puzzle
Александр Бесфамильный Пользователь — был вчера 19:50

Назад в Европу! Часть 20. Бенилюкс — блиц

Начало истории.

Предыдущая часть.

День двадцать третий. 18.08.2011. Четверг.

Спозаранку отправляемся на знакомство с самым неголландским городом Голландии — Маастрихтом. Описав небольшой круг по историческому центру, свободное парковочное место обнаружили рядом с какой-то богадельней. Скупые голландцы умудряются даже здесь начислять плату за стоянку. Изменив своим «принципам», заплатил «подать» и я.

Начать прогулку решили с посещения бюро туристической информации, которое расположено в старинном здании Дингхейс.

1

Этот дом один из самых старых в Маастрихте. Он был построен в 1470 году и использовался для административных и правовых функций. Башня на крыше Дингхейс служила в качестве смотровой площадки. Но не для любования панорамами и пейзажами, а для заблаговременного обнаружения неприятеля. Позднее здесь размещался театр, а затем молодёжный клуб.

Качество услуг местного турбюро сразило нас наповал. Туалет оказался платным. С такой «дискриминацией» в этой поездке мы больше нигде не встречались. Все информационные материалы тоже были платными. С такой практикой я вообще столкнулся впервые. Это уже жлобство в извращённой форме. Неужели так в Голландии везде? Нужно ли говорить о том, что покупать мы ничего не стали — сами как-нибудь во всём разберёмся.

Если в городе есть река, значит имеет смысл начать осмотр с набережной. Через Маастрихт протекает наш хороший знакомый Мёз, который здесь на совершенно законных основаниях называют Маасом. Поэтому отправляемся испытывать на прочность самый старый в Нидерландах мост — мост святого Серватия (1280 год). Поскольку последний ремонт здесь осуществлялся сразу после войны, не приходится сомневаться в том, что мост святого Серватия простоит и следующие семьсот лет.

1

Набережная Мааса вместе с мостом образуют нечто вроде дока, в котором швартуются круизные суда. Но круизы здесь короткие. Самый продолжительный из них — до Льежа и обратно — на восемь часов.

1

Вдоль правого берега Мааса проложен транзитный канал, поэтому для нужд судоходства к старому мосту добавлена разводная секция.

Прежде, чем ввинтиться в лабиринт средневековых улиц, мы прошли вдоль Мааса, чтобы посмотреть на мост святого Серватия в профиль. Несмотря на его относительную молодость, наличие римских «генов» налицо.

Незадолго до строительства моста святого Серватия, Маастрихт обзавёлся и мощными каменными укреплениями. Их протяжённость составляла два с половиной километра. По мере разрастания города, надобность в укреплениях отпадала, и они постепенно разрушались. До нашего времени сохранились лишь те фрагменты, которые находились в наиболее важных с точки зрения стратегии местах — вдоль Мааса.

1

Забавно, что первый ряд высоких элегантных белоснежных домов, выстроившихся в шеренгу за крепостной стеной, никак не вписывается в «голландские стереотипы».

В этом дальнем уголочке средневекового города сохранились и единственные из первоначальных тринадцати ворот — ворота Хелпорт.

Это самый старый портал в Нидерландах. На русский язык их название переводится как Адские ворота. В их образе, пожалуй, и правда, есть что-то зловещее.

Средневековые укрепления — это одна из моих страстей. Поэтому продолжаем обследовать близлежащий район. В непосредственной близости от ворот Хелпорт находится уцелевший фрагмент более поздних укреплений, которые с 1350 года опоясывали «раздувшийся» город вторым защитным кольцом.

Башня Патер Винк, благодаря которой древние стены окончательно не обвалились, по сравнению со своими старшими собратьями смотрится новоделом с иголочки.

К этому же поясу укреплений относится пара угловых полукруглых башен, которые теперь интегрированы в пруд с фонтаном для придания окружающему парку романтического облика.

Чтобы закончить изучение старых городских укреплений Маастрихта, нам не понадобилось совершать марафонские забеги. Совсем рядом находится бывший квартал кожевенников Екер, который пронизывает одноимённый приток Мааса.

Здесь-то и сохранились ворота Верахтиг. Правда, им немногим более ста лет.

Теперь мы с чистой совестью можем вернуться в пределы исторического центра. Но обязательно пройдя через Адские ворота.

1

Оглянувшись, отмечаем, что в «аду» страшен лишь фасад. С тыла всё по-домашнему уютно. Может, и в действительности так? Проверять, пожалуй, не стоит. Но надеяться нужно.

