Robo
Бендер Родригес Пользователь — был 18 февраля 2011 г. 14:41

Мечты сбываются. Часть 2. Италия

20 мая 2010 г. 6:16 Бергамо — Италия Апрель 2009
0 0

День 1. Венеция. Электричка в Бергамо.

Примерно в 4 утра Лёша вернулся в купе с прогулки возле стоящего у платформы состава, и шепотом рассказал, что наши три вагона стоят одинокие на безлюдной платформе, на улице тепло, вокруг торчат пальмы, и у нас сменился проводник, который бодро поприветствовал сонного Лёшу и о чем-то с ним даже поговорил на непонятном языке. Выглянула в окно — и правда пальма стоит! Я догадалась, что мы находимся в Вероне и ждем, когда нас заберет с собой состав, следующий в Венецию.

К шести утра на верхних полках началось оживление. Итальянцы вышли в Падуе. Часов в семь к нам ворвался проводник, вставил мне в руки наши паспорта и протрещал несколько фраз по-немецки. Я поскрипела спросонья мозгами и выдала на автомате заученную фразу Schprehen Sie Englisch, bitte? Дядька перешел на английский и сообщил, что нам нужно проверить наши ли это паспорта и что мы через полчаса прибудем в Венецию на вокзал Санта Лючия.

Из шумного здания вокзала мы вышли прямиком на набережную Гранд Канала к причалам водного трамвайчика (vaporetto). Изучив карту местности, мы решили не ехать на вапоретто напрямую к основной достопримечательности — площади Сан Марко, а пойти пешком обходным путем, растягивая удовольствие от созерцания медленно просыпающегося города и привыкая к новой обстановке.

Переходя через мостики маленьких каналов, мы пошли по узеньким улочкам с маленькими домиками (зачастую всего шириной в два окна, и стоящими плотно стеной к стене друг к другу), потом перекусили свернутой в рулон пиццей в одном из маленьких кафе, и по мере приближения к достопримечательностям, уже стали вливаться в общую разномастную толпу туристов, идущую в определенном направлении по указателям на стенах.

Сначала мы зашли на мост Риальто, откуда открывался потрясающий вид на Гранд Канал, и, пробившись к ограждению, долго там стояли, наблюдая за движением трамвайчиков, гондол, катеров и лодок. Потом, проходя мимо величественной церкви, мы решили осторожно зайти вовнутрь и посидеть несколько минут в звенящей тишине просторного сооружения — мы были единственными посетителями.

И вот наконец толпа привела нас на площадь Сан Марко, где с одной стороны возвышается резной фасад пятикупольной базилики собора Святого Марко и колокольня, с трех других сторон по периметру здания старой и новой Прокурации, а в центре — люди, оживленно кормящие сотни прожорливых голубей. Для сизокрылых мы заранее припасли булку хлеба, но она их и не очень-то воодушевила. Зато как они накинулись на корм из кукурузных зернышек, который продавался здесь же на площади по 1 евро за пачку! Садились на руки, на плечи, на голову, дрались и спихивали друг друга! Даже и не помню, сколько раз мы бегали покупать очередную порцию корма, чтобы голуби нас обклевали еще и еще раз.

После голубиной кормежки мы еще посидели погрелись немного на солнышке на ступеньках музея, и потом пошли мимо дворца Дожей к причалам вапоретто. Изучив маршруты и правила, мы выбрали кольцевую линию, купили два билета максимум на 1 час поездки и ловко погрузились на передние сидения носовой части трамвайчика.

Делая остановки у причалов то с одной, то с другой стороны Гранд Канала, мы поехали в обратном направлении сначала под мостом Риальто, потом мимо железнодорожного вокзала, откуда вплыли уже в просторный Венецианский залив Адриатического моря. Билеты при посадке у нас никто не проверил, но оплаченное время подходило к концу, и мы все-таки решили не возвращаться обратно на площадь Сан Марко, а высадиться за несколько остановок и пойти дальше гулять пешком.

