздаточную сим-карту и, ступив на пассажирский конвейер, стал одарять спешащий по своим делам персонал лучезарной улыбкой сытого слоника. Так и хотелось затянуть «Ты неси меня река, за крутые берега…», но память упорно отказывалась вывести продолжение песни. Довольно быстро миновав паспортный контроль и забрав свой багаж, первым делом я снял наличности в банкомате и направился искать помощи в регистрации врученной по прилету сим-карты — можно не тратить время на поиск нужного раздела во вложенной инструкции, а сразу идти к стойке оператора связи, расположенной в зале прилета, где вам предложат меню с пакетами услуг, из которых я ткнул пальцем на безлимитный месячный интернет и сколько-то минут включенных звонков, и отдав что-то в районе трехсот бат, передал телефон в энергичные женские руки, которые ловким нажатием пальцев обратили меня из героя театральных подмостков в заурядного абонента глобальной паутины коммуникаций. По прошлому опыту скажу, что в течение месяца нахождения в стране улыбок, при разумном использовании выделенного трафика, маловероятно, что вам придется называть оператора сети и со смущенной улыбкой покаяния протягивать стобатовую банкноту и телефон в придачу за прилавком севен-элэвена — тайцы любят глупых фарангов, и не дай бог вы попросите кэш кад или будете самостоятельно вводить свой номер на терминале: тогда вас точно не одарят лучезарной улыбкой, ведь вы обошлись без постороннего содействия и карму на вас не наварили; так что не забываем поддерживать образ недоумевающего туриста, только что высадившегося на Луне. Примкнув к современному поколению пользователей интернета, я быстренько, с помощью Агоды, сравнил цены на проживание в богемном районе Бангкока — Каосан роуд, куда планировал наведаться впервые, и легкодоступной Паттайе, где уже приходилось бывать не раз. Ограниченный суточным бюджетом проживания в размере, не превышающем тысячи деревянных рублей, взвесив все «за» и «против», я все-таки решил отправиться по протоптанной дорожке, обосновав свой выбор следующими плюсами: а) комфортное место обитания в городе греха и пороков более доступно для тонкого кошелька: жить в комнатушке без окон меня не прельщало, потому за равнозначный ценник был забронирован просторный номер с кондиционером, холодильником, широкой кроватью, сейфом, балкончиком и ЛСД телевизором в придачу, коий не играл для меня никакой роли, по принципу наименования технологии вещания вливая иллюзии в сознание зависимых лиц; б) передвигаться на дестибатовых тук-туках гораздо экономнее самого дешевого такси в мире; и в) я наивно полагал, что на волкине можно круто погудеть, поверив на слово в позапрошлый визит группе «студенток» из Бангкока, встреченных в одном из клубов улицы греха. Таким образом, сделав свой выбор, я спустился на первый этаж, купил ближайший свободный билет на рейсовый автобус до Паттайи, и присел в ожидании очередного отправления. Ждать мне пришлось бы около полутора часов, если бы не удачное вмешательство случая — продавец билетов подбежал ко мне с чужим измятым квиточком и предложил осуществить обмен на отправляющийся часом ранее автобус, на что я, не раздумывая, согласился. Окрестив меня счастливчиком, он пожал протянутую руку и указал путь до ожидающего пассажиров автобуса. «Фортуна улыбается мне», — радостно рассудил я, и спустя два часа прибыл в город бессонных ночей и разбитых сердец.

Проспав до полудня после долгой дороги в тропический край, я проснулся с дюраселовым зарядом бодрости и как кролик не знал, за какой морковкой ринуться в первую очередь: то ли штурмовать с раскрытым бумажником близлежащий фруктовый рынок, который еще предстояло найти, то ли охладиться в водах бассейна Майка — ехать на Ко Лан уже поздно, а за черным морем вовсе не стоило залетать так далеко, — или попытаться завести знакомство с представительницей слабого пола? Дорогие читатели, помогите выбрать вашему покорному кролику норку с самой сладкой морковкой, ежели вам больше симпатизирует первый вариант, то отправляйте сотку на карту сбербанка, ежели второй — на карту открытия, третий — скидываем сотку на вебмани, ну, а если вы считаете, что самые лучшие морковки у обитателей 6 сойки — то принимается тройной тариф в биткоинтах. Самые щедрые участники голосования будут упомянуты в следующем отчете!

Приводим себя в порядок, сбриваем разросшуюся за время дороги растительность, обливаемся туалетной водой и выходим на божий свет, ведь вечером у нас назначена встреча с сексапильной мамочкой средних лет. После падения отечественной валюты деньжатами сильно не посорить, посему пришлось несколько припустить планку эстетической красоты, компенсировав послабление собственной очередностью в списке мимолетных любовников — какой красотой не обладай, но перспектива стать сверстником наступившего года сильно не обнадеживала. Можно конечно попробовать поискать счастья в тайской глуши, но кредит на синсот, чтобы не посрамить честь русского человека в глазах многочисленных членов семьи избранницы, никуда не исчезнет, вот и отложим эту возможность на будущее; как говорят, хорошего помаленьку и всему свой черед.

Синсоты нас подождут, а от первичной потребности никуда не деться — охочая утроба просила пищи, а уж потом зрелищ и всего остального. Прыгнув в кабину тук-тука на сои Букао держим путь на север — как известно, фрукты в Таиланде произрастают в северных провинциях, вот и там что-то, да должно быть. Долго ехать не пришлось, уже спустя пять минут цепкий взор выхватил торговые палатки — верный признак наличия дешевой еды. Жмем на сигнал, рассчитываемся с водителем и направляемся обследовать место высадки на предмет наличия съестных припасов. Обернувшись, я заметил фруктовый прилавок — похоже я действительно родился под счастливой звездой. Однако, еще не время открывать охоту на неведомых русскому слуху зверей — мангостины и рамбутаны пусть нежатся под навесом — оставим их на десерт, а пока осторожно продвигаемся дальше, сквозь раскинувшиеся кущи шатров, пытаясь среди многообразия ароматов уловить нужный след. Ура! Мы нашли местный фудкорт на открытом воздухе. Тише, никуда не спешим. Главное не спугнуть добычу раньше времени. Присаживаемся за крайний свободный столик, достаем фляжку с водой и наблюдаем за старожилами, стараясь не обращать внимания на грациозного жирафа, стоящего у лотка с испанской едой, которому — чтоб меня! — вытянувшись по стойке смирно во все свои 174 сантиметра, я едва дотяну до уровня плеч. Хороший экземпляр, а какая осанка, какой окрас, достойный трофей, что и говорить, но не будем отвлекаться, а то рискуем засветить себя в цепких хамелеоновых очках, и тогда придется улепетывать во всю прыть с поджатым хвостом, а для охотника нет ничего позорнее, чем бежать прочь с поля ловли, да еще и с поджатым хвостом; сидим тихо и не высовываемся раньше времени из укрытия, изучаем местность, выявляем общие закономерности в передвижениях путников и определяем наиболее часто повторяющийся маршрут — и вуаля! мы нашли место с самой вкусной едой. Осталось только выйти во всемирную сеть, чтобы свериться с разговорником обитателей раскинувшегося лагеря. Повторяем пять раз про себя три волшебные фразы, которые станут нашими незаменимыми помощниками в вопросах добычи еды: «Саватди кап(-ка)», то бишь «Здравия желаю, местный житель», «Ко май пет кап(-ка)», то есть «Не сыпьте жгучий перец мне на рану», и «Арой мак—мак кап(-ка)» — «Спасибо, все было очень вкусно, просто пальчики оближешь». Позволю себе небольшую сноску: если вы осознаете свою принадлежность мужскому полу, то произнося предложение на тайском, оканчиваем его частичкой кап, а ежели вы причисляете себя к женскому или какому другому третьему роду, то используем частицу-ка. Будьте вежливы друг с другом, братья и сестры, не надо снимать тапки и стучать ими по столу — сердце ближнего останется черство, а добрым словом можно вершить чудеса, во истину глаголю, читатели мои! Итак, остался финальный бросок. Стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, шаркающей походкой, вальяжно распластав руки по швам, я ступаю по протоптанному обывателями рынка пути.

— Хай, секси бой! — неожиданно доносится до меня возглас сбоку.

От испуга я чуть не выпрыгнул из тапок и стал с надеждой озираться вокруг: может все-таки ошиблись адресом. Поблизости из бледнолицых никого не оказалось, значит целили в меня.

— Привет! Привет! — продолжает голосить и прыскать со смеху компания бойких девушек за столом.

«Чтоб мне провалиться сквозь землю, — смутившись подумал я. — Вся маскировка пошла коту под хвост. Думал по-тихому пробраться за пайком, а тут меня выставили объектом насмешек. По возвращении домой надо во что бы то ни стало пересмотреть все серии семнадцати мгновений весны».

Приметив мою растерянность, особо активная плутовка, стала, зазывая, махать мне рукой:

— Коммон, секси бой, коммон!

Не ожидав такого подвоха, я раскраснелся как сахарный арбуз, вобравший в себя два галлона воды. Органы артикуляции напрочь отказались функционировать в штатном режиме, оставив меня в беззащитном, растерянном состоянии кролика посреди логова играющегося с жертвой удава, а подсознание не нашло ничего лучше, как дернуть вприпрыжку с поля боя. Вот так вот, поджав хвост, я спешил поскорей юркнуть в укрытие, подальше от похотливых взглядов юных бестий. Страшно подумать, что бы сказали тертые секси мены, увидев в углу, вместо бывалого ходока по злачным местам, пристыжено ковыряющего креветки краснощекого юнца, которого ко всему лишили спокойного сна — звонкий смех обольстительниц отныне будет неуступно преследовать чистое дитя в самых томных кошмарах. Единственное, что успокаивало робкое сердце, так это отменный пад тай, уж с ним я не прогадал.

Утолив голод и подождав, пока уляжется в берега бурлящий внутри кровяной тайфун, я было подумал выйти на второй раунд и поквитаться с обидчицами, чтобы хоть как-то реабилитировать себя в глазах секси менов, но, приведя мысли в порядок, рассудил, что брать реванш уже поздно: во-первых, ситуация требовала сиюминутной импровизации и находчивости, а во-вторых — какая уважающая себя девушка станет дожидаться трусливого парня? Автору ничего не оставалось, как с понурой головой покинуть палаточные джунгли и, довольствовавшись связкой мангостинов и рамбутанов, отправиться в номер набираться моральных сил.

Вернувшись в свою обитель, я достал планшет и включил наглядное учебное пособие по знакомству с мамочками от гуру пикапа — Виталика Здоровецкого. Для тех, кто не в теме, оставляю видеоролик:

VitalyzdTv Prank. Русская озвучка. How To Pick Up Milfs! / Как Подкатить к «Мамочкам»!

Второй оплошности на предстоящем рандеву простить себе я не мог, а давать еще один шанс смекалке было бы непозволительной роскошью, посему пришлось заучить парочку коронных фраз, вроде «Вы не замужем и я не женат — мы созданы друг для друга» или «Я доктор, пальцами лечу, если можно так сказать»,«Смотрите, у меня для вас послание, можете прочитать его вслух?» — тоже ничего. Следуя по цепочке выскакиваемого на ютубе видеоряда я дошел до ужаса человеческого падения. Если б не сталинский ГУЛАГ, я и не заметил бы за просмотром увлекательных видеороликов, как меня окутала тьма. Страшно представить, как низко готов пасть человек, чтобы спасти свою шкуру в аду, — даже джунгли не живут по таким законам! Съежившись как дикобраз, я включил в комнате свет и направился в душ, чувствуя, что надо срочно охладить вставшую дыбом от негодования шерсть. «А ведь все началось с безобидной шутки», — подивился я.

