Robo
Бендер Родригес Пользователь — был 18 февраля 2011 г. 14:41

Камчатка - страна мечты

27 ноября 2009 г. 12:11 Камчатка — Россия Август 2008
1 2

Испытания на стойкость… На земле очень много красивых мест. Бывалые туристы и путешественники наверняка назовут десятки изумительных уголков природы. Но не найдется, пожалуй, ни одного человека, который остался бы равнодушным, побывав хоть раз на Камчатке… Эта страна давно манила нас к себе и вот, наконец, после долгих изнурительных мечтаний, продолжительных сборов и подготовки мы готовы отправиться в путешествие к вулканам и гейзерам. Уже в марте были куплены билеты, и нам оставалось только в будничной городской суете терпеливо ждать своего времени.

5 июня 2007 года мне не забыть никогда. Рано утром на мобильный телефон раздался звонок. Один мой приятель сообщил новость, которая прозвучала как «гром среди ясного неба»:
- В Долине Гейзеров сошла сель, которая засыпала почти все гейзеры! Посещение Долины закрыто неизвестно насколько, – явно не шутя говорил собеседник.
- Как, не может быть? – недоумевала я.

В обед с работы бегу домой смотреть новости: «Уничтожена уникальная Долина Гейзеров. Сель засыпала почти все главные гейзеры. …Можно сказать, что уникального объекта природы больше нет» - так комментировали журналисты происходящее в Долине. Я не нахожу в себе места: почему это произошло сейчас, когда мы собрались посетить Камчатку? И как нам быть дальше, что планировать?

Мы в ожидании почти два месяца. И вот, наконец, время все расставляет на свои места. За пять дней до нашего вылета по телевизору передают очередной репортаж с полуострова: «Уцелел самый большой гейзер Великан. …Долина Гейзеров снова открыта для посещения. Теперь здесь ожидают еще большего наплыва посетителей, желающих посмотреть на ее современное состояние и последствия стихии». Перевожу дух, где-то внутри конечно радуюсь такому исходу и теперь уже увереннее смотрю в будущее.

…ИЛ-86 за два часа домчал нас до аэропорта города Елизова. Заснеженные конусы вулкана показались над облаками, и сердце замерло в волнении от соприкосновения с долгожданной красотой.

На борту кальдеры Узона

Нас шесть человек: четверо студентов из Дружины по охране природы г.Комсомольска-на-Амуре и двое ее недавних выпускников. Мы гордо называем себя экспедицией. Нам предстоит пройти сотни километров по Камчатке и увидеть самые ее сокровенные места: кальдеру вулкана Узон, Кроноцкое озеро, вулкан Крашенниникова, Долину Смерти, прославленную Долину Гейзеров, вулкан Центральный Семячик, пихтовую рощу, несмолкаемый Кроноцкий залив Тихого океана.

Все эти объекты расположены в границах одного из старейшего в России Кроноцкого биосферного заповедника, который входит в состав объекта Всемирного природного наследия «Вулканы Камчатки». Из достопримечательностей, что мы планируем посетить вне заповедника: один из мощнейших водопадов на р.Новый Семячик, кратерное озеро в вулкане Малый Семячик, Карымский вулкан и одноименное озеро.

История заповедания[/I] земель начинается на Дальнем Востоке именно с Камчатки. У местных жителей полуострова издавна вошло в традицию бережно относится к природе своей Земли, это отмечали еще исследователи первопроходцы. Уже с середины позапрошлого столетия земли Кроноцкого заповедника были взяты под охрану. Благодаря такому бережному отношению с древности, по сей день здесь можно совсем рядом увидеть диких животных, созерцать первозданность многих природных объектов: водопадов, горных пейзажей, гейзеров, которые ежегодно посещает тысячи туристов.

…Мы идем с тяжеленными рюкзаками. Позади остались камчатские джунгли, а перед нами раскинулись просторы заповедной земли урочища Синий Дол. Синий Дол – удачно найденное название местности. Здесь находится несколько крупных и мелких озер синего цвета, и только Господь знает почему, горы здесь тоже отдают синевой. На берегу озера Домашнее находится кордон, где нас встречает инспектор заповедника Роберт Викторович Чуприн, который на время становится нашим проводником. Доведя очередных немецких туристов до границы охраняемой территории, он начинает работать с нами, и очень скоро мы считаем его неотъемлемой частью нашей дружной команды.

С ним наш путь лежит в кальдеру вулкана Узон, в один из уникальнейших природных объектов Кроноцкого заповедника. По словам Крашенниникова, первоисследователя Камчатки, эти места пользовались у камчадалов дурной славой, и никто из местных жителей не соглашался быть сюда проводником. Сегодня времена изменились и обилие термопроявлений объясняют вполне научно, а люди наоборот, желают посмотреть на необычные места.

Взобравшись на борт кальдеры, перед нами открылась огромная, чашеобразная котловина, размером 9 на 12 км, образовавшаяся на месте разрушенного вулкана 40 тыс. лет назад. На дне ее блестят огромные озера, в некоторых местах вулкана клубится пар от горячих источников. Сверху местность кажется идеально ровной и легко преодолимой. Но это не что иное, как обман зрения. Болота, холмы невидимые снизу, бесконечные растрескавшиеся кочки, чем-то похожие на бугры пучения, небольшие переправы, а также цветные фумарольные поля и богатые по форме вулканические проявления очень осложняют и тормозят наш путь снизу. Едва к позднему вечеру мы доходим до инспекторского кордона, и только на следующий день Роберт проводит нам познавательную экскурсию по вулкану.

Ранним утром, когда воздух был еще прохладен, столбы пара вертикально курились над источниками. «Настоящая земля Санникова» - делюсь я мыслями с проводником. И оказывается, что этот фильм снимался именно здесь. Кальдера огромна и разнообразна. …Восточное, северное, западное термальное поле, на каждом шагу изумляющие звуки – все хлюпает, чмокает, пыхтит, свистит. Кажется где-то здесь край земли или страшный ад! Но только почему-то совсем не страшно, а любопытно.

По оборудованным деревянным настилам проходим мимо кипящих сметаноподобной глинистой массой котлов, грязевых минивулканчиков, весьма привлекательного озера с жутким названием Хлорное. Зато озеро с приятным название Банное выглядит мягко сказать жутковато: мутная вода, серная пена, крутые глинистые берега. Мы купаемся в его водах и чудо случается с нашим телом и организмом: невероятный заряд энергии получает каждая клеточка твоего тела, кожа становится мягкой, чистой, как у младенца.

Кордон заповедника в Узоне

Сернистый запах в воздухе усиливается от одного источника к другому. В округе много крупных и мелких воронок, в которых кипит горячая вода и грязь. Нам показали самый большой грязевый котел в Узоне. По краям его грязь застыла большими трещинами. Чем ближе к центру, тем их меньше, а на самой середине глина кипит и чмокает, подбрасывая изредка их кусочки вверх. Выбрасывая очередную порцию газов, в котле уничтожается старый рисунок и лепится новый.

Смотреть на такую работу природы можно бесконечно долго. И как красиво сказал Геннадий Карпов, я повторю его слова: «Цветы получаются настолько оригинальными, что всегда хочется продлить мгновение их существования». Большая часть воронок бессточные, другие образуют систему блюдец с перемычками. Невозможно не упомянуть источник Заварзина, в котором развиты колонии сине-зеленых микроорганизмов и серобактерий. Вода здесь белая, за счет образования в ней самородной серы белого цвета. Мы не налюбуемся на эти чудеса, смотрим на источники как на экспонаты самого дорогого в мире музея.

