«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

Знакомство с Кимрами начинать лучше всего здесь, в Кимрском краеведческом музее, иначе трудно будет понять уникальность этого города. Экспозиция Кимрского краеведческого музея посвящена не только истории, но и развитию основного промысла его жителей. И возникает интересный эффект — вы воспринимаете жизнь в городе через обувь, которую носили в тот или иной период не только в Тверской губернии, но и во всей Российской империи — настолько велика была слава сапожной столицы России!

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Кимры, улица Урицкого. Памятник сапожнику


Музей был создан в 1918 г., через год после получения Кимрами статуса города (летом 1917 г.), по инициативе местной кооперативной организации «Кредитсоюз». В этот период начали комплектовать ценную коллекцию обуви и материалов по истории обувного производства. В 1939 году под музей отдали здание по улице Урицкого, дом 8.
Очень интересное начало экспозиции: вы будто попадаете на улицы города, на берег Волги, где вас встречают кимряки: купцы и ремесленники, торговцы и служащие, женщины и дети…

4
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


Здесь же вы увидите главную торговую улицу Кимр, ныне улица Урицкого. Интересно будет сравнить то, что вы увидите на фотографии с тем, какой эта улица стала теперь.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


А что там на телегах? Ходовой, очень востребованный товар — обувь. Подходи, выбирай.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


Всю обувь производили ремесленники-кустари прямо в своих избах, ведь до июня 1917-го Кимры — село, хоть и большое торговое. Заглянув в «избу», я совершенно не нашла её отличий от обычной крестьянской — та же печь, красный угол, женская половина по одну сторону от печки и мужская — по другую, вышитые занавески, лоскутные одеяла, прялка…

4
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

И только рабочее место хозяина отличается от крестьянского: машинка «Зингер» для шитья кожи, обувные колодки, а набор сапожных инструментов по количеству предметов может поспорить с хирургическим набором тех времён.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


Конечно, как в любом краеведческом музее, здесь есть витрины, посвящённые природе и далёкому, ещё доисторическому прошлому, но ведь история интереснее! Тем более такая неординарная, как у села Кимры.
Впервые Кимры были упомянуты в грамоте Ивану Грозному в 1546 году. Село издревле было торговым, оно располагалось на главном, самом оживленном торговом пути Московской Руси — на Волге. Какой была жизнь в те времена, можно увидеть, рассмотрев копии миниатюр из Лицевого летописного свода 16 века, на которых изображены кузнецы и чеканщики, пахари, портные, монахи и торговцы, средневековые храмы и города; также вы увидите вещи, найденные на раскопках или чудом сохранившиеся после разрушения старых церквей.

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


Со времён Ивана Грозного Кимры находились в ведении Приказа Большого Дворца, то есть принадлежали самому государю. В 1552 году Иван Грозный пожаловал Кимры своему двоюродному брату Владимиру Андреевичу Старицкому за проявленную воинскую доблесть при взятии Казани. К этому времени в Кимрах сложился крупный соляной рынок. Северные монастыри продавали соль, а покупали хлеб. Основным занятием кимряков была рыбная ловля. Может быть, поэтому первый образец кимрской обуви — осташ, рыбацкий сапог (Помните город Осташков? По одной из версий, название ему дали осташи — рыбаки)? Он такого большого размера, потому его надевали поверх другой обуви.

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Осташ


Впоследствии, после расправы царя над князьями Старицкими, Кимры принадлежали сначала боярину Алексею Михайловичу Львову, позднее, в 1688 году, — боярину Фёдору Петровичу Салтыкову, поставившему в селе роскошные палаты на высоком волжском берегу, от которых, увы, уже ничего не осталось.
А вот теперь начинается самое интересное в определении дальнейшей судьбы села. Сын боярина, Василий Фёдорович Салтыков, вступив в наследство селом после смерти отца, пользуясь родственными связями при дворе, добился размещения части армейских заказов в Кимрах. Кимряки начали обувать армию Петра I, и не просто шили обувь для армии, а усовершенствовали её, поставив на твёрдую подошву и укрепив задник. Кимрские сапожники пошили для армии 10 тысяч пар сапог. Выполнение этого заказа дало мощный толчок дальнейшему развитию сапожного промысла, а обувь для армии традиционно стали шить в Кимрах. По мостовым Парижа в 1814 году русская армия маршировала в сапогах кимрского производства.

