VladimirGorodzeyskiy
Владимир Городзейский Пользователь — был вчера 16:05

2000 километров на автомобиле по Франции

14 октября 2009 г. 13:22 Франция Апрель 2009
11 12

Париж – Сен-Мало – Амбуаз – Блуа - Труа – Провен – Париж

2 000 км (4 – 19 апреля 2009 г.)

Всё началось с того, что через Интернет нашел меня мой друг по детской песочнице, что стояла лет пятьдесят тому назад в одном из дворов на заводской окраине Нижнего Тагила. Николай долгое время работал во Франции, знает язык, страну и предложил прокатиться. Тут очень кстати заставили отгулять две недели за прошлый год и дали премию. К тому же, несмотря на то, что не виделись мы много лет, при встрече семьями оба посчитали друг друга за людей приятных и совместимых для такого путешествия.

И я дрогнул. За несколько дней собрали необходимые документы, купили авиабилеты, забронировали гостиницы по всему маршруту, автомобиль в «Еврокаре» и в консульском центре на Таганке подали документы на получение визы. Через четыре дня визы были готовы.

Вел дневники. Записывал заметки каждый день. Вот теперь сижу и привожу это в вид, удобный для чтения (помните в математике - «привести в вид, удобный для логарифмирования»?).

По вечерам, как Шарль Перро,
Сидел, оттачивал перо…

Фотографировал и много снимал. С рассказами и комментариями. Просматривал вчера вечером на большом экране – весьма недурно у меня получилось, хотя и снимал первый раз. А с пересказами своими словами того, о чем начитался путеводителях, да со своими комментариями - смотрится интересно.

Там всё цветет (начало апреля) – сакура, магнолия, сирень, черемуха, каштаны, тюльпаны и прочая, прочая, прочая…

«А у меня цепные псы взбесились,
Средь ночи с лая перешли на вой…»

Владимир Высоцкий.

Что в переводе означает, что сегодня (21 апреля!) в Москве, например, выпал снег. Утром была метель. Сейчас +1 … +3 гр. Озеро на даче подо льдом, дороги с ямами, машины все одного цвета – грязные, люди – злые и надо идти на работу. А так как работы у нас мало не бывает, то возможно, в первый же день придется еще и задержаться, хотя известно, что из отпуска и из запоя выходить надо плавно.

Чем чаще за границей я бываю,
Тем чувство к Родине любви святое,
Как мне не совестно, не стыдно, тает.
Уменьшилось уже примерно втрое.

Итак, обо всём по порядку – день за днем.

День первый

4 апреля прилетели самолетом компании «Air France» в аэропорт «Шарль де Голль», что в 30 км к северу от Парижа. Аэропорт огромный, несколько ВПП, куча терминалов, соединяющихся друг с другом скоростным монорельсом (в поезде из трех вагончиков машиниста нет – едет сам!). Через 30 секунд мы в терминале D, и через пять минут получаем свои чемоданы. Багаж никто не проверяет. Каждый берет то, что хочет, и удивительным образом хватает всем, так как каждый берет только свое. Получаем автомобили. У меня новый серебристый Пежо-207 с дизельным мотором.

Пежо-207

По условиям аренды топлива должно быть полный бак. Реально – ровно половина! Всегда проверяйте!!! Сдавать машину нужно тоже с полным баком. Если нет, то возьмут за недостающие литры по цене на 30-40 процентов выше средней цены за топливо.

Наша гостиница на оживленном бульваре Magenta вблизи Северного вокзала (Gare de Norde). Недалеко Монмартр, эротический бульвар Клиши, соединяющий Пляс Пигаль и Пляс Блан – площадь, на которой находится знаменитое варьете Мулен Руж.

На нашем бульваре две полосы движения в каждую сторону. При этом по одной для автобусов и такси. Но пробок нет. Всё едет. Плюс еще есть и велосипедная дорожка. На велосипедах ездят и молодежь, и старики, и старухи. Кругом прокат велосипедов. Но просто так ни мотороллер, которых в городе просто тьма, ни велосипед оставить нельзя – сопрут. Сколько я видел велосипедов, пристегнутых к какому-нибудь столбу или дереву, у которых кроме рамы ничего и не осталось.

Гостиница – это один подъезд в семиэтажном доме по пять крохотных номеров на этаже. Комнатка не больше семи квадратов, душевая – меньше не видел никогда. Сутки за двоих без завтрака – 66 евро. В воскресенье – 77. Кровать большая, но на всё остальное места практически нет. Столик в глубину с локтевой сустав, в ширину – неполных два. Над столом маленькая полочка, на которой чайничек, пакетики кофе, чая. Больше ни в одной гостинице такого сервиса мы не видели. Вешалка, светильнички, картина над кроватью и оконце, выходящее на восток, так что первые лучи солнца, появляющиеся из-за тысяч труб на парижских крышах, бьют прямо в наше окно. И это радует.

Крыши Парижа

Когда-то давно я написал:

Мне не быть в Венеции
И не быть в Париже.
Мне село Гадюкино
Несомненно, ближе.
За кордон не пустя.
За мои секреты,
Только мне поверьте,
Главное – не это.
Суть же в том, я знаю,
Что нужны в Париже,
Как сказал Высоцкий,
Мы, как … в бане лыжи.

Еще не так давно:

«Хочу в Париж!» – Жена кричит: «Опять?!!!
А что опять, я не был там ни разу.
На парижан бы с ихней башни поплевать!
Но вновь мечта накрылась медным тазом.

Теперь вы понимаете мою трагедию? Все эти стишки (а есть еще и песенка!) - коту под хвост!

День второй

На следующий день, встретившись с друзьями, на одной машине поехали к Эйфелевой башне. По пути заглянули в антикварные ряды, расположившиеся прямо на улице – картины, мебель, посуда, украшения… Слоновьи бивни с потрясающей ажурной резьбой сделали бы честь любому музею любой страны!

Итак, Эйфелево чудо. Хотя меня и убеждали, что ничего особенного в «этой железяке» нет, но согласитесь, приехать в первый раз в Париж и не побывать у башни – по меньшей мере это глупо.

1

Эйфелева башня (на заднем плане)

Башне 120 лет. Недавно исполнилось. Т. е. простояла она уже на 100 лет больше, чем планировалось. Эйфель спроектировал и смонтировал башню для Международной парижской выставки. И должна она была продемонстрировать всему миру достижения французской технической мысли. Вся парижская интеллигенция была против. Коллективные письма, выступления в прессе известных людей… Однако прошло 20 отведенных башне лет, и за это время французы так привыкли к новому облику Парижа, что уже без башни его и не представляли.

В конце марта в Москве посмотрел об Эйфелевой башне репортаж, связанный с ее 120-летием, в котором рассказывалось о проблеме ее сохранения, о необходимости ее постоянной покраски. И вот 1 апреля, в День дурака, разослал нескольким своим друзьям и знакомым письмецо, в котором рассказал, что в честь 120-летия башни и в связи с ее плачевным состоянием французы набрали добровольцев для покраски башни из 85 стран мира.

Я включен в состав группы из России. Еду с женой. Программа такова: неделя – работа по покраске, вторая неделя – экскурсионная за счет принимающей стороны. Что же тут началось! Меня клеймили, называли эгоистом – как же так, я никому не сказал и поеду в Париж красить башню без них…

Насколько всё-таки доверчивы наши люди!

Поснимали, пофотографировались, купили у негров кучу маленьких башенок для сувениров, прошлись до Французской военной академии по Марсовому полю, на зеленых газонах которого валялся народ. Подстилочки, вино, еда…. – всё то, что делают наши люди, выезжая на природу в выходные дни, только в меньших объемах. Напротив здания академии некое сооружение – памятник, на котором на многих-многих языках мира написано: Мир, Дружба. По-русски – второе сверху.

Слева – громадный золотой купол, а золото, как известно, манит. Повернув стопы в нужном направлении, мы вышли к знаменитому Дому инвалидов, построенному Людовиком XIV для солдат, получившим увечья в многочисленных войнах, которые вела тогда Франция.

Сзади Дом инвалидов

У входа пушки, отбитые Наполеоном у прусского короля Фридриха. После сдачи Парижа немцам во время Второй мировой войны пушки были увезены в Германию, но после окончания войны вернулись на свои привычные места. За золоченой оградой на зеленом газоне сотни елей, постриженных причудливым образом и выглядящих, словно зеленые копны на лугу.

От ворот аллея ведет к главному входу комплекса Дома инвалидов. На портале над аркой огромных ворот барельеф Людовика XIV – Короля-Солнца, который, как я понимаю, будучи благодарным сыном, возводя Дом инвалидов, выполнил обет, данный отцом – королем Людовиком XIII, но не успевшим это сделать. С внутреннего двора можно попасть в несколько музеев – Музей Армии, музей генерала Де Голля, музей ордена Освобождения и др.