Мы постепенно продвигались в направлении вокзала, проходя по мостикам через многочисленные каналы, заходя в уютные дворики, заглядывая в сувенирные лавки выбрать и купить на память милые разноцветные безделушки из венецианского стекла (особенно удивил стеклянный муравей в натуральную величину!). Сидя на бортике одного из каналов мы плотно пообедали повсеместно продаваемой пиццей. Потом на одной из улиц посмотрели выступление музыканта, игравшего мелодию на ободках нескольких десятков фужеров. Приветствие buongiorno незаметно стало заменяться на buona sera (добрый вечер)… Скоро нам пора уезжать…

На вокзале мы забрали багаж из камеры хранения (складское помещение с открытыми полками, обслуживаемое двумя ушлыми работниками, ей-богу, хуже чем у нас на Павелецком вокзале), прокомпостировали купленный утром в автоматическом киоске билет до Бергамо и побрели садиться на нашу двухэтажную электричку. Естественно, мы залезли на второй этаж и там оказались в самом сердце гудящего непрерывным итальянским гвалтом переполненного вагона. Полное погружение в среду, что называется. Как же громко они разговаривают, такое впечатление, что вообще не делают пауз, вся речь идет сплошным орущим фоном.

Примерно через час пути вагон наполовину опустел, но громкость звука тем не менее не уменьшилась. Ехать нам было еще два с половиной часа, мы поставили будильники на мобильных и, обессиленные от пережитых впечатлений, пытались дремать. У меня это не очень получалось, потому что хотелось и смотреть в окно на окружающие горные пейзажи и пытаться понять итальянскую речь, выхватывая отдельные знакомые слова (все-таки в отличие от абсолютно непонятного немецкого итальянский я как-никак учила несколько месяцев).

Тем временем стемнело и стало сложно высматривать названия проезжаемых станций — они не объявлялись. Ближе к предполагаемому времени прибытия мы заметались по почти пустому вагону в поисках карты маршрута, сообразили, что нужно еще подсмотреть каким волшебным образом вручную открываются двери, и в конце концов решили занять места на нижнем ярусе прямо перед дверью.

Электричка прибыла в Бергамо с опозданием на 15 минут, и нас уверили, что это вообще-то прекрасный результат. Кстати, первым удивительным открытием было, что на самом деле название города звучит не БергАмо, а БЕргамо, с ударением на первый слог.

День 2. Бергамо. Старый город.

В Италии мы жили в местечке Урньяно в пригороде Бергамо. Моя знакомая по аське болгарка Валя вместе с братом, сыном и итальянским мужем Антонио снимают там 4-комнатную квартиру. Общались мы все между собой на комбинации из четырех языков: английского, русского, итальянского и болгарского. Все кроме Лёши знали как минимум английский, и основная проблема была в том, что я просто не держала в голове необходимость переводить ему все, что говорилось не по-русски.

В квартире также жили три кошки: диковатая пестрая Люси, воинственный крупный и поджарый дымчатый Тони и ласковая миниатюрная беленькая кошечка Порчи («Свинка»). Всеобщей любимицей была юная и общительная Порчи, которую Антонио называл то Порчиция, то Порчинелла, то Порчилитта, а я прозвала ее Порчунья.

Утром первого дня в Урньяно Валя повела нас на завтрак в соседнее кафе. Мы с Лёшей тут же повергли в недоумение местную публику, заказав не наперсточную порцию убойно-крепкого кофе, как это принято в тех местах, а напиток называемый чаем, о котором итальянцы где-то кажется краем уха когда-то вроде как слышали… И впоследствии мы столкнулись с тем, что заказывая чай, нам предлагали бутылку чая Nestea, а в Макдональдсе, куда мы однажды зашли в поисках какой-нибудь еды, отличной от пиццы, у них чая вообще не было в меню. Еще из гастрономических впечатлений могу отметить, что у них там в почете коричневый тростниковый сахар, а белого сахара днем с огнем не сыскать.