Об увиденном на Узоне можно говорить долго, но пора двигаться на север на Кроноцкое озеро, куда скоро отправляется наша команда. Путь лежит через изрезанные склоны вулканов Кихпиных и Крашенниникова. Огромные и глубокие русла рек, с которых в начале лета стекают талые воды с вулканов, сейчас пусты. То вверх, то вниз приходится пересекать не один их десяток. Зато между ними мы легко идем по горной тундре, где рядом с цветущими рододендронами и кастилеи по ложбинам еще лежат снежники. Окажись ты здесь без ориентации во времени, тяжело даже угадать, в каком сезоне года ты очутился. Такого колоритного места тяжело сыскать где-либо еще, кроме Камчатки.

Очень поразила меня шлаковая долина в разрушенной кальдере вулкана Крашенниникова: огромная, безлесная, как настоящая пустыня, с разбросанными в округе вулканическим бомбами. Она, кажется, образовалась совсем недавно, но никто этого не знает, ведь постоянных жителей здесь нет: вокруге только снежники и шлак. Рядом с долиной возвышаются два слившихся конуса-кратера вулкана, большой и малый, живущих своей особой жизнью. Мы решаем на обратном пути взойти на один из них.

С перевала в районе горы Двуглавый зубец нам впервые открылся вид на Кроноцкое озеро с разбросанными на нем островами. По сухому руслу реки к вечеру 7 августа мы выходим к его берегам. При созерцании синей ряби озера в непосредственной близости от себя - нашей радости нет границ! Запах воды освежает и бодрит, а осознание и ощущение пройденного пути вселяет надежду на новые победы! Из озера вытекает одна единственная река Кроноцкая. Здесь, на ее истоке, куда как раз вышла наша команда, находится кордон заповедника. Инспектора перевезли нас на другую сторону реки, где мы расположились в уютном научном стационаре, а на следующий день приступили к изучению окрестностей.

Крупнейший пресноводный водоем Камчатки – Кроноцкое озеро, имеющее глубину 148 м., своим происхождением связан с деятельностью вулканов Кроноцкий и Крашенниникова, перегородивших русло древней реки. Сейчас, находясь у самого подножия громады Кроноцкой сопки (3521 м), мы были заворожены крутыми склонами идеального конуса, его скалистыми обелисками, глубокими промоинами, по которым стекают ленты ледников, заснеженной вершиной, за которую так и цепляются все облака, проплывающие мимо.

Мы совершили небольшую экскурсию вниз по р.Кроноцкой. Признаться честно, мне еще никогда не приходилось видеть таких порожистых рек, да еще с такими крутыми и одновременно заросшими ольховником берегами. Изумрудного цвета потоки воды здесь почти на всем видимом протяжении растворяются в белую пену: завораживающе - красиво и бесконечно – разнообразно. Предполагается, что когда-то в озеро на нерест с моря заходила нерка, но после большого землятресения, с которым связано образование ряда непроходных для рыбы мест, она оказалась изолированной, не смогла вернуться обратно в море, и стала жилой формой (кокань). Кроме нее, в озере водится еще три вида гольца.

На обратном пути с озера совершаем восхождение на малый кратер вулк.Крашенниникова. Отсюда все блюдце Кроноцкого озера мы могли увидеть с верху. Здесь же на склоне вулкана, контрастировали с голубыми формами озера черные лавовые потоки с белыми снежниками и грязной зеленью скудной растительности. Открытость местности приводит в восторг, ведь мы жители таежной зоны и нам в диковинку такие места. Трудно сказать, что привлекло меня в этой «картинке»: огромные просторы, видимая широта, а может быть это место соответствует моим еще детским школьным представлениям о вулканах, о которых многие из нас только читали и слышали в детстве. Но здесь определенно осталось частичка моей души…

Дальше наш путь лежит в прославленную Долину гейзеров через Долину смерти. Последняя является уникальным природным объектом Камчатки, феноменом подножия вулкана Кихпиныч и расположена в верховьях реки Гейзерной в районе слияния трех ручьев: Гибельный, Кащейный и Желтосопочный. У места слияния над обрывом находится крохотная проходная избушка вулканологов и инспекторов. В домике ведется журнал посещений, где каждый оставляет сведения об увиденном на площадках гибели животных.

Релакс в Банном озере

Меня привлекли две записи, сделанные в 2006 г одной женщиной, а ниже двумя мужчинами: «Теперь, я знаю, как выглядит смерть. Она очень красивая. Домик, где она поселилась - зачаровывает. Душа растворяется в окружающих ущелье горах, сливается с ручейком, питается прохладой снежников. Сидим на мягкой подушке мха, свесив ноги с обрыва, счастье и покой разливается по округе…», - Ирина Кругликова. А ниже: «Умеют же люди находить красивые слова (см. выше), а на нашу душу остается лишь невыносимая жара, бесчисленные комары, мухи, да дохлятина в виде медведя и белоплечего орлана на дне долины», - Игорь Шпиленок и др.

Удивительное дело, Долина Смерти была открыта в 1975 году, когда уже тысячи туристов побывали в Долине Гейзеров, что находится всего в 7 км от нее. Вулканологи обнаружили здесь целое кладбище мертвых птиц, зверей и насекомых. С тех самых пор здесь стали проводиться регулярные наблюдения. В разные годы посетители Долины Смерти регистрируют здесь разные виды павших животных: большинство из них обитатели субальпийского пояса гор, хищники и падальщики. Спускаясь в Долину Смерти они погибают и привлекают других своим запахом. Причиной гибели зверей является скопление углекислого газа, сероводорода, сероуглерода, сероокиси углерода др. газов в пониженных ее участках.

Эти ядовитые газы губительно действуют на центральную нервную систему, приводят к потере сознания, отравлению и параличу конечностей. Причем причиной этих выходов является не только активно протекающие вулканические и поствулканические процессы, но и поднимающиеся с больших глубин газовые струи в зоне глубинного разлома, в полосе которого лежит Долина Смерти. Интересно, что здесь окислительная деятельность бактерий подавлена, и вовсю господствует окислительная среда. Потому трупы зверей здесь сохраняются очень долго. Вот с таким феноменом подножия вулкана Кихпиныч соприкоснулись мы воочию.

Действительно, дно Долины смерти практически лишено растительности. Быстро проходим по фумарольным полям, сложенным разноцветными породами с прожилками, а местами и мощными отложениями самородной серы. Помня о том, что человеку здесь нельзя находится более получаса и то только в ветреную погоду, мы лишь немного задержались на площадках гибели животных, рассмотрев их гниющие трупы.

На следующий день мы прошли Долину гейзеров от труднодоступного восьмого гейзерного участка до места схода нашумевшего на весь мир оползня. Переход занял у нас целый день. Долина поразила нас своими огромными размерами, глубиной каньона, нереальностью красок и активностью неживой природы. Угол уклона бортов настолько сильный, что теперь я понимаю опасность селей в долине. Чем ниже продвигались мы по р.Гейзерной, тем сочнее становилась зелень трав, многокрасочнее сверкала гамма различных водорослей. В сочетании с цветными красноватыми глинами в реальность происходящего было очень тяжело поверить.

В глубоком ущелье р.Гейзерной низвергаются вниз удивительные по красоте водопады Тройной и Игрушка. Радужным многоцветьем расцвечиваются их каскады. На всем протяжении Долины сосредоточены многочисленные горячие фонтанирующие, пульсирующие, грязевые и изливающиеся источники, среди которых особое место занимают гейзеры. В непосредственной близости к каналу, по которому происходит извержение, образуются причудливые нагромождения гейзеритов, чем-то вблизи напоминающие коралловые постройки. Когда мы уже подходили к жилым постройкам Долины, вдруг стал работать один из наиболее красивых гейзеров Жемчужный.

15 метровый фонтан правильной формы ниспадал вниз огромными, словно жемчужными каплями воды. А за гейзером нашему взору предстало одно из изумительных по красоте и многообразию красок место Долины называемое «Витраж». Стена, на вершине которой находится ряд гейзеров, украшена разноцветными разводами, образованными стекающей водой гейзеритов, словно палитра живописца. Нам повезло в Долине увидеть работу Великана – самого крупного в нашей стране гейзера. Всего около минуты работает он, выбрасывая 30 метровый столб кипящей воды. Но как красиво и величаво это короткое фантастическое зрелище!

