Ranton
Александр Рожковский Пользователь — был вчера 23:42
Признание
модераторов

Маска (Часть I)

Решил представить на ваш суд одно из первых своих повествований с которого и зародилась моя тяга к «писательству». Фотографий к тексту мало, но, что смог, то подобрал из семейного архива. Часть фотографий предоставил Артем Черепанов (Мнемон). Ему отдельный респект.

Все описываемые события документальны.

МАСКА

(Сыну посвящается.)

Круиз «Райское наслаждение», 1997 г. т/х «Аркадия»

3

Причина первая.

Дакар. Сенегал. Очень африканские слова.

«В Сенегале, братцы, в Сенегале, я такие видел чудеса…». Почти забытая песенка про посла, когда-то всеми любимая в брежневские студенческие времена, всплыла без характерного булькающего всплеска, ненавязчиво напомнив о себе.

Двенадцать лет авантюрно-перестроечной жизни и, оказывается, можно вот так, по-простому, вальяжно и неторопливо, с неведомым ранее, зарождающимся достоинством, пусть еще младенческим и слегка хромающим, сходить на берег нового континента.

Внутренняя суть осознает — вот оно, начало нового восприятия и восприятия не просто пейзажно-ландшафтного.

Мы становимся свидетелями рождения нового абриса, формирующего утверждение самих себя перед другими. Кокон, вылепленный маразматическим замкнутым прошлым, методично и настойчиво разгрызался массовым туристическим прорывом, хотя круиз назвать массовым можно с большой натяжкой …

____________

Михалыч прервал мой философский настрой призывом, ставшим привычным и почти обязательным в моем двадцатидневном мореходном укладе:

— До часу — нет, а после — сил нет, разливай, впереди обед.

Мишка, мой одноклассник, бок о бок с ним лет двадцать. А человека так и не знаю до конца. Только его перемены внешние отмечаю про себя. Да и как их не отметишь. Все девяти- и десятиклассницы за высоким длинноволосым красавцем бегали. Сейчас же в Михалыче килограмм 120 веса и бритая под ноль голова. Только улыбка, прежняя.

1

Время нашего раннего предобеденного ритуала. Два унесенных с завтрака йогурта, два апельсина и два стаканчика с «Ред Лейблом». Это наше. Вынь, да полож. Без женского пола и постоянно мельтешащих рядом детей.

— Долго швартуются, черти. Помог бы им кто.- Михалыч, высунув по плечи голову в иллюминатор, пристально всматривался в разноцветную толпу торговцев на пирсе.

1

— Дай глянуть-то. — Я крутился вокруг него, пытаясь тоже полюбопытствовать. Мишка, как могучий утес, в своих канареечных желтых шортах не давал такой возможности. «А вот случись чего, он и в иллюминатор не пролезет», — любовно злорадствовал я, живо представляя такую вполне голливудскую и возможную картинку. Шторм. Я в волнах. Герой весь из себя. Пену соленую сплевываю. Руками загребаю. А Михалыч в роли Винни-Пуха… Застрял в стандартном проеме. А Мишка совсем не стандартный. Видимо, буду за этот крепкий череп его вытягивать. Тяжело придется. Но я справлюсь. Я такой. Кого ж еще спасать, кроме родных да Мишки…

— Ну что ты мечешься? Не суетись, давай еще в тару расплескаем. — Михалыч, освободив проход в каюту знойному воздуху, сбежавшему из Сахары, плюхнулся на кровать, потирая зацепленное окном и начинающее краснеть ухо.

— Мих, слушай, а может, не поедем сегодня на обзорную. Жарко, — тщательно разжевывая апельсиновую корочку, я представил организованную поездку в душный город и решил вынести на обсуждение свой вариант двухдневного пребывания в Африке.

— Может, возьмем с собой мелких, да по берегу к какой-нибудь бухте дойдем, крабиков поищем, а вечером их с пивком? Да и малые в океане порезвятся, — я понимал, что предложение достаточно тривиально, но мной уже всецело завладела идея пляжного расслабона.