Смыв с себя жуткие впечатления от увиденной хроники, я настрочил парочку посланий в Лайн, и, подождав с полчаса, в ответ не увидел ни единого «Ок», даже отправленные сообщения остались якобы не прочитанными. Зная, что молодое поколение всегда на связи и расстается с телефоном только во время сна, я было подумал, что тут может иметь место приятное исключение — все-таки вхожу в контакт с мамочкой за тридцать, но вспомнив прошлые молниеносные ответы, не стал понапрасну себя обнадеживать. В голову закралось едкое подозрение: неужели среди похотливых пенсионеров объявился какой другой охотник за мамочками? Подождав еще с полчаса, я не стал надеяться на чудо. «Барные девочки, и те, находясь с клиентом, урывали возможность за час ответить своим бойфрендам», — вгрызалась в мозг распаляющая кровоток мысль. Надо было снова выпустить пар. Под душ я уже не пошел, отжиматься на отдыхе сильно в лом, потому настал черед добытых в тяжелом поту мангостинов. За неимением других трофеев под рукой пришлось яростно, до посинения пальцев, давить фиолетовые плоды, ласковая мякоть которых исцеляла истосковавшееся по нежностям сердце.

Разбавив буйную кровь антиоксидантами, я взял себя и планшет в руки. Раз в реальной жизни охота не задалась, то будем пытать счастья на просторах интернета. Заходим на Тайфрендли и через каждые 10 минут — в указанный промежуток времени бесплатно можно отправлять только одно сообщение — спрашиваем у приглянувшейся симпатяжки «Лайн ай ди». Кто не знает, о чем идет речь, поясню: «Thaifriendly» — сайт знакомств, где местные девушки ищут западных аристократов и арабских принцев, а иностранцы покорную и заботливую подружку или женственного друга — кому что больше нравится; «Line» — мобильное приложение для общения в сети или, выражаясь более понятным языком, азиатский вибер. Вначале заходим на страничку знакомств, затем набираем базу контактов для общения в Лайне, и вуаля! — теперь можем переписываться и созваниваться без всяких ограничений, пользуясь приложением на подручном гаджете. Круг потенциальных знакомств пополнен, теперь будем искать подход к дамским сердцам. Не забываем будущие секси мены, если по каким-либо причинам подход не задался, то всегда можно прибегнуть к подкупу. Все как в ролевой игре, используем свои навыки и преимущества по максимуму, тем самым нивелируя слабые стороны и недостатки.

Отранжировав фотографии незнакомок по критерию внешности, я продолжил поиск безвозмездной любви, изо всех сил стараясь прорвать оборону неприступной крепости женской души. Осада замка затянулась и мне никак не удавалось подобрать нужный ключик от пояса целомудрия, и хоть как-то попрать закон спроса и предложения. Оказывается царство рыночных отношений не так то просто свергнуть в тартарары, но я не опускал рук, усиленно пытаясь с помощью алфавита разжечь на другом конце провода пылкую страсть собеседниц.

— Еще не ночь, — подгонял меня возбужденный голос. Дома я не разговариваю наедине с собой, но в тае все условности сами по себе отбрасываются прочь.

Все же время не оставляло мне шансов. Чем ближе стрелки часов подбирались к полуночи, тем более циничней становились ответы дам. Фраза «Up to you» не смогла согреть мое сердце, а симпатишная мамочка все никак не желала про меня вспоминать. Не буду юлить, бюджет позволял пустить в ход купюрку-другую, но я твердо верил в искренность окрыляющих чувств и не собирался поступаться принципами доблестных защитников нашей отчизны:

— Гусары денег не берут и точка!

Словив боевой задор, я разорвал и отбросил в сторону окутавшую меня паутину пространственных коммуникаций. Как завещал нам свод небесных правил, не хорошо это — одною плотью жить, пора и о душе родимой думать. А душа моя — нет, не желала петь, — душа рвалась пуститься в пляс, да так рвалась, что отцы-основатели неоклассической школы экономики нервно заерзали в сырой земле. Распотрошив матрас, я извлек свой недельный бюджет — затяну ремень на последующие дни — и, не долго думая, отправился на алчную улицу ночных процессий.

Оказавшись на знаменитой Волкинг стрит, я первым делом отметил поредевший со времен прошлых поездок поток охочих до зрелищ людей. «Неужели город пороков взаправду перевоплощается в семейный курорт или мы уже вступаем в эпоху праведных нравов? — ужаснулся я. — Видимо не с проста газеты трубят о новом аквапарке и развлекательном торговом центре». Пятница, на часах за полночь, а бары пустуют. Прижимистый китайско-индийский караван не поддавался на завлекающие вывески девочек в униформе и непреклонно шагал взад-вперед, останавливаясь на неизменный привал подле витрины кабаре с славянскими мастерицами шеста. По унылым лицам путников было видно, что они, как и тайцы, тоже скучают по руссо туристо. Некогда гремевшее в округе русское кафе — былая точка сбора ротозеев и незадавшихся папарацци, — судя по вымершим столикам, доживало последние деньки перед сменой имиджа заведения.

Уворачиваясь в лучших традициях матрицы от приевшихся бывалому взгляду экзотических шоу и разбрасываемых букетов цветов, я приметил миловидную девушку местных кровей, с лучезарной и искренней улыбкой раздающей в миксовском топике флаеры на два напитка по цене одного. Отказать милашке в просьбе проводить меня до дверей клуба я просто не мог, уж очень она подкупала своим бойким темпераментом. За каких-то полсотни шагов я узнал, что моя проводница недавно устроилась промоутером, заработком довольна, но сильно скучает по родным из провинциального городка, название которого после выпитого количества алкоголя я уже не припомню. Расчувствовавшись у входа от оказанного внимания, я предложил собеседнице как-нибудь вместе навестить ее родителей, чему она несказанно обрадовалась и даже стала планировать, когда возьмет выходные, но пятьдесят шагов были пройдены, и я скрылся в темном помещении среди широких арабских спин.

Микс — приглянувшееся нашему брату и ближневосточным гостям увеселительное заведение — заметно опустел. Если в прежние времена на танцполе под зажигательные R’n’B ритмы было не протолкнуться, то теперь хоть води хоровод. Музыка беспомощно отражалась от стен, не находя никакого отклика в душах потягивающих свои напитки посетителей. Танцовщицы вяло извивались по периметру зала, даже не пытаясь завлечь в свои сети сказочных принцев с востока. Еще немного и я бы уснул глядя на пустое пространство в центре зала и однообразные телодвижения в клетках. «Надо пожалеть труд ди-джея и расшевелить застоявшиеся чакры, ведь не унывать сюда же пришел», — сказал я себе. Быстро осушив свой лонгайленд и пригубив второй, я пустился в пляс, а за мной подтянулись и остальные. Что не говори, а человек все-таки стадное животное. Протанцевав до седьмого пота, я вернулся за столик перевести дух и промочить горло. И тут я, вот уже в который раз, приметил загадочную личность Микса — симпатичную женщину средних лет, блондинку столичной наружности с аккуратными чертами лица. Я встречал ее во всех своих вылазках в Микс: и три, и два и год назад. Может кто-нибудь знает, о ком идет речь? Можно конечно все спихнуть на разыгравшееся воображение, если бы не один примечательный нюанс: она неизменно отказывала в знакомстве галантным арабским кавалерам. Если вам известно что-нибудь о таинственной незнакомке, то буду благодарен любой подкинутой информации. Ничего не могу поделать со своим любопытством. Я уже собрался сам поинтересоваться у белокурой Джоконды — что же заставляет ее проводить каждую ночь в этом месте? — но не успел толком сформулировать свой вопрос, как ее и след простыл. Я был уверен, что она отправилась в соседний зал с электронной музыкой, где видел ее в прошлый раз, и, не спеша допив свой коктейль, решил пойти по намеченным следам, но каково же было мое удивление, когда вместо второго зала я обнаружил замурованную стену. «Вот те на! — пронеслось в моей голове. — Похоже это была наша последняя встреча, а мы даже не сказали друг другу привет». Перекрестившись от греха подальше, я не стал возвращаться назад, потому как прошлое так и остается прошлым, и его не повернуть вспять.

Спустившись по эскалатору вниз, я обратил внимание на расположившийся в этом же здании клуб с внушительным именем Бруклин. Я приметил его еще в прошлогодний визит на улицу ночных развлечений, но если тогда раздававшиеся снаружи ритмы хип-хопа можно было соотнести с названием заведения, то теперь до моего уха доносились ближневосточные мотивы и припев «бере-бере-бере». Удивляться не чему: кто платит, тот и заказывает музыку. Владельцы клуба даже не стали производить ребрендинг, что можно оправдать нестабильностью геополитической обстановки в мире. Сегодня пляшут одни, а завтра другие.

Следующая остановка — клуб Флекс, что находится в закоулке возле Макдональдса. Если вам по душе суровая музыка черных кварталов, то смело отправляйтесь туда. Посетителей там раз, два и обчелся, зато в вашем распоряжении будет свободный бильярдный стол. Было время, когда в этом заведении можно было полюбоваться тверком в исполнении местных кудесниц танца, и даже поучаствовать в импровизированном батле под крепкий бит. Теперь же некого было подбить на танцпол. Вывод один из двух: клубу явно требовался активный листовщик вместо дюжины заскучавших сотрудников, или я просто зашел в санитарный день. Долго задерживаться там я не стал, допил свое пиво, и побрел дальше в поиске развлечений.

По пути я подумал, что хватит с меня ностальгии по прежним местам, и направился прямиком в полюбившийся бар с живой музыкой под названием Кэнди Шоп. Уж он не обманет чаяний капризного туриста. Та же непринужденная обстановка, все те же зажигательные R’n’B песенки, под которые я так люблю танцевать, и самое главное -неповторимая атмосфера праздника, флирта и дружеских бесед. Я слышал, как мелодичный голос пел про обретенную любовь в безнадежном месте и мои ноги, словно заколдованные, спешили воочию застать это чудо. До цели остается ногой подать, как мне преграждает дорогу шумный поток людей, уносимых эскалатором ввысь. «В чем дело? Неужто вверху что-то раздают? — удивленно вскинул я взгляд. — Если да, то надо успевать хватать, что дают." Подчинившись стадному чувству, я очутился в очередном увеселительном заведении с неоновой вывеской 808. Ступив за порог, я первым делом поразился количеству беснующихся посетителей. Казалось, что весь уличный поток перекочевал сюда. Пытливый ум влек меня в гущу событий, на поиски причины возникшего ажиотажа. Интересуюсь у раскачивающейся возле столика компании молодых девиц, почему вокруг нет свободных мест. Расценив мой вопрос как просьбу пристроиться рядом, гостеприимные девушки любезно предложили выпить за знакомство и забыть о заботах текущего дня. По долгу любознательности, чувствую, что рано еще сворачивать расследование творящегося безобразия и любезно отшучиваясь, мол еще не все столики обошел, отчаливаю к бару — может разгадка кроется в ценах на алкоголь? Просачиваюсь к стойке и прошу предоставить меню для проведения следственной экспертизы. «Нет, все в порядке, уважаемый бармен, — утвердительно киваю я головой, — все тот же грабительский ценник для отечественного кошелька». Чтобы не скомпрометировать себя, забираю бутылочку пива, поворачиваюсь лицом к сооруженному вокруг ди-джея помосту, служащем танцполом для разогретых градусом посетителей, и наблюдаю из засады за особо активными возмутителями общественного спокойствия, одновременно выжидая свой звездный час. А вот и уставшая дрыгаться парочка спускается с подмостков, видимо за дозаправкой спиртным. Спеша заполнить появившийся просвет, я буквально карабкаюсь на помост — лесенки наверх я не нашел, а запрокидывать ноги в лучших традициях русского балета не стал, поскольку опасался распустить портки по шву в самом, что ни на есть причинном месте. Вы же догадываетесь, что для каждого уважающего себя ходока на Волкинг стрит нет ничего позорнее, чем покидать улицу с порванным задом. Заметив мои усилия, две барышни потеснились и помогли мне подняться с колен. «Какая отзывчивая здесь публика, никто даже не пихнул в бок каблуком», — приятно удивился я. Не успел я поблагодарить юных дев за оказанную помощь, как уже оказался зажат между ними в мягких тисках. Расслабляться было рано. В какое-то мгновение ангельские создания перевоплотились в хищных гарпий. Без всяких прелюдий знакомств я ощутил на своем теле прикосновения рук голодных красавиц эпохи возрождения. Еще чуть-чуть и футболка автора улетела бы на растерзание толпе. Инстинктивным движением я расправляю руки на уровне плеч — «отчего же не крылья?» — вопрошает мой мозг, — тем самым не давая окончательно обнажить покрывшийся мурашками торс. «Надо срочно рвать когти, пока из меня не сделали стриптизера! Откуда-то еще зализанные мальчики нарисовались! Господи, не смотри на меня такими глазами!» — одна за другой проносятся мысли в моей голове. «Надо срочно прекращать это безобразие инспектор, — пытаюсь я взять контроль над собой. — Думай, что бы такое выкинуть, а то скоро гарпии пустят по кругу». Скидывать одежку я не стал, тем более, что на мне была моя любимая футболка, а выкинул следующий фортель: пританцовывая на месте с распростертыми в позе распятого мученика руками — были бы крылья, так давно улетел! — я не нашел ничего лучше, как занюхнуть одну из своих подмышек, скорчив при этом мерзостную рожу. Мой эпатаж не прошел незамеченным, и мне ответили тем же — нет, подмышки нюхать не стали, а то еще не такие сквасили бы лица. Времени было в обрез, надо было пользоваться возникшим замешательством, пока не раскусили неудавшуюся шутку. Поклонившись барышням в пояс — по-английски уже не уйти, — я спрыгнул на пол и был таков.