Нас, конечно, интересовали последствия нашумевшей на весь мир селя. И вот мы взбираемся на увал каменной селевой плотины. Идти по ней совсем не просто и даже опасно. Камни еще не уплотнились, с них не до конца смыта скользкая глина, и вот-вот ты норовишь поскользнуться и удариться об остроугольную глыбу. Перелазаем через стволы выкорченного ольховника. Ужас охватывает, когда представляешь себе, как разгонялась сель по долине, как никчемен ты в сражении с этой стихией. С вершины обозреваем полный масштаб катастрофы. В полутора километрах в верховьях ручья Водопадного произошло обрушение целой сопки, которая по его долине стала сползать в низ.

Мы прекрасно видим обвальные цирки, склоны которого имеют почти отвесное падение. Сползающий поток раздробленных камней, слагавших верховья и борта долины, был обводнен таявшим снегом и двигался вниз со скоростью до 40 км в час. По пути он вырывал с корнями деревья и кусты. Селевой поток, несмотря на склоны и увалы, что преграждали ему путь, дошел до реки Гейзерной, и полностью перегородил долину реки, вызвав образование естественной плотины и подпрудного озера (сегодня его длина составляет 1,8 км и 20 метров глубиной).

У Крашенниникова вулкана

В это время под действием силы тяжести продолжалось дальнейшее обрушение уступов. И поскольку река уже была засыпана отложениями первой сели, вторая обломочная лавина катилась вниз уже практически по сухой. По большему уклону она устремилась в сторону домиков. Не просто описать то, что я увидела рядом с ними. Еще сложнее в это поверить. Первое что бросилось в глаза, что огромные каменные плиты и валуны остановились в сантиметрах от гостиницы и лавочки, что построена рядом с ней.

Сель смыла колодец, насос из которого накачивал воду; дизельную, что стояла в нескольких метрах от гостиницы стихия протащила и плотно подперла в домик смотрителей турфирмы. Навсегда сель унесла лишь вертолетную площадку и баню, следов от которых не осталось совсем. Другие жилые строения спасло только то, что перед самой гостиницей находилась небольшая седловина, по которой собственно пронесся оползень, а домики он едва-едва оставил с краю.

Два дня мы провели в Долине Гейзеров. После всего увиденного мною, я не раз задавала себе вопрос, как смогли сказать в свое время после 3 июня 2007 г. журналисты, что «Долины гейзеров больше нет», когда цел и Великан, и витраж, и грязевые котлы Долины, и «Ворота ада», через которых слышно биение сердца Земли. Действительно, результат и размах оползня, произошедшего в Долине, поражает. Лишь по счастливой случайности в этот день никто не погиб.

Сель сошла по рыцарски, за что ее так и окрестили «Рыцарь». Ужас охватывает, когда идешь по застывшей глинистой грязи, по камням, когда взбираешься на корни выкорчеванных деревьев или на огромные остроугольные каменные блоки. Невольно хочется спросить, как могла эта масса сойти тихо (как утверждают очевидцы) и развить скорость движения до 40 км в час! Что заставило придти ее в движение и вовремя остановится!?

Одно совершенно ясно точно, что камчатская Долина гейзеров продолжает жить. Наряду с сохранившимися гейзерами, появились новые привлекательные объекты – красивое изумрудного цвета озеро, обвальные цирки, тело оползня и тд. Увы, мы не видели Долину гейзеров прежнюю, но мне никогда не забыть ее настоящую красоту и величие!

…Дальше наш путь лежит на вулкан Большой Семячик. В его группу входит 9 вулканов, из которых нас особенно интересовал влк.Бурлящий и Центральный Семячик. По пути до влк.Бурлящий, на склоне которого находится проходная избушка заповедника, нас настигла жуткая непогода. Осели низкие облака, хлестала настоящая летняя метель. Никогда еще летом мне не приходилось бороться с такой стихией, ветер ураганной силы сдувал с ног, стена дождя закрывала всю возможную видимость, холод пронизывал тело.

В горной тундре, которую мы проходили в это время, совершенно негде было укрыться. Две минуты покоя, и холод немедленно леденил мысли и конечности. Природа словно устроила нам испытание на выдержку, не хотела отпускать тех, кто прикоснулся к ее тайне. Почему-то в тот момент мне стало жаль всех, кто находился в пути… Вперед и только движение! В этот день нашей единственной надеждой на спасение был проводник Роберт - только он через облака и дождь мог разглядеть тропу, и только он знал местонахождение избы.

3 ч.17 мин. мы шли без единой остановки, пока, наконец, не увидели спасительный домик. Сколько бродячих душ приютили такие зимовья, обогрели, вдохнули сил. И я благословляю этот дом на склоне вулкана, этот день мы окрестили вторым днем нашего рождения, за что огромное спасибо проводнику заповедника!

Два дня бушевала стихия. В один из ненастных дней мы сходили вулк.Центральный Семячик. На Камчатке далеко не все вулканы классической формы. Ц.Семячик один из таких: 18 куполовидных построек образуют это сложное сооружение, почти все они расцвечены коричнево-серо-белым-желтым цветом. Оказавшись в окружении таких сопок, невольно чувствуешь себя инопланетянином, попавшим на другую планету или землянином, оказавшимся на Луне. Два черных озера, насыщенных пиритом, расположены в кратере вулкана.

Они придают этой местности еще более неземной вид. Попасть на влк.Бурлящий мы так и не смогли: на пути к нему в распадке улегся огромный медведь, который полдня пропасся на зеленых приснежных лужайках. Однако работу вулкана мы слышали все время пребывания на склоне: фумарола «Пасть дракона» словно группа бульдозеров не прекращала шуметь ни на минуту, оглушая ближайшие окрестности.

Нижне-Семячинские ключи – следующее место нашего посещения. Здесь на берегу горячего ключа построена небольшая избушка с колодцем из той же горячей воды и с небольшим навесом. Ручей, по пути к морю, обрывается в 500 м ниже избушки прекрасным водопадом. Погрузившись в его вымоины, мы все на время стали детьми, непосредственными и добрыми. Падающие струи массажируют твое тело, а все суетные и тревожные мысли в этот момент уносятся прочь. И может быть поэтому, время, проведенное на водопаде ключа, вспоминается сегодня как самое лучшее время на Камчатке!

Минуя последние парковые притихоокеанские заросли каменной березы Эрмана, мы выходим к Кроноцкому заливу Тихого океана. Насколько видит глаз, протянулась окаймленная кружевом прибоя равнинная береговая линия. Огромные океанские волны сотрясают берег. По широкой 7-ми километровой косе мы выходим к Семячинскому лиману. Здесь разгулье любопытных морских животных и птиц.

1

Это просто класс!!

Переправившись на лодке на другой берег, мы совершаем небольшую экскурсию на ныне не существующий рыбоперерабатывающий поселок Жупанова, где также посещаем реперную метеостанцию. Надо сказать, что уже к Жупанова, мы изрядно изголодали. Привычного количества пищи стало просто не хватать, напрягало однообразие еды, постоянно хотелось есть, даже после приема пищи; особенно все мечтали о хлебе!

На главной улице поселка Гейзерной, где до 1975 г. находилась контора заповедника. Сегодня здесь в старых обветшавших домах еще живут люди: кто-то от неимения лучшего жилья, для кого-то это работа: работники рыбацкой артели и заповедника. В Жупанова я разыскала одного старичка Петра Григорича, который для рыбаков здесь печет настоящий хлеб. Сейчас мне кажется, что если бы на нашем пути не было бы Жупанова (где все нас здорово подкормили) с этим старичком, мы бы наверно так хорошо не закончили свой путь.