После обеда нас посадили в автобус и отправили в Бергамо гулять по историческому центру Alta Citta' (дословно «высокий город» — огороженный массивной стеной старый район типа кремля, расположенный на вершине холма).

В битком набитом и уже привычно многоголосо орущем автобусе, переворошенном контролерами, мы въехали в ворота старого города и начали медленно колесить по очень узким улочкам, задевая пешеходов и еле вписываясь в повороты. Пропустив неприметную конечную остановку (остановки совсем не принято объявлять в итальянском транспорте), мы поняли, что уже едем обратно. После того, как автобус спокойно проехал мимо очередной остановки, и выехал обратно из ворот, мы догадались, что, видимо, нужно нажать кнопку на поручне и дать сигнал водителю, что мы давно хотим выйти.

На большой поляне на территории старого города проходил городской авто-мото-вело фестиваль. Мы потоптались возле выставленных машин, немного посидели рядом с местными жителями на траве, наблюдая за прыжками горных велосипедистов по оборудованной сложно-пересеченной местности, и, неудобно выкручивая ступни на проезжей части улицы, вымощенной торчащими боком плоскими булыжниками (тротуарные каменные плиты были от силы шириной примерно полметра), пошли взбираться вглубь района.

На центральной площади в джелатерии («мороженице») по совету Вали мы съели две порции вкуснейшего мороженого и купили билеты на смотровую площадку старинной колокольни. Внутри башни на прозрачном лифте мы поднялись наверх, где висело объявление о том, что attenzione, каждые 15 минут звонит расположенный сверху массивный колокол. Я медленно снимала на камеру вид на холмистое предгорье Альп с одной стороны от Бергамо, и панораму раскинувшегося города с другой стороны, когда неожиданно была до ужаса испугана мощным гулким бо-о-о-омом колокола над своей головой. Оказывается, это чудо средневековой техники автоматически управляется пристроенным рядом моторчиком, который так пугает посетителей, ударяя снаружи по колоколу специальным молотком.

На всякий случай загадав желание и подержав по примеру других до блеска натертый маленький фрагмент ограды собора, мы продолжили нашу прогулку по улицам старого города.

Вечером Атнонио и Валин брат пригласили нас в бар недалеко от дома отметить знакомство, где мы на фоне гвалта посетителей, громкой музыки и футбольного телерепортажа обсуждали различия в русской, болгарской и итальянской культурах и рассказывали про Москву (где жителей больше в 2 раза, чем всего населения Болгарии, как выяснилось). Лёше понравился вкус красного пива Devil’s Kiss, и он смело ушел к барной стойке просить повторить порцию. Учитывая, что местные деревенские жители сами плохо владеют итальянским языком, предпочитая говорить на никому непонятном диалекте bergamasco, коммуникация Лёши (сообщившего первым делом, что он — русский) прошла успешно, и он вернулся довольный результатом нелегких переговоров.

День 3. Милан. Ужин в горном ресторане в Альпах.

По платной дороге, похожей на МКАД, через 40 минут пути автобус привез нас из Бергамо на центральный вокзал Милана. Хаотично побегав по зданию вокзала в направлении противоречащих друг другу указателей входа в метро, мы все-таки обнаружили спуск в подземку, купили два билета на одну поездку, и поехали к главной достопримечательности Милана — собору Дуомо.

Мы вышли из метро прямо напротив захватывающего дух монументального здания из светлого мрамора, украшенного потрясающей кружевной филигранной отделкой. Многочисленные остроконечные резные шпили на крыше собора венчали фигурки людей. Лёша отошел в сторону снимать открывшуюся картину на видео, а я как вкопанная восторженно рассматривала тонкую красоту кафедрального собора.

Ко мне, задумчиво-впечатленной, тут же подскочил ушлый араб, всыпал мне в ладошку горсть кукурузных зерен и свистом начал подзывать голубей, которые мигом сели мне на руку и принялись жадно клевать корм. Вспомнилась Венеция, и я окончательно разомлела. Лёша почуял мою слабинку и прибежал отгонять от меня назойливого чучмека, который уже настойчиво цыганил деньги за оказанную услугу кормежки.

