Sergey_Kuznetsov
Сергей Кузнецов — был сегодня 8:40
 – Я попал в топ-2%! А вы? http://www.listchallenges.com/top-250-famous-attractions-in-the-world

Франция 1995: На пути в Париж через Белоруссию, Польшу, Германию и Бельгию

ВСЯ ФРАНЦИЯ — 1995 год

Ты что мой друг свистишь?

Мешает жить Париж?

Отсюда никуда не улетишь, а-а-а!

Бистро здесь нет пока,

Чай вместо коньяка.

И перестань, не надо про Париж!

Юрий Кукин

 

Поднимите меня выше крыш

Поглазеть на далекий Париж!

А.Суханов

ВВЕДЕНИЕ

Как мне пришла в голову эта безумная идея? Как я решился совершить это фантастическое путешествие в прежде недоступную для нас, но манящую к себе старушку Европу? Такой вояж невозможно было себе представить ни в спокойные и застойные советские времена, ни в первые годы Ельцинских преобразований. Даже спустя много лет я не могу найти на эти вопросы вразумительного ответа. Но все же хочется вернуться в памятный девяносто пятый год с тем, чтобы окунуться в атмосферу этой удивительной поездки и попытаться найти там ответы на эти вопросы.

В начале 90-х, в эти первые годы поворота от «железного занавеса» к свободе передвижения по миру, в Москве как грибы после дождя развелись разнообразные туристические фирмы, предлагавшие соблазнительные поездки за рубеж. Если еще несколько лет назад поездка в социалистическую Болгарию казалась чем-то соблазнительно сверхъестественным, а поездка в «полукапиталистическую» Югославию была и вовсе верхом мечтаний, то теперь на страницах газет замелькали рекламные предложения поездок в самые экзотические уголки мира: от Канарских островов до Таиланда. Надо только иметь круглую сумму в валюте, и можно оказаться в любой самой экзотической точке земного шара!

В качестве туристической фирмы для организации поездки я выбрал некий «Илеон». Съездив к ним в офис, я разобрался с разнообразными предложениями и ценами. Было много заманчивых маршрутов. Меня заинтересовали автобусные вояжи по Европе, среди которых я выбрал тур «Вся Франция» продолжительностью 22 дня. Он стоил 890 долларов.

В стоимость тура входили: оформление визы, проезд на поезде от Москвы до Белостока и обратно, проезд на автобусе через всю Польшу, Германию, Бельгию, Францию, Люксембург и обратно, проживание в двухместном номере в гостиницах, а также экскурсионное обслуживание.

Еще 250 долларов я доплатил за одноместное поселение. Подсчитал, во что мне обойдется питание и сколько надо взять на сувениры. Получилось полторы тысячи долларов. Конечно, это много, денег жалко, но уж очень хочется поехать! Повздыхал, и купил тур. Так мосты к отступлению были сожжены, и я записался в «загрантуристы».

Оформление было достаточно простым. Загранпаспорт у меня был, поэтому визу я получил быстро. Собрал вещички, главными среди которых были недавно купленная для работы видеокамера «Сони» и фотоаппарат-мыльница. Так я приготовился к встрече с Европой.

На пути в Париж на поезде Москва-Брест-Кузница Белостока

День первый — 12 августа 1995 года. Москва — белорусско-польская граница

Поезд на польский город Белосток отходил утром с Белорусского вокзала. Поэтому около восьми часов я уже стоял на перроне рядом со своим вагоном. Поездка по железной дороге может оказаться вполне приятной, если соблюдены два обстоятельства: или в купе подбирается приятный коллектив, или хотя бы отсутствуют неприятные тебе люди. На первое я не очень рассчитывал, так как ехал самостоятельно без семьи и друзей. В купе я оказался в обществе двух женщин — одной пожилой дамы и молодой девицы, одно место так и осталось свободным до самого Белостока. Обнаружив это благоприятное обстоятельство, я занял свою любимую левую верхнюю полку, и пошел прогуливаться по перрону вдоль вагона.

Потихоньку к вагону собиралась публика из нашей группы, я придирчиво изучал ее состав и наше руководство. В качестве гида с нами ехала Наташа, женщина средних лет, достаточно бойкая и говорливая. Ей помогал мужчина, функции которого я сначала не мог понять, но скоро, разобравшись, понял, что это ее «приятель». Уже в Польше выяснилось, что вторым гидом стал поляк.

И вообще, как оказалось, российский «Илеон» — это всего лишь посредник между польской туристической фирмой и российскими клиентами. Всего механизма организации такого тура я не понял, но, просуммировав позднее только официальную стоимость поселения в отелях, я пришел к выводу, что-либо поляки имеют какие-то фантастические скидки, либо все это делается неофициально без оформления за «черный нал».

