Robo
Бендер Родригес Пользователь — был 18 февраля 2011 г. 14:41

Душераздирающая утопия о том, как я поехал отдыхать в Коктебель

11 февраля 2010 г. 6:27 Украина Май 2008
2 2

День Первый.

Поездатая поездка.

День, предшествующий отъезду, был слегка насыщен событиями - узнав что я уезжаю на три недели клиенты просто завалили меня подарками. Можно было подумать что за эти три недели будут проведены все тендеры, сданы все объекты и подписаны все процентовки.

Кончилось все тем, что я доделал последнюю смету в 5 часов утра. Поезд уходил в 9. Поспать так и не удалось - я собрал что мог (забыв естественно массу жизненно необходимых для путешествия на юг вещей, таких как полотенца, подзорную трубу и мозольный пластырь.) и пошел на вокзал. День был умеренно солнечный, сумки тяжелые - к тому же я зашел в офис, написать Ивану записку, как и что говорить названивающим клиентам.

Иваном зовут моего друга детства, живого как йогурт, крупного бизнесмена, который, несмотря на вполне достойные доходы, никогда не выезжал из Перми. Я например, зарабатываю на порядок меньше, но мотаюсь по отпускам, не реже четырех раз в год. Кто из нас, весело улыбается, а кто посещает, на почве стрессов, психотерапевта, я позволю угадать вам самим. Записку я писал долго - так что большую часть пути до Перми 2 я проделал бодрой рысью. Исключительно чтоб услышать новость об опоздании моего поезда на час.

Я купил втридорога просроченного пива и сел в углу на сумку с ноутбуком - поездка начиналась традиционно - сикось накось. Вскоре поезд соблагоизвол подъехать. Я вышел на перрон, и с удивлением наблюдал забег путешественников за вагонами поезда. Вот идиоты - подумал я, поезд стоит тридцать минут - можно дойти пешком. В общем, как говаривал мой папочка, я оказался и прав, и не прав. В смысле успел - и не успел. На поезд я, естественно, успел, но места пассажиры занимали стихийным способом. именуемым в народе - “Кто успел, тот присел”. А теперь вопрос - какое место досталось самому последнему пассажиру? Правильно - верхнее боковое. Правда, вскоре я переехал на верхнее просто, кое-кто из пассажиров ухитрился занять себе два места, наверно надеясь продать одно по сходной цене. (Или, что более вероятно, хитромудрому дедку нравилось ехать в полупустом купе - и когда я искал место он бодро рапортовал “Занято”). Узнал я об этом трюке от проводницы - когда она настойчиво, в пятый раз спрашивала у дедка кто именно едет над ним. Я просто подошел, бросил сумку и сказал: “Это место мое, у меня за него деньги плачены”. (пародируя мультик про Алешу П.)

Дедку не понравилось что над ним буду ехать я, и что то пробурчал, что раз я занял место у сортира, то там и должен ехать. Я свесил голову и радостно улыбаясь спросил: - “А хотите, я вам нос сломаю?”. Дедок утух.

Прибежала проводница. С бельём. Как раз вовремя - я как раз развернул свой спальник. А что - я везде езжу со спальником. Не внушают мне доверия их одеяла с матрасами. Простыни - согласен, стиранные. (Не надеясь на проводников, Министерство путей сообщения запаивает каждый комплект в полиэтилен, дабы соблазн продать бельё по 3-4 раза не возникал в их головах). Но матрасы с подушками, и самое главное - одеяла никто не стирает. Заворачивается в них кто попало - извините, я лучше в своем посплю. Свой спальник я раз в год стираю.

Проводница возмутилась. Как же - лишили МПС заслуженного полтинника. Она пригрозила мне лишением матрас и подушки. Милочка - да я на ваш матрас и за деньги не лягу, очень уж лишая боюсь. Разошлись недовольные.

Неприятности только начинались. Вскоре в купе сел чечен. Он радостно поздоровался со всеми, добавив что он чечен из Грозного, и в России по делам. Трюк не сработал. Мы с дедком не сбежали с криками “Шайтан”. Тогда он поступил нетрадиционно для чечена - угостил нас курицей и корейской морковкой. Судя по тому что он ел это сам - даже не отравленными, правда морковь была от Пермского гастронома Виват - и корейского в ней было только название. Постругана она была крупно, и из специй присутствовал только перец. Профанация, одним словом. Куда катится мир - вздыхая думал я, ложась вздремнуть пару часиков.

Вскоре я проснулся от бурчания. Бурчал бомжара. Я так и не понял -то ли он невнятно жаловался на жизнь, то ли у него бурчало в желудке. Да - четвертым нашим попутчиком оказался мерзкий вонючий бомжик, который пер чего то тяжелое из Кирова в Москву. Избежать ароматного соседства не было никакой возможности - как и чечен, бомжара купил билет с местом.

Естественно - наш пестренький спутник белье взял. Расстелил, укрылся многострадальным одеялом и уснул, изредка просыпаясь что раздавить особо надоевшую блоху.

Я лежал, пытаюсь прочитать Дорогу в Сарантий, Кея - вдыхая восхитительный дорожный запах (60 % бомжары, 20 % креозота от шпал, по 5 % от курочки и одеколона чечена, остальная смесь подлежала идентификации) размышляя о том, что хуже у меня была только поездка в Краснодар около 10 лет назад. Тогда в вагон набили призывников - они орали, выпрашивали еду и блевали по углам. Я не отличаюсь огромной выдержкой - и набил парочке морду. Притащились менты, начали ссаживать меня с поезда... в общем, поездка оставила неприятные воспоминания. На мысли о солдатах меня навела странная песня - сначала я решил что эту муть о “безногом мальчишечке” гонят по радио. Нет - пели в соседнем купе. Я слез и пошел посмотреть, что там такое. С ужасам я увидел, что в купе полно дембелей. Правда, матросов. Но хрен не сильно слаще редьки. Кошмар вернулся.

Сон больше не приходил, я сидел, пил кофе, беседуя с чеченом. Беседа постепенно перетекла на национальные особенности. Мне поведали, что еврейская кровь самая сильная - на кого еврей возляжет, тот через 12 колен все равно евреем будет. Мой наивный вопрос про негров - что если еврей возляжет на негра - то, что будет - неужели тоже еврей - заставил собеседника надолго задуматься. Скрипя сердцем, он признал - что в этом случае будет негр.