А впереди было еще не мало интересного. На реке Новый Семячик на границе Кроноцкого заповедника тропа привела нас к небольшому реликтовому островку рощи пихты грациозной. Она занесена в Красную книгу, была издавна известна, и еще у камчадалов сохранялась как заповедная. После белоберезового леса при проникновении в такую тайгу мы будто переступили современную обстановку в обстановку седой и древней старины. Угрюма и величественна картина, создаваемая темной хвоей и корявыми и извилистыми сучками веток. Сейчас это место имеет статус памятника природы. Здесь, рядом с красой и древностью полуострова мы благодарим и прощаемся с нашим проводником и продолжаем дальше свой путь.

В верховьях реки Новый Семячик мы посещаем один из самых мощных водопадов Камчатки. С 15 метрового отвеса сбрасывает река свои воды в водяной котел, огромная радуга встает над рекой в нескольких метрах ниже водопада. Грохот падающей воды слышен за несколько километров от него. Восхищению нашей команды не было предела, трудно вообще словами выразить все эмоции, которые испытываешь при созерцании этого природного чуда! И, кажется, если уйдешь отсюда – простишься с самым дорогим на свете, потеряешь то, что искал годами. И только то успокаивает немного, что водопад будет вечно жить с нами на наших фотоснимках.

19 августа по сухому руслу от реки Н.Семячик мы вплотную подходим к склону вулк.Малый Семячик. Готовить завтрак пришлось на газу в палатке, т.к. снаружи нет дров, только шлак и песок, воду как обычно в таких местах можно взять только с еще не стаявших снежников. Нас очень интересовал подъем на один из кратеров вулкана, внутри которого находится кислотное озеро. В день восхождения нам сказочно повезло с погодой. Места, где мы бродили уже больше месяца четко просматривались с высоты 1550 м.

Вулканы, океан, зеленые кудри берез, сухие русла рек – все с верху казалось маленьким, далеким, миниатюрным. Только чтобы увидеть эту красоту сверху стоило лесть сюда. Но каково было наше изумление увидеть в кратере вулкана непрозрачный густо-зеленый цвет воды знаменитого озера над которым нависли пестрящие различными оттенками цветов скалы! Камчатка не переставала удивлять своими красотами и колоритными местами.

Самый Тихий океан

На следующий день нам предстояло подняться на склон вулк.Карымский, спуститься на базу вулканологов ДВ РАН и посетить Карымское озеро. Обычное утро не предвещало ничего необычного, над вулканом висело белое пушистое облако. Зная о необычайной активности вулкана, я молилась только об одном: «Пропустить!». Пробираясь через непроходимые заросли ольхового стланика вверх по склону, после 12 ч дня мы услышали чудовищный грохот и взрывной гул.

Отбежав немного вниз по очередному сухому руслу, мы взбираемся на высокий гребень, и видим, как из кратера вырывается и растет в сопровождении вспышек молнии черная взрывная газо-пепловая туча. От небольшой вулканической бомбы на небе прорисовывается длинный шлейф. По южному склону вулкана течет вниз вязкая лава. От страха у меня все пересохло в горле, ноги не подчинялись движению. Как страшно умирать молодым!

Стоя на пригорке склона, мы увидели, что через пару небольших распадков уже начинались шлаковые поля. Вулкан своим взрывом как будто бы остановил наше продвижение вверх. Пока мы пересекали шлаковые поля, огромная пепловая туча накрыла нас: стало темно, частички дождевой пыли затрудняли дыхание, одежда и все в округе покрылось слоем изверженных пород. Кое-как мы бежали с Карымского вулкана. На одноименном озере в этот же день нам удалось отмыться в горячих источниках и посетить последние на нашем пути горячие источники и мини-долину гейзеров.

У гейзера Жемчужный

Путешествие по прославленным местам Камчатки успешно подошло к концу. Камчатка приняла нас как своих: 26 медведей было встречено нами за все время пребывания на полуострове, несколько внезапных встреч произошло в 7-10 метрах от Косолапова. Лисы, соболи, горностаи, огромное количество непуганых птиц наблюдали мы в пути. Многоликой показалась мне природа Камчатки, кажется, всей жизни не хватит, что бы приоткрыть занавесы всех ее таинственных уголков. Наша задача сохранить это богатство, сберечь ее чарующую и первозданную красоту!

Шантары не Канары или путешествие в страну Семи чудес Хабаровского края

Зовут на горизонте острова
Где солнце начинает свой восход
Где утром появляется заря,
Туда мы отправляемся в поход.
Курс на восток, где день берет начало,
Где виден настоящий край земли,
Где ласковые бухты и причалы,
А шум лишь набегающей волны.

А. В. Бологов.

Шантарские острова – красивые, удивительные, загадочные, суровые, богатые, …и очень ранимые, список эпитетов о них можно продолжать бесконечно долго и сегодня наверно не осталось в России человека, не слышавшего об их славе. Шантарские острова стали брэндом природы Охотоморья, самых высоких в мире морских приливов, истории китобойного промысла, суровой реалии людского существования.

Ранее мне приходилось бывать в этом легендарном месте. Но наш первый поход на острова в 2005 г. (историю см. выше), лишь еще более пробудил во мне чувства неизведанного, так как тогда нам удалось побывать лишь на семи островах, едва прикоснувшись к их красоте и заглянув в их сокровищницу. Душа и разум требовали большего, тем более не понаслышке я знала, что острова таили в себе еще массу красивых и легендарных уголков.

И вот, мы снова собрались на Шантарские острова. Позвольте, друзья, я не буду сокращать историю нашего пути и расскажу Вам все, что было с нами от начала до конца. И, быть может, у кого-то нет и не будет такой возможности странствия по Охотоморью, важно, что вы переживете романтику путешествия вместе с нами и откроете для себя частичку знаний о Шантарских островах, которые, я надеюсь, в скором будущем обретут статус охраняемой территории и станут одним из первых в Хабаровском крае национальных парков.

В целях удешевления заброски мы высаживаемся в верховье реки Тугур. Сорок минут лету и из душного жаркого Приамурья мы попадаем в другой мир, где ощущаем свежесть и бодрость таежной реки, несущей свои воды уже в бассейн Охотского моря. Вертолетчики высадили нас точно на стрелке рек Канин и Ассыни, от слияния которых и образуется река Тугур. Собрав два судна по 4 пассажира, мы отправляемся вниз по реке, навстречу островам. …Через три дня сплава, уже остались позади коварные заломы, в том числе и знаменитый глухой залом на реке Тугур, резкие повороты и зигзаги, глухие берега и рыбацкие станы. А по курсу показался последний пункт цивилизации на нашем пути – поселок Тугур (один из крупных поселков Тугуро-Чумиканского района).

Поселок Тугур, расположенный на побережье Тугурского залива Охотского моря влачит сегодня жалкое существование. Отсутствие постоянной связи с большой землей является причиной бедности многих жителей, опустошения и пьянства. Единственное местное «золото» - рыба, кормит здесь как местных жителей эвенков, так и остальное население.

Правда в прошлом году в поселке появилась телефонная связь (ничего, что на дворе 21 век!), да работает пока в силу, не знаю полную ли, рыбзавод. Правда тонны рыбьих голов, молок и пр., гниющих на побережье вряд ли свидетельствуют в пользу последнего… А отсутствие в поселке хлебопекарни, явилось для нас скорее самой ужасной новостью. И если бы не семья нашего старого доброго друга Тараса, проживающего здесь постоянно, мама которого напекла нам несколько булок белого хлеба в дорогу, наверно радость от встречи с цивилизацией была бы еще меньше…

Да, кстати, на сей раз, мы пристали к поселку во время полного отлива на море, а потому, ощутили на себе всю «прелесть» общения с морской грязью. Река Тугур выносит в море тонны твердых мелких частиц, образующих в глубине побережья залива многометровые полосы грязи: по ним невозможно ходить, тем более с грузом. И нам пришлось ждать полного ночного прилива, чтобы подтащить суда к берегу, а через два дня, собрав из двух суденышек одно большое, дождавшись полного прилива, мы вышли в море. В эту экспедицию, для большей скорости перемещения и безопасности, на наш тримаран мы установили шестисильный подвесной мотор, который освободил большую часть команды от изнурительной гребли, предоставив возможность наслаждаться морской далью.