— Я не против. Сам знаешь.

Вот так. Без обиняков. Где бы мне, неугомонному, такой покладистости набраться?

Усадив Юльку с Лёкой, мадамов наших законных, в экскурсионный автобус с бортовой надписью «Африкан Пёрл»*(Африканская Жемчужина), мы направились из порта к пологому серо-желтому мысу, виднеющемуся в отдалении.

Михалыч уверенно вышагивал впереди, за ним, в случайно выстроенном возрастном порядке, гуськом Настя, Тема, Антон и я — замыкающий и наблюдающий. Наши отпрыски — с аква-масками в руках, отцы — с пластиковыми пакетами, заполненными нехитрым обязательным содержимым, цокающим стеклянной бутылочной трелью о ноги.

2
2

От порта вдоль берега прошагали, похоже, больше часа, а мыс как был символом и атрибутикой картинного пейзажа, так им и остался. Белесый асфальт перешел в серый гравий, вдоль дороги перекошенные лачуги с появляющимися из-за оград коричневыми облезлыми козами и иссиня-черными сенегальцами навстречу. И все что-то тащат. Кто с мешком за плечами, женщины — детей, кто-то деревянную тележку с фиолетовой капустой, или это фрукты какие-то невиданные местные. Прямо муравьиный уклад. Но все при деле. Проходят мимо, вглядываются пристально в нашу процессию. Улыбаются открыто. Нам становится жалко и обидно, что простые и доступные нам блага стоматологии до них пока не докатились. Некоторые встречные останавливаются и приветствуют, дерзким — «Кадо!» (Дай что-нибудь!). Да, это не ласкающее слух кенийское «Джамбо!». (Привет!) или «Акуна Матата!» (Всего тебе хорошего!).

2

— Ну, вы как, живые? — Мишка останавливается, демонстрируя нам вместо насквозь промокшей спины вспотевшую грудь и обильные ручьи, стекающие по лицу. В тени по ощущениям градусов 45 по Цельсию, да и внутри, остаточных, выпитых 45 по спиртометру (если померить). Время — самое пекло…

— Мишань, давай к воде попробуем спуск поискать. До мыса, похоже, километров 10–15. Малых жалко, им эти крабы и не в радость уже, — я смотрю вниз отвесного склона на дурманящий желанной прохладой прибой, мысленно прикидывая спуск к берегу без травматических приключений.

Пока я оценивал зачаточные альпинистские возможности нашей походной группы, на песчаной полоске у воды из-за камней появилась фигурка сына.

— Па! Здесь супер! Спускайтесь! — надрываясь, выпалил Антон и, разбежавшись, тараном врезался в набегающие волны, изрядно истосковавшись по ним в судовом бассейне. За его спортивное плавание я не переживал, и все-таки… Рядом надо быть. Инстинкт папский.

_____________________

В это же самое время экскурсионный автобус с женами нашими, остановился на центральном городском рынке. Плановый осмотр местных художественных промыслов. К слову и без прикрас — высокохудожественных и самобытных. Песчаные картины сенегальские — ну, это видеть надо, как они слой к слою, миг за мигом на свет появляются. Рукотворное чудо, воплощенное в простую деревянную рамку. Со всей страны собранный разноцветный песок в чарующее изображение бытовых сценок, портретов и пейзажей, превращается прямо на глазах. Просто и незамысловато. А взгляд прилипнет, и все…

2

Юлька, сразу зацепилась за это песчаное изобразительное шоу, а Лёка, чуть отстав, не смогла пройти мимо разбросанного метров на сто развала с африканскими масками. Что-то, совсем разумом неуловимое, заставило её замедлить шаг и остановиться.