“Но это ничего не меняет - Еврей на Негра не возляжет”. Мироздание устояло. Евреи не дали скинуть себя с постамента самой сильнокровной нации, каким то неграм. Дальше я услышал традиционный рассказ об уме Гитлера. Гитлер де, был умнейший человек - изобрел зонтик, поднял Германии с колен, и почти завоевал весь мир.

Реплики типа “Почему этот великий гений столь жидко обосрался” с маху отметались как неорганизованные. Это я проходил сто раз. Жидомассон Сталин, перехитрил Адольфа, заманил в Сибирь и довел до самоубийства. Если бы не хитрый еврей Сталин, Адик завоевал бы весь мир. Вот скажи - если бы Россия объединилась с Германией и напала на США - весь мир был бы наш, не так ли?

Я весело напомнил чечену про бомбу. Атомную бомбу. Сказал, что вместо Хиросимы и Нагасаки у нас были бы озера Берлин, Москва и Токио. Почему умница Гитлер не сделал бомбу? Ума не хватило? Чечен думал долго. Крыть было нечем, и мы опять поели курочки.

Вскоре стемнело. Я лег спать, регулярно просыпаясь, от какой нибудь выходки пьяных матросов. Около 4 утра они разбудили полвагона, начав петь песни. Я не выдержал и отматерил их, попутно разбудив вторую половину вагона. Матросы попритихли, и мы приехали в Москву.

День Второй

Ту би кондитед.

Приближение Москвы можно предугадать наблюдая за народными приметами - циферки на столбах начинают приближаться к нулю, по вагонам начинают шляться коробейники и менты... Но самой главной приметой Москвы является закрытие туалетов. Давно проверенно: избушка на клюшку - через 2 часа жди Москвы.

Наученный горьким опытом я поступил хитрее - я заранее набрал воды в бутылку. Поев я люблю вымыть руки, почистить зубы и оправиться. Поскольку ем я за полчаса до приезда (так как поесть в Москве можно, только болезненно раня кошелек) с чисткой зубов всегда были трудности.

Но только не сегодня. Поев, я взял бутылку и пошел в тамбур - где благополучно почистил зубки, заплював белой жижей большую часть вагона. Ничего не попишешь - санитарная зона.

Вскоре поезд прибыл. Посмотрев на слюнявые прощания матросиков (Братушка - помни всю жизнь, как мы с тобой Россию отстояли), я вышел на перрон. Не знаю как братушка - а я надолго запомню вас, матросики.....

Чечена тут же остановили менты. Документы проверить. Я прошел мимо, мысленно благодаря своего славянского папочку. В Москве дул ветер и шел мелкий дождик. Мне было хорошо.

Без проблем переехал на Курский вокзал. Попрошаек в метро стало меньше - но по вагону ходил женщина костылях рассказывая как ей хреново живется. Я вставлял реплики типа - и тут тебе оторвало кошелек с деньгами? Народ смеялся - но тетке денег дали, а мне нет. Не то чтоб эти копейки мне были нужны - но несправедливость на лицо.

На вокзале я отдал рюкзак и сумку в камеру хранения, попутно переругавшись с камерным хранильцем. Он попросил за рюкзак больше - аргументируя тем что это не ручная кладь. Я утверждал что это не холодильник и тем более не велосипед. Причем мы оба ссылались на вывешенное тут же священное писание - тьфу, правило пользования хранилищем. Камерный хрен не сдавался. Пришлось заплатить, добавив на прощанье, что из за этих жалких десяток не видать ему царствия небесного, как своих ушей.

На пару часов я был свободен. Сев на бордюр, я скушал микроскопический пирожок с картофелем (Лирическое отступление - читатель, оказавшись в незнакомом месте, покупай пирожки только с картофелем - ибо кто знает, что за ерунду тебе скормят под видом мяса. А вот подделать картофель не сумели даже столичные гиены лотков). Купил полулитру московского кефира. Московским, в нем была только цена - 15 рублей. В остальном это был приличный кефир - ничуть не хуже Пермского. Ах, да - на нем была крышечка. Это на полулитровой то бутылке. Господь создал нефть не для того, чтоб из неё делали крышечки на полулитровые кефирные бутылки. Кому в голову пришла столь абсурдная идея - лепить крышечку на одноразовую порцию. Пол литра - это открыл и выпил, неужто непонятно? И вынужден эту фигню покупать - ибо пакетов без крышечек не производят...

Рассуждая подобным образом я ехал на Горбушку. Я хотел посмотреть на б\у ноутбуки. Не то чтоб я хотел их купить - но делать то все равно было нечего. Горбушка порадовала меня своей неизменностью. Я не был там пару лет - и ничего не изменилось. Как продавалась Московская картошка у входа в метро, так и продается (Бессмысленное на первый взгляд слово “Московская”, в названии того или иного товара, сигнализирует покупателю, что цена завышена, а качество оставляет желать лучшего.) Прошелся по рядам. У корейцев - моркошечеников купил корейской моркови - как правило, корейцы по всему СНГ делают одинаково вкусную морковь. Но Московские флюиды проникли и туда - перца и уксуса было маловато, а ядовито морковный оттенок на пальцах наводил на мысль о анилиновом красителе.

Пошел покупать себе колбаски. Колбасы лежали в основном декоративные - в разноцветных обсыпках, причудливой формы, раскрашенные как ёлочные игрушки. Я же хотел купить колбасу чтобы есть. Я вообще человек простой - и колбасу покупаю для того чтобы есть, а не любоваться. Оглядев колбасный вернисаж, я обратился к ценам. Красота требует жертв - и стоили колбасы соответственно. Кое-как нашел себе кусочек краковской - по цене всего в 140 рубликов. Покупая, поинтересовался - а не с Кракова ли колбаска - не хватало еще этих обормотов подкармливать. Оказалось что тут все нормально - колбаску гонит один из областных мясокомбинатов.