Мне срочно необходим был глоток свежего воздуха. Не подумайте, что я чужд к средствам личной гигиены или запах сальных желез спер мои легкие. Я регулярно пользуюсь после душа квасцовым кристаллическим дезодорантом, который лучше всяческих разрекламированных пшикалок и шариков устраняет миазмы организма, в добавок обладая рядом других полезных свойств. Все лучшее вовсе не обязательно стоит дороже. Приобрести этот чудо предмет можно в любом супермаркете Таиланда и даже севен-элэвене, стоит только хорошенько порыскать глазами по нижним полкам — обычно квасцы раскладывают в неприметных местах, что можно объяснить их ценой и сроком полезного использования.

Выпутавшись из цепких лап диких фурий, я укрылся под крышей соседнего бара, с которым меня связывала прочная нить жизнерадостных воспоминаний. Здесь уже никто не отбирал у меня честным трудом приобретенную футболку. Переведя дух я заказал себе очередную порцию пенного напитка. Холодное пиво и живая музыка успокаивающе действовали на взволнованные нервные окончания конечностей. Руки не трясутся, ноги крепко держат на земле, деньжата в кармане — ничто не мешает осушить еще одну бутылку.

— «Ай донт нид энисинг», — окончательно успокоившись подпеваю я музыкантам.

Глоток, еще один, и ноги сами подхватывают мотив. «Сейчас я покажу вам как танцуют локтями», — меня уже было не остановить. Может со стороны мои телодвижения и выглядели нелепо, но душа дорвалась, я словил эйфорию, и мне было на все наплевать. Я танцевал до тех пор, пока позволял заряд батарейки. Усталый, но счастливый, я присел отдышаться возле бара. Только я приземлился на дозаправку горючим, как компания дам за крайним столом, настойчиво махая мне рукой, пригласила меня присоединится к ним. Очевидно танец «гуляй все что движется» не остался незамеченным. Подойдя поближе к женской компании, я сразу отметил их презентабельный внешний вид, вечерние платья и стоящие полукругом бокалы с вином. Я со своей мешковатой футболкой, шортами, кроксами на ногах и бутылкой пивчанского в руке явно выделялся на фоне светского общества. Желая наглядно продемонстрировать дамам, что не всегда человека следует встречать по одежке, деликатно целую руку рядом стоящей мадмуазель и с тактом и расстановкой, громко произношу в скрытое прядью волос ушко: «Май нэйм из Дэнис» — на английский манер представляюсь я. Поскольку пели музыканты громко, то необходимо было напрячь голосовые связки, чтобы не пришлось повторять во второй раз. Дамы оценили мой маневр, и, рассмеявшись, стали кричать друг другу что-то на тайском.

— Дэниэл? — переспрашивает меня круглолицая хохотушка.

— Порфирий, — гордо отвечаю я.

Я бы с радостью подошел познакомиться к скромно сидящей с краю красотке с длинными каштановыми волосами, но побоялся проявить неуважение к остальным женщинам за столом, поскольку добраться до нее можно было только обогнув стоящую рядом заводилу компании, к которой в итоге я обратился, и пышнотелую мадам средних лет, которую мне представили как собственницу гоу-гоу бара Айрон. Да и чего лукавить, глядя на сдержанные манеры красавицы-аристократки, ее мраморный стан и степенное выражение лица, я подумал, что если направлюсь прямиком к ней и схвачу ее за миниатюрную ручку, непочатый бокал вина тут же выплеснется на мою любимую футболку.

— По… — слышу попытку повторить за мной.

— Можно просто Порфиша.

Былой задор мадмуазель сменился удивленно вопрошающим взглядом, отчего ее миндалевидные глаза стали вовсе похожи на поросячьи.

— По… По… — попыталась помочь ей подруга.

— Хорошо, пусть будет По-По, — махнул я рукой.

Мы выпили за знакомство и что я запомнил из разговора, так это причину празднества по случаю какой-то вечеринки, обусловившей в свою очередь красный цвет нарядов дам. Разговорчивая собеседница вливала мне в уши что-то еще, но я уже перекрывал в захмелевшем уме ее внешние недостатки объемной грудью и широкой улыбкой, искоса поглядывая на очаровательную Дженнифер Энистон азиатского пошиба. Дивный ангелочек, как мне сказали позже, оказался сестрой солидной заправительницы банкета, чему я сильно удивился, учитывая бросающуюся в глаза разницу в пропорциях. Принятый на грудь алкоголь возбудил мою кровь и нижняя чакра пустилась заигрывать с рядом стоящей соседкой. Нарушив интимное пространство, я попытался перейти в наступление, на что мне ответили обескураживающим вопросом: «Зачем ты вертишь хвостом передо мною, глупый фаранг, когда рядом сидит такая красавица?». Оказалась, что скромняжка Дженнифер что-то нашла во мне, но ее воспитание не позволяло махать незнакомцам рукой, а подруги, желая преподнести ей приятный сюрприз, пригласили меня за стол.

— Вот те на, — почесал я свою дурную головку, — а мы можем забыть про то, что между нами было, и вернуть все назад? — А сам с досадою думаю: «Где ж ты раньше была со своим заявлением, плутовка».

— А мне почем знать, — уперла руки в бока деловитая сваха, — иди и спроси у нее сам. Только будь вежлив с нею, она сестра глубокоуважаемой маман.

Прежде чем встать на путь исправления, я, как истинный джентльмен, ступаю с высоко задранным носом в туалетную комнату — необходимо прилизать на макушке непослушный вихор и заодно спустить отработанное топливо в трубу. Зайдя в отхожее место я не обнаружил в нем слуг. Пришлось самостоятельно все провернуть в обратном порядке. Заглянув на последок в свои бесстыжие глаза, я вышел наружу, полный решимости повернуть время вспять.

Обойдя сцену с голосистыми музыкантами, я остолбенел на месте, как только завидел направившиеся на улицу красные силуэты. Дар речи покинул меня, последовав за ускользающим шансом искупления вины. Только досадные мысли резали изнутри. «Это какая-то злая шутка судьбы. Я ведь даже не узнал ее имя и не поинтересовался номером телефона. Что же ты стоишь как истукан — беги за ней, пока она еще не скрылась из виду! А смысл?» Почему-то везде человек старается найти этот чертов смысл, даже там где его вовсе может не быть. Пока я спорил с собою, моя нимфа испарилась в ночи, оставив свой романтический образ в страждущем сердце искателя счастья. Все, на что хватило моих сил, это подойти к бармену, заказать стакан виски без колы и за недостаточным знанием инглиш-тайского поведать о сложившейся драме здесь и сейчас.

Вопреки ожиданию от огненного глотка мне не стало легче. Смешанное чувство жалости и злости нещадно скребло на душе. Собрав всю волю в кулак, я отстраняю от себя недопитый стакан. «Нет уж, не за самобичеванием я приехал сюда, хватит с меня Волкинг стрит, этой улицы кривых зеркал и обманутых надежд». Встаю из-за стойки и бреду на пляжный серпантин — темное авеню красных фонарей. Мне вовсе не хотелось за счет кого-то поднимать настроение, я просто желал услышать успокаивающий шепот волн. Проходя неспешным шагом вдоль пальм, скрывающих под своими высокими кронами ночных бабочек и мотыльков, я вспоминал, как когда-то, вот на этом самом парапете, распивал вместе с афганским парнем Санг Сом, разговаривая о политике и прошлом наших дедов, а вот здесь, беззаботно развалившись на пляже, я пытался подпевать под гитару компании тайских девушек и ребят, но это уже совсем другие истории, спустя годы покрывшиеся пылью времен. Фауна джунглей поредела с тех пор, усталые хищники лениво стояли в тени листвы, лишь изредка пытаясь ухватить проходящую мимо добычу. Думаю я бы не удивился, застав ветеранский бой еще на что-то годных самцов за право быть съеденным самкой на предсмертном одре. Чем не сюжет паучьего боевика для канала живой природы?

Шум прибоя убаюкивал клокотавшее в груди сердце, но в то же время навевал неясную грусть. Вся тяжесть уходящей ночи откладывалась в ногах. «Пусть клоуны остались, но цирка уже нет», — говорю я себе и перехожу пустую дорогу. «А вот здесь три медведя, усевшись пирамидкой по росту на маленький байк, катились в дождь на всех парусах». Ведь были же представления на любой вкус и цвет. Увидев яркие огни севен-элэвена, решаю зайти остудиться в прохладном оазисе знойного края и заодно купить что-нибудь попить. Думаю взять баночку натурального Швепса, но хватаю бутылку чистого пива, просто ради эксперимента. На кассе продавец без лишних слов открывает мой Хайнекен. «Значит надежда есть», — говорит моя ухмылка. — «Не все потеряно, мой друг». — Улыбкой отвечает мне продавец.

На полпути к гесту меня окликнул забитый татуировками англичанин. «Привет, ты говоришь по-английски?» — спрашивает он.«Могу целое предложение связать» — хвастаюсь я, а сам про себя думаю: «Может сейчас произойдет что-нибудь интересное?» «Слушай, братан, можешь дать мне немного денег на еду?» — не стесняясь просит бедняга. — «Я не ел уже целые сутки».«Ты бы у меня еще чизбургер попросил», — намереваюсь ответить нахалу, но, сдержавшись, вежливо интересуюсь: «А ты с Камбоджи или Бирмы свалился на эту грешную землю?» — «Я из Англии, брат. Приехал сюда несколько месяцев назад, меня ограбила гребаная проститутка и теперь нет денег даже на еду, не говоря уже про билет домой», — выдал мне свою историю бритт. «Извини, приятель, но лишней копейки в кармане нет, попробуй попросить убежище у местных властей, здесь любят белых фарангов», — советую я бедолаге и ступаю своей дорогой прочь. Право, не могу я понять, насколько можно любить страну, пусть даже такую удивительную как Таиланд, чтобы добровольно побираться на улице.

Вот я вывернул на родимую сои Букао и уже плетусь по прямой в свою резиденцию, движимый только одним желанием — поскорее улечься в большую кровать. До геста остается каких-то пара сотен метров, как вдруг раздается пронзительный возглас на чистом, родном языке:

— Стой! Стой!

Я подумал, что будут стрелять и инстинктивно вскинул вверх руки, но тут же сообразил, что не дома брожу и повернулся назад, ожидая увидеть подвыпившего соотечественника.

— Стой! — еще раз раздается из мрака закрытого бара.

Приглядываюсь и замечаю вырисовывающиеся в ночи женские очертания, грациозной походкой ступающие навстречу.

— Я дам тебе двадцать бат, — протягивает мне зеленую купюру незнакомка или, вернее сказать, очаровательный незнакомец в женском обличье.

— Мне? За что? — искренне удивляюсь я и машинально поднимаю руку, следуя своему жизненному девизу.

— За ночь с тобой.

Я чувствую, как хищный взгляд пристально рыщет по темным закоулкам моей души. Ощущение не из приятных, скажу я вам.

— Мне еще не приходилось торговать собой, — все-таки отстраняю застывшую на весу руку.

— Все когда-то происходит впервые, — философски успокаивает меня коварный змей-искуситель. — Бери!