Она и раньше покупала подобное. Однако стоящий прямо перед ней почти полутораметровый «краснодревый» лик мистического идола молча привораживал и умолял: «Купи, ну купи меня…». Свершившийся акт перелома женской покупательской стойкости. Последующий короткий, но обязательный торг. С начальной озвученной четырехзначной цифры обреченно в небытие слетает нолик и бумажный портрет Франклина перекочевал в длинные черные пальцы с розовыми ногтями уличного торговца.

______________________

Спуск по каменистому склону в протоптанной реальности оказался простым. Стоя с Михалычем у воды на плотном песке, с удивлением рассматриваем необычные ниши в скалистом обрыве, прикрытые иссохшими на солнце прутьями и мутными кусками полиэтиленовой пленки. Сверху эти чьи-то изыски были совершенно незаметны и искусно прятались под каменными выступами от всевозможных любопытствующих взглядов.

4
1

Вид незамысловатых береговых скворечников почему-то вызывал у меня аналогию со свитыми птеродактилями гнездами на скалах в период мезозоя

— И что это за байда такая?- Мишка, так же как и я, недоуменно рассматривал уродливые сооружения.

— Меня спрашиваешь? Извини, мы люди не местные и справок не даем,- хотелось отшутиться, но предчувствие тревоги от нашего местонахождения на незнакомом берегу в корне раздавило мой «искрометный» юмор.

Стало совсем не по себе, когда у одного из «гнездышек», вверху, метрах в пятидесяти от нас, отодвинулась в сторону соломенная заслонка, и нам предстал выползший из своего убежища долговязый гуталиновый абориген.

Он уставился на нашу компанию, растревожившую его покой и присел у рукотворной каменной берлоги на корточки в позе древнегреческого мыслителя. Следом за ним, сдвигая свои легкие надгробия, нам стали являться и его соседи. Да…, дружная компания.

Добро пожаловать! Или посторонним…

Мы оказались в гостях у местного «бомонда» с названием «Дакарский бомжатник». Все происходящее напомнило представление в римском Колизее. Вверху — пока безмолвные, воодушевленные предстоящим спектаклем зрители, а на песчаной арене — «группа изнеженных белых европейцев, в охоте на крабиков».

Первая восставшая «ласточка без крыльев» стала неспешно спускаться вниз. Высокий мускулистый сенегалец в линялых джинсах и стеганной болониевой куртке, надетой на голый торс, проскакав по камням, остановился рядом с кучкой наших разбросанных вещей. Через какое-то время к нему присоединился пухлый сосед в рваном бубу*, (национальное одеяние африканцев — легкие разноцветные штаны и просторный сатиновый палантин сверху).

— Аржан!*(деньги, франц.) — долговязый произнес слово отчетливо, внятно и спокойно.

_____________

Лёка сидела в автобусном кресле, зажав между ног приобретенную, как ей казалось почти за бесценок, маску.

— Смотри, смешная какая! Сколько таких видела, все страшные. Ужас. А эта, забавная, словно подмигивает с издевкой. — Юлька, с любопытством разглядывала Лёкину покупку. — Представляешь, и я не удержалась, сразу шесть песчаных картин купила. Две большие нам с Мишкой в квартиру, а остальные на подарки. Классно, да?

Лёка, кинув взгляд на обмотанную скотчем стопку картин, промолчала, но все же, ответно утвердительно кивнула головой. Ей овладевало спонтанное желание как можно скорей оказаться в каюте на судне рядом со своими.

______________

Антон, безопасным кругом обойдя долговязого гостя, срывающимся голосом шепнул:

— Па, у него нож сзади в руках.

Я оторопел, но как-то без излишней публичности. Внутренне для себя стал прописывать возможно предстоящий сценарий. Бросил вполголоса новость Мишке.

— Быстро наверх. Повторять не буду.- Михалыч произнес эту, адресованную детям, фразу остервенело и категорично, никому не оставив никаких шансов на раздумья и осмысление ситуации.