Расселение по купе прошло спокойно, и публика тусовалась возле вагона, обсуждая перспективы поездки. Контингент людей, подобравшихся в группу (а всего в ней оказалось 43 человека), был довольно однороден. Это была, в основном, интеллигенция, получившая в результате упрощения правил выезда за границу возможность осуществить свою когда-то казавшуюся несбыточной мечту. В большинстве своем — это женщины немолодого возраста парами, или поодиночке, несколько супружеских пар и совсем немного таких как я — одиноких мужчин. Молодежи почти не было. Некоторые ехали не в первый раз, поэтому выглядели «бывалыми» загрантуристами.

Потом, уже в Европе, наблюдая за группами туристов из других стран, я пришел к выводу, что русские группы существенно отличаются от остальных групп именно своим контингентом. Иностранные группы в основном состоят из пенсионеров, которые под конец жизни, наконец, получили возможность и время посмотреть мир. Людям среднего возраста, а тем более молодежи заниматься этим, видимо, некогда. Правда, относительно молоды туристические группы из Японии и Кореи.

Услышав долгожданное объявление о том, что поезд «Москва — Белосток» отправляется в путь, я занял свое место в купе. Поезд тронулся, и за окном поплыли российские пейзажи. Впереди — целый день пути, надо было как-то убить время. Сначала я, как водится, изучил расписание остановок. Таковых для нашего «фирменного» поезда было совсем немного, и первая — в Смоленске. С самого начала я решил снимать видеофильм о своем путешествии, благо в моем распоряжении была для тех времен еще относительно редкая и дорогая игрушка — видеокамера «Сони». Поэтому еще на Белорусском вокзале я снял готовившийся к отправлению поезд с симпатичной табличкой «Москва — Белосток», а в Смоленске снял здание вокзала. В дальнейшем видеокамера стала моим основным компаньоном для всего путешествия.

Народ, вываливший из вагонов на перрон, был уже достаточно навеселе. Чувствовалось, что некоторые туристы уже начали расслабляться. Я купил себе пива и после того, как поезд вновь тронулся, перекусил из собранной мне Ириной домашней еды. Еще с советских времен считалось, что в загранпоездке на питании надо экономить. Поэтому многие наши туристы набрали консервов, чуть ли не на всю поездку. Я был тоже обеспечен съестными припасами на первые дни. После пива стало еще приятней, я окончательно расслабился, забрался на свою полку, и отрешенно наблюдал за мельканием за окном родных российских пейзажей.

Следующая остановка была уже «за границей» в белорусской Орше. Я вновь выскочил на перрон, чтобы размяться. Необычно было ощущать, что эта земля уже не советская, а сопредельного государства — Белоруссии. Вдоль вагонов сновали какие-то тетки, пытавшиеся продать свою нехитрую еду и перепродать пиво и водку. Все они имели достаточно жалкий вид, пассажиры смотрели на них свысока, так как нас разделяла социальная «пропасть». Одни ехали за границу, и в карманах у них много долларов, а другие едва сводили концы с концами, чтобы прокормить себя и детей. На эту тему я поразмышлял от скуки под стук вагонных колес, ощущая свою «привилегированность».

Когда стемнело, все стали укладываться спать, ведь ранним утром, почти ночью предстояло пересечь польскую границу. Обычно первую ночь в поезде я сплю плохо. Где-то заполночь я все же уснул, и успел даже какое-то время поспать, когда проводница в три часа ночи стуком в дверь начала будить пассажиров для прохождения паспортного и таможенного контроля.

День второй — 13 августа. Граница — Белосток — Варшава — Слюбице

За окном еще темно, по коридору ходят какие-то люди и идут какие-то специфические процессы. Необходимость прохождения паспортного контроля на границе государств сомнений не вызывает. Но зачем таможенный контроль? Кому, какое дело, сколько долларов я везу с собой? Ищите оружие, наркотики, но зачем рыться в сумках и чемоданах у добропорядочных туристов?

В тот год в стране все еще был пик «челночного» бизнеса. Поэтому в поезде было много российских и белорусских «челноков», к которым, в основном, и было приковано внимание таможенников. Рассказывали, как они «доят» бедных «челноков», и это вызывало дополнительное чувство брезгливости. В нашей группе у двух девушек нашли не задекларированные доллары, поэтому им пришлось от них отказаться перед перспективой быть снятыми с поезда для выяснения обстоятельств дела. Жалко деньги, но лишиться всей поездки еще страшней. Поэтому девушки чуть ли не умоляли таможенника забрать доллары, но только не высаживать из поезда. Он «сжалился» и забрал себе двести долларов.