Как же мне хотелось забыть, что я не стою на священной земле сиамского королевства, и с головою окунуться в омут страстей. Находясь перед затруднительным выбором, я не полез за монеткой, и, вспомнив великую историю неподкупной Руси, похвалил оригинальный подход к знакомству и извиняющимся тоном прибавил:

— Прости, дорогуша, но гусары за двадцать бат не продаются.

Ночь, лифт, номер, душ, кровать.

Проснулся я с легкой головной болью — как хорошо все-таки продирать зенки в тропическом крае, иначе пришлось бы пускать в расход только зачавшийся день. После минувших ночных похождений и опустевшего кошелька я окончательно уверил себя не затягивать с пребыванием в Вавилоне вчерашнего дня. Еще неделька таких прогулок и можно на своей шкуре ощутить все «прелести» свободной жизни попрошайки: при виде зеленой бумажки носом уже не поворотишь. К тому же я соскучился по чистому морю, а до поездки на Панган оставалось целых две недели. Забыл упомянуть: еще по вылету из Сибири я заранее забронировал жилье на Хаад-Рине — месте проведения легендарной вечеринки полной луны, — и приобрел полный трансфер от Бангкока до острова. Учитывая прохудившийся бюджет и привязку к столице, отправляться на дальние острова не имело смысла, посему выбор был невелик: Самет или Чанг. На обоих островах мне уже доводилось бывать и, если исключить капризы домашнего самовара на Чанге, отдых там удался на славу. Самет подкупал своим огненным шоу и простенькой дискотекой у пляжа, а Чанг, в виду неизведанных уголков и захватывающих дух лесных панорам, безоговорочно заслуживал второго шанса на успех. Победителя в нелегком отборе выявляла цена вопроса. Я вновь обратился за помощью к Агоде и, взвесив ценник на проживание, остановил свой выбор на Лонли Бич, куда наведаться мне предстояло впервые. Решение было принято, оставалось только определиться с трансфером. Сперва я подумал решить это пустяковое дело не вставая с кровати, используя приложение 12go, предназначенное для поиска и покупки билетов по различным маршрутам страны улыбок, однако мне захотелось вернуться в детство и побыть ненадолго водящим — с Покемон ГО я хоть и не был знаком, но в прятки играть любил. Отметив на гугловской карте местоположение офиса компании 35 Group (https://goo.gl/maps/tvPcEAGiQK92), я со спокойной душой стал собираться в бассейн, расположенный на крыше торгового комплекса Майк Шопинг Молл.

На страже порядка в торговом центре стоит вот такой вот любопытный персонаж.

Чтобы пройти фэйс-контроль на входе, необходимо потереться лбом о массивный кулак зеленого чудища.

Перед тем, как развалиться под солнцем, я заглянул в фудкорт, расположенный в этом же здании. Положив двести бат на волшебную карточку-самобранку, я отправился исследовать прилавки с едой, так как тут уже положиться не на кого — посетителей можно пересчитать по пальцам руки. Цены на блюда чуть выше уличных и столовой Биг С, но за спокойное поглощение пищи в уютной обстановке, как советуют диетологи, не жалко и доплатить. На заметку семейным парам с маленькими детьми: специально для малышей в фудкорте предусмотрены комфортные игровые зоны. Детский декор даже зацепил туалетную комнату, забавным образом указывая на нашу роль в ячейке общества. Вот и скажи после этого, что у тайцев примитивное чувство юмора.

Покончив с обильной трапезой я поднялся на лифте на десятый этаж. Так как у входа увесистого кулака на мой лоб не нашлось, то пришлось доставать красную купюру. Заплатив сто бат получаем допуск к большому бассейну и лежакам. Для любителей позагорать всегда найдется местечко под солнцем, а вот залечь в теньке не всегда так просто. Я, как соскучившийся по небесному светилу северный человек, не стал ютиться под крышей беседки и скинул свой скарб возле бассейна. Солнечные ванны и купания в теплой водице я совмещал с перепиской по интернету. Сегодня мамочки вспомнили про молодого проказника, и даже первая красавица в контактах Лайна соизволила дать мне ответ. Никаких извинений за проезд по ушам я не увидел — стоило ли их ждать от гордой сиамской красотки? Со мной поздоровались, как ни в чем не бывало: «Привет, — читаю между строк „глупый фаранг“, — как твои дела?». Мне кажется, если б хоть раз я услышал от миловидной тайской девчушки искреннее «прости», то тотчас же связал бы ее, упаковал в сумку и увез в багаже домой. «Порою бывает полезно включать дурачка, но везде есть своя черта», — думаю я, пишу «Май бпен рай», то бишь «Забей», и удаляю первую мамочку из контактов. Никакой жалости я не испытывал, лишь мимолетную грусть о стройной принцессе с каштановыми волосами из бара конфеток. Жизнь никого не ждет идя своим чередом, вот и нечего понапрасну тосковать об упущенном шансе. Ответив на остальные сообщения, я наметил несколько встреч. Раз с честной игрой остаемся в дураках, то будем играть по другим правилам: срывается одна рыбка — закидываем удочку в следующий пруд. После обмена стандартными фразами — что мне нравиться в общении с противоположным полом в Тайланде, так это практичность в словах, не надо ломать голову над оригинальным подкатом ради возможности заглянуть в глаза собеседнице на первом свидании, — я не стал откладывать дело в долгий ящик, тем более что время моего пребывания в Паттайе приближалось к концу, и без всяких прелюдий и финансовых трат, как прижимистый похотливый зверек, предложил завязать знакомство в своем скромном логове. «Авось кто-нибудь, да согласится без лишних слов», — рассудил я и не прогадал в этот раз. На мой призыв к действиям откликнулась барышня в строгой одежде, но с неизменной улыбкой на фото. «Я могу подъехать к тебе, но только после окончания рабочего дня», — ответила мне одинокий бухгалтер. — «Окей, — потираю я лапки, — еще пара заплывчиков вдоль бассейна и буду сворачивать свой узелок. Надо успеть купить фрукты и ради приличия пополнить напитками холодильник, а еще взять билет до Чанга». — Об этом я уже не стал писать в ответном сообщении.

Прежде, чем сменить локацию повествования, позволю себе сказать еще пару слов о бассейне Майка: свой компот и домашние разносолы проносить с собой воспрещено, если вода из бассейна вам не по вкусу, то можно приобрести напитки на контрольно-пропускном пункте, а также заказать доставку еды; для детишек предусмотрен лягушатник и парочка горок; с крыши здания открывается потрясный вид на прибрежную полосу и застраивающийся кондоминиумами город; временной интервал посещения ограничен восемью часами, с 11:00 до 19:00 местного времени.

Покинув торговый центр, я приметил ряд фруктовых палаток, расположившихся на прилегающей территории. Ценник на моего любимого зверя — мангостина — показался завышенным в сравнении с северной плантацией сои Букао и все, что мне удалось, это скинуть с него символичные десять бат. С другой стороны, лакомая добыча уже числилась в красной книге, а здесь были отборные, крупные экземпляры. Попытав счастья у других лотков, я подивился одинаковому ассортименту и аналогичной цене. Не знаю по каким принципам покупатели делали здесь свой выбор, может быть руководствовались шириной улыбки продавца. В торге даже не помогла раритетная ручка с голой тетей в черном купальнике, а кое-где вовсе пригрозили сдать меня блюстителям нравственности. От греха подальше я призвал на выручку красную банкноту, чтобы умилостивить лишенную чувства юмора мадам, и, прихватив фиолетовых колобков, побежал в укрытие.

Фруктами мне удалось обзавестись. Для романтического свидания оставалось только достать разжигающие страсть горячительные напитки. Лишь заглянув в магазинчик на все случаи жизни, я сообразил, что забыл про самый главный атрибут спонтанных встреч — контрацептивы. Я собирался закупиться презервативами еще дома, но вдруг обнаружил, что Дюрекс удивительным образом исчез со всех полок, а с основным конкурентом меня связывали не столь доверительные воспоминания. Видимо Правительство за накладностью материнского капитала решило поднимать рождаемость другим путем. Признаюсь, латексные изделия местного производства я выбирал впервые, так как прежде удавалось обходиться отечественными запасами. Сперва я подумал захватить все экземпляры в охапку, подойти с ними к прилавку и продемонстрировать, какую я рыбу ловил, чтобы мне помогли подобрать подходящий размер — не забываем, что тайцы любят глупых фарангов, — но, завидя большое количество покупателей, я постеснялся показывать свой улов. В итоге я выбрал синюю пачку Дюрекса, следуя ассоциативному восприятию былых покупок. В последствии, не смотря на усердные поиски, большего размера я не нашел, в связи с чем оставляю полезный совет будущим секси менам: если вы не за подушками и матрасами едите в страну вечного лета, то латексом лучше закупаться на родине. Безопасность контактов таким образом была обеспечена. Доложив в корзинку упаковку пива и мангостиновый сок — ничего не могу поделать с собою — руки сами тянуться к этому чудо-фрукту, — я рассчитался на кассе и отправился в номер.

Выложив покупки и пляжные принадлежности я взглянул на часы — вечно спешащие цифры пока позволяли урвать счастливый билет. Следуя координатам на карте, я открыл для себя новую, уже встречавшуюся в других уголках местность: ряд трехэтажных строений европейской экспансии, аптеки, обменники, повсеместные магазинчики первой необходимости и стоянки с изнемогающими от жары мототаксистами. Однажды, во время отдыха на острове Самуи, я решил срезать дорогу до отеля, понадеявшись на актуальность гугловской карты, и таким образом забрел в частную резиденцию, вперившись взглядом в высокий бетонный забор. Мои топтания на месте привлекли внимание хозяина внушительного деревянного особняка. Завидев во дворе флаги и аутентичный резной фасад дома, я подумал сперва, что это какой-то музей, но, приметив за спиной степенно шагающего навстречу мужчины с тронутым глубокими морщинами лицом небольшой автопарк премиум класса, я понял, что ошибся адресом. Мне ничего не оставалось, как положить пакет с покупками наземь, сложить лодочкой ладошки и, сделав почтительный жест, поприветствовать хозяина дома. Представительный незнакомец кивнул и тактично поинтересовался, может ли чем-нибудь помочь. «Что вы», — смущенно ответил я и, извиняясь за непрошенный визит, протянул телефон с раскрытой картой. Пустившись в объяснения на англо-тайском диалекте, я стал тыкать пальцем в карту, показывая прямую дорогу до своего отеля, которая на самом деле упиралась в опутанный вьюном забор. «Этот дом уже много лет стоит на этой земле, — возразил мне владелец резиденции, — как называется твой отель?» Я снова тычу пальцем в дисплей телефона и наблюдаю тот же вкрадчивый взгляд. Сообразив, что гугловская карта для большинства тайцев все равно, что пешеходная зебра на асфальте, я достал визитку отеля. Тут ситуация стала яснее. Мне стали объяснять маршрут, на что последовали утвердительные кивки и заверения в ведении обходного пути. «Благодарю вас, я знаю как добраться до отеля, просто подумал сократить путь следуя карте». — «Пойдем», — прервал мои распинания твердый голос. Чувствуя за собой ответственность за возникшее недоразумение, я пошел следом к припаркованным автомобилям. «Садись, — завел стоящий поблизости Х5 Добрый Самаритянин, — я подвезу тебя». «Что вы, — замахал я рукой, — мне не хочется беспокоить вас». — «Не переживай, я как раз собирался в Теско, так что залазь в машину». Еще раз окинув взглядом великолепное убранство резиденции, я подумал про себя, что было бы преступлением лишать человека возможности уравновесить карму добрыми поступками, и, гремя пакетом с бутылками, сел в кожаный салон. Только не воспринимайте, пожалуйста, дорогие читатели, этот небольшой экскурс в качестве призыва к злоупотреблению радушием гостеприимной нации. Я бы не советовал ходить без просу в гости к незнакомым людям, особенно с наступлением сумерек. Когда образ глупого фаранга принимает регулярный характер, то это вызывает подозрения у судьбы. Поэтому не стоит удивляться, если вместо чая иной раз угостят солью. Сейчас же Гугл не подвел меня, выведя точно в пункт назначения. Назвав координаты своего местообитания и заплатив, если не ошибаюсь, 450 бат, я таки стал счастливым обладателем билета в дивный мир обетованных джунглей.