Наш путь к островам лежал по западному побережью Тугурского залива, мимо прославленных бухт Уйкон, Карель, Мамга. Последняя, кстати, меня лично интересовала особенно. Я давно мечтала о встречи с ней. А поводом тому послужила недавно прочитанная мной книга «Трагедия капитана Лигова», прототипом главного героя которого стал знаменитый пионер русского китобойного промысла - капитан Линдгольм. В его честь назван один из проливов на Шантарских островах.

По достоверным историческим данным и рассказам сторожилов, именно бухта Мамга является местом, где капитан Линдгольм основал поселок русских китобоев, где он пережил самое большое в жизни счастье, а смерть его жены и еще не родившегося ребенка, которых убили американские китобои, стала самой большой его трагедией. Я мечтаю ступить на эту историческую землю, и может быть, увидеть следы тех времен. И удача улыбается нам вновь. Целенаправленные упорные поиски останков поселка китобоев в бухте Мамга ранее в своих экспедициях предпринимала команда Бологова Адольфа Васильевича, из турклуба «Азимут», поселка Березовый.

В одной из таких экспедиций участвовал один из членов нашей команды, благодаря которому, мы уже с легкостью находим клепанные жиротопные котлы, металлические чаны и др. оборудование русских китобоев. Их поглощает растительность побережья, а я испытываю чувство тоски за трагедию наших моряков и русского государства, не сумевшего защитить наши воды от варварского истребления китов, в изобилии водившихся здесь еще каких-то 150 лет назад. Сейчас встреча с китами удивительная удача, а тогда это была неизбежная реальность. И считается, что район Шантарских островов, являлся, чуть ли не самым богатым в мире по обилию китов. Но это уже история…

Готовясь к этой экспедиции, я нашла в литературе очень интересные моменты и описания истории освоения островов: в частности, большим открытием для меня стало вторичная одичалость островов. Конечно, я слышала, что когда-то на архипелаге хозяйничали иностранцы, был поселок, но вот то, что почти все острова когда-то были полностью сожжены - я честно не знала. Ведь во многих источниках пишется, что «острова дикие, леса девственные, природа первозданна». Но так путешественнику кажется сейчас.

Грузимся в верт ушку

А в 18 веке пришельцы-китобои специально выжигали леса на островах Большой и Малый Шантар, Феклистов и др., чтобы пожар выгонял пушных зверей к морю, и там промышляли их. А уж, сколько в Шантарских водах было истреблено морского зверя китобоями – сейчас приходится просто ужасаться. «До 300 судов промышляло в районе островов, которые добывали до 50 китов и более в день. Солнца не было видно от дыма береговых жиротопок».

5 августа. У мыса Никта мы попали в сильнейшие сулои – стоячие волны. Район Шантар богат подобными явлениями природы. В эту экспедицию мы трижды сталкивались с сильнейшими морскими стоячими волнами. Страшное зрелище, опасное прохождение, резкое начало болтанки и внезапное окончание.… Почти все сулои, в которые мы попадали, возникают на мысах в полный прилив – начало отлива. Часто их невозможно обойти морем, так как, возникая на мысах из-за мелкого неровного дна, они уходят течением далеко в море, создавая страшный грохот и белую пену. Вид их подобен огромной реке с высоченными волнами, текущей от мыса. И здесь задача рулевого на судне пройти вдоль волны, вовремя и безопасно обогнуть мыс, не поддаться панике и силе потока.

Сегодня мы пересекли первый пролив и ступили на землю острова Птичий. Здесь нам предстояло пережить последний летний циклон, чтобы в дальнейшем спокойно продолжить знакомство с островами. Остров Птичий оправдывает свое название. Ни один из островов не богат так морскими птицами, как этот. Основными его обитателями являются очковые чистики с черным оперением, красными лапками и белым «ободком» («очками», отсюда и название) вокруг глаз. Их менее многочисленные соседи – ипатки с белой головой и грудкой, удивят даже самого бывалого натуралиста своим причудливым, очень экзотическим клювом.

Наиболее редко встречается топорок с маленьким хохолком на голове и с не менее интересным клювом. Морские птицы живут на скалистых карнизах и в расщелинах скал. Их стаи из сотен птиц, служат настоящим украшением побережья архипелага. Морские птицы производят различные звуки круглые сутки: от чириканья, пиканья до кряканья. Забавно наблюдать, как они взлетают, отрываясь от поверхности воды, перебирая лапками. Все они – прекрасные ныряльщики и порою было весьма комично наблюдать внезапно вынырнувшего на поверхность чистика, который неожиданно заметив нас рядом с собой, бросался наутек...

Мы совершили несколько походов вокруг острова. Наш фотограф Костя, затаившись за скалой, вдоволь наснимал тюленьи лежбища, которые постоянно образуются на юге острова. На небольшом острове-спутнике, в отлив, мы имели возможность «взять в плен» зазевавшуюся нерпу. Осмотрев и сфотографировавшись с ней вблизи, мы отпустили животное в свободное плаванье к своим собратьям, кишащим в море.

Меня лично в экспедиции интересовала растительность каждого острова: его специфика, определенная фаза развития в разных частях островов, набор своеобразных видов, не богатых, но неповторимых по своему сочетанию. Кажется удивительным, как суровая промерзшая до основания северная земля, только освободившаяся от снега и льда, на короткое время вспыхивает редкими и оригинальными видами растений: родиолой розовой, лилией даурской, звездчаткой иглолистной, гвоздикой ползучей, валерианой аянской, астрокодоном и живокостью...

И все растения отлично адаптированы к климатическим условиям Охотоморья. Шантарские острова не переставали удивлять необычностью флагообразных форм деревьев. Основную причудливость создает на побережье лиственница, однако в глубоких распадках островов вместе с елью, она создает просто величественные по стройности и могуществу леса. И конечно для исследователей скальной растительности здесь бесконечное поле работы: почти все острова образованы на большей части побережья скалистыми обрывами, которые вот уже тысячи лет точат волны морского побережья.

Но вернемся немного к быту: в ожидании улучшения погоды в единственной пригодной для стоянки бухте острова – бухте Белых скал, как поэтично ей было присвоено название нашей командой, мы прожили пять дней. Все открытые к северу бухты просто завалены нагромождениями плавника, окатанного морем и хаотично переплетенного между собой. На этих соленых дровах мы готовили себе пищу, обогревались и сушились в дождь, и главное, делали походную баню. Какое это счастье распариться от раскаленных шантарских камней и окунуться в беснующееся Шантарское море, ощутить удар его волны и соли.

…В нашем лагере все просто устроено: походный быт в палатке и с котелковой кашей, самодельное судно, которое мы выносим с моря на берег и в котором держится наша походная сила, и новые берега и бухты мы меняем как пути-дороги тоже благодаря последнему. Но к бане мы относимся как к некому ритуалу, в котором заключена особая мистическая сила, заряд энергии и шантарского духа. А как иначе заставить себя окунуться в воду, температура которой едва выше семи градусов? А быть на мере летом и не искупаться – совсем не по-нашему.