Для того чтобы поезд мог проехать в Европу, необходимо выполнить еще одну процедуру. Как известно, ширина железнодорожных путей у нас больше, чем в Европе. Когда-то это показалось кому-то очень мудрым и преследовало целью затруднить использование железной дороги потенциальному агрессору. Теперь это выглядит как анахронизм и вызывает раздражение, так как процедура замены вагонных колесных тележек у целого состава отнимает более часа и удлиняет время в пути.

Мне же было интересно наблюдать за процессом с чисто технической точки зрения. На специальных домкратах поднимается каждый вагон, из-под него выкатывают широкие тележки и ставят новые — узкие. Потом вагон опускается. Так что мы какое-то время повисели над полотном, пока нас не водрузили на новые колеса.

Наконец поезд тронулся, и сквозь забрезживший рассвет я увидел уже польские пейзажи. Я приготовился дожидаться конечной станции назначения — Белостока, но нам был приготовлен неприятный сюрприз. Оказывается, нам предстоит пересадка на польскую электричку, так как наш поезд идет дальше на Варшаву, минуя Белосток. Поэтому конечным пунктом назначения нашего вагона оказалась станция Кузница Белостока, а вовсе не Белосток, как было на нем написано.

Так, в пять утра, произошла наша пересадка и перевалка нашего скарба. Делать нечего, и толпа, поворчав, собрала пожитки и перебралась в стоявшую рядом электричку. То же самое сделали и белорусские «челноки», но для них это привычная и многократно пройденная процедура. В Белостоке имеется крупная «толкучка», где они реализуют свой товар и покупают польский.

Около часа мы ехали в электричке, пока она не привезла нас в Белосток. Народ был не выспавшийся и недовольный, поэтому, когда на вокзале мы стали пересаживаться в поджидавший нас автобус, возникли конфликты. Оказывается, те, кто ехал в автобусную поездку не в первый раз, придавали особое значение своим местам в автобусе. Действительно, на первых нескольких рядах обзор из окон существенно лучше, особенно на первом ряду, так как можно смотреть еще и в лобовое стекло водителя.

Еще в Москве нам были указаны наши места, но когда мы стали рассаживаться, оказалось, что первый ряд кресел уже занят нашим и польским гидом, а также «приятелем» нашего гида. Поэтому они попросили всех сдвинуться на один ряд назад, что вызвало бурное возмущение обладателей мест на первом ряду. В словесной перепалке страсти на столько накалились, что возмущенные пассажиры начали обсуждать моральный облик Наташи, нашего гида, и ее взаимоотношений с сидящим с ней субъектом без путевки.

Польский гид, как мог, старался загасить конфликт, но это плохо удавалось. Мне сначала досталось место в самом конце автобуса, но потом в результате обмена я оказался в восьмом ряду рядом с дамой, с которой я ехал в купе.

К этому времени, слава богу, конфликт с рассаживанием по местам был как-то улажен, и мы наконец-то тронулись в путь.

Так как польские деньги и туалет уже потребовались всем, водитель сделал остановку в городе возле бесплатного туалета и гостиницы с обменным пунктом. Я поменял десять долларов на злотые и с благодарностью вернул пятьдесят грошей поляку.

Мы тронулись на Варшаву. Я откинулся в своем кресле и сосредоточился на получении удовольствия от автобусного путешествия. Автобус был очень неплохой — голландский «DAF». В нем имелись кондиционер, холодильник, мини бар, видеомагнитофон с телевизором и биотуалет. До Варшавы было около двухсот километров пути. Дорога была узкой и не позволяла автобусу ехать быстро. Я уставился в окно, подмечая польские своеобразия.

Первое, на что я обратил внимание, это чистый и прореженный лес. У нас мы привыкли к буреломам за обочиной, а здесь не лес, а настоящий парк! Поляки следят и ухаживают за лесом, поэтому он имеет не только презентабельный, но и товарный вид. Сразу видно, что по прошествии определенного времени, когда древесина станет деловой, лес вырубят, но на его место, естественно, посадят новый лес. Это — по-хозяйски.

Второе, что бросалось в глаза — большое количество маленьких кафе, пристроившихся в непосредственной близости к дороге. Для нас тогда это было непривычно. Время приближалось к завтраку, и многие стали настаивать на остановке для того, чтобы перекусить. Когда руководство все-таки удовлетворило просьбу, стало ясно, что это совершенно бессмысленно. Вышедшие из автобуса туристы мгновенно образовали длиннющую очередь, поэтому первые десять человек успели заказать себе какую-то еду, а всем остальным надо было либо долго ждать, либо отказаться от этой затеи. Потеряв на это более получаса, и еще раз, переругавшись, мы снова двинулись в путь.

