О чём молчат путеводители

Автомобиль кружит вдоль невысоких двухэтажных особняков по одному из старых районов Маската, и наконец останавливается возле дома с надписью «Музей Байт Адам». Впрочем, слово «старый» в Маскате неуместно. Всего 30 лет назад на этом месте среди унылой пустыни паслись верблюды, а их хозяин бедуин прятался в своём шатре от жалящих лучей раскаленного солнца.

Выйдя из салона машины, сразу ощущаем на себе горячее дыхание Аравийской пустыни. Хочется быстрее найти спасительную тень, или зайти в помещение, где работает кондиционер. В мае месяце на Аравию обрушивается лето, и европейцы стараются покинуть Оман. Впрочем, подобный климат великолепно лечит простуды и хвори, носителями которых является добрая половина россиян.

Ещё в Москве перед поездкой в Оман, советуясь со знающим человеком, мы с женой решили для себя, обязательно посетить в Маскате музей Байт Адам. Это небольшой частный музей, хозяин которого скупает в разных странах на аукционах артефакты, связанные с историей оманской столицы.

Резные деревянные двери особняка, которые по праву являются экспонатом № 1, слегка приоткрыты.

7
О чём молчат путеводители

Переступив порог, попадаем в небольшой зал. Нас приветствует оманец лет 55 в белоснежной национальной одежде.

Гид Иосиф представляет нас соотечественнику, рассказывая, что мы из Москвы, и очень хотели посетить именно Байт Адам, пожертвовав ради этого Национальным музеем. В ответ узнаём, что мужчину зовут Латиф. Он хозяин музея, и именно он проведёт для нас экскурсию.

1
О чём молчат путеводители

Латиф буквально сияет от радости, наливая гостям в маленькие пиалушки крепкий арабский кофе. Посетители бывают у Латифа редко, даже гид Иосиф здесь только второй раз. После обязательных восточных приветствий Латиф заявляет, что он знает, чем нас удивить. Выкладывая на стол большой альбом, он открывая его на нужной странице.

Пред нами предстают три пожелтевшие от времени открытки.

2
О чём молчат путеводители

На одной из них написан адресат. Петербург. Могилёвская 20 кв. 57 Евгения Николаевна Баумгарт.

С другой стороны открытки надпись.

1901 г. Маскат. Арабия. Варяг.

С новым годом! С новым счастьем!

1
О чём молчат путеводители

Хозяин показывает различные марки, открытки, фотографию команды крейсера,

1 из 2
О чём молчат путеводители
 

копию картины, где Варяг ведёт бой с японской эскадрой.

О чём молчат путеводители

Воодушевившись нашим искренним интересом, Латиф выносит из подсобного помещения медаль, которой был награждён кто-то из героев доблестного крейсера.

2
О чём молчат путеводители

Мои вопросы сыплются дождём, и хозяин музея очень рад этому. Он с удовольствием рассказывает о себе, о своём увлечении и о своих экспонатах.

Будучи ребёнком Латиф выменял у друзей марки посвящённые крейсеру Варяг и его капитану Рудневу. Далее, изучая историю крейсера, он с огромной радостью узнал, что Варяг останавливался в Маскате.

Латиф спрашивает меня, что я знаю о Варяге. Жена переводит мой рассказ о том, как я был в деревне Савино Тульской области, там, где поселился после отставки легендарный капитан Руднев. Оманец сильно удивляется, узнав, что Рудневых на крейсере было двое.

На правах автора хочу прервать рассказ о музее Байт Адам, уделив несколько строк двум Рудневым, дополнив исторической справкой о дальнейшей судьбе самого Варяга.