Дом инвалидов. Наполеон

Если же пройти внутренний двор насквозь, то очутившись перед в входом в собор Дома инвалидов, почувствуешь сверху чей-то взгляд – тяжелый такой. Поднимаю голову – Наполеон собственной персоной с немым вопросом: «И что же вас, русских, так тянет к моей могиле?» В центральной части собора покоится прах Наполеона с 1840 года.

Посидели на соборных скамейках, послушали негромкий орган, посмотрели список сражений, выигранных Наполеоном, в котором есть и «битва на реке Москва» (имеется ввиду Бородинская битва), что, кстати, расходится с нашими представлениями о победителе в том сражении. Конечно, вспомнили Михайлу Илларионыча Кутузова и, преисполненные чувства удовлетворения, пошли к выходу.

Вдоль проспекта, ведущего мосту через Сену, на зеленых газонах всё также лежал народ, молодежь играла в футбол, волейбол. Подходим к мосту – ба, да это мост Александра III! В Париже мы еще не раз соприкоснемся с именами и названиями, связанными с Россией. К сожалению «сдох» аккумулятор камеры и заснять мост, находящийся за ним Grand Palace, Елисейские поля, по которым мы прогулялись до площади Конкорд (пл. Согласия) не удалось.

«Каштаны негры продают у площади Конкорд» - пел Олег Митяев в своей знаменитой «Француженке». Негров много, спору нет, но никто из них каштаны на площади Конкорд не продавал. Между тем площадь сия знаменита не только митяевской песней. Место для нее выбрал король Людовик XV, там и была поставлена его конная статуя. Лично мне сейчас трудно сказать, какая из революций братских французского и русского народов была кровавей.

Но так как мы сейчас пишем о Франции, то отметим, что на площади Конкорд, которая раньше называлась Королевской, статуя короля была безжалостно снесена, а на ее месте установлено верное средство от всякой головной боли – гильотина, посредством которой обезглавили сначала Людовика VI, потом Марию-Антуанетту, а там и своих же соратников Сен-Жюста, и Демулена... И даже шея железного Робеспьера оказалась мягче стали ножа гильотины. Всего же на этом месте за время революции – полторы тысячи публичных казней!

А вот Александр I, войдя с русским войском в Париж в 1814 году, казней не устраивал, а приказал отслужить на площади Конкорд пасхальный молебен. Вот вам еще одно соприкосновение с Россией.

Вечером встретились с русской девушкой Олей, живущей в Париже и занимающейся туристическим бизнесом. Через нее и снимала квартиру в Париже под Новый год наша дочь Юля со своими друзьями. Передали ей и её французу бутылку нашей вкусной водки и по ее наводке поужинали в ресторанчике «Наполеон» (опять Наполеон!!!) на улочке Сен-Дени, который держит ее знакомый поляк Рафаэль, немного говорящий по-русски. Близко, сносно и не дорого. А так как Оля ему насчет нас сделала звонок, то мы получили от него еще в подарок по бокалу пива.

День третий

К третьему дню мы уже достаточно изучили план Парижа и смело спланировали маршрут, не сомневаясь, что план будет выполнен. Итак, с утра по уже знакомой нам улице Сен-Дени, Страсбургскому, а затем Севастопольскому бульварам (негритянский район) вышли на бульвар Де Вилль к потрясающему своей красотой дворцу – мэрии Парижа.

Отель де Вилль - мэрия Парижа

По периметру дворца на уровне второго этажа 136 статуй великих людей Франции. Видел Сен-Симона, Мольера, Вольтера, Лавуазье … Перед дворцом огромная площадь, которая ранее носила название Гревской. Помните – Морис Дрюон, серия «Проклятые короли», которую мы покупали на талоны за сданную макулатуру? На Гревской площади с 1380 года в течение 500 (!) лет производились публичные казни. У южного фасада отеля Де Вилль установлен конный памятник Этелю Марюлю, который смотрит на самый знаменитый в мире собор – Нотр Дам де Пари, находящийся напротив на острове Сите. Именно с него и начинался Париж.

Перебрались через мост на остров, и вышли на площадь перед входом в собор.

1

Нотр Дам де Пари

Очередь минут на 15-20. Вход свободный. Поражает многое – и размеры собора, и его история, и имена, с которыми она связана. И конечно, строгая красота арок, сводов, витражей. В одной из 23 –х его капелл, в специальной кабинке епископ в белом принимал исповедь у католиков. Кабинки устроены так, что сам исповедующийся священника не видит, а только слышит его вопросы. Наверно, чтобы ничто не мешало ему быть искренним. А у нас: «В глаза мне смотреть! В глаза!»

Много веков после постройки собор практически не менялся. Изменения в интерьере были внесены при Людовике ХIV, выполнившим волю отца, Людовика XIII (не первый раз!), поклявшегося, что в случае рождения наследника (что и случилось – Анна Австрийская родила мальчика, который получил при рождении имя Людовик-Дьёдонне, что означает данный Богом, и который впоследствии и стал королем Людовиком XIV) построить в соборе новый алтарь. При Короле-Солнце были установлены потрясающие по красоте деревянные резные скамьи.

1

Парижская Богоматерь

Революции – не лучшее время для дворцов, церквей и соборов. Собор Парижской богоматери не был исключением в списке оскверненных, разоренных и разграбленных храмов. Буквально всё, что мы осматривали во Франции, в той или иной степени пострадало от революционеров (а что не пострадало у нас?).

Нотр Дам де Пари вообще хотели уничтожить, но Робеспьер вдруг придумал превратить его в храм Разума и тем самым собор оказался спасенным. Позже в соборе короновался Наполеон, а в 30-е годы XIX века он был восстановлен на народные пожертвования. В немалой степени поспособствовал этому знаменитый одноименный роман Виктора Гюго (улицы Виктора Гюго, Эмиля Золя есть во всех городах. Дюма – не видел ни разу).

Из собора – прямой путь в замок Консъержери, также расположенный на острове Сите – его называют еще и Мрачным замком.

Замок Консьержери

Тяжелое мрачное здание в готическом стиле. Его название произошло от должности. Французские короли, оставаясь его номинальными владельцами после переезда в Лувр, поручили управление им дворцовой хозяйственной службе (Conciergerie). Консьерж (управляющий зданием) взимал арендную плату с владельцев лавок, мастерских, виноделен, и прочих заведений на территории дворца, поэтому эта должность считалась очень доходной. При этом подчинялся он только непосредственно королю.

В XIII веке при Филиппе IV Красивом дворец Консьержери был значительно расширен.

Долгое время здесь была и тюрьма, для многих узников которой последний путь отсюда лежал прямо на Гревскую площадь – 10-12 минут неспешным шагом. Именно здесь провела свои последние дни королева Мария-Антуанетта.

Когда мы добрались до Лувра, то стало абсолютно ясно, что идти внутрь - уже совершенно поздно.

Лувр

Выделять на это нужно специально целый день. Поэтому мы ограничились осмотром Лувра снаружи, затем прогулялись по саду Тюильри (Летний сад в Питере лучше). И снова та же картина – как и на Марсовом поле, на великолепных газонах Лувра парижане поглощали принесенные с собой бутерброды, запивая сухоньким, играли в мяч, в бадминтон, занимались акробатикой, целовались стоя, сидя и лежа. Холодный пот вдруг прошиб меня, когда я представил на минуточку, что было бы с нашими гражданами, ежели они вдруг решили бы заняться всем этим, к примеру, в Кремле или на худой конец в Александровском саду!

1

В саду Тюильри

С противоположной стороны вышли к знакомой уже площади Конкорд – негров, продающих жареные каштаны, так и не было. Впрочем, каштанов нам и не хотелось, но голод не тетка и мы пошли на бульвар Капуцинов поесть мидий в чесночном соусе, запеченных с тертым сыром. Равнодушен я к морским гадам, более того – я их не люблю, но выше упомянутые мидии, приготовленные именно так – это что-то!

День четвертый

В четвертый день в Париже
Я вряд ли что увижу.
Вдруг небо стало ближе
И дождь пошел с утра.
Холодный, мокрый, длинный,
Переходящий в ливни.
И как мне не противно,
Не видеть МонмартрА!

На Монмартр мы всё-таки сходили и много интересного увидели! Часам к одиннадцати немножко просветлело, и мы двинулись в сторону Монмартра. Но прежде прошлись по прилегающему к Монмартру знаменитому бульвару Клише, соединяющему пляс Пигаль с пляс Блан (Белая площадь), на которой расположено знаменитое варьете «Мулен Руж».