Прошелся по вещевым рядам - приценился к кожаным брюкам, которые мне давно нравились, но которые я остерегаюсь покупать, зная что первые три места в топе основных покупателей кожаных брюк удерживают наци, педики и садомазохисты. На утешительном четвертом месте - байкеры. Мысль о том что кто то будет причислять меня к этим сообществам, только на основании того что я одел кожаные штаны, мне претила. Но брюки мне нравились....

Из этого бударианова круга меня вывел продавец, сказав, что брюки стоят всего три с половиной тысячи рублей. Спасибо - сумма моментально прочистила мозги, и я пошел дальше.

Потом посмотрел на чудесную обтягивающую майку, черного цвета. Она была чудесна - но вот цена в 600 рублей. Я быстро вспомнил что купленная у этого самого продавца 4 года назад майка по мере носки стала покрываться чудесными белыми червячками. В ней лопались резиночки - и белые кончики умильно торчали наружу. Ходить с червивыми подмышками - удовольствие ниже среднего, и я опять прошел мимо.

Время шло - и я решил все-таки выполнить программу максимум - посмотреть на ноуты. Горбушка была в своем репертуаре: сотни и сотни метров витрин самого разнообразного технического ширпотреба. Витрины как правило были неинформативны - что бы там не продавалось, на ценнике указывалась единственно важная характеристика - цена. Но не смотря на все препоны я присмотрел себе беспроводной адаптер - но продавец не смог внятно ответить на вопросы - какая шина (юсби 1 или 2, и есть ли дрова на вин98). Так что каждый остался при своём.

Так же было и с часам. Не нужно быть супругами Глоба, чтоб предсказать что в Крыму мои бедные электронные часики с записной книжкой и калькулятором окажутся в чуждой для них стихии. Переводя на более прозаичный язык - я их замочу. Замочу или в сортире - моя руки после еды, или на пляже. Даже в поезде они начали жаловаться на жизнь - цифры бледнели, подсветка не включалась.

Я подошел к стенду с часами. Логично рассуждая, часы для Крыма должны быть по возможности водозащитные. Как следствие - без кожаного ремешка и по возможности с подзарядкой от солнца. Тут главное - батарейка. Стоит поменять её - и плакала хваленая водазащита. Стоит ли пояснять, что в часах с подзарядкой от солнца этот вопрос не стоит.

Несколько минут я деликатно хмыкал, надеясь, что продавец соблагоизволит поднять голову от тетриса на телефоне, и пояснит, что означает цифра 50 м на облюбованных мной часах. Потом я начал постукивать по прилавку. Дело кончилось тем, что я включил голос, выработанный мной в службе в рядах СА, в должности сержанта.

Слава богу - проняло. Продавец поднял глаза-пуговицы и спросил “Что вы берете”. Я поинтересовался - что значит - 50 м на часах. Ах это, сказал продавец, это значит что в них можно погружаться на глубину в 50 метров.

- Вот и славненько. Беру - сказал я. Я еду плавать - и мне нужны водозащитные часы.

- Только в этих часах плавать нельзя. Можно только мыть машину.

- Как, нельзя плавать? Но вы только что сказали...

- На них написано, что они рассчитаны на 50 метров, но на самом деле в них нельзя даже нырять. Вот смотрите на таблице - 50 м - только плавание.

Несмотря на все вышесказанное, я решил купить часики. Нырять и плавать в часах - глупо, а вот умеренная водазащита (От потных рук и утренней росы) - то, что доктор прописал.

Я протянул деньги, получил гарантийный талон и обомлел. Черным по белому было написано, что часы категорически нельзя мочить. Вообще. Никак. Нарушителя ждет гиена огненная после смерти, а при жизни фирма “ХХХ” отказывается от всяких гарантийных обязательств по часам.

- Молодой человек, как это понимать? Вы что, продаете мне часы для ныряния на 50 метров, в которых можно только плавать - но нельзя мочить? Это что за шарада такая?

- У нас типовые бланки.

- Тогда вычеркните этот пункт, и распишитесь.

- Не могу. Это типовой бланк.

Я начал закипать. Поняв что с этим типом ухи не сварить, я потребовал деньги назад.

- Отдать не могу. Чек уже отбит.

Деньги он отдал. После пяти минутной перепалки я прибег к предпоследнему антименеджерскому средству : Мантре “Люди добрые”.

Для этого нужно как можно громче (но без угрозы в голосе) начать блажить: Люди добрые, да чтож это делается.... Меня простого рабочего человека, фирма (имя фирмы) норовить обидеть (перечисляется обида). Мантра повторяется до устранения закавыки.

Помогает безотказно. Собралась маленькая толпа, продавец отдал деньги, и мы разошлись, оставшись крайне недовольными друг другом.

Я поднялся смотреть ноутбуки. Но меня ждал сюрприз. На 4 этаже б\у ноутов не было. Вообще. Никаких. Нисколько. Их просто перестали продавать. Нельзя сказать что это сильно меня расстроило, и я пошел по ноутбучным рядам.

Этот подвид настольных компьютеров всегда меня завораживал. Я достаточно мобильный человек, и то что компьютер теперь можно взять с собой на диван, кухню и дальнее путешествие, меня радовало. И не меня одного - я читал про одного, немного безумного американца, который таскал с собой комп еще в семидесятые (не носил, а именно таскал).

Вот и сейчас я пишу эти строки на ЗИНЕ - немножко устаревшем ноутбуке. Ей недавно стукнуло 12 лет - а для компьютера это огого какой возраст. Она 486 и полное её имя Зина - Тормозина. Но это я любя. Мне полностью хватает мощности её ископаемого процессора.

Но вернемся к нашим овцам. У меня есть и второй ноутбук, ИРА - поновее. Назван он в честь фирмы ИРУ, что означает электроника России. В России Ира скорее только собрана, из китайских комплектующих. Но лиха беда начало....

Стоит она около 22 тысяч, и неё встроено все что только может понадобиться человеку. Сеть, модем, ДВД проигрыватель, беспроводная сеть.... Повторюсь - она стоит 22 тысячи.

В Москве продавались горы и груды ноутбуков. От 45 до 100 тысяч. Умели они все тоже что и ИРА, отличаясь в основном отделкой корпуса, кнопочками и названиями фирм. Да - у особо дорогих моделек железо было в разы мощнее. Вот только зачем все это. В программах для работы прирост скорости незаметен. Офис летает что на ИРЕ, что на ЗИНЕ. Автокад и Корел - тоже.(На ЗИНЕ нужно поискать версии написанные для неё).

