Robin
Robin Пользователь — был 2 октября 2014 г. 11:37

Город, который спасли апельсины

30 января 2014 г. 8:15 Одесса — Украина Июнь 2009
4 6

Сумки в багажнике. Люди в салоне… Поехали… Боюсь сглазить, но поездка, задуманная пару лет назад, и несостоявшаяся в прошлом году по банальной причине, наконец-то имеет все шансы состоятся сейчас.

В зеркале заднего вида удаляется родной Краснодар. Впереди, пока не видимый, но с каждым километром все ближе город, в любви которому признавались и признаются сотни известнейших людей. Город, история которого неразрывно связана с историей России. Город, который по воле все той же истории сегодня отлучен от государства, частью которого являлся сотни лет. Город — герой тысяч трагических и комических историй, романтических приключений и любовных похождений, воспетых в многочисленных песнях и книгах, фильмах и анекдотах.

Впереди Город-Герой Одесса!

Но до Одессы еще порядка 900 км… А пока машина резво проглатывает первые километры трассы Краснодар — Порт Кавказ, приближая своих четырех пассажиров к первой промежуточной точке путешествия — паромной переправе «Порт-Кавказ — Керчь».

Ожидаемые и уже традиционные сложности паромной переправы, которая пока еще соединяет берега России и Украины, повлияли на выбор времени для этого путешествия — конец мая — начало июня, пока еще не начался курортный сезон, пока тысячи автотуристов не хлынули на отдых в Крым, пока есть надежда избежать многочасового ожидания своей очереди на паром. В пик сезона изнуряющее ожидание в километровой колонне машин, выстроившихся перед воротами таможни, может затянуться на томительные 9–12 часов под южным солнцем. Удовольствие сомнительное, поэтому изначально очень хотелось избежать этого. И, забегая веред, скажу — избежать удалось.

Но обо всем по порядку.

Из Краснодара выехали около 16 часов и направились в Порт-Кавказ, вернее в поселок Ильич, что в 12 километрах не доезжая до переправы. Там я заранее забронировал номер в одной из частных гостиниц, рассчитывая переночевать на российской стороне, а рано утром погрузиться на паром и уже спокойно ехать к свой цели. Не знаю, что меня заставило, но накануне отъезда я, на всякий случай, в Инете нашел и выписал на листок телефоны/адреса нескольких керченских гостиниц. И, как потом оказалось, сделал это весьма и весьма кстати.

Около семи вечера подъехали к п. Ильич. Но прежде чем ехать в гостиницу решил прошвырнуться в сам Порт-Кавказ — на разведку, так сказать. Узнать что там и как, дабы утром же точно знать, что делать, куда ехать-идти. На подъезде к порту натыкаемся на шлагбаум, перегородивший своим тонким и длинным телом, словно комариным жалом, узкую полоску асфальта, убегающую строго на запад…

Стоп-машина. Пограничная зона.

В чистом поле стационарный пост милиции с тремя дядьками характерной южно-российской внешности — полноватые, с пивным брюшком. Лица круглые, щеки красные, глаза хитрые. Ну типичные кубанские мужички — хитрованы. Сними форму, надень гражданское — и перед тобой не менты, а трактористы с соседнего колхоза. Но мужики сейчас в форме! Представители власти! Вежливо требуют документы на проверку и задают соответствующие вопросы — кто такие, куда, зачем…

Машин на дороге больше нет, милиционерам явно скучно. И пока один проверял/сверял наши документы, я решил поговорить с остальными, которые сидели под навесом рядом с патрульным мотоциклом «Урал», аналогов которому я не видел о-очень давно. В ходе милой беседы с шутками-прибаутками я с немалым удивлением узнал, что очереди-то на паром никакой и нет, что я чуть ли не первый, и если бы я приехал буквально на 30 минут раньше-то мог бы уже быть на пароме, который только что отошел в сторону Керчи…

Вот это новость!…Неслабо обескураженный таким неожиданным поворотом и, признаться, даже не рассчитывавший на такой подарок судьбы, я стал прокручивать в голове новый план — а может ну его нафиг гостиницу в Ильиче? Кто знает, что будет утром? В общем, действуя по золотому правилу «куй железо не отходя от кассы», решаю проехать до переправы и там на месте, по обстановке решить, что же делать — ночевать здесь, или переправится и заночевать в Керчи. Приехав в порт, я убедился, что меня практически не обманули. И пусть я был не первым, но в очереди машин, стоявших перед воротами таможни, я был третьим. Что тоже очень хорошо. Отказываться от такого подарка я не стал, и принял решение переправляться сегодняшним рейсом в 21–00.