9 августа мы продолжили наш путь к острову Большой Шантар мимо острова Утичий. Утичий - один из наименьших островов архипелага. Его берега полностью скалисты, здесь нет удобных для стоянки бухт, а частые туманы и рифы вокруг острова стали причиной не одной трагедии: свежа в памяти история разбившегося самолета, на карте которого почему-то этот остров был не нанесен; нескольких судов, заржавевшие цепи и останки которых шлифует в настоящее время Шантарское море…

Зато на островах как нигде в другом месте - богатство морского зверя и птицы: и каких только звуков тут не услышишь – ворчание, писк, гомон, рев. и пр.! Скалистая неприступность для человека по достоинству оценена тюленями, сивучами, которые создали здесь многочисленные лежбища, а крики от их брачных ухаживаний вызывают некое любопытство и даже страх. Да и как же не вспомнить о вездесущих на островах орланах, которые облюбовали каждый кекур, построив на их вершине гигантские гнезда.

…Все это мы могли видеть только глазками, так как сейчас острова окутал плотный туман, и мы как ежики с помощью навигатора продвигались к намеченной цели. Сегодня мы спешим вглубь залива Якшина. Здесь находится реперная метеостанция, где постоянно проживает небольшое население островов. Причем часто оно меняется, но неизменным остается гостеприимство хозяев. На сей раз нам повезло: на станции был охотник, который является старожилом острова и знает об островах больше, чем кто-либо другой.

1

Чудеса птичьего полета

Дмитрич рассказывал страшные вещи, которые у меня лично вызывали мурашки на коже… По его словам, Шантары продолжают скудеть. Когда-то на севере острова было много краба, но морские траулеры подорвали все былые запасы. В последние годы острова стали лакомым кусочком для рыбаков-любителей, ловящих рыбу по принципу «поймал-отпустил». Подобные «любители» процедили все реки, а рыбы в них, теперь «едва на уху словишь». Почти не стало легендарной микижи в реке Оленьей.

Теперь что бы поймать эту царскую рыбу Дмитричу приходится часами простаивать с удочкой, или подниматься далеко в верховье. «Если бы люди для пропитания ловили, а не ради забавы – такого бы не случилось» - считает охотник и я с ним абсолютно солидарна. А ситуация, когда в 2007 году медведь сожрал на острове человека, является еще одним свидетельством человеческого варварства. Теперь известно, что в начале августа того года на Шантары вышло гидрологическое судно из Николаевска с браконьерскими целями.

Они шли вдоль берега и стреляли в медведей, бродящих по берегу. Несколько они убили, а минимум двоих подранили: На Большой Анаур, сразу после браконьеров, пришла группа туристов из Владивостока и встала лагерем. Ночью один из туристов вышел из палатки. Медведь пришел целенаправленно мстить человеку, сделавшему ему больно. Он то и задрал Павла, а утром мужчину нашла его команда в 50 метрах от лагеря.

…На месте метеостанции когда-то был поселок, где жили люди. А сейчас его свидетельством является старое кладбище. Еще ранее здесь хозяйничали американские китобои, останки завода которых также покоится на берегу залива, хладнокровно умалчивая обо всех событиях кровавой истории.

Осмотрев все достопримечательности и попрощавшись со старожилами, мы отправляемся через самый широкий пролив Северный на остров Феклистова. Как и для многих посетителей острова, нашей первой остановкой стала бухта Лебяжья. Мы высадились у легендарного места, где на деревянной доске вырезано название острова, а в бутылке на дереве была найдена записка от недавних посетителей. Московский фотокорреспондент канала «7 дней» под фамилией Феклистов посетил этот остров, который много лет был его мечтой. Еще ранее этот остров был мечтой его отца с такой же фамилией, а теперь и сына – все Феклистовы. Нашему визиту обрадовались лисы, которые внезапно выбежали с лесу и оказались совсем ручные.

На следующий день долгожданной радостью для всех стала встреча с островом Арка - памятником природы краевого значения. Замечу, что остров Арка не является единственным примером природной арки на архипелаге. Подобные природные архитектуры мы встречали также на севере и востоке острова Беличий, на острове Средний, на севере о. Большой Шантар, а также на мысе Сенека Тугурского полуострова.

Но по праву остров Арка в бухте Лебяжьей является классикой чуда-конструкции природы. Проходя под карнизом скальной вымоины, испытываешь странное чувство: вот где проявляется крепость островов! Посреди морского залива уцелела скалистая груда, а морская волна выточила в центре проход: впрочем, это сейчас он проход, а когда будет полный прилив и он зальется водой, то только на узком судне можно будет проплыть под его аркой.

Огибая остров Феклистов с западной стороны, а также другие острова мы с восхищением открывали для себя «рождение» десятка прибрежных водопадов. Ни в одном другом месте мне не приходилось видеть такое множество и разнообразие падения воды. Места у водопадов обладают особой энергетикой и все мы становимся здесь немножко непосредственными. Вот наверно потому почти каждый водопад стал объектом нашего схода на сушу, предметом любования и восхищения. Особенно прекрасны они в солнечную погоду, когда лучи солнца играют в брызгах, вызывая радужные переливы в воздухе!

Наш путь с острова Феклистова лежал снова на о. Большой Шантар. Отмечу, что два последних острова не только роднит наибольшая площадь, но и участки побережья с выходами разноцветной яшмы. Это настоящее природное чудо: во многих местах побережья геологическое строение островов можно читать как по книге, посредством складок, пластов и даек. Но тут цвет скал добавляет в них что-то особенное. Абсолютно красный берег с отвесными стенами – разве это похоже на природную реальность, а розовый кекур на севере Большого Шантара - кажется, такого не бывает, а его просто кто-то покрасил кистью!

1

Сплав по реке

Но не успев вдоволь налюбоваться разноцветным побережьем, что только что предстали нашему взору, на лице у всех вдруг застыл «дикий ужас»! Его вызвало стадо касаток, которое, казалось, шло прямо на нас. Их высокие острые плавники казалось, вот-вот порвут наше судно, а мы окажемся в обеденном рационе зубастых китообразных. И только здравое наставление опытного путешественника Александра Трофименцева успокаивает команду: что касатки все видят, а гоняются они за тюленями, а не за нами. Сейчас мне кажется самая дорогая встреча, которая особенно запомнилась нам всем на островах, стала как раз именно с этими морскими гигантами!

Немного хочется сказать о мысе Северный, но не своими словами, а цитатой одного из исследователей островов Геннадия Ефремовича Рослякова: «Жуткое величие жестокости. Прицельный норд ошершавил скалы, слизав с них все яркие краски и тона, придал камню суровый и мертвый вид…». Обогнув самое северное побережье Шантарского архипелага, мы верно продвигались на его юго-восток. Здесь острова, будучи обращенные к открытому Охотскому морю, испытывают постоянный шквал морских ветров и волн, принимая на себя их силу и мощь. Нелегко и нам далась высадка в сильнейший прибой на мысе Мраморный, зато тут нам удалось увидеть настоящих камчатских крабов, белые мраморные кекуры, которые словно стражи хранят от бед свои владения...

Озеро Большое так же находится на севере о. Б. Шантар. Осмотрев на побережье руины воинской части, оставленной здесь в прошлом веке, мы зашли в озеро уже поздно вечером. Шел отлив, и продвигаться дальше мы не могли. Только с утренним приливом можно было попасть вглубь озера. Поставив палатки на высоком берегу, мы легли спать. В 4 часа утра сон был нарушен тихо подошедшим приливом, вода которого уже залила спальники, а у некоторых даже уже унесла обувь, оставленную снаружи. Вот тебе и опыт!

Хорошо, что с вечера наше судно было прочно привязано к стволу кедрового стланика. В темноте мы поспешно собираем вещи и снимаем палатки. Как и все лагунные озера, Большое имеет действительно большие размеры. Вода, заходящая с приливом по протоке в озеро, придает ему солоноватый вкус и повышает уровень. С этой приливной волной вглубь озера спешим и мы. Сквозь туман не видно берегов. Вся красота скрыта в непроглядной пелене: на душе одиноко и пусто. Так часто бывает на островах, потому никогда не нужно планировать поездку в эти места на короткие сроки.