Да, были и интересные идеи - например сверхмалые ноутбуки. Обязательно куплю себе такой - как кто нибудь, из сладкой парочки, моих ноутов, сдохнет. Или просто куплю, отправив ЗИНУ на заслуженный покой. Но врятли - зачем менять то что и так идеально работает?

Посмотрел на часы - времени почти не оставалось. Я поспешил на станцию метро. Доехал без приключений - разве что чуть не проехал станцию - зачитался.

Я взял с собой 2 машинки для чтения ПАЛЬМУ и ТУНГУСА. (что в общем то тоже пальма, то есть наладонный компьютер фирмы палм но должен же я их как то в уме отличать.) Читал я в метро с ТУНГУСА - то есть тунгстена, с экранчиком 320 на 320 точек. Идеальное устройство для города. На природе капризничает - каждые четыре часа просится на розетку, и при ярком свете на экране не фига не видно. Тогда в бой вступает ветеран - пошарпанная и побитая временем ПАЛЬМА. Экран у нее как у старинных часов - темно серые буквы на сером фоне, и всего 160 на 160 точек.

Зато батареек хватает на пару недель, и читать можно хоть на пляже. Подсветки хватает на 12 часов (для чтения в палатке и вагоне). Такая вот разностороння парочка.

На вокзале купил “Если” - причем не с первой попытки - киоскеры искали неохотно. Тут меня явно поразил бог дурости - я купил колбасу в нарезку. За 16 рублей. Хуже я ни ел ничего. Более того - на 16 рублей мне дали 40 грамм колбаски.

Вскоре объявили мой поезд. Я растолкал вещи и сел - не на свое место (я опять был сверху), и спокойно поел краковской колбаски.

Попутчиками оказались вполне приличные люди - я немного перед сном почитал ЕСЛИ, смеясь в голос над повестью Лукина, почитал путь в Сарантий, потом как-то незаметно уснул. Проснулся от грохота. Так и есть - по поезду ходили пограничники и сверяли морды с паспортами.

Только что проснувшись, опухший от выпитой воды и небритый я показался пограничнику не похожим на фотографию себя же четырехлетней давности. Он не нашел ничего более умного как спросить - а это вы на фото?

Никогда не спорьте с пограничниками. Себе дороже. Поэтому я скривившись засунул поглубже уже рвущийся на волю ответ: “Нет, это фотография моей покойной бабушки”, и сказал правду: Волосы отросли, бороду сбрил.

Потом притащились укротаможенники. Эти порывались пошмонать по сумкам. Но больше пугали. Выглядело это так - а что у вас в сумочке? А если посмотрим?

Но не смотрели. Я сказал что запрещенных товаров не везу - и мне поверили. Я заполнил с жуткими ошибками какой то странный талончик (в ритуальных целях - так как талончик вышел абсолютно нечитаемым - хуже почерка меня не выспавшегося, в шатком поезде, на мягкой подкладке может быть только почерк среднего врача у себя на работе.)

Таможенник оторвал половинку талончика - и ушел. Я наконец уснул, размышляя какую пользу принесет этот малюсенький клочок бумаги молодой украинской демократии. Ведь им даже не подотрешься......

Близилось утро.

День Третий. (Понедельник) Пришествие.

Первым делом я выглянул в окно. Из школьного курса географии я помню, что Гренландия - это на самом деле не название, а характеристика: Зеленый остров. Если бы я был первооткрывателем Украины, я тоже назвал бы её Зеленой страной.

Если я лег спать в ранней весной, то проснулся в конце мая. Зеленые кусты и холмы, весенние солнце создавали впечатление начала лета в Перми. Отлично - именно за этим я и ехал на Украину. Постепенно проснулись и мои попутчики - толстяк ювелир (а также содержатель гостиницы на три номера, в одном из которых я сейчас пишу эти строки), и безымянная фотохудожница, торгующая своими снимками на набережной в Коктебеле.

Художница увлеченно читала книжку серии ЖЗЛ о Максе Волошине. Я, конечно, знаю, что был такой поэт, но для Коктебеля он как Александр Сергеевич (фамилию называть?) для России.

Ихнее все. Причем заслуженно - поселок, если называть вещи своими именами - ничем кроме Волошина от других поселочков не отличается. Да, красив. Но море, оно и в Лисьей бухте море. В общем, не зря они чтут Волошина, ой не зря.

Мы поболтали о творчестве Волошина - я обозвал его русским Рембо, дама судя по реакции, путает РембО и Рембо - так что разговор не получился. Замечу, что одна из фотографий в книге вышла из под пера это художницы.

Потом я сел и начал жизнерадостно высматривать весенние приметы в окно. Вскоре ко мне подсел такой же скучающий хохол, одержимый украинской национальной идеей. Для тех кто не в курсе - хохлы тем и отличаются от украинцев, что постоянно хотят немного самоутвердиться. Победа на выборах американского ставленника Ющенко грела ему душу. Но главное удовольствие - подразнить русского своей славной победой (Благо находящаяся в розыске воровка - а по совместительству премьер министр незалежной Украины только что выиграла еще одну битву с Россией - потребовала у русских компаний снизить цену на бензин. И добилась своего.) В общем, патриотизм распирал хохла как икра золотую рыбку.

Благо я догадывался, что такая тема будет всплывать в разговорах, и сумел подготовиться. Для начала, как только разговор начал сворачивать на политику, я поинтересовался: А кто у вас на выборах победил? Я слышал у вас новый президент теперь?

Зрачки хохла увеличились на пару миллиметров. Русский не знает об их великой победе. Кошмар. Он начал путано рассказывать о перипетиях борьбы.... я послушал для проформы пару минут. Потом зевнул и сказал - это все ваши украинские заморочки.

Подобное пренебрежение делами Украины хохла малость расстроило. Дольше осталось только добить, сообщив ему что в составе СССР были всего 3 республики донора - РСФСР, Литва и Казахстан. И как славно мы зажили, когда отделались от нахлебников....