На испуганный вопрос жены — а где же мы (а мы — это я, супруга и двое дочерей) будем ночевать в Керчи, я не без чувства гордости за себя и свою предусмотрительность, небрежно достал заранее заготовленный листок с телефонами керченских гостиниц (кои я выписал заранее, если вы помните) и спокойно так ответил, глядя в несколько удивленные глаза супруги:

— Ноу проблем, дорогая! У нас все ходы записаны… Вот телефончики гостиниц в Керчи, сейчас позвоним и забронируем номер. Сейчас еще не сезон и трудностей с номерами быть не должно.

Их и не было. Уже во второй гостинице приветливо приняли заявку и забронировали для нас 2-х комнатный номер за 360 гривен. После того как вопрос с ночевкой был решен сугубо положительно я позвонил в гостиницу п. Ильич, извинился, сказал, что поменялись обстоятельства и мы не приедем. Затем занялся покупкой билетов и оформлением украинского полиса ОСАГО, без которого никак нельзя. В Сети многие советуют покупать полисы на территории Украины — так вроде бы получается дешевле — но я решил оформить его сразу с покупкой билетов на паром, тем более все это делается в одной кассе.

Не вдаваясь в лишние подробности, скажу, что от причала паром отошел с опозданием в 30 мин. Непосредственно переправа заняла тоже минут 25–30, ибо ширина пролива всего-то километров 6. Таким образом, на берег украинский с парома мы съехали уже в начале одиннадцатого вечера (или уже ночи?) по московскому времени. На украинской стороне было на час меньше. Но Солнце, наверное, живет по московскому времени — на украинском берегу было уже также темно, как и на российском. И к тому моменту как мы прошли все таможенные процедуры, на Крымский полуостров опустилась настоящая южная ночь. Выехав за ворота таможни, мы оказались на каком-то «отшибе» — темном и безлюдном асфальтовом пятачке, тускло освещаемой парой мутных фонарей.

Вiльна Украiна встретила нас какой-то уж слишком густой и липкой темнотой — без романтической луны в небе и даже без света беззаботных звезд. Сзади закрытый шлагбаум таможни и неяркий электрический свет пограничных служебных помещений. Впереди темнота, в которой неясно угадывались очертания деревьев и каких-то строений. А между ними мы — в легкой растерянности, ибо откровенно сразу таки и не понятно куда ехать — ни знаков, ни указателей.

Но растерянность наша длилась всего несколько первых секунд. Потому что здесь на «сцену» вышел еще один участник нашего путешествия. Да что там участник — можно сказать герой, который отметая все сомнения, решительно взял бразды правления и повел нас к цели сквозь неприглядные и непроглядные керченские портовые окраины. Да кто же этот герой, нетерпеливо спросите вы? А я отвечу, ничего не тая — Автонавигатор! J, специально перед поездкой и для поездки купленный и заранее картами Украины «заряженный».

И вот, повинуясь голосовым подсказкам умного приборчика, мы благополучно продрались сквозь действительно темные и безлюдные, несмотря на вроде бы еще «детское» местное время, окраины Керчи и въехали в его центральную часть с признаками цивилизации — уличным освещением, редкими машинами на пустых улицах и еще более редкими пешеходами. Признаки жизни!!! Стало как-то веселее на душе.

И хотя навигатор, голосом некой «Тамары», продолжал уверенно вести нас к заданному адресу, я решил подстраховаться и спросить дорогу у ночных таксистов — людей, которые по идее, сами как живые навигаторы, должны знать всё и вся, а уж дорогу к улице с таким неожиданным и даже оригинальным для приморского города названием «Курортная» — тем более. (Впервые пользовался навигатором и как-то еще немного не доверял ему).

А вот и они. Два таксиста-частника явно пенсионного возраста, видимо не от хорошей жизни выжимающие последние соки из себя и из припаркованных у тротуара бронтозавров советского автопрома — ВАЗ 2101 и Москвич-2140. На мой вопрос как проехать, они почему-то крепко задумались. Один стал усиленно тереть мясистый небритый подбородок, второй — усердно чесать круглый бритый затылок. И оба стали закатывать глаза, вспоминая улицу Курортную и мысленно рисуя маршрут до нее. Мне бы тут крепко задуматься и насторожиться — эта длительная пауза на обдумывание ответа, а также двухминутное обсуждение маршрута друг с другом — это было, как говорил ВинниПух, неспроста. Но видимо их почтенный возраст и еще более почтенный возраст их орудий труда вызвал у меня приступ повышенной доверчивости и я, с почтением выслушал их ответ, со словами благодарности сел в машину, и пренебрегая указаниями «Тамары» поехал туда, куда меня послали таксисты…