Такие бесконечные «разборки» мне уже стали надоедать. Поэтому я решил не участвовать во всех этих перепалках, так как понял, что так можно испортить себе весь отдых.

Первая встреча с Варшавой

К полудню мы приехали в Варшаву. Нас выгрузили на автобусной парковке, и повели в Старый город. Погода была ясной и солнечной. Это способствовало хорошему экскурсионному настроению.

Варшава - Рыночная площадь (снимок 2012 года)

Старый город — Старое Място является основной достопримечательностью Варшавы. В центре находится Замковая площадь — Пляц Замкови с высокой колонной со статуей короля Сигизмунда Третьего, установленной в 1644 году. Королевский замок — Замек, выходящий на берег Вислы, перестраивался с течением столетий, так как польские короли достраивали здание и переделывали интерьер. Справа от замка находится церковь Святой Анны, построенная в 1454 году. Чуть подальше — дворец Радзивиллов, интересный тем, что именно там в 1955 году был подписан Варшавский договор, как противовес договору НАТО.

Варшава - Замковая площадь (снимок 2012 года)

Если пройти от площади к Рынку Старого Мяста по Святоянской улице, то справа — готический Собор Святого Иоанна. Рыночная площадь обрамлена вновь отстроенными зданиями образца XVII — XVIII веков. Чуть дальше находится Барбикан — часть средневековой стены вокруг Варшавы.

Варшава - Барбикан (фото 2012 года)

 

На одном из выступов стены в 1855 году была установлена Варшавская Русалочка — символ города. С ней связана легенда, что однажды русалка Сирена выплыла из Вислы и предсказала рыбаку Варсу и его жене Саве, что они построят здесь город. Так и получилась Варсава!

Еще одной достопримечательностью, куда обязательно водят туристов, является церковь Святого Креста, где покоится сердце Фредерика Шопена. Хотя Шопен покинул Варшаву в возрасте двадцати лет и умер от туберкулеза в Париже в возрасте 39-и лет, он оставался поляком до конца своих дней.

Варшава произвела на меня весьма приятное впечатление, и я нисколько не пожалел, что организаторы тура «Вся Франция» включили ее в список подлежащих осмотру достопримечательностей. Когда наш гид Наташа распустила группу, назначив свободное время и место сбора, я с облегчением пошел осматривать достопримечательности самостоятельно.

Еще во время экскурсии я заметил смотровую площадку на башне рядом с центральной Замковой площадью, поэтому сразу отправился туда, чтобы снять на видео панораму города. Оттуда открылся прекрасный вид на замковую площадь, королевский замок, церковь Святой Анны, колонны со статуей Сигизмунда, дворец Радзивиллов и Вислу.

Замок (снимок 2012 года)

 

Затем я зашел в Собор Святого Иоанна.

Собор Святого Иоанна (снимок 2012 года)

 

Время уже было обеденное и надо было что-то перекусить. Я решил съесть мороженое, которое привлекло мое внимание своим аппетитным видом. В Польше недавно прошла денежная реформа, поэтому цена была указана как в новых, так и в старых злотых, и я никак сначала не мог этого понять. Но вот, разобрался, пересчитал в доллары, потом — в рубли, и купил. Дальше уже в быстром темпе прошелся по городу, стараясь увидеть как можно больше, но при этом, не удаляясь на опасное расстояние от назначенного места встречи.

К назначенным трем часам дня все были у автобуса, и наша экскурсия по Варшаве закончилась. За рамками нашей экскурсии, к сожалению, остались Вилановский дворец — летняя резиденция короля Яна Собесского, Водный дворец — летняя резиденция последнего польского короля Станислава Августа Понятовского с Лазенковским парком, Национальный музей с полотном Яна Матейко «Битва при Грюнвальде». За три часа все это осмотреть было невозможно, и я отложил осмотр этих достопримечательностей для следующей возможной поездки.

Наш путь лежал на Познань. Автобус опять ехал очень медленно, а под Познанью мы несколько раз попадали в пробки. Поэтому пятьсот километров до границы мы ехали восемь часов, и подъехали к отелю в Слюбице, где нам была уготовлена ночевка, около одиннадцати в полной темноте.

Выгрузив чемоданы, мы пошли селиться. Отель представлял собой большое семиэтажное здание. Так как еще в Москве я оплатил одноместное поселение, меня не волновал вопрос поиска приемлемого для проживания соседа из числа одиноких мужчин группы. Я взял ключ, и отправился на этаж.