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Гусарские сапоги, детская модель, середина 19 века


Изображений старых Кимр совсем немного, поэтому удобнее рассмотреть, какие здания были в этом селе, на современном панно. Некоторые из этих зданий мы потом увидим в городе, однако многие до нас не дожили. Но что интересно — облик села городской: большие одно- и двухэтажные дома, построенные по индивидуальным проектам, пестрящие вывесками. На первом плане здание волостного правления с пожарной каланчой. Прекрасный Покровский собор на берегу Волги, освященный в 1825 году, поражал своими размерами и великолепием и, по утверждению современников, был одним из самых грандиозных сельских храмов России.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

Но не увидим мы златоглавый Покровский собор и изящную, построенную итальянскими зодчими в стиле барокко, церковь Живоначальной Троицы (на панно — справа от Покровского собора). Оба великолепных храма, не раз с любовью восстановленные после нескольких пожаров жителями города, были взорваны в 30-х годах 20 века. От них осталось несколько фрагментов, которые удалось разыскать и сохранить в музее.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Врата Троицкой церкви; пелена «Богоматерь Владимирская», 16 — начало 17 века

В 1901 году в селе Кимры родился будущий известный советский писатель Александр Фадеев, о чём в метрической книге Покровского собора, где он был крещён, сделана соответствующая запись под № 173 «мужеска пола».

1
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


На мой взгляд, самая интересная часть экспозиции та, что посвящена 19 — началу 20 века, здесь и интересных экспонатов довольно много.

1
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Портреты заводчика Горшкова и его жены. I половина 19 в.

1
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Образцы народной вышивки

Да и для Кимр середина 19 века — время особенное! Ещё бы, назовите ещё один населённый пункт, который выкупился из крепостной зависимости! Я лично не припомню, хотя и не историк, могу ошибаться. Крестьяне со своими мануфактурами — да, бывали, но чтобы всё огромное торговое село!..
Последней владелицей села Кимры была Юлия Павловна Самойлова, муза Карла Брюллова, её он изображал на своих полотнах.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
К. Брюллов. Портрет графини Самойловой, удаляющейся с бала у персидского посланника (с приёмной дочерью Амацилией). Фрагмент

В 1846 году Самойлова уезжала за границу и распродавала своё имущество. Кимряки воспользовались этим, заняли в казне 495 тысяч рублей с рассрочкой на 37 лет из 6% годовых и стали государственными крестьянами — собственниками, выдворенными на собственные земли. Вот ведь промашка вышла: через 16 лет крепостное право отменили, а деньги выплачивали в казну ещё 29 лет после его отмены! Но ничего, выдюжили. Зато на целых 16 лет раньше стали свободными людьми!
Особенно интересны мне были экспонаты второй половины 19 — начала 20 веков. Притягательно чем-то это время. Оставим в стороне социальное неравенство и революционные настроения, информацией о которых исчерпывались сведения об этом периоде истории в наших школьных и институтских учебниках. А «шляпа с траурными перьями и в кольцах узкая рука»? А корсеты, турнюры и изящные ботинки на шнуровке? Оказывается, не только улицы села выглядели по-городскому, одежда кимряков, их образ жизни и внутреннее убранство — все было городским.

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


Женская обувь того времени — вообще сказка! Как тут не вспомнить «Гимназистки румяные,/От мороза чуть пьяные,/Грациозно сбивают/Рыхлый снег с каблучка», рассматривая эти высокие красные ботиночки на шнурках? Здесь я впервые поняла блоковское «Гетры серые носила,/Шоколад Миньон жрала,/С юнкерьем гулять ходила — /С солдатьем теперь пошла?» — вот они, двухцветные сапожки на шнуровке, — гетры!. И туфельки начала 20 века, с перепонкой и на пуговках!

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
1 ряд — полугетры, гетры; 2 ряд — гамаши, туфли

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


А купеческий быт, высмеиваемый в советской литературе? А уют дома, который позднее стали называть мещанским? И самовар в гостиной, в котором было так удобно раздувать огонь сапогом в гармошку… Кстати, сапоги в гармошку стоили очень дорого, для их пошива использовали самую лучшую мягкую кожу, и на изготовление такого сапога уходило значительно больше кожи, чем для пошива обыкновенного.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Интерьер купеческого дома; юфтовый сапог в гармошку, 1890-е


Проходило совсем немного времени, и интерьер купеческого дома мог измениться, всё больше копируя городские дворянские усадьбы, в них появлялась мебель в модном стиле модерн, граммофоны… Были в селе Кимры образовательные учреждения, театр.

1
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


В «Гостиной купеческого дома» создан интерьер, характерный для кимрских купеческих домов конца 19 — начала 20 вв.: мебельный гарнитур, предметы быта, подлинные портреты.

4
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

4
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

Думаю, не только я люблю рассматривать старинные фотографии. За каждым из этих снимков — судьба, история семьи, характеры.