Именно послали! А не показали дорогу. Потому как, на протяжении длительного времени, на каждом перекрестке, навигатор упорно советовал повернуть налево. Но я также упорно ехал по маршруту, указанному престарелыми «бомбилами». И не послушай я все-таки «Тамару» из навигатора и не сверни в конце концов на очередном перекрестке налево, то в итоге приехал бы не гостиницу, а скорее всего туда, куда обычно посылают…Во всяком случае, в гостиницу не приехал бы точно, поскольку эти ночные таксомоторные бабочки направили меня совершенно в другую сторону. Намеренно или по недоразумению — теперь уже не узнать. Но в итоге, еще раз убедившись в адекватности навигатора, и, наоборот, в неадекватности некоторых людей, я в дальнейшем исправно слушался голоса электронного поводыря и более не утруждал себя советами представителей рода человеческого.

В конце концов, навигатор привел нас в нужную точку, по пути правда мы потеряли еще минут 30 на каком-то железнодорожном переезде рядом с Морпортом, ожидая пока маневровый локомотивчик закончит все свои дела, таская вагоны туда-сюда. Прибыв в гостиницу, завалились в номер, 2-х комнатный, как и было обещано. Быстренько перекусили, чем Бог послал, и довольно уставшие легли спать в первом часу ночи по Москве. На следующее утро нас ждал ранний подъем, быстрый завтрак и длинная дорога по степному Крыму.

Утром все так и было: подъем в 7 часов, быстрые сборы, скорый завтрак, выезд из гостиницы в 8 утра и дорожка длиной почти в 650 км. Сама дорожка по степному Крыму не представляла ничего особенного: Керчь — Феодосия — Джанкой — Херсон — Николаев — Одесса. Качество дорожного покрытия вполне нормальное — не европейский автобан конечно, но ехать со скоростью 120–130 км/час можно. Машин мало. Старых машин, особенно Москвичей 2140, много. Чем объяснить такую любовь крымчан к шедеврам советского автопрома даже не знаю. Но предполагаю, что в основе этой любви все-таки относительная бедность населения. Бедность эта особенно заметна именно в степной части Крыма, где нет потока туристов и прочих отдыхающих, которых жители приморских городков и поселков исправно и искусно доят 24 часа в сутки.

Наверное, самым примечательным в дороге были обширные и многочисленные маковые поля — порой слева и справа все было красным чуть ли не до горизонта. Было красиво. Но как-то было странно осознавать, что огромные площади не задействованы в сельском хозяйстве и фактически были в заброшенном состоянии. Разруха?

2
2

Итак, неказистая асфальтовая дорожка, многократнозалатанная, петляя меж маковых полей, иногда сменяемых цветущей сурепкой (желтый цвет) и пронзая различной величины небогатые населенные пункты привела нас в Херсон, затем в Николаев и, в конечном итоге, в долгожданную Одессу. Позади около 900 км. Впереди 5 дней (всего 5 дней) в городе, одно название которого в умах всех жителей Советского Союза пробуждает самые разные фантазии и ассоциации.

Одесса встретила нас весьма примечательно. Остановившись на въезде в город, чтобы уточнить конечный адрес арендованной квартиры, мы с нескрываемым удовольствием лицезрели рекламный щит с надписью «Виставка Метеликiв». «Метеликi»-то есть бабочки по-русски, нас весьма позабавили.

1

Продравшись сквозь плотный поток машин на одесских улицах, мы благодаря навигатору уверенно добрались до нужного нам адреса — ул. Греческой, где нас ждала 2-х комнатная квартира. Квартира оказалась в самом центре — в квартале от Дерибасовской, через дорогу от Русского Драматического театра, в ста метрах от Преображенского Кафедрального Собора, в 50 метрах от крупного торгового центра «Афина». Короче, «центрее», наверное, не бывает.

Старинный дореволюционный 4-х этажный дом. Мы старались не нарушать покой старичка — вели себя тихо, мирно, культурно — как подобает представителям великой страны — России. Тем более поводов для шума и ругани не было — квартирка была уютная и весьма просторная (около 80 кв.м), обставленная и оборудованная всем необходимым.