Номер представлял собой «распашонку», вместе с еще одним таким же номером объединенную на общие «удобства». Для того чтобы переночевать одну ночь, вполне приемлемо. Единственное неудобство, это «совковое» расположение двух кроватей — каждая у своей стеночки, да еще прикручена. Так что одна постель в моем номере пропала, не использованной, и я, поужинав домашними запасами, улегся спать в односпальную кровать. Так как последнюю ночь я спал мало и плохо, а день был тяжелым и насыщенным, то быстро и беззаботно уснул.

Через Германию по автобану с востока на запад

День третий — 14 августа. Слюбице — германско-польская граница — Германия — Брюссель

Утром нас накормили завтраком, включавшим яичницу, сосиски, сыр, масло, творог и кофе. Все это было уже сервировано на столиках. Обслуживали официанты. Мы погрузились в автобус и выехали на границу. Здесь выяснилось, что ночевали мы в маленьком городке Слюбице, который расположен на правом берегу Одера и мостом связан с немецким Франкфуртом-на Одере.

Отель в Слюбице (снимок 2013 года)

Мы подъехали к мосту, где находился паспортный и таможенный контроль. Очередь из легковых автомобилей медленно двигалась как в уличной пробке. При этом никто даже не вылезал из своих машин, а только протягивал паспорт, и ехал дальше. Иногда таможенники на выбор останавливали какой-нибудь легковой автомобиль и бегло осматривали багажник. Наш автобус они отправили в специальный карман и стали заниматься нашими паспортами. Эта процедура продлилась около часа, и мы уже начали волноваться.

Из окна автобуса мы видели руины готической церкви Мариенкирхе, построенной в XIII–XVI веках.

Франкфурт на Одере (снимок 2013 года)

Проезжая через мост, трудно было представить, что через два года в 1997-ом город будет практически полностью затоплен разбушевавшимся Одером в результате наводнения.

Одер (снимок 2013 года)

 

Но вот граница пройдена, и мы в Германии! Проехав через Франкфурт-на-Одере, который оказался небольшим городом, в отличие от деловой столицы Германии — Франкфурта-на-Майне, мы выехали на автобан. Первое впечатление от автобана было негативным. Качество покрытия оставляло желать много лучшего. Зная, что автобаны начал строить в третьем рейхе еще Гитлер, мне даже показалось, что дорогу так и не ремонтировали с тех времен.

Она была, конечно, ровная, без ям и ухабов, но швы были настолько широкими, что создавалось впечатление езды по бетонке. Колеса автобуса отстукивали при этом такт на швах, как колеса железнодорожного вагона на стыках рельсов. К тому же две полосы в каждую сторону было явно недостаточно, и, выйдя на траверс Берлина, мы уперлись в гигантскую пробку. Она надежно стояла, и водители вышли из своих автомобилей, обсуждая это обстоятельство.

Мы тоже вышли из автобуса, и я прогулялся вдоль бесконечной колонны автомобилей. Здесь мы потеряли около часа, пока пробка не поехала и не рассосалась уже за пределами Берлинской кольцевой дороги. Причиной пробки был ремонт дороги, и как потом выяснилось, вся восточногерманская сеть автобанов была подвержена капитальному переустройству, чтобы соответствовать высоким западноевропейским стандартам.

Мне было очень жаль, что мы находимся в нескольких километрах от Берлина, но не заезжаем в него. Но все правильно, — согласно программе нашего маршрута Германия пересекается транзитом. Подумалось, что хорошо бы когда-нибудь поехать по маршруту «Вся Германия». Тогда я еще не знал, что по приезде в Москву меня ждет сюрприз — командировка в Западную Европу. Что через два месяца я проведу в Берлине целую неделю. А еще через несколько лет буду заезжать в Берлин каждый раз, направляясь в тот или иной город Германии на собачью выставку!

Дальше дорога стала свободнее, а когда пересекли бывшую границу восточной и западной Германии, она и вовсе стала великолепной.

Во время остановки на «зеленой стоянке» в автобусе опять возник конфликт. Кое-кто, не спросившись, пошел пообедать в придорожный ресторан. Их пришлось ждать. Поэтому стоянка затягивалась, и большинство людей, не получивших возможности пообедать, стали громко возмущаться руководством, и теми, кто без разрешения пошел в ресторан. Часть группы, предпочитавшая питаться домашними запасами, предлагали ехать вообще без остановок. В общем, начался «базар и вокзал»!

Я к этому времени тоже проголодался и был на стороне тех, кто предлагал остановиться в таком месте, где все желающие успеют пообедать. Так и сделали, остановившись где-то под Ганновером. Я решительно направился в ресторан, который по внешнему виду напоминал нашу столовую самообслуживания. Это и придало мне уверенности. Внутри же все было совсем не так.