Однофамилец капитана Руднев М.И. — корабельный священник. Его участие в бою не осталось незамеченным. Вот что написано в «Московских ведомостях» от 14 апреля 1904 года:

Почетное место в ряду доблестных сынов России будет отведено ныне и духовному пастырю с погибшего «Варяга», отцу Рудневу, этому духовному герою., вспомним, как он, во время самого боя, переходил с места на место, с крестом в руках и с молитвой и добрым словом утешения на устах, воодушевления воинов, подавая духовную помощь раненым…

Михаил Иванович Руднев являлся уроженцем города Чернь Тульской губернии.

О чём молчат путеводители

Вскоре после окончания русско-японской войны священник умер. Его могила в городе Чернь теперь утеряна. Дочь М. И. Руднева преподавала немецкий язык в Чернской школе в 1918—1919 гг. О потомках священника дальнейшей информации я не нашёл.

После почётной встречи и торжественного обеда с царём 10 июня 1904 года В. Ф. Руднев был назначен командиром эскадренного броненосца «Андрей Первозванный». В ноябре 1905 года за отказ принять репрессивные меры против революционных матросов своего экипажа В. Ф. Руднев был уволен в отставку в чине контр-адмирала.

О чём молчат путеводители

Через некоторое время он уехал в Тульскую губернию и поселился в небольшой усадьбе при деревне Мышенки Алексинского уезда. 7 июля 1913 года В. Ф. Руднев скончался. Похоронен герой в селе Савино Заокского района Тульской области. Перед революцией его семья эмигрировала из России.

Деревня Мышенки находится в 3 км от трассы Москва — Крым. В настоящем там открыт музей в честь крейсера Варяг и его командира.

Я несколько раз сфотографировал открытку адресованную Баумгарт. Простые слова — «С новым годом! С новым счастьем!» написанные более века назад способны вызвать слезу. Человек всегда надеется на лучшее, желая счастья себе и своим близким, но его пожелания не всегда сбываются.

Уже в Москве я внимательно изучил состав экипажа крейсера Варяг. Моряк с фамилией Баумгарт в списке не значится, а подпись отправителя не разборчива. Скорее всего, открытку из Маската отправил кто-то из офицеров, ведь матросов набирали, как правило, из крестьян. Следовательно, матрос (если он был грамотен) писал бы в деревню.

Личный состав Крейсера Варяг насчитывал 570 человек. Варяг вступил в бой 9 февраля 1904 года, в котором 31 человек был убит, а 91 ранен. Некоторые из раненых умерли сразу после боя в госпиталях. Судьба разбросала по разным странам, оставшихся в живых героев.

В 1905 г. корабль был поднят японцами, отремонтирован и введён в строй под названием «Сойя». В 1916 выкуплен Россией и включён в состав одной из флотилии под прежним названием. Варяг совершил переход из Владивостока в Романов-на-Мурмане. Командовал крейсером контр-адмирала А. И. Бестужев-Рюмин.

И вот тут интересно! Зайдя в порт Аден, крейсер Варяг и корабль Чесма спасли Аден от осаждавших его турок. Как позже говорили англичане, союзники России по Первой мировой войне, обстрел турецких позиций с моря орудийной палубной артиллерией, заставил турок снять осаду и отойти от города. Помощь, оказанная русской эскадрой, была по достоинству оценена жителями города. Рассказы о больших и сильных кораблях руссов, которые опрокинули турок, разлетелись по всей Аравии.

После тяжёлого перехода в феврале 1917 Варяг ушёл на ремонт в Великобританию, где был конфискован, ибо советское правительство отказалось платить за его ремонт. В 1920 англичане его перепродали германским фирмам на слом. В 1925 году при буксировке корабль попал в шторм и затонул у берега в Ирландском море. Часть металлических конструкций была тогда же снята местными жителями.

Кстати, когда Варяг заходил в Маскат, крейсером командовал Владимир Осипович Бэром, героически погибший 14 мая 1905 года в Цусимском сражении. В. Ф. Руднев был назначен командиром «Варяга» лишь в 1902 году. До этого он проходил службу в Порт-Артуре, и, таким образом в Маскате он не был. За этот период наверняка поменялась часть команды.