Следующей достопримечательностью на нашем пути оказалась потрясающая своей необычностью романская церковь — базилика Богоматери. Если не знать заранее, то заподозрить в этом здании принадлежность к храму просто нереально. Может быть, это бывшие врата рая, которые замуровали из-за переизбытка клиентов? Или бывший подвесной мост, который навечно зафиксировали в вертикальном положении по той же причине? Версии сомнительные, поскольку, в первую очередь, пришлось бы замуровывать врата ада.

Подтвердить или опровергнуть мои бредовые мысли, можно лишь пройдя сквозь эту стену, то бишь, зайдя внутрь. Да простят меня за кощунство, но обстановка там какая-то зловещая — мрак, разрываемый «свечей нестройным, тайным светом». Даже фотографировать страшно.

В этом как раз и состоит «изюминка» романских церквей. После их посещения и аттракционы не нужны — адреналина в избытке. Базилике Богоматери около тысячи лет. И тот, кто внимательно читает мои записки, наверное, уже догадался, что в Нидерландах она является самой… старой церковью. С таким удивительным средоточием всего самого древнего в стране быть бы Маастрихту столицей Голландии. Но не судьба. Город так часто попадал под юрисдикцию соседних герцогств, княжеств и государств, что духу голландского осталось в нём не очень много. Да и о чём тут говорить, если герцогу Брабантскому и князю-епископу Льежскому, под чьим совместным управлением находился город, приходилось делить между собой даже ратушу. Первому принадлежала её левая часть.

1

В то время как второй располагался в правой.

Поскольку льежский деятель всё-таки был чуточку важнее, то, вероятно, и на башню претендовал именно он. Но за время её строительства произошло столько исторических событий, что, по-видимому, досталась башня уже совсем другим властным кланам.

Под строительство ратуши Рыночную площадь основательно «зачистили». Но, судя по всему, несколько перестарались. Вот и торчит она теперь одиноко на площади аки перст посреди пустыни.

1

В Маастрихте нам осталось обследовать всего одно место — площадь Врейтхоф. Но вся «беда» состоит в том, что именно на ней сосредоточен максимум городских достопримечательностей. Впрочем, до неё ещё нужно дойти по узким обезлюдившим улицам, которые совершенно не подлежат идентификации. То есть, здесь нет никаких архитектурных признаков, которые бы указывали на принадлежность этих улиц к той или иной стране.

1

И ещё я не могу понять, что делать в случае пожара — улицы мало того, что узки, они ведь столбами перегорожены. Проехать по ним могут только велосипедисты и конки. Да и то не везде.

1

Окончательная «разруха в головах» наступает тогда, когда мы видим американский школьный автобус в роли «сити-тура». Как этот монстр оказался в центре «миниатюрной» Европы?

1

История Маастрихта крайне запутанная. Я бы даже сказал — «эклектичная». Её отражением является и застройка площади Врейтхоф: «Смешались в кучу кони, люди…». То бишь, стили и эпохи. Ярко-красный особняк испанской администрации. Труднодоступный глазу из-за деревьев бывший Генеральский дворец — ныне театр. Кстати, построенный на фундаментах герцогского дворца, который здесь появился более тысячи лет тому назад. (Определённо, самый старый в Голландии?!)

1

Ещё одно примечательное здание на площади — это дом охраны, в котором издавна хранились ключи от города. Скромно и со вкусом.

Абсолютно естественно, что на площади Врейтхоф, помимо административных зданий, находится и бессчётное количество всевозможных кафе и ресторанов.

Возможно, в вечернее время, когда эти заведения заполняются многочисленной армией студентов и прочим народом, здесь ощущается средиземноморский аромат жизни. Но днём на площади Врейтхоф царит холодная отстранённость. В это время здесь хозяйничают немногочисленные туристы и прогуливаются одинокие пенсионеры, пытающиеся разговаривать с инсталляциями.

2

Допускаю, кому-то показалось, что на этом с Маастрихтом мы расстались. А вот и нет. Более того, мы ещё и с площадью Врейтхоф до конца не разобрались. Было бы удивительно, если бы здесь отсутствовали культовые сооружения. Конечно же, они есть. А глядя издали на лес из башен и колоколен, создаётся ощущение, что церквей в районе площади никак не меньше трёх.

1

На самом деле их всего две. Но какие! Во-первых, это самая…самая…старая в…Нидерландах церковь — базилика святого Серватия. (Справедливости ради, дабы не плодить противоречия, замечу, что это почётное место она делит с ранее осмотренной нами базиликой Богоматери.)