Вдоль стен были размещены раздаточные столы с разнообразной едой. Горячую пищу надо было заказывать через повара, а все остальное — гарниры, салаты, десерты, напитки, можно было набирать в тарелку самостоятельно. Так как я попал в такую обстановку первый раз в жизни, то сначала немного растерялся, но не хотел показать своего замешательства и приступил к выбору еды.

Чтобы заказать мясо, я воспользовался понятным и по-английски и по-немецки словом «стейк», и получил огромный антрекот из очень мягкой телятины. Затем я стал накладывать себе гарнир в виде жареной картошки, капусты и приправ, а также налил себе высокий бокал «Кока-Колы». Когда в кассе мне объявили сумму, я с трудом удержал невозмутимый вид — 22 марки, то есть около 15-и долларов! Никогда в жизни я не ел за такие деньги! Это моя недельная зарплата в институте!

Я обреченно занял место за столиком, приступил к еде, но кусок мяса застревал в моем горле. Через несколько минут я немного успокоился и принялся анализировать ситуацию. За негативный опыт тоже надо платить. Питание в ресторане в Европе для нас — бывших «советских», пока еще очень дорогое удовольствие. Для европейцев — это, конечно, пустяк. Теперь на основе собственного опыта я зарекся ходить по местным ресторанам.

Мясо было очень вкусным, к тому же я выяснил, что оказывается, количество и разнообразие гарниров не удорожает стоимость основного блюда. Мясо стоило 15 марок, а гарнир в чеке не был даже указан. Так что можно было набирать гарнира еще больше. Я доел свою порцию и допил коку. Затем тяжело вздохнул, и пошел к автобусу. На этот раз народных волнений не было, и мы поехали дальше уже без остановок.

Согласно рассадке по креслам, которая произошла еще в Белостоке, я сидел по левой стороне автобуса, и несколько раз, чтобы изменить ракурс видеосъемки, пересаживался вперед и вправо. Особенно красиво смотрелись пересеченные ландшафты с маленькими деревушками на склонах холмов, а также величавый батюшка Рейн на фоне заходящего солнца.

У меня в руках была автомобильная карта Европы, но ее слишком крупный масштаб не позволял мне определить направление нашего маршрута на Брюссель. Так как Германия, как известно, имеет общую с Бельгией границу, я ждал ее пересечения с тем, чтобы вовремя ощутить себя уже в другой европейской стране.

Поэтому я очень удивился, когда водитель объявил, что мы уже находимся в Голландии. При этом никаких указателей, ни, тем более, пропускных таможенных пунктов не было. На вопрос, как мы там оказались, он ответил, что это кратчайшая дорога в Брюссель. Так что, можно поставить галочку напротив еще одной европейской страны, где я побывал. Но это — шутка, так как меньше, чем через час, водитель вновь объявил, что мы уже в Бельгии. Вот, она какая, единая Европа — «Шенгенская зона» без границ и шлагбаумов!

Было уже совсем темно, но по разделительной стороне магистрали стояли осветительные мачты, и фонари заливали светом всю проезжую часть. Гид пояснил, что Бельгия — самая освещенная в мире страна, и говорят, что ночью с Луны она видится как светящееся пятно. Скоро начались урбанистические строения, я думал, что это уже Брюссель, но оказалось, что это пригороды Антверпена. До Брюсселя было еще около пятидесяти километров.

Мы въехали в город уже около полуночи. Наш отель оказался почти в центре. Согласно программе тура нам еще предстояла экскурсия по ночному Брюсселю, поэтому, разобрав ключи от номеров и, закинув туда свои вещи, мы вернулись на ночную брюссельскую улицу. Гид Наташа повела нас на главную площадь Брюсселя. Когда мы прошли по темным узким улочкам и вышли на широкую площадь, действительность превзошла все мои ожидания! Ничего более красивого в архитектурном отношении я в жизни не видел!

Огромное резное здание городской ратуши с высоким острым шпилем было залито светом и контрастно выделялось на фоне темного неба. Находящиеся на площади другие дома очень гармонировали со зданием ратуши и составляли с ней единый ансамбль. Они тоже были искусно подсвечены так, что каждая архитектурная деталь играла, и притягивала к себе внимание. Я страшно пожалел, что не взял с собой видеокамеру. Надо же, так опростоволоситься! Снимал на видео типовое здание Смоленского вокзала и памятник герою войны Заслонову в Орше, и не снял ночной Брюссель! Впредь я решил с видеокамерой не расставаться.

Мы еще немного погуляли по центру, хотя время было уже два часа ночи. Наш польский гид предупредил нас, что, несмотря на свою близость к центру, наш отель находится в так называемой арабской части города, поэтому в ночное время лучше держаться всем вместе во избежание неприятностей.