В первый момент я совершенно не въехал в смысл обращения стоящего с расставленными ногами и спрятанными за спиной руками чернокожего чудака. Да и само слово «Аржан» — новое для слуха. Послышалось-то «Нарзан!». Во, думаю, дела. Какой «Нарзан»! Пить, что-ль хочет? Мигом позже карабкающийся наверх по склону Антон крикнул: «Папа, „аржан“- это деньги!».

После моего вполне достоверного изображения из себя туриста-придурка, с биением кулаками по груди и радостными возгласами: «Россия! Матрешка! Африка! Ура!» ожидаемого радушного приёма от наших гостей не последовало. Принимаем безоговорочное решение поскорей ретироваться с этого места.

С «долговязым», все так же методично издающим требовательное «Аржан!», пытаемся взглядом не пересекаться. Бессмысленно. Глаза сенегальца — обкуренные и с мутной поволокой. Дети уже наверху. К нашему облегчению, чернокожие зрители на склоне их не тронули. Это хорошо. Осталось разрешить задачу — или сразу уходить, или попытаться забрать нашу одежду, на которой стоит «сладкая парочка». Решили пытаться.

Подходим, нагибаемся. Вот радость! Склонили свои обнаженные спины перед господами. Собираем вещи, а в висках бешеная пульсация. Смоляные аборигены замерли, словно застывшие идолы. Мишкины же желтые шорты оказались под босой ногой «пухлого». Михалыч секунду раздумывает и неожиданно резко выдергивает штанины из-под его грязных ступней. «Пухлый», не устояв, отмечает пятой точкой песок. «Долговязый» вздрогнув, выходит из своей «аржанной» медитации, изворачивается и рукой с зажатой отполированной заточкой неуклюже тычет в спину сидящего на одном колене Михи. Мишка тяжело поднимается, прижимая обсыпанные песком шорты к боку. Пальцы в крови.

— Уходим отсюда, Саня, уходим!

Я ощущаю всю нелепость происходящего и мгновенное головокружение, словно тебя подвели к краю бездны. Безумное желание заорать, разорвать. Но в тот момент, когда осознаёшь, что вот-вот потеряешь над собой контроль, разум вытесняет смятение. Бесишься и понимаешь: встречная агрессия бессмысленна и опасна. Да и малые ещё сверху кричат, к себе подзывая.

Идем вдоль бетонного парапета резвой иноходью...

1

(фото из интернета)

Дети в видимом отдалении бегут впереди. Мишка, похоже, бодрячком, только бледный чуть.

У меня в голове крик молчаливый: «Вот же придурок, ну, меня бы тыркнул! Что помешало? Моя ж идея „крабовая“». Ко мне прилепилось стандартное: «На его месте должен был быть я!».

— Миха, Миха, мы уже пришли, …вон труба «Аркадии» торчит.

— Санёк, а помнишь Амдерму? — Мишка, пыхтя и отдуваясь, спрашивает так спокойно.

Как же мне не помнить. Новороссийская мореходка. Безоговорочное Мишкино распределение к Северному полюсу. У нас на балконе до сих пор висит привезенный им на мой День рождения забавный коллаж с круглолицым шаманом у огня, исполняющим ритуальный танец с бубном, в унтах, сделанных из волосков натуральной оленьей шерсти и язычков костра, выклеенных из красных бутылочных осколков. Да и у Лёки где-то в шкафах до сих пор хранится стопка телеграмм с его традиционным и лаконичным: «Помню. Скоро буду. Обнимаю. Ждите».

4

Михалыч вышагивает, прижимая одной рукой шорты к боку, второй постоянно смахивает выступающую на лице влагу.

— Сань, знаешь, мы как-то с метеоточки на базу в поселок с механиком нашим Игорем возвращались на вездеходе.- Мишка чуть тормознул, раскатисто выдохнул.