1

Сексодром на бульваре Клише

Мулен Руж

Крылья мельницы на здании Мулен Ружа были неподвижны. А знаете, почему вдруг эта площадь называется Белой? Дело в том, что прежде на склонах Монмартра стояло много мельниц. И мучная пыль, сдуваемая ветром, осаждалась на крышах домов бульвара Клише и они становились белыми. А мельница стала символом Мулен Ружа. Но лопасти ее крутятся и сверкают только по вечерам. Рядом с варьете недорогое кафе, в котором в молодые годы любил с друзьями бывать Сальвадор Дали.

От Мулен Руж мы и пошли вверх по узкой улочке, кишащей всякой всячиной на витринах лавок – от морепродуктов до восточных сладостей, какого-то тряпья, тюков с тканями, чемоданов… Чем выше, тем причудливее и старше дома.

Вообще есть несколько вещей, делающих эту гору Монмартром в том смысле, в котором она рисуется в воображении много слышавшего об этом месте человека. Конечно, это площадь Тетр – сердце Монмартра, где уже не первую сотню лет уличные художники продают свои картины, рисуют зевак, ловко вырезают профили из бумаги. Говорят на всех языках, в т. ч. и на русском. Один из таких специалистов, уговаривая Ирину раскошелиться на 20 евро за профиль, сказал ей, что я похож на Ричарда Гира. Что только не скажешь в предвкушении денег!!! Но Ира меня сейчас зовет исключительно Ричардом. И что самое интересное, я откликаюсь.

Площадь Тетр - имеет форму квадрата и размерами очень небольшая. Всего-то метров 50 на 50. Но является она самой высокой площадью Парижа. Здесь писали Ван-Гог, Тулуз Лотрен. На Монмартре вырос и жил знаменитый актер Жан Маре, отец которого тоже писал картины на площади Тетр.

Чем еще примечательна площадь? На ней, на одном из четырех ее углов, находится кафе «У матушки Катерины», на стене которого висит самодельная мемориальная доска, гласящая, что именно здесь 20 марта 1814 года русские казаки (атамана Платова) обучили французов слову «быстро». Отсюда и пошли французские бистро.

Монмартр. У матушки Катерины

Самым древним сооружением на Монмартре является церковь Сен-Пьер – единственное, что осталось от женского бенедиктинского монастыря, построенного Людовиком VI в 1133 году (до первого упоминания в летописях Москвы оставалось еще 14 лет!). Монастырь просуществовал 650 лет – до Великой Французской революции (и у них она Великая!).

Революционеры, как водится, осквернили храм и казнили всех монахинь, а в их числе и старуху-настоятельницу, слепую и глухую - крест теперь на этом месте. Мирных революций не бывает, но мне уже кажется, что французская была, если уместно такое сравнение, еще кровавее нашей октябрьской, если не учитывать последствия последней в последующие годы.

Ну а самое величественное сооружение Монмартра это Базилика Секре Кер – крестово-купольный храм. Эта необыкновенной красоты церковь, построенная из светлого камня видна отовсюду, а с ее смотровой площадки (по высоте уступает лишь Эйфелевой башне) открывается потрясающий вид на Париж. По возрастным меркам Парижа – это «новодел». Строиться она начала в 1875 году, закончили лишь в 1914. А тут и Первая мировая война. Поэтому «сдали ее в эксплуатацию», то бишь освятили только в 1919 году. Т. е. не прошло еще и ста лет – детский возраст! У главного фасада две конных статуи – Жанне Д`Арк и Людовику IX Святому.

1

Монмартр. Базилика Секре Кер

Большего в этот день посмотреть не удалось по причине крайнего утомления и насыщения впечатлениями. Силы восстанавливали пивом с мидиями и виноградными улитками в ресторанчике у подножья Монмартра. После ужина уже стемнело и бульвар Клиши и прилегающие к нему Пляс Пигаль и Пляс Блан мы увидели во всей ночной красе. Мулен Руж сверкал огнями, переливаясь крутились лопасти мельницы, а напротив на вентиляционной решетке метро, из которой периодически возникал сильный поток воздуха от пролетающих где-то внизу поездов, 10 – 15 девиц с развивающимися от ветра волосами и юбками фотографировались в стиле знаменитого снимка Мэрилин Монро.

День пятый

«Мне этот бой не забыть никогда…»

Вл. Высоцкий

Утро. Дождь. Рассчитавшись за гостиницу, пошел за машиной в находящийся поблизости подземный гараж. Выезд– совсем не там, где заезд, и я, выехав на волю, совершенно не понял, где очутился. Пришлось поблуждать. У гостиницы даже невозможно припарковаться. Полиция гоняет, либо штрафы сумасшедшие – 35-75 евро! Такие же сволочи, но в кустах, правда, не сидят. И взяток по всей видимости, не берут (а кто бы им давал?!!!!!). Во всяком случае, не просят.

Дороги во Франции замечательные. А чего бы им не быть такими, если с самого начала они были сделаны на совесть, ничего не было украдено, технология укладки неукоснительно соблюдалась, если по ним никогда не ездят гусеничные трактора, и если (а это самое главное) там практически нет снега! Вода не попадает в трещины (их нет) и не рвет асфальт на куски, замерзая (не замерзает).

Разметка идеальная, поэтому даже ночью ездить одно удовольствие. Указателей много, они дублируются. Вот если были бы еще на русском языке, то лучшего и пожелать нельзя. Хотя сначала мы не знали одной особенности, из-за чего прилично блуданули при переезде в Сен Мало. Дело в том, что прямых перекрестков за городом на дорогах практически нет, а на кругах, кроме конкретных названий населенных пунктов часто встречается надпись, означающая что-то вроде «Основные направления».

И вот ты едешь по дороге, видишь щит, извещающий тебя, что до такого-то города осталось столько-то километров, и далее подъезжаешь к кругу, от которого отходит еще штук пять дорог, на каждую указывают по несколько стрелок с длинными французскими названиями, а куда ехать не знаешь. Потому что твой пункт назначения скрыт в этой надписи – «Основные направления». Вот когда мы это поняли, всё пошло по-другому.

Собирающиеся путешествовать, прислушайтесь!!!

Скоростной режим: 50 км в час в населенном пункте, на дорогах местного значения – 90 км в час, на национальных – 110, на автомагистралях – 130. При дожде на шоссе на 20 км в час меньше. Как и во всей Европе люди не превышают разрешенную скорость больше, чем на 10 км в час, не ездят по обочинам (тем более, что на обочине газон), не подрезают, не обгоняют по встречке и всегда готовы помочь. Если ты включил» аварийку» и поднял руку, то остановится первая (!!!) машина.

Забегая вперед, скажу, что проехав по Франции около 2000 км, мы не видели НИ ОДНОЙ АВАРИИ!

Итак, наш путь лежал в город Сен-Мало, лежащий к западу от Парижа на берегах Ла-Манша. К проливу выехали в городке Де Вилль – красивый небольшой городок, известный тем, что именно культовый французский режиссер Клод Лелюш снимал здесь фильм «Мужчина и женщина» («Золотая пальмовая ветвь» в Каннах в 1966 году), ставшим одним из самых кассовых в истории мирового кино. Я смотрел на обнажившийся при отливе песок, по которому гуляли герои фильма, а в голове звучала мелодия: Па-да-ба паба-даба-да, Па-да-ба паба-даба-да…

1

 Де Вилль

У причала сотни дорогущих яхт, дорогие гостиницы. Снимаю на видео и комментирую:

- «Сегодня мы намерены выйти в открытое море на нашей замечательной яхте».

Ору:

- «Капитан, яхта готова?!!!»

- «Йес, сэр!!!»

Попили кофейку тут же в небольшой кафешке и рванули дальше. Да не туда. И уже почти доехали до другого кинематографического городка – Шербурга. Помните «Шербургские зонтики»?. Развернулись и вместо того, чтобы срезать угол и через Сен Ло выскочить на нужную 84-ю трассу вернулись в Коен. Итог – километров 150 коту под хвост. В Сен- Мало приехали в 10 вечера. Темно. На улицах ни одного человека, спросить не у кого. Сначала нашли гостиницу наших друзей, и уже оттуда позвонили в свою и предупредили, что мы всё-таки приедем.

Наша гостиница называется Ferry. И находится рядом с портом. С рыбным. Рыбой воняет на всю округу. Подъезжаем. Никто не встречает. Но так как мы знаем номер комнаты, то я иду прямо туда и обнаруживаю ключ в дверях. Комнатенка под крышей, жуткая, с мансардным окном, с радугой, нарисованной на стене, видимо, пьяным нехудожником. В радуге шесть цветов – голубого цвета нет. Тусклый свет, затхлый воздух в комнате, а за бортом рыбный.