1

Во-вторых, это церковь святого Иоанна Крестителя, резко выделяющаяся своей необычной красной колокольней — будто её у московского Кремля стибрили. Впрочем, москвичи могут выдохнуть. Похоже, что креатив в Маастрихте приветствовался во все времена: ранее эта башня успела побывать и жёлтой, и белой.

2

А вот колокол с колокольни точно был украден — немцами в годы последней войны. Эти для фронта и для победы металл собирали по всей Европе. Не помогло. Поскольку сейчас церковь святого Иоанна Крестителя находится в распоряжении протестантов, смотреть там, скорее всего, нечего. Поэтому мы направились в базилику святого Серватия.

1

Внутри фотографировать было нельзя. (Ещё один «минус» не в пользу Голландии.) В таких случаях у меня интерес к осмотру резко снижается. Парочка подпольных снимков получилась невразумительной. Но, справедливости ради, стоит отметить, что рельефные элементы в отделке церкви чрезвычайно красивы. Напоследок мы прогулялись по галереям, опоясывающим очень симпатичный клуатр.

1

Кстати, туда же помещён на вечное хранение и самый… большой в Нидерландах колокол. Называют его очень ласково: «Бабушка». Но весит он как «дедушка» — более шести с половиной тонн.

Ну, вот, пожалуй, и всё с Маастрихтом. Самый неголландский город Голландии преподнёс нам немало открытий. Причём, все самые неприятные из них оказались, по-видимому, типично голландскими. Последней в этой серии сюрпризов стала штрафная квитанция за недоплаченную парковку. Опоздали мы минут на двадцать, а аппетит у маастрихского муниципалитета оказался звериным — 55 евро. Но нас-то этим не запугаешь: «Vaarwel, Nederland!»

Исходя из первоначальных планов, наша дальнейшая программа предполагала исключительно немецкий сценарий. Но я не смог удержаться от соблазна заехать в Люксембург. Первая причина — прозаическая: в этой стране топливо продаётся по одним из самых низких в Европе цен. Вторая — романтическо-ностальгическая. Впервые в Люксембурге мы оказались в 2000 году во время первого семейного автопутешествия. Поэтому захотелось хотя бы вскользь взглянуть на те места, которые произвели наиболее яркие впечатления.

Для того чтобы попасть в Люксембург, пришлось снова заезжать в полюбившуюся нам Бельгию. В отличие от стран-соседей, здесь всегда есть место едва заметной неряшливости и крошечному бардаку, что меня несказанно радует.

Но вот пейзажи с «привкусом родины» снова напрягают.

1

Коль судьба снова забросила нас в Бельгию, воспользовавшись случаем, нужно было посмотреть в этой стране ещё на какие-либо достопримечательности. Выбор пал на городок Ставло (Stavelot), в котором находится хорошо известное одноимённое аббатство.

1

Ставло оказался сонным и милым местечком.

1
1

Тем удивительнее было замечать на перекрёстках изобилие всевозможных информационно-туристических указателей. Вероятно, наплыв туристов в эти края происходит во время традиционного карнавала в период Великого поста.

Что касается аббатства Ставло, то, как оказалось, оно очень сильно пострадало в годы французской революции. От здания церкви сохранился лишь массивный портал, исходя из размеров которого можно судить о масштабах монастыря.

1

Быстро осознав, что больше в Ставло делать нечего, с чисто физиологическими целями мы решили зайти в бывшие жилые помещения аббатства, где ныне располагается информационно-туристический офис.

В отличие от Голландии, здесь всё оказалось бесплатно, а в качестве «бонуса» — ознакомление с экспозицией Музея автотрассы Спа-Франкошамп. Сюрприз оказался неожиданным, но и неудивительным, поскольку легендарная трасса «Формулы 1» находится совсем недалеко от Ставло. В музее собрана коллекция гоночных и спортивных автомобилей разных эпох.

1
1
1

А также большая коллекция раритетных мотоциклов.

1
1

Опасаясь попасть в неловкую ситуацию из-за безбилетного проникновения в музей, мы осмотрели его в ураганном темпе. После этого покинули и аббатств и сам город Ставло.

Дорога стала подниматься резко в гору, но на окраине мы всё-таки притормозили. Здесь я снова поймал себя на мысли о схожести Бельгии и Беларуси. Но на этот раз уже не пейзажной, а исторической. На этой многострадальной земле, особенно в Арденнах, в годы обеих мировых войн шли ожесточённые бои. И как напоминание о тех страшных событиях — многочисленные памятники и монументы.

1

А вот пейзажи здесь — типично арденнские: поросшие лесом живописные холмы, сочная зелень и беззаботно поглощающие её симпатичные коровки.