Сама мысль что Россия, оказывается, не только не хочет воевать с Украиной, но и счастлива, что избавилась это этого ярма, оказалась для него неприемлемой. Поскольку внятно ответить было нечего, он завязал беседу. Ничего - пусть выдавливает из себя по капле патриотизм в другом месте.

Ювелир (а также гостиничный магнат) предложил остановиться у него - за 10 уебаксов в день. Я согласился. Конечно, наверняка можно было найти жильё и подешевле, но хозяин был приятный, обещал неслыханную по украинским меркам роскошь - телевизор и горячую воду, так что я согласился. И не пожалел - в номере был холодильник, чайник и утюг. Последним правда я так ни разу и не воспользовался - но кажется я начал забегать вперед.

Не доезжая часа до Феодосии, поезд остановился, на каком то полустанке. Здесь ювелира должна была встретить жена и сын, на машине. На горизонте виднелись холмы Кара-Дага - потухшего в староглинянные времена вулкана. У его подножья и находится деревенька Коктебель - бывшее село Планерское, ныне уверенно считающее себя городом.

Пока мы ехали, воссоединившаяся после разлуки пара моих квартирных хозяев мыла кости окрестным политиками. Быть градоначальником этой деревеньки оказалось жутко денежным по украинским меркам делом. Выборы, как и следовало ожить от Украины, были насквозь продажными - кандидаты, один из которых прикатил, аж с Харкова, деловито занимались подкупом избирателей. Кто-то дарил женщинам по бутылке вина, кто-то проводил кабельное телевидение за полцены. В общем - обычные игрища политиков, ничего нового.

Под этот разговор мы доехали до места. Гостиница оказалась каменным пристроем к дому - но номер был чистеньким, хоть и маленьким. Туалет поражал роскошью - краны работали, а на унитаз было не страшно садиться. Возможно, уважаемый читатель, тебе почудился сарказм в моих словах, но поверь на слово - в комнатах которых предприимчивые крымчане сдавали мне ранее не наблюдалось и следов подобной роскоши.

Я быстренько переоделся в шорты и выскочил на улицу. Было солнечно, но прохладно - наверно лучшая погода для активного отдыха, которую только можно себе представить.

Естественно я побежал к морю.

Искупаться в тот день не удалось - да я собственно и не надеялся. Море было бирюзовое, спокойное и очень красивое. При этом жутко холодное. Хотя, вру. Купаться можно было бы с превеликим удовольствием, но только в солнечную погоду.

Набережная напоминала стройку. Десяток местных забегаловок, упорно называемых ресторанами и кафе находился в завершающей стадии косметического ремонта. Местные татары, узбеки и хохлы сметали мусор, красили облезлые стены масляной краской, копали газоны - в общем, готовились к ежегодному пришествию кормильцев.

Я прошелся по набережной, выискивая изменения. Так начатая 2 года назад реконструкция набережной завершилась - был построен 1 (один) фонтан (размером метра полтора) и 2 маленькие лесенки. Колоссальное свершение. Тысячи туристов годами оставляют в Коктебеле каждый не меньше сотни долларов - и результат налицо - Фонтан и маленькие лесенки.

Больше никаких изменений. Забегая вперед, скажу - весь прошлый год местные власти собирали с туристов останавливающихся на постой в Лиске (Лисьей бухте) денежную дань на её уборку. В этом году я приехал раньше всех - чтоб полюбоваться на мусорные монбланы. Да, мусорящие туристы - прямое и явное зло. Но зло это многократно меньше чем мошеннический сбор денег, под видом чистоты территории.

Я дошел до нежно любимого мной нудисткого пляжа. Парочка голых туристов с визгами забегали в море на пару секунд, и выскакивали назад. Вода в апреле все-таки плоховато подходит для купания. Прогулка была интересной, но желудок все чаще намекал о своей пустоте недовольным бурчанием. На ум стали приходить блюда русской кухни, голая и ярко розовая, только что выскочившая из моря нудистка показалась похожа на молочного поросенка....

В общем я решил прервать поход и поесть. Во избежание голодных судорог. Для этого нужно было всего ничего - поменять доллары на хохлобаксы (гривны). Это такая местная валюта - в пять с небольшим раз дороже рубля. Изображены на них некие бородатые украинцы: Мазепа с Петлюрой и Бендерой. Или другие, какие хохлы - кто их упомнит.

Так вот - обменщиков в Коктебеле не было. Совсем. Магазины рубли и доллары не брали. Обменять деньги я мог, конечно, и в поезде - но делать но я лично меняю деньги только в стационарных точках - чтоб было кому потом бить стекла. Конечно - можно набить морду и поездному меняле - но искать его довольно утомительное занятие. Если не хочешь посветить мести большую часть столь маленького отпуска - не щелкай клювом. Рубли на рубли я могу и в поезде поменять - но все эти иностранные деньги - для меня темный лес. Меня предупредили, что возле Джанкоя деньги лучше не менять - суют низкого качества подделки. Не стоит менять деньги и возле вокзала - курс там может сильно отличаться от разумного. В этот раз, кстати - курс везде был одинаковым.

Я даже решил сгонять на такси в Феодосию - но вовремя одумался. Еда у меня была (еще до поездки я вдосталь заварился сухими супами, кашами и сублимированным картофельным пюре.) Так что в ближайшее время смерть от голода мне не грозила. Просто хотелось человеческой еды.

Пришлось занять денег у квартиросдатчика. Я купил в первый и последний раз симферопольской вареной колбасы и помидор по 10 гривен. Ну и конечно кефир. Остановимся на последнем пункте поподробней. В дороге нужно обязательно пить кефир и есть суп. Это недорого - но спасет от большинства проблем, подстерегающих неопытного путешественника. Так вот - куда бы я ни поехал, я каждый день выпиваю пол литра кефира.

Традиция такая - выработанная частым посещением кустов в тех путешествиях, где кефира не было. Так вот - пить кефир труднее всего в Крыму. Только не подумайте что я шовинист - я восторгаюсь крымской жареной колбасой, свежими селедками, креветками и пловом.... Но кефир портит все впечатление. Писали бы на пачке правду - стерилизованный крахмалонасыщенный йогурт - проблем бы не было. Пишут кефир - и что поделать... плачу и плачу.... и пью.

Плотненько поужинав, я не заметил, как уснул.