Завершает картину скрипящая и зашарпанная дверь. Чудится, что вот-вот попугай заорет «Пиастры!!» и в дверь раздастся стук деревянной ноги Джона Сильвера. Забегая вперед, замечу, что встретив наутро хозяйку отеля и пожаловавшись на наш «пиратский» номер, мы тут же получили другой – светлый, чистый, с окнами во дворик, а значит можно спать с открытым окном, не опасаясь шума рано начинающего работать порта.

День шестой

Сен-Мало (Saint-Malo) – город в Бретани, на берегу пролива Ла-Манш (La-Mache). Вплоть до XIV века город оставался независимым городом, жившим под девизом: «Не французы, не бретонцы, а малуанцы». Затем при Карле VI город перешёл под юрисдикцию французской короны в подчинение французскому королю Карлу VI В противовес Лазурному берегу (Ницца…) побережье северной Бретани называют Изумрудным берегом из-за прозрачно-изумрудных вод Атлантики. В средние века – центр работорговли и пиратская вотчина. Во Франции пираты назывались корсарами, в Англии – приватирами (есть у меня подозрение, что наша проведенная у нас приватизация непосредственнейшим образом связана с этим словом).

1

Сен-Мало

Сен-Мало состоит из нескольких обособленных районов, ранее считавшимися отдельными городками. Один из них – непосредственно Сен Мало. Расположен на берегу за крепостной стеной, высоченной и очень широкой – две легковушки разъехались бы без проблем. Прогулялись по стене, посмотрели на город сверху.

Город сегодня выглядит как и 200 и 300 и 400 лет назад. Между тем, во время Второй мировой войны он сильно пострадал. Дело в том, что после оккупации Франции немцы устроили в Сен-Мало базу подводных лодок, которые выполняя приказ гросс-адмирала Деница топили всех, кто появлялся в водах Ла-Манша. Отсюда они совершали рейдерские походы на север и топили суда караванов PQ, направлявшиеся в Советский Союз.

Англичане не считались с историческими и архитектурными ценностями Сен-Мало и бомбили не только базы подлодок, но и видимо вспоминая про средневековые нападения корсаров на английские торговые корабли, и сам город. После войны город был полностью восстановлен. Англичане вообще не церемонились и бомбили жилые кварталы и исторические памятники, была в этом целесообразность или нет. Брест, в бухте которого также располагалась база немецких подлодок, был практически стерт с лица земли.

Сувенирных лавок, магазинчиков, ресторанов и кафе в городе масса. Цены едва ли не выше, чем в Париже – курортный город. Основан он был еще в XII веке.

В граните Сен-Мало

С Джоном Сильвером

В средние века был центром работорговли и пиратства. Надо сказать, что корсары это не просто морские пираты. Они имели государственную лицензию и при покровительстве государства совершали морские нападения на английские, испанские, португальские корабли, но не просто грабили, а захватывая корабль, приводили его в порт и сдавали властям. После продажи груза, корсары получали свой процент.

С Робером Сюркуфом

А самым знаменитым корсаром Франции был Робер Сюркуф, не вздернутый на рее, а умерший в 1827 году в окружении почтенного семейства, имея офицерский чин, дворянское звание, а также высшую награду Франции – орден Почетного легиона. На крепостной стене ему установлен красивый бронзовый памятник. В одной руке у него корсарская сабля, другая указывает на Англию.

На крепостной стене есть памятник еще одному известному малуанцу – первооткрывателю Канады Жаку Кортье, считающемуся основателем Монреаля и Квебека. В Сен-Мало похоронен еще один знаменитый человек Франции – писатель и политический деятель Франсуа Огюст Шатобриан.

Вокруг города на живописных скалах выстроены старинные бастионы и форты. В один из них, форт «Националь», мы ходили прямо по дну Ла-Манша во время отлива. А самые большие в мире приливы и отливы, как утверждают путеводители, именно здесь, при этом в дни весеннего и осеннего равноденствия – наибольшие, когда вода поднимается на 15 метров, а максимальная скорость «сравнима со скоростью галопирующей лошади». Красиво сказано, черт побери!

При нас прилив начался часа в четыре дня. По чуть-чуть море стало приближаться к стенам города и вот уже форты оказались полностью отрезанными от города. Скрылся под водой и огромный бассейн вместе с вышкой для ныряния. Здорово!!! Здесь неприменима задачка про трубы, из которых вода вливается в бассейн. Море само, без участия человека, меняет воду в бассейне!

Походив босичком по воде Ла-Манша (холодная, но после многочасового похода по каменным джунглям города – это песня!) стало понятно, что пора сматываться. Вода стала прибывать все сильнее и сильнее. К восьми вечера море уже бушевало и волны, несмотря на волнорезы, с шумом разбивались о крепость. Разрушают-разрушают волны крепостные стены многие сотни лет и никак не разрушат – чудеса!

День седьмой

Радиальный выезд в Канкаль.

Канкаль – небольшой городок на север от Сен-Мало. Тоже на берегу пролива. Но такие они, эти маленькие, городки, аккуратненькие, такие чистенькие! И в каждом есть свой собор, как минимум XIV века с красивой площадью, памятниками, клумбами и под стриженной зеленью. Напротив собора в Канкале бронзовая композиция – две женщины промывают под струей воды устрицы.

Именно этим и славится городок Канкаль – своими устричными фермами. Именно для этого мы сюда и приехали. Спустились в порт. Стоянка только платная. Похоже, что по всей стране одинаково:1 час – 1 евро 20 центов. Здесь отлив в другое время. Начался при нас, часов, наверно, в 12. Лодочки и мелкие суденышки остались лежать на песке, а море уходило всё дальше и дальше.

2

Отлив. Кораблики на песке

И мы пошли. В ресторан. Я не буду утверждать, что устрицы – это гадость. Возможно, кто-то найдет в них что-то изысканное. И слава Богу! Но лично я их больше не буду даже пробовать.

Более ничем мне этот день не запомнился.

День восьмой

Радиальный выезд в Мон-СенМишель

А вот этот день хорош! С утра холодно, что-то моросит. Но мы едем в Мон-Сен-Мишель (Mont Saint-Michel). Это недалеко – километров сорок от Сен-Мало, но уже другая провинция с таким знакомым названием – Нормандия. Сразу вспоминается мемориальная доска на штабе авиационного полка в Туле, куда я прибыл для прохождения службы молоденьким лейтенантиком: «ALA MEMOIRE DES COMBATTANTS DU GROUPE DE CHASSE “NORMANDIE-NIEMEN”. Да именно там, в 1943 году формировалась эскадрилья, состоящая из французских летчиков-истребителей, которая называлась «Нормандия» и уже позже, когда из эскадрильи она была преобразована в полк, название стало «Нормандия-Неман».

1

Мон-Сен-Мишель

Мон-Сен-Мишель – дословно это гора Святого Михаила. В средние века Святой Михаил, полководец небесного воинства, очень почитался французами. Особенно после того, как за всё время Столетней войны (1337 – 1453 г. г.) аббатство Мон-Сен-Мишель так и осталось неприступным для англичан, хотя за эти 116 лет не раз подвергалось осадам и штурмам. Сама гора находится в море, но во время отлива вода отступает и к горе можно подъехать. Когда мы ставили машину на стоянку, нас, как впрочем и всех подъезжающих на машинах туристов, предупредили, что покинуть стоянку необходимо не позже семи вечера.

Начало освоения горы относится к 708 году, когда Обэр, епископ Авраншский, повелел возвести на Мон-Томб (дословно Гора Мертвых или Могильная гора – говорят, что еще кельты хоронили там своих мертвецов) храм во имя архангела Михаила. С тех пор и гора и само аббатство носит название Мон-Сен-Мишель, и как утверждают путеводители, являются самым посещаемым туристическим местом во Франции после самого Парижа. Строительство шло много веков – это можно увидеть по макетам, установленным в одном из помещений аббатства.

Особенно оно преуспело после того, как в нем обосновались (в Х веке) монахи-бенедиктинцы. Тогда от аббатства вниз по склону горы стали строиться дома, а внизу по периметру острова была воздвигнута крепостная стена, о которую во время прилива бьются волны непокорного Ла-Манша, постоянно кочующего от английского к французскому берегу и наоборот.