1

Бронируя квартиру, я по телефону общался с милой девушкой Мариной, которая утверждала, что является хозяйкой. Впоследствии это утверждение было разбито в пух и прах. В течение 2-х первых дней я имел удовольствие познакомиться еще с двумя «хозяйками», каждая из которых говорила по секрету свой номер телефона и заговорщицки предлагала в следующий раз звонить ей, поскольку она готова сдать квартирку дешевле.

Третья по счету собеседница (судя по голосу достаточно пожилая женщина) с характерным одесским акцентом (или говорком), скорее всего, и являлась хозяйкой. Она позвонила на домашний телефон, поинтересовалась, не сломали ли мы чего, убедительно попросила быть аккуратней и, в конце концов, традиционно предложила записать ее номер телефона для последующих контактов, ибо была готова сдавать свое недвижимое имущество по цене ровно в два раза меньше той, что я заплатил барышне Марине. Да она, очевидно, и так сдает квартирку за половину той суммы, которую платят съемщики. Вторая половина аккуратно оседает в карманах предприимчивых посредников.

Это был второй урок — никому нельзя верить. Особенно в Одессе.

Справедливости ради должен заметить, что больше таких уроков обитатели славного города мне не преподавали. Скорее наоборот. Например, в трамвае говорливая и разбитная кондукторша «бальзаковского» возраста каким-то образом сразу поняла, что мы приезжие и после вопроса, откуда мы приехали, одобрительно кивнула, услышав «из Краснодара», пошуршала в одном из многочисленных карманчиков своей форменной жилетки и достала билетик. Со словами: «Возьми, красавица! Это «счастливый… «», протянула его моей старшей дочке. Вот так мы неожиданно стали обладателем такого ценного подарка (да-да, денег за него она не взяла!). Счастливый билетик на одесский трамвайчик! Благосклонно выслушав наши благодарности, она двинулась дальше по вагону, осыпая пассажиров своими безобидными шутками-прибаутками. Жизнь в этот момент вдруг стала немного ярче и светлее. Впервые за многие годы кондуктор вызвал добрые чувства, чем заронил надежду на то, что не все еще в этом мире плохо.

Наверное, в таком же позитиве находился и этот дядечка, с таким одухотворенным лицом исполняющий некую музыкальную композицию собственного сочинения очень оригинальным, я бы даже сказал — очень неожиданным, способом — длинным куском арматуры на стеклянной бутылке из-под пива. Я даже представить ранее не мог, что таким музыкальным инструментом можно зарабатывать на жизнь! Но в Одессе, видимо, можно.

2
2

Кстати, первый урок (никому не верь) в Одессе я получил буквально сразу по приезду — решая вопрос парковки машины. В конечном итоге машину я парковал на подземной стоянке торгового комплекса. Но перед этим пара прощелыг чуть откровенно не развели меня, предложив парковать машину на территории какой-то стройки рядом с торговым центром. За возможность оставить машину на открытой и даже неогороженной площадке, якобы под их бдительным и неусыпном оком, они запросили, не моргнув нетрезвым глазом, 60 гривен (240 руб.). И без тени смущения добавили, что, мол, в торговом центре еще дороже. На что они рассчитывали? Ведь до ТЦ было 50 м. Я не поленился, сходил. В результате мой верный железный конь ночевал в подземном, реально охраняемом, гараже за цену в полтора раза (!) дешевле, чем хотели предприимчивые сторожа на стройке. Конечно, 160 руб./ночь тоже не подарок — но все же лучше, чем 240 руб. под «бдительным» присмотром каких-то шнырей.

Итак, удачно решив вопросы ночлега и для себя и для машинки, несколько уставшие от дороги и прочих обстоятельств, неизменно сопровождающих путешественников, мы готовились ужинать и спать, чтобы с утра, с новыми силами — физическими и душевными — приступить к изучению города.

У нас не было какого-либо четко прописанного плана. Ходить по музеям не хотелось и не планировалось. Цель поездки была в чем-то скромная, может даже банальная — просто походить/побродить по городу, по его знаменитым улицам, бульварам и дворам. Подышать его воздухом, почувствовать его ауру. Поэтому мы и не готовили какой-либо план — куда и когда идти. Конечно, предварительно был составлен список достопримечательностей, но его соблюдение никак не было регламентировано. Все делалось по наитию, или по настроению. Захотелось — пошли гулять по улочкам старого центра. Загорелась душа — поехали на Привоз или по Французскому бульвару мимо киностудии им. Довженко на пляж «Аркадия»…

Старый центр — улицы Дерибасовская, Ришельевская, Екатерининская, Большая Еврейская, Малая Арнаутская, Лонжероновская, Преображенская, Приморский Бульвар и многие другие мы, разумеется, обошли пешком.