2

Границу с Люксембургом мы преодолели по каким-то лесным тропам.

1

Из-за дефицита бензина, «Гармин» вёл нас по кратчайшему маршруту. Проехав первую заправку, я не остановился. Врождённая скупость подсказывала, что выборка нерепрезентативная — и дальше от границы должно быть дешевле. Этот факт чуть было не сыграл с нами злую шутку. (Лучше бы сыграл — впредь была бы наука.) До следующей заправки мы не доехали буквально одного метра — машина заглохла. Я с испугу решил, что случилось что-то серьёзное. Но чуть позже осознал, что попросту закончился бензин. А цена-то на топливо по всему Люксембургу оказалась одинаковой.

Пережив стресс, едем дальше. Первая цель — Клерво (Clervaux). Но в направлении этого города мы повернули лишь для того, чтобы снова взглянуть на его панораму с высоты соседнего холма. За одиннадцать лет окружающая дорогу растительность настолько уплотнилась, что найти в ней брешь для обзора оказалось непросто.

1

Пару минут на ностальгию, и мы снова устремляемся в путь. Дорога, неспешно струящаяся по долине реки Ур, изредка карабкается в горы, поросшие лиственными лесами. После наших угрюмых и непроходимых сосновых чащоб здесь себя чувствуешь как на прогулке по бульвару.

Вскоре на вершине одного из холмов, взметнувшихся ввысь над рекой и дорогой, показался силуэт моего самого любимого замка.

Это Вианден (Vianden). Здесь мы уже останавливаемся, чтобы немного размяться и полюбоваться дивными панорамами.

1

В Виандене имеет смысл неспешно прогуляться по великолепному променаду, проложенному вдоль Ура. Некоторые отдыхающие так и поступают.

2

Но время-то обеденное, поэтому наиболее предусмотрительный народ довольно плотно оккупировал столики в уличных кафе, заодно укрывшись от приближающегося дождика.

Мы последовали примеру беспечных туристов и совершили быструю пробежку по набережной. При этом обновив память чудесными провинциальными образами Виандена…

1
1

…и его исключительно живописного замка.

Далее навигатор отправляет нас на территорию Германии.

В который уже раз замечаю, что за невидимой чертой границы всё по-другому: дороги идеальные, растительность становится какой-то «пушистой» и даже небо начинает проясняться.

Но с Люксембургом-то мы ещё до конца не разобрались, поэтому через десяток минут снова «ныряем» на его территорию.

В прошлый раз наше пребывание в городе Эхтернах (Echternach) ограничилось замечательным ужином, что, безусловно, неплохо. Но на карте наших путешествий образовалось «белое пятно». Сегодняшний экспромт призван был устранить это «белое пятно». В центре города находится бывшее бенедиктинское аббатство, которое выросло рядом с базиликой св. Виллиброрда.

Судя по имени, это очередной «беглый» монах из христиански продвинутой Ирландии, который смог закрепиться в этих краях и основать здесь город и монастырь. Жаль, что в своё время эти ирландцы не смогли добраться до наших краёв. Возможно, и у нас был бы шанс жить как в Люксембурге. Французская революция и здесь «начудила». После неё аббатство было «перепрофилировано» в лицей. С учётом гигантских размеров монастыря, ума не приложу, где они набирают столько лицеистов.

Предположить, что базилика, прошедшая сквозь «горнило» революции, в состоянии нас чем-либо поразить, было сложно. Но внутрь зайти мы всё же решили. Удивительно, но интерьер церкви не оказался выхолощенным. Там было по-домашнему уютно, возможно, благодаря многочисленным витражам.

1

Внутри храма была организована торговля сувенирной продукцией. Задержался я здесь лишь потому, что среди прочих товаров разглядел иконки. Иконы в католическом храме Люксембурга — это застрелиться веником. Застыв в изумлении, я краем уха услышал разговор двух молоденьких «сестричек» на… русском языке. Оказалось, что они наши землячки — монашки одного из монастырей из-под Минска. Их продвинутая матушка организовала небольшой летний евротур с выездной торговлей. Правда, бизнес идёт ни шатко, ни валко, но зато вся выручка поступает непосредственно в карман. Проживание и питание за счёт принимающей стороны — чем не курорт? Впрочем, если хорошенько разобраться, то в факте появления в этих краях ортодоксальной «делегации» нет ничего необычного: святой Виллиброрд одинаково почитаем как католиками, так и православными христианами.

В нескольких шагах от аббатства находится симпатичная оживлённая треугольная Рыночная площадь.