Только было мы отвязались от него за 2 евро (меньше мелочи как назло не оказалось), как меня тут же взял в оборот негр, заговоривший о том, как ему плохо живется в голодном Сенегале и, несмотря на мой протест, ловко завязавший мне морским узлом на запястье левой руки разноцветную веревочку. Отвязаться от него тоже обошлось с боем в 2 евро. Зато теперь я ношу веревочку и вспоминаю Милан.

Совершив круг почета вокруг Дуомо, мы пошли гулять по центру города. Знаменитый театр Ла Скала оказался неприметным (по сравнению с Большим театром вообще крохотным) зданием.

Возле средневекового замка Сфорцеско нас атаковала очередная группа негров-цыган, но уже выработанный иммунитет позволил пробиться через их импровизированную барахолку без потерь. Между прочим, по чертежам именно этого замка производилось строительство московского Кремля, и миланские архитекторы один в один скопировали форму башен и модную в те времена в Италии раздвоенную форму зубцов на стенах. Случайно обнаруженный на территории Сфорцеско разыскиваемый туалет запомнился оригинальным дизайном полукруглых стальных кабинок, расположенных по углам помещения; в поиске кнопки смыва я нечаянно наступила на нее на полу, к тому же чтобы помыть руки под краном, нужно было ногой нажать неприметную педаль под раковиной.

Выйдя из замка, мы оказались в городском парке, где шумные итальянцы проводили на природе выходной день. Кто-то просто сидел на траве и грелся на солнышке, что-то здесь же на лужайке играл в футбол (Лёшу огрели мячом по руке), кто-то запускал воздушного змея. На маленькой сцене ритмично играл на тамтамах самодеятельный ансамбль народной африканской музыки, а за сценой жонглеры показывали трюки. В гуще цветущих каштанов две девушки вдохновенно играли на арфах.

Выйдя из парка, мы потихоньку пошли по направлению к станции метро с патриотичным названием Москова, перекусили в кафе очередной порцией уже надоевшей пиццы, которая продается на развес и потом режется ножницами на маленькие квадратики, и поехали сначала на центральный вокзал Милана, а оттуда автобусом обратно в Бергамо.

Вечером нас пригласили в горы отведать итальянскую кухню. По извилистой горной дороге вдоль красивейшего ущелья мы приехали в маленькую альпийскую деревушку, где, как нам сказали, находится единственный в округе приличный ресторан. Среди приглашенных была еще одна семейная пара нашего возраста. Так вот, там тихоня-муж как две капли воды был похож на Сильвестра Сталлоне в молодости, тот же обиженный взгляд из-под бровей домиком и капризный изгиб губ. Я хотела даже попроситься с ним сфотографироваться, но как-то не решилась перед его грубоватой крепко сбитой женой-румынкой.

Из национальных блюд, которыми нас обильно потчевали, отдельно запомнилось красное нежное мясо тушеной оленины, тянучая мамалыга с сыром и профитроли в шоколадном муссе.

День 4. Урньяно. Бергамо.

Утром предпоследнего дня в Италии мы пошли в местный супермаркет закупить провизию для вечера русской кухни, который мы обещали устроить принимающей стороне. Супермаркет как супермаркет, только мы не могли найти нужные нам продукты в привычных отделах. Полчаса мы бегали в отчаянии по рядам, пытаясь найти майонез, без которого, как известно, приготовить национальный русский салат «Оливье» просто невозможно. Майонез неожиданно был обнаружен в отделе соков. Яйца — в молочке.