По возвращении в гостиничный номер я вновь просмотрел фотографии откликнувшейся на мой призыв собеседницы. Внешний облик женщины традиционных моральных устоев никак не укладывался в голове с первым свиданием в покоях распутного автора. Зная, что у жителей амбициозной Паттайи, в порядке вещей иметь семь пятниц на неделе, я подумал, что все же будет не лишним уточнить совместные планы на вечер. «Не переживай, мой мальчик, я скоро буду», — увидел я обнадеживающий ответ. Однако, как тут не волноваться, когда фильм ужасов не скачан, а моих знаний тайско-английского не достает для задушевных бесед о фатальной судьбе Ромена Гари или необыкновенной верности странствующих альбатросов. Чтобы хоть как-то снять напряжение, я не стал дожидаться мамочки с работы и осушил бутылку освежающего пива. Я надеялся, что хмель после длительного воздержания от плотских утех позволит мне отсрочить душ на пяток минут.

— Эх, надо было взять по пути жареного скорпиона, тогда бы мне не пришлось переживать за свою состоятельность в постельных делах, — пробубнил я себе под нос. — Хватит тебе! Было бы с чего беспокоиться, не манекенщицу все-таки ждем в гости. — Приструнил меня ментальный голос чертика.

Отбросив все сомнения прочь, я спустился вниз, чтобы встретить долгожданную посетительницу. Моя избранница припарковала свой байк у входа в гест и со смущенной улыбкой смерила меня взглядом.

— Все в порядке? — спрашиваю я, уловив отведенные в сторону глаза.

— Да. А тебе правда 27 лет?

— И 5 месяцев, если быть точным, — тяжело вздохнув, отвечаю.

— Правда? Ты выглядишь в действительности гораздо моложе, чем на фото.

— Знаю, очки и ракурс делают свое дело. Хотя, когда я покупаю здесь алкоголь, меня не просят предъявлять паспорт.

— А я могу попросить? — не без доли иронии интересуется миниатюрная мамочка в очках.

Будучи в курсе последних веяний в области сохранения общественной нравственности и традиционной морали, я не стал возражать:

— Без проблем, только нам надо подняться в номер.

И мы пошли к лифту, отметившись по пути на ресепшене. Что примечательно, моя спутница не стала оставлять свою ай ди карточку на стойке, и, поговорив с администратором, оставила ее при себе. «Я сообщила свои контактные данные, потому что знаю по прошлому опыту работы в отеле о случаях пропажи карт», — прозвучало ответом на вопрошающее выражение лица объяснение возникшей заминки.

Как только дверь номера захлопнулась изнутри, я сразу же направился к холодильнику, в то время как моя гостья осталась скромно стоять у порога.

— Что-то не так? — вскидываю вопросительный взгляд.

— Я хочу взглянуть на твой паспорт.

Сказано это было таким тоном, словно передо мной извинялись за причиненные неудобства, от чего мне стало не по себе. Попытавшись исправить неловкую ситуацию шуткой, я хлопнул себя по лбу:

— Конечно! Вот дырявая голова, я и забыл, что мы поднялись посмотреть мой паспорт.

Я открыл сейф и документально удостоверил свою личность в глазах исполненной сомнений тайской мамочки. Она удовлетворенно кивнула головой, разулась и, оглядев комнату, расположилась на широкой кровати, потому что больше присесть было негде — два небольших стульчика в углу были предусмотрительно заняты футболками и шортами автора повествования. Я расположился рядом, включил в телевизоре музыкальный канал и, истосковавшись по женскому теплу, обнял дражайшую гостью, позволив водовороту пылких страстей захлестнуть ход наших мыслей. Это была самая жаркая ночка из всех, что мне довелось пережить. Еще не раз я буду возвращаться к ней снова и снова, оставаясь наедине с собой. Осмысление свершившегося унисона прыгающих в груди сердец придет позже, а пока мое тело обвивают тонкие женские руки, которые, дай им былинную силу, раздавили б меня в своих цепких объятиях. Маленькая черноволосая головка устраивается на моей груди, а я лежу и смотрю в потолок, потому как недостаточно опьянен, чтобы заснуть на спине.

Проснулся я вперед заведенного будильника от резкого ощущения стремительной невесомости. Какие-то доли секунды уберегли меня от встречи рассвета на кафельном полу. Видимо оказавшись бессильным перед убаюкивающими объятиями Морфея, я перевернулся на бок и, сдвиг за сдвигом сдавая свою территорию свободной позиции действий, сместился на самый край ложа, едва удержавшись от падения вниз. Ловкость кошачьих рефлексов вернула счастливую малышку в мир повседневных забот. Встретившись взглядом помятых лиц, мы поняли друг друга без слов… Писк будильника уже не мог прервать идиллию прошедшей ночи: пришлось отвоевывать сданные в безжалостной схватке позиции.

В конце концов вскипевшая кровь отхлынула от разгоряченных чресл, уступив бразды правления холодному рассудку. Мамочка, разделившая со мной ложе, достала из сумочки зубную щетку и направилась в душ. Вот что не перестает умилять меня в щепетильности тайских женщин — презервативов в сумочке может не быть, но щетка обязательно найдется. Моя гостья привела себя в рабочий вид, поправила на носу громоздкую оправу очков, — ей-богу! не за что бы не подумал, что за образом серой офисной мышки может скрываться до безумия страстная натура, — заглянула перед уходом в зеркало и, пригубив стакан сока, удалилась по зову службы. Точнее не сказать, встречают по одежке, а провожают по делам. После пережитого в кровати пожара необузданных страстей сон как ведром воды унесло прочь. Я направился по еще мокрым следам в душевую, с некоторой долей удивления не обнаружив на раковине второй зубной щетки.

Пожелав в Лайне недавней гостье продуктивного рабочего дня, я решил разнообразить свой отдых альпинистской прогулкой по стенам недавно открывшегося крупного торгового центра «Харбор». Если верить описанию торгово-развлекательного комплекса, на одном из верхних этажей должна была расположиться скалолазная зона, куда я и наметил свой путь, отметив очередную локацию на карте телефона (https://goo.gl/maps/HJFR9nZR6NA2). Пользуясь прямыми маршрутами тук-туков, спустя полчаса я уже был на отмеченном месте.

На этот раз блюсти порядок в помещениях доверили трансформеру неопределенной принадлежности. Не знаю почему, но у меня закралось смутное подозрение, что не последнюю роль в его становлении сыграл «третий» пол.

Если кто захочет порадовать своих или чужих ребятишек разнообразием игрушек и развлекательных площадок, то думаю не ошибусь, заявив, что лучшего места для произведения впечатления на подрастающее поколение в сказочной стране улыбок не сыскать. Стоит также отметить, что застройщик во время моего посещения еще не до конца воплотил в жизнь задуманный проект. Рекламные афиши оповещали о грядущем открытии ледового катка — на заметку соскучившимся по зиме соотечественникам — и обширном скалодроме, куда лежал мой путь, то ли в апреле, то ли в мае месяце текущего года, при том, что на дворе нещадно палил июль. Мне пришлось порядком побродить в поисках моей цели, пока наконец добросердечный охранник не поведал мне о еще не оконченном процессе сооружения штурмуемых стен. Я слегка расстроился, но сошедшись во мнении с рачительным бизнесом, что в первую очередь надо думать о детях, что каждый уважающий себя родитель не станет жалеть денег на продолжение рода, поспешил вернуться в свой угол. Не могу точно передать причину, но мне было тяжело наблюдать за беззаботными, светящимися радостью детьми. Надеюсь, что это была всего лишь ностальгия по прежней, сумасшедшей Паттайе.

На обратном пути мне повстречался пикап с обожаемым мною фруктом. Не долго думая, я отдал сотню бат за трех килограммовый пакет мангостинов, половина из которых оказалась гнилыми. Даже не знаю, что выгодней, купить килограмм отборных лакомств или по той же цене три кило кормовых.

По возвращении в укромный уголок, еще не до конца придя в себя от прошлой ночи и бурного начала дня, я заглянул в свой Лайн, питая смутное желание возобновить контакт с непопрощавшейся мамочкой и, в то же время, надежду узреть простирающиеся горизонты невидимого края сладких грез. В итоге, запамятовав о том, что погоня за двумя зайцами, зачастую оставляет охотника ни с чем, к залапанному телефону прибавился планшет с раскрытым сайтом знакомств. Простите за такие банальности, но вся наша жизнь соткана из них.

— Спасибо, дорогой, — поблагодарили меня красочными открытками и цветами в телефоне -«Видно в этой головке тоже водятся свои тараканы». — Скажи, пожалуйста, как ты относишься ко мне и что хочешь найти? Серьезные отношения или просто секс?

Я никак не ожидал сходу прямых вопросов в лоб и мне пришлось почесать голову, чтобы помягче сформулировать свой ответ.

— Я всего лишь приехал сюда на несколько дней и скоро отчаливаю на Чанг. Помнишь, я говорил тебе? Мы познакомились только вчера и времени слишком мало для того, чтобы говорить о серьезности чувств. Я не верю в любовь на расстоянии, но мне было очень хорошо с тобою и это была самая жаркая ночь в моей жизни.

— Сегодня у моей подруги день рождения и мне хотелось бы пойти на торжество вместе с тобой, — спустя какое-то время ответили мне.

Еще раз почесав затылок, я подумал, как вежливо отказаться от поступившего предложения. Уж что-что, а исполнять роль показной куклы среди немолодых теть и дядь мне хотелось меньше всего.

— Извини, но пожалуй мне будет не комфортно в вашем обществе, — не нашел я ничего лучше как сказать правду. — Однако, если вдруг возникнет желание навестить меня вновь, то мои двери всегда открыты.

— Наверное поэтому ты сидишь на Таифрендли. Думаю тебе стоит найти другую девочку, мне нужен не только секс на одну ночь. — «И мне не помешало бы того же, — вздохнул я, — только не так-то просто среди семи миллиардов людей отыскать ту единственную, родную душу, что будет верной опорой, поддержкой, протянет руку помощи путнику, споткнувшемуся о подножку судьбы, что сможет прервать на полуслове снисходительным кивком головы и рассмешить оригинальной шуткой в час хмурых дум. „Я понимаю тебя, дорогой“, — какая простая, но в тоже время редкая фраза. Уверен, мир стал бы куда счастливей, зазвучи она чаще».

Я конечно всем сердцем люблю солнечное королевство, его толерантность и беззаботные улыбки людей, живущих сегодняшним днем, но к сожалению далек от того уровня тайского языка, что позволяет найти взаимопонимание без лишних слов. Особенно в затуманенном ревностью взгляде. Я хорошо помню, как буквально перед самым отъездом домой с острова Самуи случайно обнаружил под матрасом, что делил со своей былой пассией, разделочный нож. Я конечно не йог, но целых полтора месяца проспал на остром лезвии стального ножа, ни слухом, ни духом, ни сном не ведая о заложенной мине замедленного действия. Вот и попробуй, сразу пойми, что скрывается за обворожительной улыбкой в непредсказуемой женской головке. Загадка из загадок, как сказал бы мой дед, будь он на этом свете.

Рассудив таким образом о напрасном продолжении поиска общих точек соприкосновения, я не стал писать что-либо в ответ озлобленной женщине, чтобы не гневить ее больше, и направился в туалет — как бы не был хорош секс, но я не откажусь от возможности справить нужду с раскрытой дверью, даже если мне продолжают присылать фотографии и картинки с цветочками. Философское спокойствие пришло ко мне на фарфоровом постаменте, я разорвал вязкую паутину интернета и отправился искать счастья там, где его не было и в помине, но об этом вы уже могли прочитать прежде.