День Четвертый. (Вторник) Феодосия.

Проснулся я утром. Ранним утром. С удивлением посмотрел на часы. Было около семи утра. Ну… кошмар небось приснился. Такой страшный, что мозг просто не выдержал, и забыл его. Спим дальше.

Но дальше не спалось. Я ворочался, считал овец, пробовал читать Головачева… но сон не шел. Природу не обманешь. Дома, в это время я иду на работу. Интересно, а что делать тут? Отдыхать… это слишком размыто сказано. Вот, я валяюсь в постели. И что – мне отдыхается? Да я и дома могу в постели поваляться.

Я попил кофе, печатая отчет за предыдущие дни. Пожевав розовое недоразумение, в форме колбасы, я выбросил его в корзину. Можно было отдать его бездомным псам, которые вертелись под окнами, но я не отравитель, да и собачки еще ничего мне плохого не сделали. Решив позавтракать в кафе, я надел шорты, и вышел на улицу. Чтобы тут же зайти обратно. Погода, не располагала к шортам. Погода располагала к дождевикам. Ну, как раз на этот случай, у меня есть дождевик.

Идти на пляж в дождевике - глупое и бесполезное занятие. Поэтому, я решил скорректировать планы, и устроить себе день знакомства с мировой культурой. С Феодосийской версией мировой культуры.

Феодосия, представлена на мировой культурной карте, крохотной точкой. Но это тот случай, когда важен сам факт присутствия. Для небольшого городка, расположенного на окраине окраины… это большое достижение. В Феодосии писал Грин. Отличный, незаслуженно забытый писатель, автор лучшей романтической сказки, всех времен и народов. Автор «Алых Парусов». Отличная история.

Потом, в Феодосии жил и творил Айвазовский. Очень известный художник, прославившийся, тем, что рисовал море. Бурное, море, тихое море… я, скажем правду, не большой поклонник картин «Про МОРЕ», и считаю, что, увидев одну картину этого жанра, ты можешь смело говорить, что видел их все.

Вообще, половину картин Айвазовского, из за общей вялости сюжета, можно продавать кусками. Вот разрежь, к примеру, Тайную Вечерю пополам - и у тебя будет два негодных обрывка. А, если разрезать пополам большую картину «Про море» Айвазовского, то у тебя выйдет ДВЕ картины «Про Море», ничуть не худшего качества.

Размышляя над этим, я шел к Автовокзалу. А, что – в Коктебеле есть автовокзал. Это гордое название носит небольшая бетонная остановка, возле которой торгуют… нет, не билетами. Семечками.

Еще там стояло несколько маршруток. Маленьких автобусиков. Один из них, стоял, забитый почти под завязку. Но никуда не ехал, потому что украинские водители, едут, только когда автобус действительно забит под завязку. Никаких «почти». Достигается это просто. Для начала, в корзину выкидывается распорядок движения.

Маршрутка, поедет только тогда, когда будет заполнена полностью, да так, чтоб пассажиры толпились, согнувшись в три погибели в проходе, и сидели друг у друга на коленях. При том, раком себя сгибают сами пассажиры. Добровольно, и с песнями. Я повторюсь – маршрутка будет стоять до тех пор, пока не найдутся желающие ехать стоя.

При этом – на остановке будут очередь, из нескольких маршруток. Водители будут курить, заигрывать с девушками, и играть в нарды, ожидая своей очереди. Будет очередь и из пассажиров, желающих ехать сидя. И при этих двух очередях, будет стоять забитая, но не до конца маршрутка, водитель которой будет ждать еще парочку желающих прокатиться стоя, и в тесноте.

Мне, как раз, повезло. Я и был тем последним пассажиром, которого ждал предприимчивый водитель. Когда я вошел, пассажиры, парившиеся в тесном автобусе уже тридцать минут, вздохнули с облегчением. Я сел на крохотную скамеечку, и коллективный гроб на колесиках, наконец, то тронулся.

Внутри маршрутка была отделана под ретро. Лобовое стекло окаймлял ряд потускневших советских пятаков, вверху болталась отрезанная от гардины бахрома. Присутствовал и традиционный талисман – игрушечный зверек, о котором можно было сказать только, что он меховой. И очень пыльный.

Информация от водителя, была ограничена табличкой «Остановок Тута, и Здеся, на маршруте нету» Как это юморное заявление сочетается с правилами проезда на маршрутных такси, где четко прописано, что водитель обязан останавливаться «по требованию» так, и осталось загадкой. Хотя, о чем это я? Первое правило маршрутных такси - Никаких правил.

Второе правило – «Водитель Всегда Прав». Третье правило называть? Или догадались сами?

Ехали мы быстро. Настолько быстро, что на особенно резких поворотах колеса отрывались от земли, и я чувствовал себя Элли, сидящей в Убивающем Домике. А что.. хорошее название для маршрутки. А главное, подходящее. Вскоре мы проехали мимо широко известной горы, выполненной природой в форме женской задницы. И нечего на Фрейда кивать – бывают горы, которые ДЕЙСТВИТЕЛЬНО имеют форму дамского зада. Это не мое мнение. Местные тоже так считают.

Потом мы проехали мимо коттеджного поселка, состоящего сплошь из недостроенных, и поросших травой зданий, и въехали в город. То, что это Украина, было совершенно не заметно.

То есть, конечно, у милиции, тут другая форма. Если присмотреться, то можно заметить рекламу, написанную по русски, но как-то непонятно. И только потом, до тебя доходит, что это не ломанный великий и могучий, а украинский язык. Язык, известный всему миру, как язык, на котором писал Шевченко. Да, пожалуй, и все. Больше, я таких героев не припомню.

Мы приехали на автовокзал Феодосии. Как ни странно, тоже выполненный в форме автобусной остановки. С трудом разогнув затекшие от сидения на низенькой табурете ноги, я вышел на небольшую площадь, заставленную десятком автобусов, и маршруток.

Можно сказать, что вся Феодосия, расположена на склоне горы. Так что вокзал, стоял на небольшом косогоре, и чуть выше виднелось старое кладбище, с церквушкой.