— Так у нас из трака костыль вылетел. Ну, мы на место железяку эту с ним решили ставить. Да и выхода не было другого. Градусов 40 за бортом. Рукавицы посбрасывали и сцепку стали на место вбивать. Быстро сделали. Только руки совсем чужими стали. Игорек бушлат с себя сбросил, меня тоже заставил, канистру достал и облил соляркой свои и мои руки по локоть. Дал мне зажигалку и без компромиссов всяких, без пафоса этого сраного сказал: «Поджигай». Я, ничего не понимая, просьбу выполнил. А он тщательно растер огнем руки и потом их в снег засунул. Ну, я все в точности повторил. На коже и следов не осталось…- Михалыч замолчал.

— Саня, ты не дергайся и не суетись, прошу тебя, — тихо добавил и ускорил шаг.

Навстречу нам — все те же обитатели задворок столицы со своим намеченным маршрутом, своей поклажей и своей, только им известной, конечной целью прибытия. То же призывное «Кадо!» при сближении с нами. Помощи у них просить бесполезно, они лишь отобрать могут.

Дакар навечно врезал в свою память времена, когда из него, крупного западного африканского порта, отправляли в Европу и Америку чернокожих рабов. На корабли, как рыбу в трюм, навалом грузили людей в цепях. Грузили белые. Ненависть за их жуткое прошлое впиталась сенегальцам в кровь. И уж если схватил тебя местный, то свою цепкую хватку не разожмет, пока денег взамен не получит. И каким бы ты не был приветливым да благожелательным, все равно ты для него «расистом» останешься.

Подходя к порту, смотрю на покрытые мхом черные камни и избитые ветром и временем сухие измученные деревья на отвесном склоне. Справа — Океан. Слева — грязные, пьяные, обкуренные и бездомные сенегальцы, вдоль улиц сидят, стоят, спят, нужду тут же справляют.

2

А ведь Марабу, главы религиозных движений, в школах Коран их заставляют заучивать, да милостыню с детства вымаливать. Проповедуют, что главное во имя Ислама — непомерный труд. Что же происходит? Гордость от мысли, что мы вышагиваем по новому материку, что вот, наконец, добрались сюда, перебивает острое чувство униженности и скованности. Будто у меня с Михалычем, как у рабов цепи на руках.

Так чужды этому миру наши с Мишкой «Я», такие они ничтожные и незаметные в этой изуродованной действительности.

____________________

Поднимаемся по трапу. Андрей, судовой врач, на месте. Мишке здорово повезло. Касательный прокол кожи и слегка задета жировая ткань. Морской лекарь вкатил ему от столбняка и еще от чего-то. Скобку сделал, да джина бутылку подарил за наше знакомство.

Устроившись в открытом, палубном баре, долго не раздумывая, мы приступили к раскрытию загадочной тайны названия можжевелового спиртного — «Beefeater». Ну и все же, почему джин — «Пожиратель говядины»? Головоломка! Головоломка опустошалась, одновременно ломая наш рассудок и не поддаваясь разгадке.

Лёка с Юлькой, поднявшись на борт, застали нас за этим замечательным релаксационным занятием и сразу стали требовательно вопрошать: «Ну и где крабы?».

5

Мишка молчал и улыбался, а я, как обычно, отшучивался и нес всякую чушь. Хотели «крабовую» историю от них утаить, да не получилось. К вечеру нас дети сдали. Ну, дети же.

Я засмотрелся на лик купленного африканского идола, поставленного к барной стойке.

— Это от нечисти всякой — «оберег», — торжественно объяснила Лёка, — рожица, правда, у него какая-то уж больно хитроватая.

Внимательно вглядываясь в покрытую красно-черной краской жуликоватую маску, театрально обратился к ней с вопросом:

— Дружище, ты дух дружелюбный или враждебный?- уродливо растянутое вверх трагическое лицо с прорезанными глазами и приподнятыми в усмешке губами безмолвствовало. — Молчишь, «казус африканский»? Во, во, так и буду теперь звать тебя «Казусом».