Приморский бульвар понравился. Совсем небольшой по протяженности, но есть в нем что-то такое, что заставляло нас практически каждый день приходить туда. Либо специально, либо мимоходом. На Приморском установлены два знаменитых памятника — Пушкину, в самом начале бульвара, как раз напротив Городской Думы, и Арману Эмманюэлю дю Плесси.

Кто такой Пушкин, очевидно, объяснять не надо. Пушкин — это наше всё! И одесситы это понимали уже более 120 лет назад, когда решили увековечить память великого поэта в виде памятника, сооруженного на средства, собранные горожанами. Вот текст одного из воззваний к жителям города:

«Наш край — южная окраина русской земли — к великому поэту имеет свои, особые отношения. Наша окраина — Кавказ, Таврида, Бесарабия и Одесса — теснейше связаны с творчеством русского гения: многие и не последние его произведения навеяны ею. Естественно было потому желание — эти наши местные отношения к поэту увековечить в монументальном памятнике. Когда остановились мы на этой мысли, мы были далеки от стремления конкурировать с памятником поэту в Москве, и не взыщут с нас, если скромные размеры нашего памятника не будут в гармонии с размерами чествуемого гения, не скажут, что мы оскорбляем ими. Мы остановились на фонтане с бюстом Пушкина в Одессе — на бульваре, против Биржевого здания, где начинается улица имени поэта. . . Комиссия не ищет многого — она помнит русскую поговорку „копейка к копейке — рубль“; пусть только каждый, кто хоть в школе познакомился с Пушкиным, принесет свою лепту, в копейку, и искомая сумма налицо».

А вот кто такой Арман Эмманюэль дю Плесси знают далеко не все. Да и я узнал относительно недавно. Арман Эмманюэль дю Плесси, более известный как герцог де Ришельё, участвовал в штурме Измаила, а спустя пять лет надолго обосновался в России и в 1803 году стал генерал-губернатором Одессы. Одесситы называли его «наш Дюк» и считали основателем города, хотя к тому времени Одессе было уже 8 лет. Стараниями нового градоначальника город превратился в крупный торговый порт. Когда Бурбоны вернули себе французский трон, Дюк уехал во Францию, где стал премьер-министром в правительстве Людовика XVIII. Неординарная личность, судя по всему. Неудивительно, что одесситы собрали деньжат и поставили этому человеку памятник в 1828 году.

Прямо напротив «Дюка» Потемкинская лестница, спустившись по которой попадаешь в Морской порт с Музеем якорей, странным памятником работы Эрнста Неизвестного, современным зданием Морвокзала и высоткой отеля «Одесса».

2
1
1
1

1
3
1
1

Если же пройти дальше по бульвару, то фактически упираешься в еще один памятник — на этот раз памятник архитектуры. Знаменитый Вороноцовский дворец и Колоннада. Ни то ни другое на меня особого впечатления не произвели, поэтому подробно останавливаться не буду. От дворца — через Военный спуск — по пешеходному мосту со звучным именем «Тёщин» выходишь на бульвар Жванецкого и чуть далее к памятнику Апельсину. Кстати, «тёщин мост» весь увешан «замками любви» с именами новобрачных. Естественно, тёщин мост имеет другое официальное название — «Комсомольский», которое не прижилось в народе, что тоже вполне естественно, учитывая легенды, объясняющие почему мост имеет столь оригинальное название.

1

Легенды две. Первая: потому что он самый длинный и узкий в городе, а ещё и раскачивается от сильного ветра: «прямо, как язык тёщи». И вторая, более достоверная, якобы его построили по приказу первого секретаря одесского горкома компартии Михаила Синицы, которому было так удобнее ходить к любимой теще «на блины».

Весьма любопытна и история памятника Апельсину. Сам памятник воздвигли в 2004 году, но посвящен он событиям куда более давним и имеющим судьбоносное значение для Одессы.

В 1795 году по приказу императора Павла I было остановлено финансирование строительства одесского порта, в результате чего уже к 1800 году Одесса, оставшись без порта и без торговых операций стала «хиреть». Местные градоначальники понимали, что только порт может дать жизнь городу. Поэтому решили обратиться к российскому императору с просьбой выделить кредит 250 000 руб. на завершение строительства. Вместе с челобитной 3 февраля 1800 года Павлу I послали обоз с тремя тысячами отборных апельсинов. Император остался весьма доволен таким подходом к решению вопроса и уже 1 марта того же года повелел:

1. отдать магистрату на отделку Одесской гавани все материалы, за которые от казны были заплачены деньги;

2. выдать 250 000 рублей заимообразно на 14 лет, за возврат суммы отвечают все купцы города, как живущие сейчас, так и поселяющиеся там впредь;

3. продлить все городские льготы еще на 14 лет, до уплаты займа.