Лишь имея запас времени, тебе, возможно, улыбнется удача увидеть то или иное место без тумана, а то и на фоне голубого неба. Но к любым сюрпризам погоды нужно быть непременно готовым. Нам же снова везет: солнышко подогревает туман, открывая пытливым путникам свои глухие берега. В озере много кунджи, на берегах уже поспела голубица, брусника. Я фотографирую нежно-розовые очитки, угощаюсь дарами природы, выискиваю новые виды растений для моего гербария.

Кстати, возвращаясь к туманам нужно сказать, что они преобладают именно в весенне-летний период. Их возникновение связано с поднятием холодных вод из глубины моря, а также длительным таянием льдов. Причем часто, море от последних, бывает свободно всего два месяца. Ни одна часть Охотского моря не отличается такой суровой климатической обстановкой, как район Шантарских островов. Особенной суровостью отличается северное побережье архипелага, первое принимающее на себя удары северо-западных ветров сибирского антициклона.

…Остров Прокофьева стал следующим пунктом нашего путешествия по островам. Скажу честно – для меня он стал еще и самым красивым островом! Но красота эта грозная, неприступная, скалистая… Конечно, многое зависит от времени, когда ты там побывал, погоды, настроения, но внешние формы и рельеф острова покорят даже самого бывалого путешественника. Если конечно туман не скрыл от вас его фантастические красоты! Но в хорошую погоду чем-то нереальным и просто сказочным кажется большая часть побережья, а дополняет этот северный колорит десяток высоченных водопадов.

На Прокофьева всего одна бухта, где есть пресная вода и возможна стоянка. Но побережье этой бухты образовано очень крупной галькой, ходить, а тем более уж бегать по которой совсем не просто. А уж чего нам стоило пристать и отойти от берега в сильнейший накат…! На острове есть маяк, расположенный на вершине сопки. Однако мы не заметили его работы в ночное время. Зато на пути к нему мы наткнулись на огромного медведя, путь которого совпадал с нашим. Вообще, за почти неполный месяц путешествия по островам нами было встречено 14 медведей.

Большая часть встреч с бурыми шантарцами произошла на побережье. Косолапые бродят по берегу, лакомясь водорослями, выброшенными прибоем, выкапывают коренья и выискивают другие для себя вкусности. Меня поразила их способность к великому скалолазанию: несмотря на крутизну и обрывистость берегов все медведи, что замечали нас, с большой скоростью, буквально за секунды, бесшумно забирались на самый верх обрыва, делая это с удивительной легкостью не вызывая камнепада!

1

Тугур в нижнем течении

Медведей на островах много и здесь, конечно, они полноправные хозяева, но нельзя сказать, что встреча с ними гарантирована. Я знаю одну группу московских туристов, команда которой мечтала увидеть на островах именно медведей. В их поиске они обошли значительную часть побережья архипелага, но так и не встретили ни одного «мишку». В тоже время известна мне и другая команда, которая только за три дня пребывания на островах встретила одиннадцать медведей: вот тебе и случай!

Обойдя остров Прокофьева вокруг, мы вернулись уже на восточное побережье острова Большой Шантар. В этот день я поймала себя на мысли, что в это путешествие еще не было ни одного жаркого дня. Несмотря на солнце, даже палящее, которое периодически радовало нас своими ласковыми лучами, как таковой жары не ощущалось. Море, которое в этот год освободилось ото льдов очень рано – в конце июня, совсем не прогрелось, а наоборот постоянно «дышало» холодом. И если в прошлый поход мы почти всегда шли в купальниках, спасаясь от жары, то сейчас в это же время мы были вынуждены облачиться в кучу теплых одежек.

…Бухта Приглубая на острове Б. Шантар по своей красоте может соперничать с экзотическими пляжами Океании, и эта наверно единственное место на островах где есть по-настоящему песчаный пляж. Дело в том, что сильные морские течения препятствуют накоплению на архипелаге мелких песчаных осадков. Потому на островах распространена галька и скальные грунты. Лишь в вершинах глубоких бухт есть редкие пески. Как мы были счастливы ступить на это чудное место!

За береговым валом рос каменный белоберезняк паркового типа. Под его искривленными от постоянных морских ветров кронами мы поставили палатки. Ночью луна освещала остров Кусова, очертания которого четко просматривались на горизонте. А утром легендарная бухта преподнесла еще один сюрприз: к нашим берегам пришли белухи! Этих полярных дельфинов трудно спутать с другими морскими животными. У них белые спины, которые они часто показывают на поверхности воды. В охоте за кетой, белухи подходят совсем близко к берегу, а мы имели возможность увидеть их стадо в непосредственной близости.

Во время путешествия по островам мы совершили восхождение на самую высокую гору Шантарских островов – гору Веселую. Она находится на востоке острова Б. Шантар. Старт на нее был взят от устья ручья Южный Веселый, где был организован наш лагерь на берегу одноименной бухты. В день восхождения нам сказочно повезло с погодой. Через шесть часов, пройдя восемь километров, мы стояли на вершине 720 метров над уровнем моря. Весь остров и морская акватория с очертаниями ближайших островов предстали перед нами словно с высоты птичьего полета.

Ветер прогнал надоедливых насекомых, которые жутко одолевали нас в глубине острова. А мы на некоторое время могли насладиться красотой и прелестью архипелага. С горного перевала хорошо видны следы пожаров и сменяющиеся в распадках типы лесов. На вершине землю куртинами прикрывает кедровый стланик, среди которого царствуют лишайники, курумники (каменные «реки»), да редкие представители горной флоры уже в осеннем облике.

Да, здесь на вершине растения ближе к солнцу, они получают значительно больше тепла, а потому тут давно созрел стланик, осоки, ягоды... Чего не скажешь о побережье, где из-за холода от морской воды все отстает в развитии на целых полмесяца, а то и более. Вернувшись в этот день в лагерь, мы испытали самую большую усталость, которую когда-либо приходилось нам переживать за время путешествия. Привыкшие к морскому плаванью на судне, мы совершенно были не готовы к полноценному дневному переходу…

Наверно навсегда запомнится каждому из участников путешествия прохождение участка Северо-Восточного пролива. Шел прилив. Осталось позади восточное побережье острова, на снимках навсегда запечатлены каскадные водопады, панорамные виды с вершины архипелага, пережит страх прохождения самых высоких сулоев… Мы движемся в сторону мыса Филиппа. Наш тримаран набирает максимальную скорость: от средней 10 км/ч мы разгоняемся до 26 км/ч.

Такого сильного течения нет, пожалуй, ни в одной части архипелага! Ширина и объем воды, вовлекаемые в течение, превышают все известные проливы - Опасный, Линдгольма и др. Четко видно как в районе «Зубьев дракона» (так называется участок пролива, где камни выходят близко к поверхности воды) морская волна жестоко беснуется. Зайдя за мыс, мы уходим от опасного места и идем в глубину залива Якшина, в устье реки Анаур. А тут уже совсем другое настроение: нет, пожалуй, в районе островов более спокойного места, хотя и тут бывают шторма, свидетелям которого мы были в прошлом походе.

Я часто смотрю на море: оно никогда не бывает одинаковым. Цвет воды то ярко зеленый, то изумрудный, то подсвеченный голубым, а в непогоду синеет до черноты и становится совсем мрачным. Волна… редко когда море спокойно от ряби. Но такое бывает, и идти тогда по нему сплошное удовольствие. А рябь часто переходит в зыбь, то меньшую, то большую, в небольшие волны или в большие, а если навстречу течению дует сильный ветер – то просто в гигантскую!

Вот где, не приведи Бог, оказаться: ею интересно любоваться только с берега. …А еще мы не раз бывали свидетелями в спокойную солнечную погоду образования огромных волн с высокой амплитудой и большим расстоянием между гребнями … Такая волна не опасна для нашего судна, но как-то все равно не по себе погружаться на дно волны, не видя берега и потом плавно подниматься вверх, зная что скоро ты снова погрузишься вниз… И все на островах всегда по-разному и непредсказуемо. Вот такая она Шантара!