На память пришел обычай одного африканского племени в Камеруне. При рождении ребенку очень плотно забинтовывают голову и снимают повязку только по прошествии трех лет. Череп за это время принимает особенную, удлиненную форму. Таким способом аборигены не только тело меняют, но и становятся ближе к параллельному миру своих почитаемых божеств, веруя, что обретают чувство абсолютной защищенности.

Сразу подумалось: а вдруг наложенный на Мишку бинт при снятии тоже тело его изменит? Опять явит нам стройный торс и шашечный пресс, каким он был у него в десятом классе. Чуда не произошло.

«Казуса» мы с Лёкой бережно зацепили на крюке над моей кроватью. Ценное приобретение.

Сто баксов, все-таки…

(Продолжение следует)

2

Комментарии

CyprusExpert
+1
2 марта 9:21
Только не томи людей, выкладывай остальные части! Я уж в какой раз перечитываю с удовольствием!
Ranton
+1
2 марта 11:05
Артем, спасибо!
Томить не буду. Интервал в 4 дня - максимум))
Помогай с Карибской частью! Она совсем лысая, без фотографий(((
Nomad
+1
2 марта 14:18
Эвона как!! А я недавно слыхал, что Сенегал считается одной из самых благополучных западноафриканских стран... Хотя... Африка, что уж тут....
Саш, давай продолжение, интересно тебя читать!!!
Ranton
2 марта 14:46
Олег, спасибо!
Это мой первый (и пока самый длинный) опус..
По нему отчетливо видно как автор расписывается.. Сначала буксует, потом едет, потом летит..)) По прочтению всего это явно бросится в глаза..
В выходные будет вторая часть... К 8 марта..))
Nomad
2 марта 14:57
Да, так бывает... главное - нАчать...
Жду!
Borracho
2 марта 14:32
Легко отделались, я думаю. В 1997 там наверное посуровее нравы были, это потом смекнули что лучше денег настойчивее просить, чем сразу ножичком тыкать. но драматично, особенно если учесть что рядом дети.
А маршрут - "огласите весь список, пожалуйста!". Что за круиз такой дивный.
Ranton
+2
2 марта 14:49
Николай, маршрут уникальный:
Канарские острова - Сенегал - Острова Зеленого Мыса - Суринам - Тринидад и Тобаго - Гренада - Санта Лючия - Барбадос...
Так что все самое-самое еще впереди)))
vasilets
2 марта 15:24
Саша,

Офигеть, почему то я не помню этого рассказа из твой библиографии....
Какие же ублюдки - эти черные...
Ranton
2 марта 15:35
Сереж,
не сочти за саморекламу, но "Маска" это лучшее, что я написал...
Просто ты ее не видел, потому как она была полностью рукописная, без фоторяда.
А сеччас, когда архивы раскопал и сделал сканы старых фотографий, решил ей подарить вторую жизнь)))

А население Сенегала.. Да.. прирежут и не поперхнутся за пару баксов.
vasilets
2 марта 15:46
Ranton писал 2 марта 15:35
Сереж,
не сочти за саморекламу, но "Маска" это лучшее, что я написал...


Саша, без лизоблюдства, но скажу: ты недооцениваешь свои другие работы))))
Ranton писал 2 марта 15:35
Просто ты ее не видел, потому как она была полностью рукописная, без фоторяда.


а-а-а, теперь понятно
Ranton писал 2 марта 15:35
А население Сенегала.. Да.. прирежут и не поперхнуться за пару баксов.

А песенку про Сенегал я порой даже сейчас про себя мурлычу. Но теперь не буду - не люблю наглых негров и бандитов!