Одесса была спасена. Гуси спасли Рим. Апельсины спасли Одессу. Спустя 204 года благодарные одесситы отдали дань апельсинам. Впрочем, злые языки (куда уж без них) этот памятник называют «памятником взятке» (по сути, они, конечно, правы. Но ведь какие благие намерения эта взятка помогла реализовать)

Вот так мы и ходили/ездили 5 дней по улицам Одессы. Хоть музеи посещать не планировали — но по ходу в двух побывали. В археологическом и в художественном. Впрочем, если быть точным-то еще в двух: в Музее якорей (на территории морского порта) и в Музее-мемориале обороны Одессы. Два последних располагаются на открытом воздухе, поэтому на музей в классическом понимании не похожи.

1
1

Археологический музей мне больше понравился снаружи, чем внутри. Просто меня различные черепки в витринах под стеклом не сильно «возбуждают». А вот с Художественным музеем все ровно наоборот. Красивое старинное здание, построенное архитектором Боффо в 1826 году как дворец-усадьба графини Нарышкиной, в 1888 было приобретено городской головой Г. Маразли и подарено Одессе для устройства в нем публичного музея. Сегодня здание музея далеко не в лучшем состоянии — срочно требуется ремонт и реставрация. А вот своим содержанием, прежде всего, коллекцией картин, музей очень интересен. Среди работ, представленных в музее, великолепные картины Айвазовского, Репина, Левитана, Шишкина, Саврасова, Куинджи, Сурикова, Врубеля, Серова, Рериха, Васнецова. На этом фоне коллекция современного искусства (по-большей части советского периода) выглядит блекло. Я, конечно, не специалист в живописи, и в основном оперирую субъективными и эмоциональными критериями (чисто нравится /не нравится), но повторюсь, современная живопись (по крайне мере представленная в данном музее) в подметки не годится работам вышеназванных художников. ИМХО, как говорится…

Ну да ладно. Не буду умничать. Нам с женой понравилось. Детям было немного скучно. Впрочем, что здесь удивительного? Вы когда-нибудь видели детей, которым было бы интересно в музее? А вот здание музея надо приводить в порядок. Какой-то диссонанс получился — прекрасные (и дорогие) полотна в окружении обшарпанных стен, ветхих неровных полов, каких-то затрапезных штор и т. п. Непорядочек.

Самым большим одесским разочарованием для меня, наверное, стал «Привоз». Это конечно лично мое мнение, но какой-то особой ауры Привоза, его настроения я не почувствовал. Знаменитейший, вроде бы, рынок, культовое место, «воспетое» многими знаменитыми людьми, сегодня представляет какое-то жалкое зрелище. Грязное, неухоженное, неорганизованное — торговые ряды расположены хаотично. Рядом с рыбой лотки с одеждой, рядом с картошкой лотки с конфетами и т. д. Краснодарский Сенной рынок, во всяком случае, более организован как рынок.

1
1
1

1
1

Второе разочарование — Потемкинская лестница. Впрочем, говорить о разочаровании, наверное, не совсем верно. Скорее всего, у меня были явно завышенные ожидания, которые не в полной мере оправдались. Или это по причине того, что вокруг лестницы велись какие-то ремонтные работы и вся левая сторона лестницы (если смотреть сверху) была закрыта неприглядным синим забором.

Впрочем, лестница обладает очень богатой историей. Достаточно сказать, что самое название — Потемкинская — это как символ большой несправедливости. Граф Потемкин не имеет абсолютно никакого отношения к этому шедевру архитектуры. Лестница была построена в 1837—1841 гг. уже упомянутым выше архитектором Боффо по заказу светлейшего князя Воронцова, который решил сделать такой оригинальный подарок своей жене. Подарочек сей строили 4 года и обошелся он в 800 тыс. рублей. По тем временам это была фантастическая сумма, но что сделаешь ради любви. J

В разное время лестница носила разные названия: Бульварная, Приморская, Ришельевская, Гигантская, лестница бульвара Фельдмана. Впрочем, все эти названия были неофициальными, а вот свое нынешнее, и уже официальное, название лестница получила уже в 50-х годах 20 века, и скорее всего в честь знаменитого фильма «Броненосец Потемкин», одна из ключевых сцен которого была связана именно с ней.