В устье ручья Мамга

Устье реки Анаур – одно из самых посещаемых мест острова. Во время прилива здесь образуется большое лагунное озеро, а в отлив система маленьких луж с болотистой растительностью и грязекаменных участков. Огромное количество птиц слетается сюда в поисках пищи. Рыбаки спешат в верховье за ленком, который водится в небольших ямках у перекатов. Для любителей и геологов в скальных обнажениях и на берегу встречается красивая горная порода: роговая обманка. Переливами и блеском выделяется она среди обычной гальки, даже не знающий путник непременно разглядит в ней удивительную красоту!

21 августа. Небо чистое от облаков, но на море гоняет туман. Наш путь далее лежит к острову Малый Шантар. Вскоре налетает огромное облако серой пелены, которая скрывает все острова. Только благодаря навигатору мы решаемся преодолеть один из самых опасных проливов Северо-Восточный. Но мы меняем курс прохождения. Держим на мыс Успения не с мыса Филиппа, а на несколько километров ближе к Анауру. Только сейчас, перелистывая лоцию Охотского моря дома, я нахожу, что именно такой путь рекомендуется морякам для прохождения пролива.

Но тогда мы еще этого не знали и вспоминая, какие волны были в районе «Зубьев дракона», скажу вам, что страху лично я в том проливе натерпелась… Вообще даже с самой надежной техникой и снаряжением чувствуешь себя в морском проливе в туман совсем не уютно. Но как только прорисовываются очертания берега, настроение меняется вмиг. Уверена, это не только мои ощущения.

Малый Шантар мы обошли вдоль западного побережья острова. Он уступает по высоте и величию предыдущим. Но тут свои прелести: помимо многочисленных кекуров восторг у путешественников вызовет лежачий лиственничный лес. Сойдя на берег, мы как обезумившие от таких казусов природы, не перестаем восхищаться сей уродливостью форм деревьев, которым придал форму ветер. Лакомимся спелой морошкой: скоро чайки и другие птицы «очистят» природные пастбища. Проходим за береговым валом вдоль острова и поднявшийся туман открывает нашему взору небольшие озера. По его берегам «пьяный» лес, который погиб от избытка влаги.

Возвращаемся на судно и держим курс в бухту Абрек. Когда-то здесь тоже был поселок китобоев, а сама бухта получила название в честь одноименного судна, зимовавшего здесь. Бухта очень глубоко вдается в сушу, а потому морские шторма здесь практически не ощущаются. В глубине суши настоящая марь с озерами и болотной растительностью. Причем когда-то здесь было верховое болото, которое постепенно из-за опускания суши переходит в низинное. Доказательством тому является разрушение торфяных валов, а также заболачивание значительной части леса с потопленными лиственницами. Жуткое зрелище, особенно когда смотришь на все это в туман и через паутину…

На следующий день в отлив покидаем бухту и по Опасному проливу огибаем мыс Гайковского. Пролив действительно опасен для крупных судов, так как он мелководен и сильные течения могут привести к серьезным проблемам. У нашего тримарана осадка минимальная, потому мели нам не страшны, а течения мы используем для большей скорости. И все-таки команда под впечатлением. Настоящая река в море! Вообще острова Малый Шантар, Беличий, Северный, Средний и Южный расположены очень близко друг к другу и вода как в трубе проходит между ними, образуя очень сильные течения.

Минуя главную струю, мы уходим к острову Беличий. Его северную часть венчает большая красивая арка с ушками как у белки: у нас не остается сомнения, что остров так назван именно в честь этого каменного сходства с лесным грызуном. За аркой возвышается конусовидный кекур. Шантары не перестают удивлять своей красотой: поистине, как прекрасно их побережье!

Любуемся бухтами из белых скал и, обойдя остров с севера, мы пытаемся уйти на юг. Идет прилив, но нас встречает сильнейшее встречное течение, наша скорость падает всего до 2 км/ч. Почему так? Ведь вода должна идти мимо островов вглубь материка, подгоняя нас? Что за противотечения, в чем их природа? Поистине острова таят еще массу открытий, сделать которые предстоит в будущем…

Мы уходим от сильного течения, отклонившись немного мористее от берега острова, где сила потока слабее. Остров Беличий как старший брат острова Малый Шантар. Их роднят низкие берега, лиственничные леса, геологические складки. Здесь практически нет крупных ручьев, зато есть небольшие водопады, красивые бухточки, болотистые перешейки (низкое место, где минимальное расстояние с одной части острова на другую).

На перешейке острова недалеко от скального обрыва мы встали лагерем. Вообще, несмотря на красоту скальных пород, их нужно опасаться и быть предельно осторожным, особенно, в дождь или после дождя. Не раз мы были свидетелями оползней: и не просто маленькие камешки скатились на наших глазах вниз (и даже они могут стать причиной трагедии!), а порою целый участок сопки с лесом буквально «съезжает» вниз! Вот где ощущается сила и коварство неживой природы!

Кстати на острове Беличий произошла очередная встреча с китами: это было не большое стадо, которое подошло в поисках пищи, совсем, близко к берегу. Мы оставляем все работы и как завороженные наблюдаем за спинами морских гигантов, которые после небольшого представления скрываются в пляшущих волнах моря…

Шантарские острова материкового происхождения, которые когда-то были частью материка, но из-за наступления моря отделились от него. Однако я снова провожу близкое родство между островами Северный, Средний и Южный – они как три родных брата протянулись с севера на юг. Скалистые пупыри – такая аналогия напрашивается при взгляде на них с Беличьего, который по сравнению с их размерами – просто «материк»! Мы заходим на остров Средний. Настоящий замок: скалистый и неприступный.

Здесь не полазаешь по вершинам, стены почти отвесны, а сойти на берег можно только в отлив. Нам со временем повезло: к обнажившемуся пляжу пристает наш тримаран. И чтобы не обсохнуть совсем из-за уходящей в море воды, на судне остается часть команды, которая уходит в «дрейф» в окрестностях острова. Другая часть команды снова любуется и фотографирует огромное количество кекуров разных образов и размеров, что предстает нашему взору, а также арку, которую случайно замечает кто-то из участников экспедиции!

Камни на Птичьем

Огибаем остров Южный с восточной стороны: здесь из моря, словно морской плавник торчит огромная скала с одноименным названием. На острове Южный по карте не отмечено ни одного пресного ключа, не замечен был источник и нами. Однако единичная высадка на берег еще в прошлое путешествие показала, что медведи на острове есть. Невольно хочется спросить: а как так?

Увидел

Наше путешествие вокруг Шантарских островов близилось к концу. Оставив позади пролив Линдгольма, мы начинаем выход к дому. В течение четырех дней мы выходили в бухту Рейнике Николаевского района: вдоль Тугурского полуострова через Ульбанский залив, залив Николая, Александры и др. Было еще несколько встреч со стадами белух, тюленей и огромным китом, что кормился в Ульбанском заливе. С Рейнике на машине мы добрались до поселка Многовершинный, с которым есть постоянное автомобильное сообщение… Осталось позади почти тысяча километров по морю, в изучении Шантарских островов мы открыли для себя много нового и интересного. Но морская даль манит нас к себе снова и снова, а мы с нетерпением будем ждать с ней новой встречи.

Там с шумом в скалах плещется прибой,
Там не смолкают птичьи голоса,
Там реки с изумрудною водой,
Там, как мираж, на море острова.
На них царит красивая природа,
Течение, «сулои» и туман,
Там каждый час меняется погода,
Но с курса не свернет наш тримаран.

А. В. Бологов.

© Екатерина Кондратьева. Материал размещен с разрешения автора.

Частные гиды
в Камчатке

Комментарии

Elena
+1
15 октября 2009 г. 10:44
Вот это пейзажи!!!
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.