На следующие сутки, после очередного визита на пешеходную улицу ночных развлечений, уже в который раз прозвучал обет воздержания от посещения шабаша алчущих похоти вурдалаков и ведьм. В эту поездку я думал обойти Паттайю стороной, но меня как магнитом вновь засосало в топкую трясину. Самое противное, что начинаешь оправдывать свой выбор доступным и комфортным жильем, обилием недорогих фруктов, увлекательными экскурсиями на любой вкус — один «Мадагаскар» чего стоит, — из которых вовсе не посетил ни одной. Смотришь на заманчивые фотографии нового аквапарка, намереваешься наконец-то войти в великолепный Храм Истины, а в итоге снимаешь похмельный синдром приторно-сладкими энергетиками. «Хватит, убирайте к чертям эту треклятую улицу греха! Дайте наконец одинокому человеку возможность оценить трезвым взглядом убранство тропического сада Нонг Нуч». С утра я явно проснулся с другой ноги и пошел искать облегчения грузной ноши души на фарфоровом постаменте. Правда на этот раз мне легче не стало. «Надо бы охладить нерастраченный пыл в бассейне Майка», — осенила меня дельная мысль и тут мои планы не разошлись с делом. Вернувшись в номер после водных оздоровительных процедур, я собрал сумку, лег на кровать и, ощущая приятную усталость в теле, уснул безмятежным сном, в котором волшебный минибас уносил меня прочь с грешной земли в сказочный мир диких джунглей.

Ждать прибытия минивэна в холле геста мне пришлось не так уж долго — каких-то двадцать минут. Здесь тайская пунктуальность вполне может составить конкуренцию отечественным маршрутам движения. Взобравшись на заднее сиденье, я с довольным лицом стал наблюдать за размеренным ритмом жизни утренней Паттайи. Рядом со мною оставалось еще два свободных места и, поплутав по полуживым улочкам, мы приткнулись возле отеля Белла Экспресс, чтобы вырвать из алчных лап кровожадного города очередные заблудшие души. Видно змий-искуситель до последнего не хотел отпускать страдальцев на волю, поскольку выплыли они из дверей отеля лишь спустя час. Знойная ночь изрядно потрепала темнокожих путников, раз они прихватили с собой пятилитровый бутыль воды без крышки. Что говорить, умеют люди обратить на себя внимание, а вот про элементарное «сорри» не всегда вспоминают. Обвешанные золотом словно Шахерезада мужчины расположились рядом со мною, поставили недопитую бутыль на пол, и мы тронулись в путь. Гладкий асфальт смилостивился над мучимыми жаждой страдальцами, не расплескав по дороге ни единой капли из источника жизни. Впервые за время поездки я с ностальгией, не без некоторого злорадства, подумал о родине и ее вечной беде. Попытки укорить себя за недоброжелательные мысли, как ни странно, не вызывали чувства стыда, хотя, не могу ни признать, что было довольно забавно наблюдать, как мои разнаряженные соседи по очереди отхлебывали из громоздкого бутыля.

Водитель минибаса высадил нашу группу на пирсе, раздал билеты на паром и укатил за следующей партией утомленных злачными фимиамами Паттайи путешественников. Я взошел на паром, купил тайской лапши — аналог нашего Ролтона, только с настоящими кусочками куриного мяса, — и, устроившись поудобнее на пластиковой сидушке, стал созерцать вырисовывающиеся горизонты величественного острова первозданной красоты. Фотографией и напыщенным словом не передать всю полноту восхищения возвышающимся над океаном горным ландшафтом, покрытым густым тропическим лесом, как и не отразить захватывающую дух панораму прилива в лучах заходящего солнца. Все же я отставлю здесь несколько фотографий зеленых гор и пурпурного заката, чтобы хоть как-то разбавить бредни предвзятого завсегдатая Таиланда.

Высадившись на берег, я глубоко затянулся чистым воздухом и пошел вслед за остальными пассажирами парома к стоянке тук-туков, выполняющих на острове роль такси. Меня усадили в пикап, следующий до Лонли Бич, где и располагалось забронированное мною бунгало. Водитель собрал по сотне бат с носа и, утопив педаль в пол, покатил с ветерком радостных пассажиров. По пути я подумал арендовать мотобайк, чтобы хорошенько изучить живописный остров, но, чуть не вывалившись из кузова во время крутого спуска с холма и резкого поворота, я быстро отказался от этой затеи. Более опасных дорог на моей памяти я не встречал. Водитель тук-тука, высадил оставшихся пассажиров в центре Лонли Бич, достал с крыши багаж и мы разбрелись искать пристанище в деревушке. Ориентируясь по карте я прошел чуть вперед, пока не увидел искомую вывеску. Название ресторана не могло не вызвать улыбку.

Оказалось, что владельцем отеля и ресторана является русский экспат по имени Дмитрий. Познакомиться мне с ним не удалось, так как по словам колоритного менеджера Клиффа, он уехал в Камбоджу за визой, но уже по одному выбору места ведения бизнеса, я с уверенностью делаю вывод о том, что Дмитрий — человек доброжелательный и классный.

После заселения в бунгало следующей целью намечен был поиск пляжа. Циферблат часов постепенно подкрадывался к закату светила, а упускать возможность полюбоваться игрой ускользающего солнечного света на бурунистых гребнях морских волн было бы верхом кощунства по отношению к родимой матушке — природе. Скажу наперед, что на Лонли я очутился впервые, ограничившись в прошлогодний визит на Чанг пляжем Вайт Сэнд. Мне сразу же бросилось в глаза отсутствие признаков глобальной цивилизации — никаких тебе севен-элэвенов, фэмили мартов, бродячих торговцев с безделушками и цветами. Семейный бизнес здесь пока продолжал держаться на плаву, но жадные до прибыли акционеры уже потихоньку стали протягивать загребущие руки к клочку туземной земли. По дороге я приметил заманчивый ценник на еду и после ощутимых для рублевого кошелька ночных прогулок по Волкинг стрит, не задумываясь присел оценить кулинарное мастерство заведения, если таковым можно назвать стоящую подле дома уличную жаровню и два-три небольших столика, за одним из которых уже пристроилась тайская парочка. «Полевая» кухня пришлась мне по вкусу, особенно порадовала цена в сорок бат за куриный супчик с лапшой. Довольный сытой жизнью я даже оставил двадцать бат сверху, чему искренне удивилась домашний шеф-повар, отвесив мне поклон чуть ли не до самой земли. Я подпрыгнул на месте и обернулся в испуге назад — кто знает, может здесь нашел покой какой царь. Странное чувство дежа вю охватило меня — «Чувство, которое словами можно выразить только по-французски», — всплыла в голове запомнившаяся в одной из прочитанных книг фраза.

Посоревновавшись в ширине улыбки с хозяйкой домашнего общепита, я продолжил свой путь к морю, следуя велению капризного сердца. Если вдруг кто подастся на Лонли Бич впервые, то сразу скажу, что удобней всего заходить на пляж через территорию отеля «Nature Beach Resort» и покидать его тем же путем. Спускаясь и поднимаясь по лесенке вы обнаружите краник с водопроводной водой, благодаря которому можно не сыпать песком и ощутить свободу движений. Чуть поплутав, я вышел к морю, переполненный христофоровой радостью от захватившей дух красоты заката. Искрящиеся на фоне безбрежного океана волны набегали и отступали, набегали и отступали, пытаясь вернуть себе то, что им когда-то принадлежало по праву. Безмятежные сумерки окутали меня теплым дыханием наступающей ночи. На душе стало так светло и покойно, что захотелось встретить здесь свой конец. «Океан дал — океан взял». Передо мной не мелькали другие туристы и даже не пробегали собаки. Я сидел на песке и старался как можно четче запечатлеть в сердце этот миг счастья, чтобы возвращаться к нему вновь и вновь, закрывая глаза в момент душевных смятений.

1

Солнце скрылось за горизонтом, настала пора возвращаться назад. Воды своенравного океана были мне не знакомы, а эликсир бесстрашия я еще не успел принять, поэтому купание было отложено на завтрашний день. На дороге мне преградила путь парочка веселых ребят на мотобайке. Вложив в мою руку флаер своего бара, они пригласили меня посетить предстоящую вечеринку.

— Где будет проходить тусовка?

— Там, — махнул прямо рукой веселый листовщик, — приходи сегодня, будет классное пати, бакет водки в подарок.

— Ок, — сказал я и пригляделся к врученному флаеру: действительно, ведро огненной воды до 22:00 предъявителю сего листка за счет заведения.

— Да они боги маркетинга, — рассмеялся я и пошел дальше. — Вот у кого стоит поучиться заправителям городских клубов.

По дороге я заглянул в парочку повстречавшихся турагентств, чтобы сравнить цены на снорклинг и заранее обзавестись трансфером до Бангкока. Прайс оказался одинаковым в обоих местах. Я не стал разыскивать третье предложение и приобрел экскурсию с поверхностным изучением подводного мира близлежащих островов и, не отходя от кассы, билет до столицы. Хоть какое-то разнообразие в отдых внесено, теперь осталось запастись энергетиками в преддверии инспекции ночной жизни деревни. Я взял сразу три бутылька, на случай, если двух будет мало. Моя интуиция редко дает осечку.

Следуя от одного источника звука к другому, я обошел несколько баров, пока не наткнулся на тех же парней, что вручили мне флаер. «Проходи, мой друг, не стесняйся, — узнал меня пассажир байка в подтяжках на голом торсе, — будет весело, обещаю». Приметив хоть какое-то скопление посетителей я прошел под навес бара и ознакомившись с алкогольной картой напитков, заказал себе пинту Чанга за сотню бат. Цены меня приятно удивили, музыка тоже — никаких тебе диджейских выкрутасов в ритме «туц-туц-туц», — да и народ стал потихоньку заполнять заведение. Бутылка допита, теперь можно тряхнуть конечностями. Я присоединился к заморским девушкам на танцполе, а за мной подоспели представительницы местного колорита. Надо успевать пользоваться вниманием красоток, пока в пляс не пустились высокие летучие голландцы в белых рубахах. С моими ста семидесяти четырью сантиметрами и растянутой футболкой придется изрядно попотеть и попрыгать, чтобы остаться в поле зрения женского взгляда. Па, еще одно па, и меня приглашают за столик, угощают бакетом с виски, я отвечаю тем же. Душа понеслась в рай. Разум уснул, время от времени просыпаясь от громкого завывания колонок и недовольно бормоча что-то себе под нос. Его слов я уже не могу расслышать среди гама беснующейся толпы. Решаю перейти в наступление. Пусть момент не совсем подходящий, но белого танца с приглашением кавалеров можно ждать и всю жизнь. Прижимаю под заводной бит вплотную к себе партнершу по танцу (в голове уже заиграла своя музыка) и пытаюсь прокружить ее в ритме вальса. Ноги заплетаются и мы падаем на цементный пол. «Тинг-тонг, тинг-тонг!» — кричит моя Навка. — «Ба-ба, бо-бо», — соглашаюсь я. «Первый блин вышел комом», — с досадой чешу я ушибленную голень. Пристраиваюсь к какой-то компании, пытаюсь залечить полученную рану и чокаюсь бакетом за знакомство с вдруг нашедшимся на другом краю света земляком. Стоп! Может я сперва слышу родную речь, а потом уже шмякаюсь наземь? Поди разбери, что было до, а что после, когда рассудок объявил в голове принципиальный бойкот.