Хотя, чего там говорить, мне даже в Стамбуле турки ножичком грозили....
А подонки-погранцы на турецкой границе требовали себе на потеху женщину из нашего автобуса.
Мы не позволили, но всю ночь стояли на границе, ждали другую смену
Ranton
2 марта 16:49
Маска - любимая..))
А неприятности.. я их везде собираю.. Уверенный чересчур)))
AnnaMariS
2 марта 16:05
Интригующий рассказ. Лишний раз убеждаюсь "Африка ужасна, да,да, да. Африка опасна, да, да, да. Не ходите в Африку дети никогда". А beefeater, т.к там нарисован человек, которых раньше, да и сейчас так называют.
Ranton
2 марта 16:43
Анна, ну, про "не ходите в Африку...", так это вам надо мою "Ягоду" прочесть))) Показательно очень..
А про бифитер.. так я теперь после Англии подкованный..
И вот так об этом сейчас говорю:

"Все спорно, но одно очевидно, что даже Боги не любили этих птиц, ворующих мясо с жертвенных алтарей.
И вообще, историями про мясо пропитан весь Тауэрский бастион.
Стоит только лишь взглянуть на английских стражей — бифитеров или мясоедов. Сытые, откормленные, словно им и по сей день со времен великого лондонского голода так и выдают паек говяжьего мяса.
А воронье, кажется, и в самом деле пропитано гордыней и независимостью, хоть и носят на лапах кольца с выбитым порядковым номером..."

Спасибо за отзыв!!
albygan
2 марта 18:19
Саша, вот ценю тебя за такие рассказы. Жизнь без прикрас, которые. Сволота, конечно, но без приключений и жизнь не жизнь, согласись? Конечно, тоже жду продолжения. В той ситуации вы ушли достойно!
Ranton
+1
2 марта 19:13
Альберт, спасибо.
Думаю, что приукрашивать надо небо, солнце, звезды, океан...
А людей..
Пусть они остаются самими собой..))