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

1
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


Ни Первая мировая, ни Гражданская война не разорили кимряков. Обувь нужна любой армии. В частности, Кимрские сапожники выполнили срочный заказ для перехода вброд залива Сиваш — опыт в производстве осташей у них был. Всего за годы Гражданской войны фабрика «Якорь» выпустила 300 тысяч пар обуви, главным образом, армейского образца. За заслуги перед Красной армией в 1923 году фабрика получила название «Красная звезда».
В 20-30-е годы кимряки шили и красивую обувь. Не хватало сырья, в ход шли даже лоскутки. Помимо лоскутной, создавалась комбинированная обувь. Кожа шла на задники, обсоюзку, а голенище — из другого материала, например, брезента. И, если помните, как раз в это время кимрские ремесленники-нэпманы строят себе причудливые деревянные дома, как «бывшие» богатые купцы.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Женские туфли, 1920-е гг.


Певцом сапожного царства в городе называют Ивана Михайловича Абаляева. Его композиция «Праздник в семье богатого хозяина мастерской» вошла во Всемирную энциклопедию наивного искусства, вышедшую в Югославии в 1984 году. Погиб Абаляев в расцвете творческих сил в начале Великой Отечественной войны подо Ржевом.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

В интерьере жилой комнаты 30-х годов — диван, стол, платяной шкаф, швейная машинка «Зингер», на которой можно было шить не только одежду, но и прошивать заготовки для обуви. Как видим, не до «излишеств», всё довольно аскетично, но всё же… хочется уюта: бумажные салфетки узорно вырезаны из газет, на этажерке патефон и модная сейчас фарфоровая фигурка.

1
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


В годы войны кимряки занимались своим основным промыслом — производством обуви: фабрика «Красная звезда» выпустила 3 миллиона пар обуви, в том числе 1 миллион солдатской.
Уютная комната послевоенного периода с оранжевым абажуром над круглым столом под вязаной скатертью, с белыми покрывалами и подзорами, вышитыми скатертями и дорожками — всё это было сделано руками кимрячек. И ещё ковёр с оленями, семь слоников и различные статуэтки на этажерке и первый телевизор КВН с маленьким экраном, с увеличительной линзой — так это всё знакомо! В самом уголку детской памяти осталось…

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


Поймала себя на мысли, что никогда у меня не было обуви Кимрской обувной фабрики, хотя в магазинах вроде бы видела, а бурки знакомы всем по фильму «Операция Ы». Может быть, когда-то в детстве ботиночки или сандалики родители мне покупали.

1
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


И совсем близко — 70-80-е и немного надоевший интерьер со стенкой «Ольховка», трюмо и непременной «тройкой», состоящей из журнального столика и двух кресел. Вот ковра ещё не хватает… И обувь — ботиночки, сапожки и кошмар нашей жизни под названием «сапог-чулок».

1
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

Современный ассортимент кимрской фабрики в музее не представлен, но обувная фабрика работает, и в фирменном магазине на улице Володарского можно посмотреть и купить, как говорят, недорогую качественную обувь.
Ну и последний зал, мимо которого никак нельзя пройти, посвящён авиаконструктору Андрею Николаевичу Туполеву, который родился в небольшом сельце Пустомазово недалеко от Кимр.

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Семья Туполевых. Андрей — в первом ряду справа


На самолётах Туполева завоевано 78 мировых рекордов, выполнено 28 уникальных полётов. На АНТ-25 совершались мировые рекорды дальности беспосадочных перелётов, в том числе и экипажем Чкалова. Под его руководством было разработано свыше 100 типов самолётов, 70 из которых выпускались серийно. На самолётах Туполева завоевано 78 мировых рекордов, выполнено 28 уникальных перелётов.

2
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»
Кабинет А.Н. Туполева


Музей интересный, экскурсия очень информативная, экспозиция составлена очень грамотно. А ещё, кроме собственно экспозиции, поразило панно, которое украшает стену у лестницы.

5
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»


Это лоскутная техника — яркая, жизнерадостная картина старых Кимр со всеми храмами, затейливыми домиками и весёлыми сапожниками.

3
«Ставят ловких две руки каблуки на башмаки, и набойки на каблук — тоже дело этих рук…»

Адрес:
г. Кимры, ул. Кирова, д. 13/18
Музей открыт:
Ср, Чт, Пт, Сб — с 11:00 до 18:00
Вс — с 10:00 до 17:00, Пн, Вт — выходной
Контактный телефон:
(848236) 3-27-43

Комментарии

Кимрский краеведческий музей

ул. Кирова, 13/8, Кимры, Тверская обл., 171506 Подробнее об объекте