Вернувшись в отель, я, теперь уже как следует, разглядел свой номер. Он мне понравился гораздо больше, чем номер в польском Слюбице. Во-первых, имеется телевизор. Хотя в скором будущем я убедился, что номеров без телевизоров в Европе не бывает. Во-вторых, имеется двуспальная кровать. Так как я оплатил одноместное поселение, то теперь всю поездку спал на широких кроватях. В-третьих, имеются удобства внутри номера, включая даже ванну, а не просто душ.

Я включил телевизор, наполнил ванну и с наслаждением расслабился в ней после долгой езды в автобусе. Здесь же в ванной были приятные мелочи, присущие трехзвездочным отелям, такие как пузырек шампуня, пена для ванны. Вот это уже чувствуется — Западная Европа! Насладившись столь приятной обстановкой, и скромно поужинав, я завалился спать.

Брюссель часть 1

День четвертый — 15 августа. Брюссель-Париж

На следующее утро по плану у нас была автобусная экскурсия по городу. Ожидая группу у автобуса, я разглядывал прохожих, которые действительно мало походили на бельгийцев — в основном арабы. В этот день был какой-то национальный праздник, выходной, слышался звон колоколов. Я полюбовался верхним этажом отеля, где находился мой номер. Пожалел, что здесь у нас здесь только одна ночевка. Хотелось еще раз вернуться сюда уже после экскурсии.

Автобус тронулся в путь, и мы приготовились воспринимать полезную информацию, которую сообщила нам гид Наташа. Что именно говорила она нам в это утро я, конечно, не запомнил. Поэтому я восстановил пробелы в памяти из путеводителя по Бельгии, который купил уже в Москве.

Центральную часть города называют Пентагоном, так как он окружен кольцевыми бульварами в виде пятиугольника. Бульвары были проложены после сноса внутреннего пояса укреплений во времена французского господства. Пентагон делится на две совершенно разных части: нижний город, который является его самой старой частью, и верхний город, застройка которого происходила позднее и исполнена в стиле классицизма.

Экскурсия началась с того, что мы проехали по бульварам. В Брюсселе имеется река Сенна, но она заключена в коллекторы под новыми бульварами. Этому имеется свое объяснение. Брюссель в отличие от других городов Бельгии бурно развивается. Поэтому обеспечение его канализации представляет собой сложную проблему. Ее решили за счет Сенны, пожертвовав традиционным средневековым обликом города.

Мы проехали по бульвару, названному в честь одного из бургомистров города Адольфа Макса. Вдоль бульвара расположились роскошные эклектичные фасады богатых зданий.

На углу Королевской улицы, отделяющей средневековый центр от верхнего классического города, когда-то находился брюссельский королевский двор, дворец герцогов Брабантских. Потом он был резиденцией герцогов Бургундских и резиденцией императора Карла Пятого и его наследников. Этот дворец был утрачен во времена правления Маргариты Пармской. Легенда гласит, что это поваренок не уследил за вареньем, плита загорелась, и Брюссельский дворец, один из самых красивейших ансамблей Европы, сгорел за одну ночь. Через сорок лет новый правитель Австрийских Нидерландов, Карл Лотарингский, захотел сделать Брюссель современной столицей. Так родился новый центр города, состоящий из Королевской площади (Пляс Рояль), Музейной площади (Пляс дю Мюзи) и Королевской улицы (Рю Рояль).

С Королевской площади можно обозревать Брюссель. Площадь расположена на холме Куденберг, название которого переводится как «холодный холм». От церкви Сент Жакю — Святого Иакова хорошо видны купола других церквей, конная статуя Готфрида Бульонского — предводителя первого Крестового похода и защитника Гроба Господня, а также флюгер Ратуши, изображающий Святого Михаила, поражающего дракона.

Королевская площадь была задумана при Людовике Четырнадцатом. Раньше в ее центре стоял памятник правителю-строителю Карлу Лотарингскому. Но во время Французской революции, он был разрушен, на его месте в 1848 году установили статую Готфрида Бульонского. Если собор Святой Марии на краю Королевской улицы принадлежит христианской картине мира, то церковь Святого Иакова, которая раньше называлась Белым Храмом Разума, — это создание принца-масона. Но самое замечательное место — это провал на месте Музея современного искусства. Когда-то на его месте хотели сделать подземную стоянку для автомобилей, но потом планы изменились и котлован использовали для размещения экспонатов Музея. Так что сейчас он представляет собой глубокий колодец.

Брюссель часть 2

Затем автобус привез нас к Дворцу правосудия. Его называют «мамонтом», так как его масса превышает все европейские постройки из камня, построенные до него, включая собор Святого Петра в Риме. Дворец выполнен в эклектическом стиле смешения ассирийско-вавилонской, египетской, греческой и римской архитектуры.