В любом случае — честь, слава и вечная память российским морякам, воевавшим на «Варяге», и тем, кто погиб возле острова Цусима!

На фотографиях в музее Байт Адам Маскат начала 20-ого века — это квартал глинобитных домиков и шатры бедуинов.

Так кто же отправил из Маската в Петербург открытку, и как сложилась судьба этого офицера? Баумгарт Евгения Николаевна видимо дочь генерал-лейтенанта Н. А. Баумгарта. Николай Андреевич Баумгарт 1814—1893 гг. генерал-артиллерист участник Крымской компании. В Петербурге он запомнился как один из организаторов общества Народных столовых.

Возможно, офицер с Варяга вернулся в Питер и женился на дочери генерала. Теперь мы этого уже не узнаем. Зато можно понять, если Латиф купил открытку на аукционе в США, значит, потомки Баумгарт перебрались за океан, американизировались и хорошо заработали на переписке своей бабушки.

Вернёмся в музей Байт Адам. Латиф родился и вырос в Маскате, и с самого детства собирал интересные предметы, связанные с историей родного города.

О чём молчат путеводители

Супруга Латифа — болгарка по национальности, она долго не могла привыкнуть к увлечениям мужа.

О чём молчат путеводители

На его хобби уходит большая часть их совместного бюджета…

О чём молчат путеводители

Латиф не стал выстраивать для своей семьи большой особняк.

О чём молчат путеводители

Музей он назвал в честь старшего сына, которого зовут Адам.

О чём молчат путеводители

Если другие дети в Омане наследуют дворцы, яхты и машины, то детям Латифа достанется целый музей, ценность которого не измеряется деньгами.

О чём молчат путеводители

Сам правитель Омана султан Кабус несколько раз посещал музей Байт Адам и выразил благодарность его основателю.

О чём молчат путеводители

Основные экспонаты музея — это монеты, оружие и различные украшения бедуинов.

1
О чём молчат путеводители

Их Латиф разрешает фотографировать.

О чём молчат путеводители

А вот древние карты, картины, старые газеты, часы и навигационные приборы являются особо важными артефактами, их снимать запрещено.

В одном из пяти залов — картины морских баталий, разыгравшихся возле Маската в 1809, 1810 и 1811 г. В другом — портреты последней династии оманских султанов, основателем которой является Саид Великий, правивший с 1804 по 1856 г. Его царствование считается «золотым веком» Омана.

В 1833 г. султан Саид послал в подарок седьмому президенту США Джексону шахматы, вырезанные из рога носорога. Латиф почти 20 лет посвятил тому, чтобы получить в свою коллекцию эти шахматы. Теперь это один из главных экспонатов музея.

1
О чём молчат путеводители

Арабские скакуны всегда ценились во всём мире. Многие сильнейшие мира сего мечтали получить из Аравии такой подарок — этому посвящён в музее целый зал. Латиф рассказывает, как в 1842 г. арабский жеребец из Маската отправился на английском корабле в качестве подарка королеве Виктории в Лондон, а в 1844 г. султан подарил арабского скакуна президенту США.

Тут я напомнил Латифу, что русский купец Афанасий Никитин купил в Маскате жеребца и поплыл с ним в Индию. К моему большому удивлению, про Афанасия Никитина Латиф не слышал, а когда я ему немного рассказал, заинтересовался, попросив, если я вернусь в Маскат, привезти книгу «Хождение за три моря».

Мы очень тепло попрощались с Латифом. Я пообещал, что обязательно напишу для русских людей про удивительного оманского коллекционера и про его замечательный музей.

1 из 2
О чём молчат путеводители
 

Счастье — это не спрятанные под кроватью пачки денег, а уважение своих соотечественников и добрая память потомков!

Комментарии

Музей Байт Адам

2333 Way, Muscat, Оман Подробнее об объекте