Холодно, ветрено, моросит дождь – чувствуется тлетворное влияние Англии. Входим в крепостные ворота – единственный вход, и среди многоязыкой толпы идем вверх по узкой средневековой улочке Ru Grande, по узким каменным лестницам и переходам поднимаемся всё выше и выше, то глядя вниз на сливающийся с небом океан, то вверх на неприступные стены и башни аббатства. И в этих каменных джунглях, казалось бы при страшном дефиците жизненного пространства, люди нашли место для крохотных зеленых лужаек, кругом потрясающие цветы, причудливые деревья, аккуратно постриженные кусты и оплетающие древние стены плети винограда.

Стены аббатства растут прямо из скал

Билет в аббатство стоит 8,5 евро. Получаем на русском языке схему и путеводитель по аббатству и продолжаем наш подъем. Всё, что мы видели трудно описать словами. Строгость и готическая красота башен и сводов, крутизна переходов и лестниц, игривость крытой галереи, которую от внутреннего квадратной формы зеленого дворика отделяют два ряда тонких изящных колонн.

Потрясает, знаете что? Потрясает то, что люди, начинавшие это строить, заранее понимали, что ни они, ни их ближайшие потомки не увидят той красоты, которую они замышляли. Потрясает гениальность и в то же время простота и рациональность архитектурных решений. Не представляю, как и чем можно измерить труд многих поколений строителей, сумевших при средневековом уровне технологий материализовать архитектурную мысль и донести до нас сие Чудо.

1

Внутренний дворик в аббатстве

В 1897 году в Мон-Сен-Мишель на башне собора был установлен неоготический шпиль, а на нём позолоченная фигура Михаила-архангела. С тех пор облик города и самого аббатства неизменны.

1

Неоготический шпиль аббатства

После окончания Столетней войны Мон-Сен-Мишель постепенно приходил в упадок и ко времени Великой Французской революции был почти заброшен. Монастырь был закрыт и долгое время использовался как тюрьма (французы любили устраивать тюрьмы на островах). По иронии судьбы остров в ту пору переименовали в Mon Lidre (Гора Свободы), а содержались здесь государственные преступники Франции – политические противники сначала Первой Республики, а потом и Второй империи. Тюрьму называли провинциальной Бастилией – в Париже-то революционеры Бастилию снесли, а потребность в тюрьмах отнюдь не снизилась, а даже наоборот - выросла многократно.

В 1874 г остров был провозглашен памятником истории и вскоре стал доступен для туристов. Монахи вернулись на остров только 1966г и около полусотни их постоянно проживают здесь и сейчас.

Вечером прощальная прогулка по Сен-Мало. Погода чудесным образом изменилась в самую лучшую сторону, засияло солнце и море приобрело свой знаменитый изумрудный оттенок. На машине подъехали на мыс в южной части города (район Сен-Серван, на котором обнаружены остатки укреплений ещё доримского периода!). Вид великолепный. Море с трех сторон. Справа через бухту освещенный солнцем Сен-Мало, прямо бесконечное изумрудное море с сотнями яхт с разноцветными парусами, уходящими и приходящими океанскими кораблями (Кстати, видели наш архангельский сухогруз «Механик Минин»).

Поднялись к мемориалу победителям во II Мировой войне, и тут нас ожидало большое разочарование. На высоких флагштоках, рядом с мемориальной доской на скале, развевались флаги стран-победительниц – США, Великобритании, Франции, Канады и пятый – даже не знаю чей. Ни флага Советского Союза, ни России не было. Обидно! Неужели французы действительно так и думают?

Флаги мемориала в Сен-Мало

А ведь известна шутка фельдмаршала Кейтеля, от лица нацистской Германии подписавшего пакт о безоговорочной капитуляции. Увидев в числе стран, подписывающих договор с противной стороны Францию, Кейтель спросил: «Они что, тоже нас победили?» Не ручаюсь за дословность, но смысл именно таков.

День девятый

Переезд Сен-Мало – Амбуаз

Выезд запланировали на 10.00, но получилось еще раньше. Расплатился за гостиницу и уже загружал вещи в багажник, как услышал сзади женское лопотание и увидел хозяйку гостиницы, держащую в руках несколько евровых бумажек. По-английски она примерно также, как я по-французски, но я понял – просит подойти в офис и за что-то мне надо расписаться.

Одно я уловил – «First night, First night…» Оказалось, что мол, уважаемые месье и мадам, раз вам не понравился номер, в котором вы ночевали в первую ночь, убедительно просим не отказать и принять от дирекции назад сумму, уплаченную нами за эту ночь, а именно, 60 евро. Возможно, Вы бы, дорогие читатели, и отказались. Но я не стал.

Подъехали наши друзья (они жили в другой гостинице) и мы двинулись в путь. Вот, что значит подготовиться к маршруту – песня, без блуда, быстро, по живописной дороге. В Лавале и Туре нам помогли выбрать верное направление методом «следуй за мной» и уже к трем часам мы были в Амбуазе – городе, расположенном на левом берегу прекрасной Луары, славящейся своими королевскими замками, ради которых, собственно, мы сюда и приехали.

Получив в офисе по туризму (есть в каждом городе!) карту города на русском языке, быстро нашли гостиницу и места для парковки наших машин (бесплатные!). И гостиница здесь была чище и дешевле аж на 14 евро, что если и не радовало уж прямо так безудержно, но определенные приятные ощущения все же вызывало. Хозяин приветлив и угощал постояльцев в честь католической пасхи маленькими шоколадными яйцами.

В этот день мы успели весьма недурственно отобедать в одном из ресторанчиков, прилепившихся к стене замка. Но самое главное, что мы успели посетить пар Леонардо да Винчи, который по приглашению и при покровительстве короля Франции Франциска I в 1516 году приехал в Амбуаз и прожил здесь последние три года своей жизни, занимаясь наукой, искусством… Король, назначив ему содержание в 700 экю в год (за «удовольствие беседовать с ним»), дал возможность этому гению творить, не думая о своих кредиторах, как это было в Италии.

1

У памятника Леонардо да Винчи

Из Италии Леонардо да Винчи привез несколько своих картин, в том числе и незаконченную «Джаконду», которую он завещал Франциску I. Король поселил Леонардо в предместье Кло-Люсе в доме-замке, в котором сам провел свое детство и который, конечно, не сравнится с королевским, но и с нашей дачей тоже. В парке кругом расставлены действующие макеты сооружений Леонардо, которые он изобрел в разные годы. Это и прообраз современного танка, пулемета, плотина и водяное колесо с системой червячных передач и разных насадок, махолет, геликоптер, оросительная система, мост (по такому принципу сделан наш Крымский мост через Москву-реку) и многое другое.

Жилища троглодитов в известняковых скалах. Здесь и сейчас живут люди. Мы видели это недалеко от королевского замка левее улицы Виктора Гюго по пути в Кло-Люсе.

В Амбуазе мы в первый раз жили с друзьями в одной гостинице, и это обстоятельство послужило прекрасным поводом закончить столь удачный день посиделками в номере под нашу российскую водочку – настоящую, а не какую-нибудь бодяжную, сделанную в подвалах где-нибудь на задворках Парижа.

День десятый

1

 

Замок Амбуаз

Королевский замок в Амбуазе – не только один из самых красивых замков Луары. Здесь вершилась история Франции. Впервые Амбуаз упоминается в 503 году. До 1236 года замком владели герцоги Анжуйские, затем Филипп II передал его в собственность герцогам Амбуазским, а еще через 200 лет он переходит в собственность короля Карла VII и последующие 120 лет, вплоть до 1560 года – это расцвет Амбуаза. И хотя здесь неоднократно останавливался король Людовик XIII, значение королевской резиденции замок утратил. В молельне замка похоронен Леонардо да Винчи.

1

Молельня

Ранее из замка в молельню можно было пройти по галерее. Именно там, король Карл VIII, сопровождая королеву Анну Бретонскую, чтобы посмотреть на «модную игру в мяч» (футбол, что ли?), ударился головой о притолоку галереи и умер. Погоревав (недолго) Анна выходит замуж за Людовика XII, т. к. приставка «вдовствующая» к титулу «королева» ее, видимо, не устраивала и переезжает в замок Блуа, что в сорока километрах от Амбуаза на пути к Орлеану. А в Амбуазе в это время подрастал наследник престола Франциск, о котором мы уже говорили. Когда к нему перешла корона, то Амбуаз становится необычайно популярным местом у французской знати - местом приемов, пиров, балов и маскарадов.

После смерти Франциска I новый король Генрих II и Екатерина Медичи продолжали благоустраивать замок. И кажется, что дух этой королевы до сих пор витает в стенах замка. Последнее наиболее значительное событие – это амбуазский протестантский заговор, который в 1560 году был раскрыт де Гизом. Здесь же проводились массовые казни заговорщиков, свидетелем которых стал «балкон повешенных». Позже узником замка был Фуке хранитель государственных доходов, вор и взяточник, а во время революции здесь устроили казарму и пуговичную фабрику.