Вернуло меня на земную поверхность из мертвого сна внезапное щекочущее прикосновение в области пят. Я резко обернулся, желая посмотреть в глаза нахалке или — чем черт не шутит! — бессовестного наглеца. Оказалось, это был проказник — ветер, просочившийся через открытую дверь бунгало. «Вот это поворот!» — вскочил я на ноги в следующую секунду и стал искать кошелек, телефон и ключи. Первые два предмета отыскались быстро — они оказались в шортах, до которых не дошли чьи-либо руки перед тем, как я завалился безжизненным грузом спать. В кошельке даже осталась часть сбережений. «Планшет тоже на месте, — успокоившись выдохнул я, — а где же ключ?» Мозг с большим трудом передал сигнал дедуктивному отделу в работу. Выглянув за порог, я обнаружил ключ в замочной скважине двери. «Обошлось», — отерев пот со лба, я включил кондиционер и плюхнулся на кровать, пытаясь восстановить по обрывкам хронологию ночных происшествий. Проявившаяся на ноге шишка позволила воскресить в памяти незадавшийся вальс, а дальше следовал бездонный провал. В голове до сих пор били в барабан и трубили фанфары. Страшно представить было свое состояние, очутись я в этот момент в родных широтах. «Без живительного снадобья не обойтись», — выпив один за другим два энергетика я почувствовал себя лучше. «Может телефон сможет дать мне какую наводку?» Я включил дисплей и обнаружил несколько новых контактов. «Ладно бы узнал телефончик девчули, пусть бы даже с „изюминкой“, которую удается разглядеть только под углом в двадцать пять градусов, нет ведь! — завел знакомство с парнями». Наверное путеводная звезда уже устала наблюдать за тем, как я раз за разом натыкаюсь на те же грабли, и давно плюнула на меня с высоты недосягаемого полета. Если так, то надеюсь, возмездие придет, когда меня будут глодать рыбы на дне океана. Что я могу сказать? Горбатого исправляет могила или котел с кипящей серой. Я не буддист и не хочу возрождаться во времена ленинградской блокады. Я не всегда оцениваю последствия своих действий или бездействий, иначе жизнь итак превратилась бы в сущий ад. Во время каждой вылазки в царство соблазнов я говорю себе: «Хватить испытывать терпение Творца нашего, пора бы уже начать думать головой», но продолжаю упорно проверять надежность предустановленного автопилота, который в один «прекрасный» момент может дать сбой. До сих пор мне везло, что в первую поездку «пакетом» ночные гости незаметно вскрыли сумку ножом, а деньги лежали промеж трусов, что обнаружил по утру в мусорном ведре использованные презервативы, что на Волкинг стрит не хватило денег на кокс, что ледибой не стал юлить при ответе на всем известный вопрос, что не стал засматриваться на других девушек и скандалить с местной сожительницей на Самуи, предпочтя оставить свое мнение при себе, что гулял с будущей мамой по торговым центрам Бангкока спустя двое суток после теракта, да много было всякого свезло… Кто-то может сказать — дело случая. Я не знаю, что у этого случая на уме и предпочитаю думать, что он просто обходил меня стороной.

Нашедшегося в гуще многонациональной толпы соотечественника я быстро признал и мне было также приятно, что про меня не забыли. Открываю отправленное в девятом часу утра сообщение с вопросом, на который не смог бы ответить в тот момент, ни прибегнув к посторонней помощи, — «Привет бро, ты где?» Выходит, что до рассвета я не дотянул и дрых в это время, не чувствуя задних ног. Хоть какая-то картина стала вырисовываться в эпицентре минувших событий. «А это, что за харя?» — замечаю незнакомого персонажа в Ватсапе. — «Шайбу наел будь здоров, с такой физиономией в Африке спокойно не отдохнешь». Я продолжил искать в телефоне зацепки утерянной нити воспоминаний и с удивлением обнаружил отснятое в баре видео.

VID 20160714 235235

VID 20160715 002206

VID 20160715 004624

Просмотрев короткий видеоряд, я стал припоминать нового знакомого. Кажется, мы познакомились в туалете. Я еще спросил: «Ребята, вы из Голландии?». «Ага, как ты узнал?» — удивился сосед по писсуару. «По вашему росту, — рассмеялся я, — по какому случаю надеты белые рубахи? Решили устроить мальчишник на Чанге?» — «Нет, мы празднуем окончание семестра, — улыбнулся рослый студент, — а ты сам откуда?» — «Из Сибири, страны медведей и велосипедов. Надеюсь, что вы заявитесь к нам на предстоящий чемпионат мира по футболу», — сыронизировал я, и потом еще не раз приставал к голландцам с этой однобокой шуткой. Как знать, может самодовольное бахвальство послужило в качестве одной из причин унылого выступления отечественной сборной на Евро? В расход пошел последний фуфырчик. Надо бы выбираться на вольный простор, иначе море так и не дождется меня. Натерпевшийся организм решил отомстить за пренебрежение его возможностями и оставил за собой шлейф едкого запаха отработанного горючего. Продолжать ломать голову над тем, чего уже не воротишь вспять, у меня больше не было сил. Я наскоро закинул в заплечный мешок полотенце, очки и крем от загара, и взял трусцой курс на пляж.

По пути мне повстречались вечно голодные бандерлоги. Не удивлюсь, если когда-нибудь увижу себя на видеозаписи в ютубе со схожими ужимками и одичалым взглядом. Внезапное ощущение свободы может сыграть злую шутку с неподготовленным человеком, запустив процесс эволюции в обратном направлении.

1

VID 20160715 124715

VID 20160715 124909

Сбросив свой скудный скарб на песок, я ринулся навстречу своему брату — океану. Меня приятно поразила кристальная чистота воды. Я зашел по самое горлышко 174 сантиметров и мог без труда разглядеть свои ноги на дне. Никаких ежей, медуз, рыбок не наблюдалось в помине. Была лишь пустыня под толщей морской воды, которая, как ни странно, радовала глаз. Я вверил себя в руки Творца нашего и, покачиваясь в позе звездочки на волнах, с упоением стал прислушиваться к тишине окружающего мира. Я ощущал себя младенцем в необъятной колыбели, пока океан нашептывал ласкающую слух сказку без слов, унося меня в царство вечного сна. Не было больше никаких забот и тревог, были только я и Он — мой брат и Отец. Вместе мы нашли нашу Мать — Нирвану, которая, как оказалось, скрывалась вовсе не за горами. Мне захотелось закричать «Эврика!», но я побоялся спугнуть обретенный покой. Нас ничто не должно было разлучить, но инстинкт самосохранения не хотел так просто сдаваться. Недовольно буркнув от резко нахлынувшей волны, накрывшей меня с головой, он взял контроль над ситуацией под свое крыло. Я машинально вынырнул на поверхность, ища взглядом берег. «Еще не настал черед опускать руки», — привел меня в чувство проснувшийся голос разума. Оказалось, что коварный брат времени зря не терял, устроив расслабившемуся малышу хорошую проверку на боевую готовность.

После активных физических упражнений все остатки хмеля тут же выветрились из головы. То, что доктор прописал в случае посталкогольной квелости организма. Я лежал в тени раскинувшего густые кущи дерева, наблюдая за суетящимися на песке мелкими крабиками. Словно муравьи они роют свои норы и, огородившись от мира кучей повседневных обязанностей и забот, изо дня в день живут по заранее составленному распорядку. «Черт подери, да какая же это жизнь, когда все, что у тебя есть — это один и тот же маршрут из точки, А в точку Б». Поставь меня перед выбором: один месяц отдыха в тае за год жизни в серой рутине — я бы не задумываясь пожал руку судьбе и скрепил договор кровью, потому что в конечном итоге с нами остается только история, большего мы не можем забрать с собой. «Черт побери, да все пять лет муравьиной жизни займут у меня меньше страниц!» Но нечего было обременять себя грустными мыслями, когда перед глазами царил такой чудесный день. Надо непременно освободить под него место в заваленном всяким хламом хранилище прожитой жизни. Вокруг почти ни души, лишь вдалеке парочка начинающих серферов пытается обуздать непредсказуемую морскую стихию, да с десяток развалившихся по периметру пляжа туристов, также как и я, вкушающих красоту гармонии с окружающим миром. Никто не взывает к состраданию усталыми улыбками, предлагая обзавестись платками, жемчужными бусами и часами за отсутствием их надобности счастливому человеку. Солнце, расположившееся прямо над головой, освещало этот райский уголок своим теплым светом, словно бы в этот час проходила небесная выставка земных достояний, демонстрируя искушенному зрителю удивительный экспонат, сотворенный силой мысли господней. Боже, как же приятно возвращаться вновь к этому мигу простого человеческого счастья и в тоже время жаль, что он не может быть вечным.

Я не хотел расставаться с завораживающей взгляд небесной картиной, но против веления изголодавшегося желудка не попрешь. Однако, покидать это удивительное место с пустым багажом все равно, что выразить пренебрежение стараниям Отца нашего. Пусть и приходится порою нарушать этот завет, но не сегодня, в этот особенный и исключительный день. Прошу с пониманием отнестись к отечественной модели моего телефона, и если отснятый материал не передает восторженных слов, то приезжайте на Лонли Бич, чтобы воочию застать этот райский уголок в диких джунглях.

VID 20160715 161023

Я пошел неспешным шагом к упомянутой лесенке с проточной водой, чтобы освежить согретые горячим песком стопы ног. Навстречу мне шли двое молодых парней с одного из прибрежных баров. С ненавязчивой улыбкой они передали мне флаер с приветственным, разогревающим кровь напитком и пригласили заглянуть в близлежащий бар. «Похоже, что жизнь здесь тоже течет по кругу, — посетило меня французское чувство. — Раз ничего другого не остается, то будем играть по правилам до тех пор, пока они не успели приесться».

На выходе с пляжа меня ожидал приятный сюрприз — я встретил недавнего знакомого, которого было не трудно запомнить по модной прическе времен шальной популярности Тимоти Лири.

— Вот так встреча!- встретил меня радостным возгласом объявившийся в джунглях земляк. — Как самочувствие после вчерашнего?

Мы пожали руки и тут я впервые осознал, как мне не хватало родного могучего языка и полноценного собеседника, как мне хотелось поделиться нахлынувшими впечатлениями. Все-таки приятно быть услышанным, а тем более понятым.

— Сначала было херовасто, но морская вода быстро привела меня в чувство. Перед каждой поездкой в тай я говорю себе, что нельзя столько пить, но стабильно делаю исключения, после которых приходится складывать пазл из осколков памяти.

— И меня преследует та же история, — поддержал мою ремарку товарищ, — это ты верно подметил. У себя дома я бы отходил минимум двое суток после такой попойки. А здесь съел лапши, знаешь, что продается брикетом в стакане?

— Знаю, — киваю я головой, — она еще символично называется Мама, если не ошибаюсь.

— Да, как будто поел домашнего супа. Наши дошики я не переношу, а она залетает за милу душу, — последовал пояснительный комментарий. — Запил это дело Чангом и похмелье прошло. Поэтому дома я не пью, а здесь сам климат дает добро. У нас, на Урале, не хватает кислорода, если перебрал, то кочан на утро будет трещать по-страшному.

— Согласен, здоровье уже не то, что в студенческие годы. Приходиться выпивать на родине культурно и только по праздникам.

За увлекательной беседой я не успел заметить, как мы покидаем пляж. Что не говори, а приятно встретить на чужбине соотечественника, с которым можно поговорить по душам. Если б не чувство голода и желание смыть с кукожившейся кожи соль, я с превеликим удовольствием пустился бы в обмен накопившимися историями прожитых дней, но с этим в ближайшие полтора часа можно было повременить.

— Слушай, Леха, а ты разве не на пляж направлялся?

— Туда и шел. Хотел поглазеть на европеек в купальниках или на крайний случай встретить тебя, — проговорил сквозь дым электронной сигареты выразительный собеседник и тут же прибавил: — Я прикалываюсь. Ты же написал, что стартуешь на пляж, а я неподалеку живу. Решил прогуляться и заодно проветрить мозги.

— Я конечно не француженка и грудь у меня до первого размера вряд ли дотянет, но комплимент приму. Вовсе вылетело из головы, что я писал тебе утром.

— В обед, — поправил меня товарищ.

— Точно, а утром ты вспомнил про меня, — вырвалось у меня. — Что хоть происходило вчера? Пролей свет на события в баре.

— Я сам думал обратиться к тебе с этим вопросом.

— Тут у нас одна беда на двоих, — усмехнулся я. — Я просыпаюсь в открытом бунгало, в одних шортах, с таким же туманом в голове, как от твоего кальяна.

— Прости, что курю рядом, если хочешь могу убрать сигарету.

— Не надо, просто непривычно видеть эту штуковину. До нашей глубинки мода на этот… Как это называется?

— Вейпинг.

— Точно, вейпинг не дошла.

— Постой, — прервал я собиравшегося что-то произнести собеседника, — дай, заснять наглую рожу Аркашки, чтобы при опознании узнать его в лицо.

— Кого?

Я достал телефон и попытался заснять бандерлога, скорчившего мне рожу, но он почуяв что-то неладное быстро скрылся из вида.

VID 20160715 170727

— Хочу накатать заявление на эту макаку за неуважение к порядочному туристу. Она справляла нужду, когда я шел на пляж. Я сделал ей замечание, а она оскалила морду, как бы намекая на то, что я здесь лишний.