При выходе из кассы на Лёшу сработал датчик против выноса неоплаченного товара. Кассирши оживились и начали наперебой предлагать выложить сначала телефон, потом ключи, деньги и пройти досмотр заново. Все равно пищит. Услышав слово «pantaloni» Лёша, смеясь, начал расстегивать ремень брюк. Кассирши захихикали, замахали руками, и начали наперебой трещать, пытаясь вызвать Лёшу на откровенный разговор. Лёша им в ответ гордо заявил: «Я не понимаю, я русский!». Поняв, что мы не итальянцы и с нами разбираться бесполезно, нас разочарованно отпустили. Дома я тщательно обследовала купленные перед поездкой Лёшины брюки и обнаружила вшитую в ярлык магнитную бумажку, на которой было предупредительно написано remove before use. Она то, зараза, и звенела.

После полудня мы наметили прогулочный маршрут сначала по Урньяно, потом решили съездить еще раз в Бергамо. Мимо величественного старинного собора и высоченной колокольни на центральной площади Урньяно мы прошли до замка постройки 14 века. Мы долго бродили внутри крепости, разглядывая скорбные выражения лиц на скульптурах карликов вдоль аллеи и наблюдая за бойкими разноцветными рыбками, которые неожиданно были обнаружены в маленьком фонтанчике. Лёша не преминул проверить на боеготовность миномет времен II Мировой войны, который торжественно был установлен на полянке.

Впервые купив самостоятельно due biglietti per Bergamo (до этого нам всегда помогали Валя или Антонио), мы сели в проезжающий абсолютно пустой автобус, и под непрерываемый в течение 20 минут пути монолог водителя по мобильному, изрядно сдобренный матерными словами, доехали до Бергамо.

Гуляя по центральным улицам города, мы заметили, что в отличие от Германии, где все ездят на велосипедах, по гористой Италии жители, особенно молодежь, передвигаются в основном на мотоциклах и мотороллерах. Потом по совету Антонио мы пошли в уютный пальмовый парк, где в пруду плавали черепахи, по берегу задумчиво гулял лебедь, и кроме нас двоих посетителей в парке не было ни души.

Обратно в Урньяно мы ехали в автобусе в компании нескольких негров. Сделали вывод, что коренные деревенские жители не особо пользуются общественным транспортом (ну да, если есть хотя бы мотороллер, зачем ехать на автобусе).

Учитывая количество выпитой водки, вечер русской кухни удался на славу. Нас повеселил Валин сын, который слушал-слушал русскую речь, и спросил, почему мы так часто упоминаем машину «Пежо» — так ему слышалось слово «пожалуйста». Слово «очень» он ассоциировал с интернациональным супермаркетом «Ашан».

День 5. Аэропорт Мальпенса. Отъезд.

Рано утром мы сели на рейсовый автобус до Милана. В этот раз дорога заняла примерно в 2 раза больше времени, чем в предыдущий; на подъезде к Милану мы медленно ехали в пробке. Экспрессивный водитель не закрывая рта ругался на итальянские дороги, забитые легковыми автомобилями, в которых сидят-тупят по одному человеку в каждой, как минимум 4-хместной, машине.

На Центральном вокзале Милана мы пересели в автобус до аэропорта Мальпенса и приехали в безлюдный второй терминал. С распечаткой оплаты по интернету за наши 30-евровые билеты (вообще смешная цена!) мы зарегистрировались на стойке итальянской авиакомпании Volareweb, неспешно перекусили, в одиночестве прошли скучный досмотр — таможни действительно не было — и присоединились к группе ожидающих объявление о посадке на Варшаву итало-польских пассажиров. Наш рейс задержали примерно на час, и дети, как водится, много капризничали. Я заметила, что итальянские мамаши обращаются к своим чадам используя слово amore, польские — kochanja (коханя), что в обоих случаях обозначает «любимый».

Через 2 часа лету в полупустом самолете, обслуживаемом бригадой вышколенных проводников во главе со жгучим красавцем-стюардом, пожадничав денег на платный обед и немного подремав, мы успешно приземлились в аэропорту столицы Польши.

© Екатерина Сорокина. Материал размещен с разрешения автора.

Бронирование отелей
в Бергамо

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить свой комментарий.