Второй замок, который мы посмотрели в этот день – королевский замок Шенонсо, стоящий на притоке Луары реке Шер в 10 километрах к югу от Амбуаза. Стал он королевским после того, как уже упоминаемый выше король Франциск I фактически отобрал его у Антуана Бойе, сына умершего интенданта по финансовым делам в Нормандии Томаса Бойе, который построил этот замок на месте прежней крепости якобы на ворованные деньги. Замок был действительно красив и нравился королю и его свите.

1

Королевский замок Шенонсо

В дальнейшем этот замок был связан с историей романтической любви Генриха II и его фаворитки Дианы де Пуатье, придворной дамы короля Франциска. Генрих был влюблен в Диану, которая была его воспитательницей и была намного старше его, с 12 лет.

1

Вид на сад Дианы де Пуатье

Вид на сад Екатерины Медичи

А женат он был на Екатерине Медичи, с которой у них было 5 детей – две дочери- королева Марго (супруга Генриха IV), Елизавета Французская (супруга Филиппа II Испанского) и три сына – Генрих III, Карл IX и Франциск II. После смерти отца, короля Франциска I, став королем Генрих II приблизил к себе Диану де Пуатье и вопреки всем правилам подарил ей замок Шенонсо, который и сейчас хранит память о Диане де Пуатье. В замке осталась ее спальня, остался сад Дианы де Пуатье, в противоположность которому Екатерина Медичи тоже разбила свой сад.

В спальне Габриэллы д'Эстре – фаворитки короля Генриха IV

Екатерина Медичи достроила замок двухэтажной галереей, которая разместилась на мосту через реку Шер. На первом этаже галереи проходили многочисленные балы.

1

Галерея над рекой Шер

По завещанию замок Шенонсо перешел от Екатерины Медичи Луизе Лотарингской – жене короля Генриха III, который в череде заговоров и религиозных распрей был вскоре убит монахом Жаком Клеманом. Луиза навсегда удалилась в Шенонсо, оформила свою спальню в виде могильного склепа, дала обет белого траура и до конца дней носила только белые одежды, за что ее называли Белой королевой.

Позже замок принадлежал банкиру Дюпену, секретарем жены которого был Жан-Жак Руссо. Крестьяне любили мадам Дюпен и защитили ее от революционеров. Благодаря этому Шенонсо во время революции в отличие от других замков практически не пострадал.

С конца XIX века замок принадлежит семейству Менье. В годы Первой мировой войны хозяева на собственные средства открыли в галерее замка госпиталь. Во Второй мировой войне замок был на границе зоны немецкой оккупации.

Такое вот прикосновение к истории. Если честно, то я бы еще с удовольствием поездил по замкам в окрестностях Амбуаза, но из-за отсутствия времени, купив на русском языке замечательную иллюстрированную книгу «Замки Луары» (9 евро) мы продолжили наше путешествие. Нас ожидал Труа – второй после Реймса город Шампани.

День одиннадцатый

Утром, позавтракав (6,5 евро) в кафе при гостинице, мы выдвинулись в направлении Орлеана. Конечным пунктом нашего маршрута был город Труа – это километрах в двухстах к югу от Парижа. Дорога лежала вдоль Луары и ее гладь то показывалась, то исчезала за платановыми рощами. Проскочили мимо замка Шамон, который возвышался на противоположном берегу реки. История этого замка, возможно, не такая насыщенная, как у Шенансо. Однако он также как и Шенансо, принадлежал Екатерине Медичи, которая купила его за 120 тысяч ливров.

После смерти своего мужа короля Генриха II она выставила из Шенонсо его фаворитку Диану де Пуатье, отдав ей взамен замок Шеннон. Сейчас он в собственности государства. Осмотреть замок нам не удалось, однако зато мы заехали в небольшой город Блуа, также находящийся на берегу прекрасной Луары. А там мы попали в еще один королевский замок.

Замок Блуа

Изначально он принадлежал графу Блуа, затем им владело семейство де Шатиньон, затем перешел в собственность герцога Луи Орлеанского, который после смерти бездетного короля Карла VIII сам стал королем Франции – Людовиком XII, который вместе с короной получил руку королевы Анны Бретонской, вдовы Карла VIII.

Людовик также не оставил наследников и после его кончины трон достался его двоюродному брату – Франциску Ангулемскому. Позже здесь останавливался с королевой Анной Австрийской знаменитый король Людовик XIII (времена Д`Артаньяна и его друзей мушкетеров). Напротив замка стоит здание из замкового ансамбля, из окон которого каждый час вылезают головы огнедышащего дракона, а из мансардного окна огромный извивающийся питон. Дом этот напротив королевского замка называется Домом Магии. В нем собрана очень редкая коллекция предметов и средств, которыми пользуются фокусники-иллюзионисты. Дом Магии появился в Блуа не случайно. Здесь жил выдающийся иллюзионист и механик-изобретатель Жан-Эжен Робер-Удэн, которого считают родоначальником современной цирковой магии. Памятник Робер-Удену можно увидеть как раз перед домом.

Чудовища в Блуа

Через час (стоянка как и везде – 1,2 евро) мы продолжили путь в направлении Орлеана. Это же надо! Именно из Блуа, именно по этой дороге знаменитая Орлеанская дева Жанна Д`Арк со своим войском ровно 580 лет назад двигалась к Орлеану, который уже 10 месяцев был по осадой англичан (шла Столетняя война). 9 дней понадобилось Жанне для освобождения города.

В Орлеан мы не попали, а жалко. Обогнули город с севера и выскочили на платную дорогу в направлении Монтегрис – Труа.

Платные дороги во Франции двух типов. Это или небольшие без ответвлений участки – тогда оплачиваеш въезд и на этом всё. Второй тип – это целая сеть с ответвлениями и многими въездами и выездами. Тогда на въезде нажав кнопку на автомате, получаешь карту, а на выезде предъявляешь карту контролеру – на табло перед твоим носом загорается сумма оплаты. За участок Орлеан – Труа мы заплатили 6,1 евро. Скорость на таких дорогах, как правило, 130 км в час. Развязки – сумасшедшие!

Конечно, есть указатели, но ведь на французском! Ответвлений масса и не всегда успеваешь сообразить, куда тебе надо ехать. На дорогах французы – народ нервный. Машут руками, сигналят. Посылаю по- нашему и не парюсь. И счастлив. Однако будет справедливо заметить, что если поднимешь руку, то остановится первая же машина и вам попытаются всё рассказать. А дважды нас просто сопровождали до нужных нам направлений.

При въезде в Труа нам подсказали, что наша гостиница находится напротив вокзала, поэтому найти ее не составило труда. Это комплекс из двух соединяющихся между собой отелей – Grand Hotel (три звезды) и Patiotel (две звезды). Последний – пляжного типа с внутренним двориком с цветущей сакурой и дачными столиками, креслами и фонтаном внизу.

Ирина на фоне цветущей сакуры

Выходы всех комнат на замыкающиеся по периметру дворика балконы. Спуститься можно по винтовой лестнице. Стоимость номера – 50 евро в сутки за двоих. Номер же в трехзвездочном отеле сразу уходит за сотню – 120-150 евро.

День двенадцатый

Этот день мы целиком посвятили знакомству с городом, тем более, что посмотреть здесь действительно было что. Во-первых, скажем сразу, что город этот стоит на реке Сене, но по течению выше Парижа. Здесь она, мягко говоря, не широка и местами даже заключена в трубу подобно нашей речке Неглинке. Известен город XI века, и так как лежал на перепутье торговых путей, то быстро развивался и был славен своей ярмаркой. В то время на крупных европейских ярмарках были свои меры веса, длины и пр. Но до наших дней дошли очень не многие. Тройская унция – мера веса для благородных металлов – это от Труа, а не от Трои. И жители Труа этим очень гордятся.

Город славится своей фахверковой архитектурой. В 1524 году страшный пожар фактически уничтожил город, но был заново отстроен и после восстановления его облик фактически больше не менялся. Принцип фахверковой архитектуры – дома построены из балок (бруса), связанных между собой косыми поперечинами, придающими жесткость конструкции. Толщина бруса – наверно, сантиметров пятнадцать. Пространство между балками закладывается кирпичом на известковом растворе.

Дома в центре в основном трехэтажные, плюс мансарды и «скворечники» под крутыми скатами черепичных крыш. Часто кирпич штукатурится и затем окрашивается в «весёленькие» цвета – розовый, желтый, салатовый, голубой… Улочки узкие. Самая узкая – ru des Chats – улица Кошек. На ней трудно разойтись двум человекам, а верхние этажи и крыши домов почти касаются друг друга. Кошкам гулять по крышам домов на такой улице – сплошной раздолье. Подозреваю, что поэтому улица и имеет такое название.