— Тогда я пойду с тобой писать заявление на грабеж без предупреждения.

Меня тоже взяло любопытство:

— Это как понимать?

— Просыпаюсь я в кровати с какой-то матрешкой. По началу обрадовался такому подарку. Стал к ней пристраиваться сзади, а она таким наглым голосом заявляет: «Две тысячи бат». Я ее пытаюсь прогнать, а она встала в позу, говорит, что позвонит братьям, если не заплачу. Открываю дверь, кричу «Секьюрити, секьюрити», типо «Охрана, охрана, меня грабят».

Мы дружно стали смеяться над этой историей.

— А она что?

— Сама поржала над моими криками. Я снимаю бунгало за 400 бат в сутки, понятно что никакой охраны нет и камеры, скорее всего, для виду повесили. Достаю кошелек, показываю, что денег нет — там всего несколько сотен было. Она говорит пошли до банкомата, если не хочешь проблем. Пришлось идти снимать деньги. Отдал ей тысячу, она поворчала, но ушла.

Побеспокоенный разразившимся смехом живот напомнил о себе капризным урчанием.

— Харе ржать. У тебя самого то чем ночь закончилась? Помню, ты танцевал с какой-то чиксой. Счет на утро за услуги не предъявили?

— Видимо мне удалось избежать такой участи, поскольку в кошельке кое-какие деньги остались, но гарантий дать не могу. Добирался до двери я на автопилоте.

Тут я в самом деле усомнился в действительности своих слов и на полном серьезе спросил:

— Слушай, Леха, ты меня случайно вчера не провожал?

— Прикалываешься? — удивился мой собеседник. — Я не знаю, где ты живешь.

— Не обижайся, я на самом деле не могу вспомнить, как уходил из бара. Знаю, что кружил одну дамочку и с ней же шлепнулся на пол. По-моему даже не раз. Об этом мне напомнила голень — скоро должен появиться синяк. — Я приподнял ногу, чтобы указать на место ушиба. — Что называется, попытался присвоить чужую славу себе или решил повторить за другом. В студенческие годы мы часто выбирались в городской клуб, который уже прикрыли, и там я не раз замечал, как на него вешаются девочки, после того, как он откружит их словно в каком-нибудь танго или вальсе. Похоже, что я решил произвести впечатление таким образом, только вышло не так то просто, как казалось со стороны.

— Зато ты не услышал про «две тысячи бат», — успокоил меня Алексей.

— На этот случай надо сразу представляться «Чип Чарли». Девушки легкого поведения сразу понимают, что денег у тебя нет. Если есть симпатия, то все равно продолжат вилять задом, а если нет — вежливо отвернуться. С нашим курсом рубля только и остается, как называть себя Чип Чарли.

— Чип Чарли значит, — повторили за клубком дыма, — надо будет запомнить.

— Я наверное интересовался вчера, так что извиняй, если спрашиваю во второй раз, — на сколько дней ты сюда приехал?

— До конца недели еще буду вялиться здесь, а дальше в Бангкок, а ты когда даешь деру?

— В понедельник, а потом на Пханган. Хочу попасть на фулл мун пати, вечеринку полной луны. Слышал про такую?

— Нет, помимо Ко Чанга, я был на Пхукете, Ко Ланте, Пхи-Пхи, в Паттайе, и Бангкоке. Про Пханган что-то слышал, но там не отдыхал.

— Посмотри видео на ютубе, это самая сумасшедшая вечеринка. До тридцати тысяч человек собираются на одном пляже, чтобы уйти в отрыв. Я был там в прошлом году со своей тайской подругой, когда гостил на Самуи. Хоть и накидался прилично, но помню, что это был лучший день в моей жизни.

— Жаль, что мне скоро возвращаться домой, а так бы, может, поменял свои планы.

— В эту поездку я решил поехать туда осознано. Недавно прочел в сборнике афоризмов: «Ехать с женой в Париж все равно, что ехать в Тулу со своим самоваром». Антон Палыч Чехов.

— Мне понравились тусовки на пляже Пхи-Пхи, а еще там много одиноких европеек и американок. Могу рассказать одну историю…

— Может пойдем перекусим? — не сдержался я.

Перед глазами вновь поплыл туман. Вполне вероятно, что в этот момент я отдаленно напоминал узника трудового лагеря подле собственноручно вырытой ямы. Во всяком случае, так я себя видел со стороны, воскресив в памяти ужасные фотографии ГУЛАГА. Мой собеседник выдержал затворную паузу стрелка и еще раз затянулся электронной сигаретой, после чего, обдумав предложение, изрек:

— Прости, бро, но я только недавно поел. Может попьем пивка?

— Тогда давай словимся попозжа? — чуть не завыв, не в силах больше бороться с голодом, протараторил «последнее» желание. — Я бы с радостью продолжил наше общение за бутылочкой пива, но после местной жратвы у меня скрутило живот, — солгал я всего лишь наполовину. — Кстати, ты играешь в бильярд?

— Нет проблем, бро. У меня здесь есть дружище, владелец бара за мостом, офигенный чувак, не раз меня выручал, — прозвучала лестная характеристика друга, — у него и бильярдный стол есть, и вай-фай шустрый. Я тебя познакомлю с ним, он отличный мужик.

— Хороший вай-фай мне бы не помешал. Где, говоришь, находится бар?

— Видишь впереди мост? Сразу за ним находится бар. Называется «Риверстон». Ты далеко отсюда живешь?

— Нет, на холме, прямо по дороге. В экзотик бунгалос. Кстати, владелец там русский, только мне пока не удалось познакомиться с ним.

— Тогда встречаемся вечером в баре.

— Хорошо, не прощаемся.

— До встречи. Я буду на месте через час. — Крикнул мне в след недавний знакомый.

Тем временем ноги сами несли меня к радушной хозяйке придорожной лапшичной. Если дестью минутами ранее я хотел сперва придать себе порядочный вид, принять ванну с морской солью, промыть в плавках золотоносный песок, надушится французскими феромонами, а уж потом, как подобает интеллигентному представителю «белой» цивилизации, приступить к трапезе, то теперь я и думать об этом забыл. Как это не прискорбно звучит, мы вспоминаем о культуре только на сытый желудок. Не будь на сибирском остроге у Горячникова Александра Петровича под рукой Евангелия с заклеенными в переплете деньгами и щей с брюшиной и тараканами, то пытливому уму мнительного учителя не было бы дела до характеров и судеб каторжных поселенцев. Пад тай, не продержавшись и пяти минут, отправился на растерзание ненасытной утробе. Поблагодарив Господа нашего за морские и земные дары, я сказал «Арой мак—мак кап» хозяйке дома за приготовленную пищу и отправился наводить марафет.

В обители меня встретил недовольный гогот гекконов. Диву даешься, как такие маленькие ящерки могут громко заявлять о своих правах на жилплощадь. После изрядного количества принятого на грудь снотворного я не успел толком прислушаться к выдвигаемым петициям. «Похоже, что и сегодня я не скоро засну, а вставать надо рано — снорклинг требует жертв», — отметил я про себя. Не пугайся, читатель, дерзким ящеркам не пришлось отращивать новый хвост, — в расход пустили москитов и несчастный матрас. Денег в кошельке осталось немного, поэтому вновь была вскрыта кубышка. По причине незапланированных трат я ограничился синей банкнотой. Резервный фонд имеет удивительное свойство испаряться на глазах в неизвестном направлении.

Сложно пройти мимо бара, когда с террасы раздаются задорные песни Шнура. Причем, не какие-нибудь попсовые «лабутены», а «Мне бы в небо», «Турбобой», и «И так далее». Алексей представил меня Нуну — владельцу бара «Риверстоун»- и его семейству — жене и дочке с забавными никнеймами Тик и Кек. Они тепло поприветствовали меня, усадили подле себя за стол и пододвинули тарелку с гроздьями винограда. Я погонял шары с милой дочуркой Нуна. Не смотря на то, что Кек еле видно из-за стола, она может дать фору многим любителям бильярда. Шнура сменили битлы, затем орлы. В баре играла классика мирового рока. Вокруг царила непринужденная домашняя атмосфера. Действовала система самообслуживания — еду брали из ресторана через дорогу, а пиво прямиком из холодильника. Этот необычный подход к посетителям мгновенно стирал грань между владельцем заведения и клиентом. Создавалось впечатление, что ты находишься в кругу семьи или близких друзей. Даже телефоны не могли нарушить идиллическую картину общего застолья, лишь изредка отвлекая от беззаботных бесед. Я так расчувствовался, что пообещал Нуну привезти в следующую поездку отечественных сигарет и бутылку водки, а он в свою очередь — усадить меня в расположившийся под одной крышей тату-салон. После столь теплого приема не легко было покидать новых друзей, но русской душе хотелось чего-то еще и мы решили снова наведаться в Химмел — бар, где нашли друг друга.

Так как на бесплатный бакет мы не успевали, то единогласно решили сварганить коктейль собственного производства. Санг Сом, Рэд Булл и Кола — меня до сих пор терзает сладкое послевкусие божественного напитка. Алексей оказался заядлым путешественником и рассказал много интересных историй, которые я оставлю при себе, поскольку отчет о поездке обязывает делиться впечатлениями от увиденного своими глазами. Аперитив был культурно распит на веранде бунгало товарища. Теперь светское общество готово принять гостей.

Не смотря на то, что подошли мы к полуночи, в Химмеле уже творилась форменная вакханалия. Не верите? Смотрите сами.

VID 20160715 233631

VID 20160716 000952

VID 20160716 004255

VID 20160716 011732

Не знаю как у вас, но в моем городе барные стойки не поджигают и тем более на них не скачут. Страшно подумать, какими последствиями обернулись бы такие выкрутасы для перебравших смельчаков в суровых увеселительных заведениях России. Однажды я сорвал с себя в душевном порыве рубашку — охрана быстро выставила меня за дверь. А здесь сам персонал ходил с оголенным торсом. И чего только не творилось в эту ночь. Двухметровый богатырь решил посреди танцпола помериться силой в армрестлинге с худосочным тайцем и, не продержавшись и пары секунд, был повержен ниц. Меня это сильно удивило, и мне непременно захотелось проверить, не сон ли все это? Пару лет назад я мог без мостика при своем бараньем весе выжать от груди девяносто кэгэ, однако все, что мне удалось сделать — это продержаться чуть дольше здоровяка. Компания рядом стоящих парней тут же предложила выпить за мой успех, но я вежливо отказался, памятуя о заведенном на утро будильнике. Пускай застольным тоном не принято отказываться от столь великодушного предложения, но куда меньше мне хотелось следовать примеру двух беспардонных попутчиков на Чанг, и ловить на себе осуждающие взгляды остальных пассажиров. Следуя голосу разума я вернулся за наш с Алексеем столик, слегка подрыгался перед сном и попрощавшись с товарищем, пожелал ему удачного продолжения вечеринки.

— Я пойду, Леха, — прервал я завязавшееся знакомство с пристроившейся к столику парочкой.

— Ты уже уходишь?

— Да, мне рано вставать на экскурсию. Словимся завтра, ок?

— Ок. Увидимся завтра, — сказал я.

А завтра мне написал Нун и спросил не видел ли я Дениса. Я ответил, что нет. Тогда он сказал, чтобы я срочно бежал к нему в бар. Когда я пришел, то увидел в баре полицию. Оказалось, что парень зашел к Нуну после экскурсии, выпил бутылку пива и спросил про меня, оставил Нуну планшет и пошел на пляж, а дальше вы знаете. Когда полиция ушла Нун передал мне планшет, сказал, что сегодня Денис разговаривал с мамой по скайпу и попросил меня позвонить ей. Скрепя сердце я позвонил маме Дениса и сообщил грустную новость. Затем Нун позвонил в полицию и сказал им, что забыл сообщить про планшет. Вот и все. В документе еще есть описание экскурсии и заметка про араба, который отвел в туалет уделанную в сопли европейскую жируху и осуществил там с ней свою мечту, а потом показывал у каждого стола, что и как с ней творил. Могу сам это подтвердить. Хотелось убить на месте это животное.

Светлая память тебе дружище! Я просто не мог не написать о тебе.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить свой комментарий.