Разминая ноги, я искал общепит. Есть хотелось все больше и больше. Тут я увидел расположенную прямо на площади кафешку, отделанную с Крымско-Татарским колоритом. Ну.. строчки «При виде пищи теряет разум» просто просятся в моё личное дело. Поэтому, учуяв запах жаренных беляшей, я ввалил в эту кафешку, и не прогадал.

Как уже догадался внимательный читатель, я много и часто путешествую. Поэтому иногда, я просто вынужден питаться на вокзалах. Так вот – на вокзалах, как правило, кормят приотвратно. Это универсальное свойство мироздания. Мы можем открыть портал на Тау Кита, исключительно, чтоб обнаружить, что через пару часов, с обеих сторон портала, как грибы вырастут закусочные, торгующие подозрительно розовыми сосисками, и плоскими лепешечками с посыпкой из поструганной салями и сыра.

Обычно, кафе живет за счет постоянных клиентов. Людей, которые приходят туда несколько раз в неделю. И смертельно боятся, приготовить плохо, так как могут отвадить этих самих клиентов. Так живут все кафе… кроме кафе на вокзалах. В этих блюваловках-рыгаловках, нет никакой надобности заботиться о завсегдатаях. Покупатель, должен успеть расплатится, и сесть в поезд. А понравится ему еда, или нет – дело десятое. Главное, что он уже заплатил, и уехал.

Все эти мысли, вихрем пронеслись у меня в голове, когда я делал заказ. Заказ принимала у меня Крымско-Татарская девочка. Молодая, но серьёзная. В кафе было полтора столика, и ископаемая магнитола. В углу сиротливо торчала раковина. Но занавески на окнах были чистые, а столы не жирные. На девочке был чистый фартук.

Выбор был не богат. Предлагался окорочек, картофель фри, суп и салат. Я собственно, все это и заказал. Плюс торт. Плюс кофе. Девочка что-то почиркала в блокнотике… и тут пришла пора удивляться. За все про все.. с меня попросили 15 хохлобаксов. Это где-то в районе 80 рублей.

У нас, подобный обед будет стоить рублей сто пятьдесят. Ну, а в кафе на вокзале, и все триста. Второй раз я удивился, когда постепенно стали приносить заказанные блюда. Суп был харчо, и его была полная тарелка. Ну, это еще, куда ни шло… но окорочек был табака. Обожаю жаренные под гнетом окорочка. Только их так редко встретишь…

В общем, я объелся, еще до того момента, как принесли кофе. Кофе, кстати, тоже был приличный. Я знаю один хороший рецепт его приготовления, который прост как все гениальное. Кофе, должно быть дорогим. Остальное неважно.

Хозяин кофешки, немолодой крымко-татарский татарин, кофе готовить умел. И вот – хотите верьте, хотите проверьте, я так и не раскусил, было это настоящее кофе, или растворимое. Вообще-то, я не расист. И не считаю растворимый кофе изначальным злом. В жизни мне попадались растворимые сорта, которые были лучше, чем натуральное кофе.

Поев, я обнаружил причину ошибки в своих выкладках. Теория о том, что на вокзалах всегда плохо кормят, устояла. В кафе ввались несколько водителей маршруток, и официантка, не спрашивая, стала накрывать на стол. В этом кафе были завсегдатаи. Тут ежедневно питались водители автобусов. Вот откуда здесь такая простая и сытная кухня.

Покушав, я вышел, решив начать день, с осмотра кладбища. Нет, я не некрофил… дело намного хуже. Я историк самоучка, и у меня есть масса идей, относительно тайн истории. Так вот, на Украине, есть такой историк, Кульчевский, который раньше занимался социалистическим хозяйством. Дядя жонглировал цифрами, доказывая, что советские телевизоры лучше, и выпускаем мы, их на душу населения больше. С крахом социализма, он было остался не у дел, но быстро сориентировался, и оседлал нового конька.

Вот, я и решил, наглядно проверить, одну из его занимательных теорий. Посмотреть, насколько часто на старом кладбище встречаются захоронения, с 1932 годом смерти. Конечно, это не доказательство, в прямом смысле этого слова, зато этот источник сложнее подделать.

Я открыл дверь, придал своему лицу, приличествующее и скорбное выражение. И вошел. Чтобы выскочить обратно, через пару минут. Такого я не ожидал. Это был просто шок.

Читатели, наверно уже составили представление, обо мне, и о моем уровне культуры. Так вот – тут шокирован был даже я. Не хотел даже об этом писать, но из песни слов не выкинешь. Кладбище было банально загажено. Среди оградок стадами паслись черные черепахи. Запах стоял соответственный.

Я вышел. Заниматься историей мне больше не хотелось. Было противно до тошноты. Развернувшись, я пошел в сторону моря.

Исторически сложилось, что в многих городах, автовокзал расположен возле колхозного рынка. Ну, это у нас, в России, рынок только называется колхозным. Тут на рынке действительно торгуют местные жители. Я было прошел мимо, но любопытство заставило меня заглянуть на этот «Восточный Базар».

Ожидаемых фруктов не было. Ну, дак у нас, в конце концов, май, а не середина лета. В основном, торговали вином и килькой. И с того, и с другого предлагали бесплатно снять пробу, но я отказывался, так как не собирался ничего покупать. Внизу стояли ряды торговцев, продающих консервы, макароны, и мясо. Продавались тут и крымские жареные колбасы, и конечно же сало. Выбор сала был довольно богат – сало было соленое, копченое, переложенное пряными листьями и натертое красным перцем.

Люблю сало. Вот только есть его надо зимой. Когда на улице стоит трескучий мороз, рука просто сама тянется до кусочка сала с чесночком. Но вот, весной, в пригожий теплый денек сала есть не хотелось. Увидев, что я пристально смотрю на весь этот салярий, продавец отрезал махонький кусочек, и предложил попробовать.

Отказываться было просто неудобно. Я аккуратно взял сало с ножа, и оценил. Вкусно. По настоящему вкусно. Продавец, видно желая усугубить произведенный эффект, сказал: «Бери, парень. С России привезено». Ну… ктоб сомневался. Я часто слышу в новостях, что пограничники ловят украинцев, везущих на родину русское сало. Эх, Михалков, Михалков… Настрадамус ты наш. Доморощенный. Тебе, небось, и в страшном сне мысль, о том, что строчку из твоей басни, судьба буквально воплотит в жизнь – «Все наше хулят и бранят, а САЛО РУССКОЕ ЕДЯТ». И где? На Украине.