А вот что неожиданно доставило истинное удовольствие — так это Одесский Театр оперы и балета, здание которого прекрасно и снаружи, и внутри. Богатая отделка, лепнина, позолота, множество инкрустаций, бронзовые канделябры, и шикарный центральный занавес. В театре в свое время дирижировали П. И. Чайковский, Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, пели великие Энрико Карузо, Фёдор Шаляпин, танцевали Анна Павлова и Айседора Дункан.

2
2
1

1

Одесский Театр Оперы и Балета, или как его называют одесситы «Ёперный театр» (во всяком случае, пару раз от местных слышал такое) безусловно, потрясает своей архитектурой и внутренним убранством.

Но не меньшее впечатление произвела и сама опера, которую мы имели удовольствие послушать (или посмотреть?). В тот день давали «Иоланту» Чайковского. Позитивный настрой на оперу стал у нас формироваться уже на входе — как только мы взяли программку с указанием состава труппы, дирижера, либретто и пр. Программка была на украинском языке, что, в общем то, вполне естественно. Но вот читать эту программку без смеха, порой переходящего в гомерический хохот, было просто невозможно, особенно либретто.

Должен заметить, что у меня вообще к украинскому языку отношение весьма ироничное. Впервые я столкнулся с ним еще в 1988 г. в Киеве. Слушая местных людей, меня не покидало ощущение, что они просто прикалываются. Я никак не мог поверить, что взрослые люди могут всерьез что-то обсуждать на таком смешном языке.

Но вернемся в театр. В конечном итоге общие впечатления от театра остались сугубо положительные, я бы даже сказал -восторженные. Супруга потом все пыталась вытянуть меня еще и на балет — но балет это уже было выше моих сил. И даже возможность насладиться очередным шедевром в виде еще одного либретто не прельстила меня. Так что я кое-как отбился от такого предложения.

1
1

Кстати, как и подобает всякому театру, одесский оперный театр имеет не мало своих легенд. В частности, утверждают, что в здании театра есть два призрака и волшебные зеркала: мол, если постоять перед любым из двух зеркал, расположенных у парадного входа, загадав желание, оно обязательно сбудется. Но загадывать может только зритель — этой легенде уже более 120 лет. А еще такая: «Если три минуты неподвижно смотреть в зеркало, человек три года остается таким, каким отражается. Не стареет». Жалко я узнал об этом уже потом. А то бы проверил обязательно.

Зато я проверил вкус пива «Гамбринус» в одноименном «Пивном Доме», основанным, между прочим, в 1883 году. Разумеется, пивко в Одессе нужно пить с черноморскими бычками (ну это вообще-то рыба так называется, а не то, что вы подумали). Фирменное блюдо из жареных бычков в «Гамбринусе» носит весьма многообещающее название — «Бычки обыкновенные, необыкновенно вкусные». Нужно заметить, что выбор в пользу бычков обыкновенных был сложен и тернист. Согласитесь, выбрать из такого списка горячих и не очень закусок весьма непросто: «Фильдиперсовые рачки с подливочками», «Пьяные вертихвостки», «Лодочки для поцелуев», «Рандеву у Трындичихи», «Жест Джентельмена», «Заказ Предводителя». Не меню, а учебное пособие для «нейминговых» агентств и рестораторов. Как минимум три из приведенных выше названий спокойно можно использовать в качестве названия ресторана.

Если уж речь пошла о пиве, то мне еще понравилось «Черниговское», которое весьма популярно у одесситов и есть, по-моему, практически в каждом баре и магазине.

Ну, если пиво для кого-то представляет малоинтересную тему, то вот архитектура старого центра Одессы, по-моему, никого не оставит равнодушным. Неоклассицизм, модерн, постмодернизм, конструктивизм, ампир — все эти стили пышным цветом расцвели под южным солнцем, делая Одессу поистине архитектурной жемчужиной Черного моря. Но эта «медаль» имеет две стороны — великолепные и яркие фасады, и откровенно обшарпанные, а порой так и просто страшные дворы.

Да, знаменитые одесские дворики — это нечто… Периодически заглядывая в них через арки и ворота я невольно вспоминал старый советский журналистский штамп — «город контрастов». Вот уж где контрасты.

1
1
1
2
2
1
2

Впрочем, нечто подобное я видел в Санкт-Петербурге, где за парадными витринами Невского проспекта скрываются облезлые и захламленные питерские дворы (во всяком случае, так было в середине 90-х), нечто подобное и сейчас мы можем, к сожалению, наблюдать и в Краснодаре. Думаю, что нечто подобное можно увидеть еще в десятках городов по всему миру.