После автобусной экскурсии гиды предложили нам на выбор поехать на экскурсию в развлекательный парк «Мини Европа», или посетить Королевский музей изящных искусств. Падких на ширпотребовское развлечение оказалось больше, чем ценителей высокого искусства, и мы поехали в «Мини Европу».

Идея этого парка заключается в том, что здесь на относительно небольшой площади собраны макеты основных достопримечательностей стран, входящих в Европейское сообщество. Они выполнены в уменьшенном масштабе 1:25. Поэтому туристы прогуливаются по Парижу, Лондону, Лиссабону, Афинам как некие Гулливеры в Европе — стране лилипутов. С познавательной точки зрения это действительно интересно и позволяет наметить наиболее интересные объекты для посещения в туристических поездках. Интересно было увидеть также уже знакомые достопримечательности, в частности, ратушную площадь Брюсселя, в уменьшенную величину.

Осмотрев этот парк, мы вернулись в центр города, где нам предоставили свободное время. Я еще раз сходил на ратушную площадь, чтобы полюбоваться ее красотами в дневное время. Именно тогда мне пришла в голову идея, когда-нибудь приехать сюда с Ириной, чтобы показать ей этот шедевр готической архитектуры. Интересно, что мечта сбылась. Через пять лет мы вместе гуляли по этой площади уже после посещения Бремена.

Гроте Маркт (снимок 2000-го года)

Потом я погулял по узким улицам старого города, и попытался все же посетить Музей изящных искусств. Там находится, как считается, одна из крупнейших коллекций фламандской живописи — Рубенс, Брейгель и другие. Но, к сожалению, музей по случаю национального праздника работал только до пяти, и я заскочил в него всего на полчаса.

В шесть нам назначили встречу у автобуса, мы погрузились и выехали в сторону Парижа — это всего около трехсот километров. Свободно без остановки и паспортной проверки пересекли границу Франции (снова «Шенген»!), и выехали на прекрасный автобан. В отличие от Германии и Бельгии, во Франции проезд по автобану платный. Но так как расплачивались не мы, а наши гиды, то это заинтересовало меня с чисто познавательной точки зрения.

К Парижу мы подъехали уже в сумерках. В программе тура у нас была запланирована автобусная экскурсия «Ночной Париж». Нас провезли по центру города мимо Пляс Конкорд, по Елисейским полям, подвезли к Тракадеро и Эйфелевой башне. Там мы вышли из автобуса на несколько минут, чтобы полюбоваться этим всемирно известным шедевром и ее подсветкой. Это, конечно, очень яркое зрелище. Здесь я по-настоящему осознал, что действительно нахожусь в Париже.

Но надо было ехать поселяться на ночь. Мы вновь проехали через центр города, через новый район Дефанс. Здесь возвышается в виде огромной арки небоскреб, окруженный другими современными деловыми зданиями. Автобус нырнул в тоннель, в котором, спустя несколько месяцев, произошла автокатастрофа с принцессой Дианой.

Оказалось, что наш отель находится в пригороде Парижа — Мальмезоне. Это — 16 км северо-западнее Парижа. Водитель автобуса уже в полной темноте никак не мог найти отель, и публика начала возмущаться. Несколько раз мы разворачивались на узких улочках, когда выяснялась очередная ошибка маневра. Наконец, автобус остановился и заглушил двигатель напротив маленького отеля. Все с облегчением вздохнули. Я прочитал вывеску — «Ле Кардинал», а на фасаде разглядел знакомое по фильмам изображение кардинала Ришелье.

Когда выяснилось, что отель — трехзвездочный, недовольные туристы замолкли. Известно, что во Франции отели специально занижают свою звездность, чтобы платить меньшие налоги. Так что, три звезды во Франции — это полноценные европейские четыре звезды.

Здесь я еще раз порадовался, что оплатил одноместное поселение! Когда, я открыл дверь своего персонального номера, то не поверил своему счастью. В таких прекрасных апартаментах мне еще не приходилось останавливаться. Даже номер в четырехзвездочном отеле в Токио был всё же попроще.

Комментарии

Arkhip251166
+1
5 апреля 2015 г. 16:11
!!!
Sergey_Kuznetsov
6 апреля 2015 г. 21:46
Спасибо, Сергей!
Margaritka
+1
29 апреля 2015 г. 20:17
да, в те далекие времена мы все по разному открывалим для себя далёкий-предалёкий мир - другую планету!
Sergey_Kuznetsov
29 апреля 2015 г. 21:31
Да, это было неожиданно свалившееся на нас счастье познавания прежде запретного, но такого разноцветного мира...
Margaritka
29 апреля 2015 г. 22:07
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.