1

В одном из её углов расположена городская ратуша, пройти мимо которой мы никак не можем. Здание, которое называют ещё и «Денцельт», примечательно тем, что имеет очень давнюю историю (с 13-го века). За эти «бородатые годы» она неоднократно перестраивалась в соответствии с веяниями моды. Нынешний свой облик ратуша обрела немногим более ста лет, вернувшись к изначальной готике и став похожей на миниатюрный венецианский дворец Дожей.

1

Удивительно, но среди местных жителей и туристов повышенный ажиотаж вызвало появление рядом с ратушей многочисленных наездниц. Мы тоже с некоторым удивлением взирали на это нашествие. Но недолго. Лошадки, видимо, принимали пищу одновременно, поэтому и гадить на площадь начали синхронно.

Завершая прогулку по Эхтернаху, мы прогулялись по очень уютной пешеходной зоне, на которой примостились в 2000 году на ужин.

Увы, но в этот раз — не судьба. И бюджет другой, и планы более грандиозные. Дабы не повторяться, к машине возвращались по набережной Зауэра: два шага в сторону и ты уже находишься в классической пасторали. Эхтернах — город контрастов…

На этом наш стремительный бросок сквозь БеНиЛюкс завершился. Абсолютно точно! Впереди Германия. И не на один день. Место ночлега доподлинно неизвестно, но это пока не главная задача на сегодняшний вечер. Нам предстоит ещё добраться до Саара, чтобы полюбоваться его фотогеничными излучинами.

Далее мы около часа ехали по совершенно пустым немецким провинциальным дорогам, вившимся между полей и лениво перекатывавшимся с одного холма на другой.

1

Нашей следующей точкой назначения была окраина городка Оршольц (Orscholz), куда мы и добрались безошибочно. Для меня было довольно неожиданным увидеть вместительный паркинг в таком захолустье. Но этот факт убедил нас в том, что мы прибыли в очень популярное у туристов место. Небольшая прогулка по лесной тропинке по указателям на «Сааршляйфе» и мы у цели — бельведера Клоеф (Cloef). Отсюда, с высоты 180-ти метров, открывается изумительная, сногсшибательная панорама на самую живописную излучину реки Саар. (фото кликабельно)

2

По сравнению с подобным видом в Бельгии в долине Семуа, пейзаж на полуострове, образованном петлёй Саара, выглядит однообразным. Но, благодаря удачно расположенной смотровой площадке, немецкая панорама в целом гораздо более эффектна.

Впрочем, и мохнатый лес с лёгким налётом осенней «патины», плотным ковром укрывающий хребет в излучине Саара, смотрится весьма колоритно.

1

Помимо смотровой площадки, Клоеф оборудован большой каменной верандой с камином. Здесь в непогоду можно не только согреться, но и приготовить шашлычок. Этой возможностью неоднократно пользовались и главы государств во время проведения неформальных встреч.

К сожалению, нигде поблизости нет кемпинга — было бы очень интересно посмотреть на панораму Сааршляйфе в предрассветные минуты, когда над рекой стелется туман. Поэтому мы вынуждены покинуть это волнующее место.

В выборе ночлега вновь всецело полагаемся на навигатор. Он нас ведёт в направлении Саарбрюкена. По пути мы лишний раз убеждаемся в том, что Саар — это промышленная река, вдоль которой буквально в ряд выстроились каменноугольные шахты и заводы.

Тем удивительнее то, что в районе Сааршляйфе сохранился столь удивительный уголок девственной природы. Campingplatz «Kanu-Club Merzig» оказался камерным частным предприятием, рассчитанным на любителей активного водного отдыха. Как это часто бывает, останавливаются в нём в основном постоянные клиенты, но для «залётных палаточников» вроде нас свободного места было хоть отбавляй. Единственный минус — это близость шумной магистрали. Обосновавшись в кемпинге, иных телодвижений в этот вечер мы уже не производили.

День выдался несколько сумбурным из-за частых импровизаций и пережитого небольшого стресса, но в этом и заключается прелесть автопутешествий. 272 километра преодолели за 5 часов 20 минут.

Продолжение

x

Комментарии

albygan
+1
14 ноября 2013 г. 23:34
Жестоко ты отнесся к бюджету города Маастрихта!
Хороший маршрут, возьму на заметку, особенно Люксембург - это мое "белое пятно" на карте Европы!
puzzle
15 ноября 2013 г. 13:44
Вряд ли недополученная сумма серьёзно отразилась на их бюджете - они своё доберут на картах и туалетах
albygan
15 ноября 2013 г. 18:51
Кто бы сомневался!
IrinaAnanyeva
5 июля 2016 г. 18:15
Благодарю.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.