Продолжение уже верстается.. Чувствую сладкий запах типографской краски)))
albygan
+1
2 марта 19:44
терпеливо жду
Nata7777
+1
2 марта 18:25
...вот оно, начало нового восприятия и восприятия не просто пейзажно-ландшафтного. А взгляд прилипнет, и все… долговязый гуталиновый абориген. Смоляные аборигены замерли, словно застывшие идолы. К своему стыду признаюсь, ну не умею копировать тут текст и прочее для вставки в сообщение Это перлы, мимо которых я не смогла пройти мимо. Пишите Саша, пишите. Я проглотила рассказ на одном дыхании.И...даже возвращалась местами назад.. Я даже затрудняюсь, что бы было, окажись я в такой ситуации.
Ranton
+1
2 марта 19:15
Наталья, набирайтесь терпения...
Это только пролог..)) Надеюсь, что ожидания вас не подведут))
Спасибо огромное..
vibas
+1
2 марта 19:42
Саня, легендарный рассказ! Помню его!
А теперь еще и с картинками! )
Запись с ответом была удалена.
Ranton
2 марта 19:52
Да... Ожившая легенда..))
Артем подсобил..)
И случайно нашлись старые фотографии 10 на 12))
Margaritka
3 марта 1:43
дааааа.... Уж! страшно подумать что могло бы быть не сдержись! дети там и коснись что? ничем здесь внизу не помочь! Боже вспомнила весь ужОс от Африки, когда меня воровали на каирском рынке в Уразу или какие у них там повальные праздники курбан-байрам?! просто жесть! Так то был Египет, а это Сенегал и управы никакой, как и помощи! Жесть! Но вот так легко и в то же время тревожно, по настоящему это описать - талант! Жду продолжения!
Ranton
+1
3 марта 9:04
Маргарита! Когда женщину воруют, это, конечно, беспредел.. Но этим женщина может гордиться!..))
Участь путешественника такая.. Мы сами выбираем свои дороги и надо быть готовым ко всему..
Спасибо большое!
Margaritka
+1
3 марта 10:02
Ranton писал 3 марта 9:04
Но этим женщина может гордиться!..))
до этого момента вот в этом ключе ни оного раза даже мысля не шевельнулась! А если честно, вначеле было непонимание что происходит, потом не веришь сам себе, что с тобой такое может произойти , ну и наконец накрывает такакая мешанина негатива от ужаса и страха, ярости и ненависти, бессилия и отчаяния и, одновременно, позитива - надежды, что свои спасут и в одну сек становишься таким верующим откуда-то молитвы вспоминаются? и такой отчаянный призыв в Верх!!! То ли и врпямь наши мужички побойчее будут, то ли на самом деле иногда наши отчаянные вопли слышат где-то там на Верху - но когда уже казалось, что ситуация безнадежна, вдруг наши отбили! вот эти минуты всепоглощающего счастья возвращения в свой автобоус никогда не забыть!!! Ой да про тот Египет много можно вспоминать и как тонула и как под дулом пистолета держала всю обратную дорогу командира конвоя, что вначале сопровождал вереницу автобусов... дааааа уж, приключений хлебнула через край даже!!!
Мы сами выбираем свои дороги и надо быть готовым ко всему..
Вот уж точно!!! А без приключений жизнь пресная! Хоть и тяжко бывает в минуты испытаний, зато потом есть что вспомнить!!! ...хотя после той бедовой поездки я в Египет больше носа не кажу не то что бесплатно, а даже за деньги!
Ranton
+1
3 марта 16:05
Да... Крутые пирамиды..)))
Ну его нафиг.. Восток этот..))
Margaritka
+1
3 марта 16:49
Ranton писал 3 марта 16:05
Ну его нафиг.. Восток этот..))
да настолько дело тонкое, что лучше пусть гуляет мимо!
Ella_Pyhova
+1
3 марта 14:43
И я этот рассказ помню! Такие не забываются ! А какая у него концовка !!!!
Ranton
+1
3 марта 16:04
Элла, спасибо!
Когда появился почти документальный фоторяд, как-то чуть иначе все воспринимается.. Мне так кажется..))
Ella_Pyhova
+1
4 марта 0:32
Когда появился почти документальный фоторяд, как-то чуть иначе все воспринимается.. Мне так кажется..))
Теперь я точно знаю как выглядел Казус .
Vikus
6 марта 16:09
Как здорово вы в тандеме с Артемом работаете! С фоторядом вообще здорово читать - почти как фильм получается. Жду продолжения!
Ranton
6 марта 20:00
Да.., похоже что кинематографичная история получилась..))
Спасибо!!
Olegka
+1
7 марта 12:00
Рассказ впечатлил! Благодаря деталям почувствовал себя очевидцем. Испытал неприятные ощущения, но невероятно сильные! Не знаю, что будет в следующих частях, но пока понимаю, что Африка, как и Азия - не мое. Хотя уже теперь и не понятно, во что превращается любимая мной Европа - в Азию или Африку?! Спасибо за подаренные эмоции!
Ranton
+1
7 марта 14:58
Олег,
Мне кажется, что суть не в том, "мое или не мое..."
Я, скорее всего, к примеру, даже в райских кущах буду пить горькую и тосковать по белорусскому Полессью...
Просто надо каждому взглянуть на мир, хотя бы из-за угла.. ))
И желательно без травматизма))
Спасибо!
Приятно, что повествование зацепило..
Olegka
7 марта 19:35
Глубоко. Но не факт, что там, за углом не разочарует... Нежели нужно на свои грабли наступать? Меня реально пробрала ситуация. После такого заглядывать за угол - только на безопасном расстоянии и через непробиваемое стекло))
Ranton
+1
7 марта 20:13
Можно и так..))
Leolik
26 марта 18:17
Так чужды этому миру наши с Мишкой «Я», такие они ничтожные и незаметные в этой изуродованной действительности.

Только почему-то там считают, что их эти самые "Я" должны быть в моей действительности значимыми и заметно-кричащими. Не люблю Африку еще и за это.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.