Ну как описать или передать ту смесь восторга и разочарования, удивления и уныния, которая образуется в голове во время прогулок по Одессе? Когда заглянув в очередной дворик, понимаешь, что время безжалостно в своем стремлении все превратить в прах. К тому же еще и человек сам помогает уничтожить то, что время пока оставило нетронутым.

Но как бы там ни было, вам не надо сидеть и слушать чьи-то рассказы, пытаясь по ним сформировать картинку Одессы. Надо ехать и смотреть. Смотреть своими глазами. Впитывать этот воздух своими легкими. Просто ходить по улочкам вдоль и поперек, заглядывать во дворики, сидеть с пивком или с чем другим в многочисленных кафе, ресторанах и бистро. Благо кафешек этих, расположенных прямо на тротуарах, пруд пруди. Большие и маленькие, с модным дизайном и не очень, с «крутыми» ценниками и более демократичные — самые разные, но каждое по-своему удобное и уютное. И каждое излучает какие-то магнетические волны, притягивая к себе всех, кто оказывается рядом. Сопротивляться этому притяжению просто нет сил, тем более, когда ты целый день бродишь по городу. Да и не надо…

Зайди, присядь, отдохни, выпей чашечку кофе или кружечку пива, наберись сил, соберись с мыслями, аккумулируй в себе полученный эмоциональный заряд, полученный только что. Сохрани его в душе и в памяти. Для себя, и для других — для всех кому ты будешь рассказывать про свою поездку. Рассказывать про «свою» Одессу, частичку которой ты обязательно увезешь с собой, взамен частички себя, которую ты обязательно оставишь в Одессе.

1
2
2
2
2
2
3
1

Оставили частичку себя в этом городе и мы. Большую или маленькую — понимание, наверное, придет со временем. А пока…

А пока этот город все продолжает притягивать к себе. Прошло чуть больше года с момента нашей поездки, а в голове уже крутятся мысли — как-бы съездить в Одессу снова. Чтобы еще раз, рано утром, пока нет толп туристов, от Греческой площади выйти на Дерибасовскую, по ней пройти до Ришельевской и, свернув налево, еще раз восторженно взглянуть на «ёперный» театр, и оставляя его по левую руку, пройти по улице Ланжероновской до Археологического музея, а от него — на Приморский Бульвар.

На бульваре посидеть в тени деревьев на одной из лавочек, провожая взглядами немногочисленных прохожих и любуясь нарядным фасадом гостиницы «Лондонская». Немного переведя дух, далее дойти до «Дюка», посмотреть на него «со второго люка» (с этого ракурса «Дюк» приобретает некую пикантную особенность). Остановившись на краю Потемкинской лестницы окинуть взглядом панораму Морского порта.

Затем, развернувшись на 180 гр., через Екатерининскую площадь выйти к памятнику Екатерине Второй, или же пройти чуть дальше по бульвару к Воронцовскому дворцу и Колоннаде…

Блин, да можно еще долго прописывать маршрут, по которому бы я прошел еще раз. Но чем больше я описываю этот маршрут, тем сильнее меня тянет туда. А раз тянет — значит придет время и я туда еще обязательно поеду. И вам настоятельно рекомендую.

1
1
1
1
1
1

Бронирование отелей
в Одессе

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.

Комментарии

PVV
PVV
31 января 2014 г. 3:18
Если когда-нибудь будете в центральной Украине,то послушайте,как разговаривают женщины.Можно сказать поют.Может тогда сможете понять очень красивую украинську мову.
Robin
31 января 2014 г. 7:21
Не знаю что считается центральной Украиной. Был в в Киеве, еще в 1989 г., потом в 2011. Все равно как чисто разговорный - язык воспринимается больше воспринимается с улыбкой. Ну не знаю почему....
А вот песни нравятся. одна из самых любимых групп - Океан Ельзы. И Вопли Видоплясова.
PVV
PVV
31 января 2014 г. 14:13
Киев интернациональный город,особенно сейчас.Полтавская,Черкасская обл,но только не крупные города.Миргород например.
Запись с ответом была удалена.
docmane
1 октября 2014 г. 20:33
Очень, очень, очень понравилось. И познавательно, и интересно получилось. Прочиталось всё на одном дыхании. Конечно, словами все эмоции не передашь, но в целом очень впечатлило. Давно искал рассказ про Одессу в таком ключе. Спасибо.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.