Труа. Улица кошек

Местный кафедральный собор на площади Сите поразил нас едва ли не больше, чем Нотр Дам де Пари на острове Сите в Париже. Таких витражей мы не видели нигде. По всему периметру капеллы, в которых кабинки для исповеди, старинные резные сундуки, картины статуи и живые (!) цветы. За алтарем великолепная статуя Жанны Д`Арк. Напротив собора находится бывший епископский дворец, в котором находится Музей современного искусства (Musee d`Art Modern), в котором собрана богатейшая коллекция работ художников-импрессионистов – Сезанн, Пикассо, Модильяни, Матисс, Маре… (вход – 5 евро).

Если бы эти картины привезли в Москву, к примеру, в Пушкинский на Волхонке, думаю, что очередь бы выстроилась до Садового кольца. А здесь во всем музее поначалу было семь человек: пять туристов из России, кассирша и охранник, который какое-то время сопровождал нас, соблюдая для приличия некоторую дистанцию, но потом, убедившись в отсутствии у нас злого умысла, предоставил нам возможность осматривать картины классиков импрессионизма самим. На третьем этаже музея выставка картин детей из 25-ти стран, в том числе из России, Украины, Казахстана, Литвы. Есть работы не хуже, чем на других этажах музея.

Теплый день - 23 градуса. И жителями (население 65 тысяч человек) и туристами забиты все уличные кафешки – пиво, кофе, коктейли, десерты… Пиво во Франции хорошее везде - и в Париже, и в провинции. Особенно понравилось разливное Affigem. Мы называли его «афигенное пиво». Цена от 5,5 до 8 евро за пол-литра. В России я такого не видел.

Вечером на балкончике нашей гостиницы устроили винный день. Еще под Амбуазом специально съездили в деревеньку Vouvray, славящуюся своими винами – накупили разных. Как и всё фирменное, они очень недешевы.

Гармоничное сочетание блюд и вин Луары

  • Белые сухие вина

- Морепродукты, ракообразные, луарская рыба;

- Свежие или сухие козьи сыры;

- Мясо птицы в соусе или на гриле, а также мелко порубленное и обжаренное в сале (рийет).

  • Белые полусладкие и сладкие вина:

- Фуагра, белое мясо в соусе или запечённое в духовке;

- Блюда экзотические или средиземноморской кухни;

- Сыры с голубой плесенью;

- Фруктовые десерты: запеканка из ревеня.

  • Красные вина

- Колбасные изделия, птица и мясо на гриле, дичь;

- Лёгкие сыры

  • Розовые вина

Розэ д’Анжу и Каберне д’Анжу: экзотические блюда, тайская кухня, мясо на гриле, десерты из красных ягод.

Розовое сухое вино: табуле, мясо птицы, овощи и мясо на гриле

  • Игристые вина

На аперитив, с морепродуктами, клубникой и десертом

Более подробную информацию о винах Луары можно найти здесь: http://www.vinsdeloire.fr/ru_RU/

Ну, конечно же, всё это мы и попробовали. В общем, посидели классно. А вот знаменитые свиные сосиски - «андульеты», кстати, любимое лакомство короля Людовика XIV, мы так и не отведали. А жаль, ведь для Труа это такая же визитная карточка, как фондю для Шамони или луковый суп для Парижа.

День 13, 14, 15, 16 и Эпилог

Тринадцатый день – он и есть тринадцатый. День шопинга – шмотки, вино, сувениры и под всё это чемодан. Итог всему этому будет в день отлета. А теперь решите простую задачку:

1) Во сколько вам обойдется бутылочка Шабли, если ее вес 1 кг, купили в магазине вы ее за 7 евро, вес вашего чемодана без нее составляет 20 кг, а за каждый килограмм надо доплатить 20 евро?

2) Посчитайте это для шести бутылок.

3) С учетом того, что всё это можно купить и в Москве, сделайте правильный вывод.

День четырнадцатый

На второй день после прибытия в Труа мы обнаружили под дворниками на лобовом стекле автомобиля квитанцию на уплату штрафа за неправильную парковку. Недопоняли мы портье, и хотя поставили машину напротив гостиницы, но на месте без GH (Grand Hotel) на асфальте. В итоге хозяева парковочных мест, на которых стояли наши машины, «стукнули» в полицию и та с удовольствием навесила нам штрафы. Как платить, где, кому – темный лес! Нашли отделение муниципальной полиции, в котором одна сотрудница говорила по-английски.

При этом всё отделение высыпало поглазеть на законопослушных «руссо туристо», улыбались, цокали языками и, в отличии от наших гаишников, вели себя очень вежливо и доброжелательно. Однако же в их французских головах не только не созрела, но даже и не мелькнула такая простая мысль: дескать, дорогие россияне, мы убеждены в непреднамеренности ваших нарушений, катайтесь, мол, по стране, наслаждайтесь, а штраф мы с вас брать не будем. Поразительная тупость!

А теперь, дорогие читатели, поделюсь с Вами, как надо платить штраф, если и на Вашем пути попадутся вот такие полицейские. В любом магазинчике «Табак» покупаете почтовую марку номиналом, равным наложенному на Вас штрафу. Марка разрывается по перфорации на две части, каждая из которых наклеивается на соответствующую часть квитанции. Одну часть мы вернули в полицию, а на другой нам там же поставили штемпель. А можно было первую часть квитанции просто бросить в почтовый ящик.

Во Франции есть единый центр, в который стекается вся информация о наложенных штрафах. Адрес центра на квитанции писать не надо – он там уже указан. Говорят, что информацией центра об оплате штрафов пользуются консульские службы при рассмотрении документов на получение визы. Вот почему мы были так щепетильны.

Покатались в этот день по окрестностям Труа. Пообедали в деревенском ресторанчике. На горе, поодаль от деревни стоит необычный храм. Ничего подобного раньше я не встречал – вместо купола на храме стоит огромная статуя девы Марии – одна из немногих красивых женщин, которых я видел во Франции.

Перефразируя Михаила Жванецкого («Женщин умных не бывает. Бывают прелесть, какие глупенькие и ужас, какие дуры»), можно сказать: «Француженок красивых не бывает. Бывают прелесть, какие страшненькие и ужас, какие крокодилы!» Всё-таки существует некое равновесие в мире – когда всего остального так много, то чего-то очень существенного, например, красивых женщин, должно не хватать. Вернувшись, я вдруг отчетливо понял, чего, а точнее кого, в России слишком много.

День пятнадцатый

В связи с тем, что на следующий день нам предстояло возвращаться в Москву, а самолет у нас ранний, мы решили плацдарм, с которого нам придется совершить автобросок в аэропорт Шарль де Голль», пододвинуть как-то поближе. А поэтому, покинув Труа (тем более, что делать там было уже особенно нечего) и, двигаясь в направлении Парижа, остановились в городе Провене. 80 километров завтрашней ночной дороги было сэкономлено.

А кроме того у меня появилась возможность рассказать вам немного и об этом городке, о котором в моем путеводителе не было решительно ничего. А жаль, потому что еще начиная с I века н. э. Провен признан настоящим городом. С 802 г. (согласно архивам) начинается история Провена в составе французского королевства. Карл Великий отправляет в Провен своих инспекторов. Графы, маркизы, епископы должны были исполнять распоряжения короля.

Если в путеводителе по Франции ничего про Провен не было, то зато в офисе по туризму мы получили карту города с обозначением нескольких туристических маршрутов и описанием на русском языке (!) наиболее значимых мест Провена.

В Провене

Наибольшего процветания, изобилия и богатства Провен достиг в XII-XIII веках- в эпоху знаменитых ярмарок. Здесь происходит обмен изделиями и продуктами, привезёнными со всего мира: шерсть, сукно, вина, меха, краски, золотые и серебряные изделия... В Провене чеканят свою монету, которая признается платежеспособной по всей Франции. Обмен денег проводился у огромного креста на центральной площади верхнего города. И крест, и средневековый колодец рядышком прекрасно сохранились, как, впрочем, и весь верхний город. На каменном сером доме висит табличка с годом постройки 1133 год. Там и сейчас живут люди! Фантастика. Во дворе одного из домов рядом с площадью увидели две берёзы – сразу захотелось домой.

Башня Цезаря

Наиболее древнее сооружение – башня Цезаря. Использовалась она в разное время и как оборонительное сооружение, и как тюрьма, а также служила символом независимости Провена. В августе 1429 года, возвращаясь с коронации в Реймсе, Жанна Д`Арк останавливается в Провене и вместе с королём Карлом VII присутствуют на мессе в городском соборе. Об этом свидетельствует установленная рядом со входом старинная мемориальная доска.

Наивысшей славы и расцвета Провен достиг в первой половине XIII века при Тибо IV Шампанском, графе и вассале французского короля Людовика Святого. Это при нем купцы, со всего света приезжавшие в Провен, получали охранные грамоты и защиту войска графа, а разбойного люда в то время на дорогах Франции хватало. Благодаря этому нововведению провенская ярмарка процветала, а город богател. Надо отметить, что ярмарки были не только центром торговли, но и были очагом культуры, праздника со спектаклями, музыкой, цирковыми артистами, поэтами.

Тибо IV был знаменит не только этим. Это был отважный воин, участник многих крестовых походов, мастер рыцарского искусства. В 1230 году, когда Провен осадило пикардийское войско, и город должен был неизменно пасть, Тибо IV выезжает за ограду один и вызывает на бой графа Клермонского Филиппа. Победа Тибо Шампанского спасла Провен.

А еще через три года он провозглашается королем Наварры. Но и это еще не всё. Король Наварры Тибо IV Шампанский был одним из лучших поэтов своего времени. Поэтов-певцов в средневековой Франции называли труверами, которые своим искусством (и уровнем мастерства, и разнообразием жанров) намного превзошли своих предшественников – трубадуров. Мало кто знает, что король Ричард Львиное сердце также, как и Тибо IV, был трувером.

Из крестового похода в 1239 г. Тибо привозит знаменитую розу "Damas", из которой впоследствии было выведено множество новых сортов, что позволило называть Францию страной роз.

В верхнем городе сохранился дворец Тибо IV Шампанского, но попасть в него нам, к сожалению, не удалось.

С укреплением и расширением французского королевства, и как следствие, изменением торговых путей, Провен, как и Труа, потерял свое значение ярмарочного города и на много веков замер в своем развитии. Возможно, именно поэтому мы и можем видеть его таким, каким он был 700-800 лет назад.

Боже мой! Какими же цифрами я сейчас оперирую!

День шестнадцатый

В полшестого утра отъехали от отеля «Ибис», в котором остановились на ночь по рекомендации сотрудницы офиса по туризму. Замечательный отель, утопающий в зелени, со своей стоянкой, к тому же находится на выезде из города в нужном нам направлении. Воскресная цена двухместного номера – 61 евро. Значит в будни долой червонец. Рекомендую. Накануне поинтересовался у администратора, по какой дороге лучше добираться до аэропорта, так как на самом деле было из чего выбирать. Молодая девушка, говорящая по-английски, разукрасила стрелками мою карту, так что проблем с дорогой у нас почти не было.

В утренних сумерках подъехали к аэропорту. Дорога постоянно раздваивалась, расстраивалась, но так как нам надо было в терминал Е, то мы упорно искали букву «Е» на асфальте и таким образом прямо подкатили к нужному входу в аэропорт. Труднее было найти место, где надо было сдать автомобиль. Машину у меня никто не смотрел, даже не спросили где она стоит. Просто отдал ключи и всё.

Взвесили вещи – прослезились. Француз, мотая головой и приговаривая «комси-комса» сделал всё, чтобы за перевес мы заплатили поменьше, но за шесть килограмм всё-таки пришлось. Плюс толстая негритянка отобрала сыр у жены из ручной клади. Хорошо, что еще в мой рюкзачок не догадалась заглянуть. Так что по прилету собрать друзей на даче на «дорогое» французское вино и не менее «дорогой» французский сыр нам всё-таки удалось.

Эпилог

Подводя итоги, замечу, что это было одним из самых ярких и запоминающихся путешествий. Конечно, сейчас я бы несколько скорректировал маршрут: за счет уменьшения дней в Труа увеличил бы на два дня Париж и на день Амбуаз. Возможно вместо Канкаля съездил бы из Сен-Мало в Брест. Но в целом всё замечательно и просто, хотя, возможно, и не оптимально. Например, автомобиль. Брали мы его непосредственно в аэропорту «Шарль де Голль» и, конечно, это дороже, чем в любом другом месте.

Первые четыре дня – в Париже, а здесь машина практически не нужна и мы ей не пользовались, но вынуждены были поставить ее на парковку (а в Париже парковка от 20 и выше евро в сутки!), так как бесплатных мест практически нет, а штрафы за «парковку, где придется» - до 35 евро. Гостиницы тоже лучше бронировать заранее, однако же, на мой взгляд, в Париже лучше снять квартиру – цены не слишком отличаются, но преимуществ масса. И забронировать можно тоже по Интернету.

А теперь цифры:

  • С днем прилета и днем отлета мы провели во Франции 16 дней.
  • Визы плюс услуги визового центра - 100 евро (здесь и далее на 2-х человек).
  • Авиабилеты - 545 евро
  • Гостиница (в сумме по всем городам с туристическим сбором) - 851 евро
  • Автомобиль (прокат) - 530 евро
  • Бензин - 100 евро
  • Парковка - 80 евро
  • Штраф - 11 евро
  • Экскурсии - 87 евро
  • Итого 2 304 евро
  • Все остальные траты – это еда, покупки, сувениры – здесь всё индивидуально, однако учтите, что по еде менее, чем по 30-35 евро в день на человека рассчитывать не стоит.

И дай Бог, чтобы эти цифры, дорогие читатели, не отбили у Вас тягу к путешествию по этой замечательной стране.

С пожеланиями Госпожи Удачи,

Владимир Городзейский

Франция: полезная информация

Частные гиды
во Франции

Комментарии

ronadort
28 мая 2012 г. 19:09
Владимир, увлекательное и насыщенное путешествие вы совершили! И описали все суперподробно. Только, отчего вы не воспользовались навигатором. С ним ездить за границей одно удовольствие.
VladimirGorodzeyskiy
29 мая 2012 г. 8:26
Всё банально просто. У меня в 2009 году еще не было навигатора. А с ним, вы правы, замечательно. Я проехал с навигатором по маршруту Москва-Варшава-Вроцлав-Прага-Вена-Берхтесгаден-Цель-ам-Зее и обратно. И нигде он меня не подвел.
teona
28 мая 2012 г. 22:49
Зачиталась вашим рассказом - очень интересно, и познавательно и столько интересных исторических фактов. Замечательное путешествие. Спасибо.
VladimirGorodzeyskiy
29 мая 2012 г. 8:28
Спасибо за такой отзыв. Друзья недавно повторили наш маршрут (почти) , пользуясь моим рассказом. Говорят, что очень помог.
AsiaGate
+1
19 февраля 2013 г. 16:15
Владимир, спасибо за этот географическо-исторический экскурс:) Получился настоящий путеводитель, со множеством полезностей. Его надо распечатывать и брать с собой в поездку по Франции
VladimirGorodzeyskiy
19 февраля 2013 г. 17:02
Спасибо, Оксана!!!
tinka61
+1
19 февраля 2013 г. 17:26
Отлично написано, Владимир, прочитала с большим интересом, тем более, что подумываю о Франции в этом году. О некоторых местах даже не слышала, просветилась можно сказать. И практические советы все очень полезны.
VladimirGorodzeyskiy
+1
20 февраля 2013 г. 8:44
Спасибо, Ирина! О Труа, и тем более о Провене, многие слыхом не слыхивали, не возят туда туристов почему-то. А там можно увидеть не просто отдельные средневековые здания - весь город (особенно Провен) такой. Этот рассказ особенно вниманием на туристере не избалован, хотя на одном конкурсе был в победителях.
MarVi
MarVi
21 ноября 2014 г. 17:50
Владимир, а вот я как -то не поняла с этими штрафами и марками, которые нужно разорвать напополам. Аналогичная история у нас случилась в этом году то ли в Лиможе, то ли уже в немецком Констанце, мы припарковали машину , выехав из гаража отеля, около дверей отеля, и предупредили портье, что забыли ещё одну сумку в номере, а когда пришли - под щеткой лежала квитанция на штраф. Отсутствовали мы ну не более 7 минут. В результате ещё почти три часа потратили на то, чтобы найти где можно заплатить штраф. Чертыхались ой-ёёй как Жаль я раньше не прочитала ваш рассказ.
VladimirGorodzeyskiy
21 ноября 2014 г. 18:38
Если это было во Франции, то так и надо было сделать. Быстро и просто. А как в Германии - я не знаю. Не попадал.
Olejka
+1
25 ноября 2014 г. 19:00
ПОнравилось Ваше путешествие по Франции,Владимир! А особенно стиль и манера изложения! С юмором ! Классно Вы разыгрываете своих друзей на 1 апреля! Посмеялась от души! И советов много полезных!
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.