Увы, поддержать отечественного производителя я не смог. Сало в кармане не утаишь. Растает.

Дальше шли традиционные лотки с ширпотребом. Китайцы наводнили весь мир дешевым ширпотребом, но тут, его продавали местные продавцы. Я прошел мимо, удивляясь отсутствию обаятельных для Российских рынков развалов с ДВДшками и компьютерными играми. Впрочем, на выходе продавался Денди.

Выйдя с рынка, я продолжил променад. Дальше, вдоль дороги, на ящиках расположились торговцы книгами. Ну, это уже было интереснее. Хотя, некоторое время назад, я перестал покупать книги, читая их исключительно с компьютера, и наладонников. Ну, во первых, мне жалко деревья. Ну, а во вторых, читать электронные версии книг много удобней. Я ношу с собой целую библиотеку, в кармане. И если мне стало скучно, то я тут же вытаскиваю пальму, и читаю.

До начала эры наладонников, я бывало, таскал с собой в отпуск целый чемодан книг. Ну, не представляю я отпуска без интересной книжки. А сейчас, мой чемодан - лежит у меня в кармане. Единственный вопрос, который иногда меня волнует, так это судьба несчастных авторов.

Бедняги недоедают. Действительно, если издательства, хоть как-то подкармливало авторов, то со скаченной с интернета книжки, они не получают НИЧЕГО. Ну, кроме, известности, конечно. А известностью, сыт не будешь. По крайней мере, не всегда. Крупные авторы, могут получать деньги с фильмов, по книгам. С участия в конкурсах. Со скрытой рекламы. В общем, есть разные способы состричь купоны со своей известности.

А начинающим авторам, имя которым легион, денег не светит вообще. Ну, что я могу сказать… приходится вертеться. Зато, им в определенной степени, легче пробиться. Ну - сами знаете. Редактор, бывает предвзят. А миллион леммингов, то есть нас, с вами, дорогие читатели, ошибаться не может. Кстати, нелишне заметить, что хорошие писатели, пишут, потому что им есть, что сказать миру. Деньги тут - дело десятое. Но при всем этом, как только появится возможность поддержать особо понравившегося писателя рублем - поддержу. Пока что таких способов не сложилось.

Так, что книги я только смотрю. Выискиваю новые имена. Любуюсь редкими, в нынешние времена, хорошими обложками. А на этом рынке, я решил посмотреть на украинские книги. Крым, это формально Украина. Должны же самостийные украинцы, чего-то читать на своём языке. Ну, бегло просмотрев с десяток лотков, я убедился – самостийный украинец, в Крыму не читает ничего.

Книги, кстати, были точно такие, как и в России. Что, в целом, неудивительно. Из России они и были. Почитав аннотации, я постарался запомнить, пару тройку авторов, чтоб скачать при возможности. Прогулявшись, я посмотрел на часы. Цифры почти не читались.

На углу был магазин бытовой техники. Я вошел. Ну.. выбор техники, собственно, был не хуже, и не лучше чем в России. А главное, в углу стоял большой стенд, с часами Кассио. Точно такие- же, я пытался купить в Москве. Но тут, продавец не был избалован людским вниманием.

Он мигом подскочил, и затараторил на суржике. Поняв, что я с России, он тут же переключился на русский, с небольшим акцентом. Про часы, он знал все. Он объяснил, мне, что означает так смутившая меня цифра 50, на часах, означает, что в этих часах можно нырять на 50 метров. Однако, ушлая компания, производящая часы, не желая брать на себя ответственность за утонувших водолазов, и прочие непонятки, написала в инструкции, что в часах можно плавать.

Так же, гарантия, на часы, конечно, будет предусматривать, что часы можно мочить. И за все это удовольствие, я отдам всего лишь полторы тысячи имперских рублей. Или двести девяносто девять хохлобаксов. Вот это я понимаю. Продавец хотел продать часы, и он их продал.

На улицу я вышел обрадованный, с новыми часами на руках. Времени была бездна. В интернете, я видел карту города, и сейчас шел к старой крепости. Конечно, до неё можно было и доехать… но в это утро, я уже пересидел в автобусах. Благо, Феодосия, городок небольшой, и до крепости можно дойти пешком.

С самого начал бросалось отличии Феодосии, от тысяч маленьких городков, разбросанных по России. Ну, нету у нас, такой вот бурной истории. Да и деньги, мы предпочитаем тратить, на ремонт жилья, например, а не на памятники. Тут, же все было наоборот. Пошарпанные домишки украшали мемориальные доски, в аллеях теснились памятники.

Довольно быстро я насчитал десяток статуй, и бросил это безнадежное занятие. Среди памятников, попадались и откровенно бредовые – триумфальная арка, посвященная «Феодосийкам», памятная доска, о сообщающая, что в этом доме жил министр Югославии, и тому подобная ерунда. Я сфотографировался у памятника «Доброму Гению», и пошел дальше.

Идти, было не очень далеко. Километра три. Генуэзская Крепость, а если быть точными, развалины стены. оставшиеся от старой крепости, находились на горе. Сначала путник видит сложенную из камней крепостную стену, потом, идет по тропинке вдоль заборчиков, любуясь старинной кладкой.

Местные жители потихоньку приватизируют исторический памятник. Часть развалин была огорожена предприимчивыми частниками, да так лихо, что даже табличка «Охраняется Законом», висела уже на частном дворике. Внутри крепости, стоят нескольку курятников, и бегает Полкан, охраняющий.. нет, не крепость. Охраняющий кур, от туристов.

Потом, можно посетить пустые изнутри башни. Если конечно, вас не порвал Полкан, когда вы, слишком пристально, смотрели на кур. Башни изнутри и снаружи исписаны вечными граффити - Витя Козел, Миша Любит Галю, Харьков Рулит, и т.д.п. Встречались и непонятные надписи: Шабатура. Мивина – Гусь. Я подумав, решил залезть вовнутрь крепости. Ужос. Внутри крепость тоже была исписана. И искакана. Брезгливо потянув носом, я ломанулся от «памятника архитектуры» подальше.

Ну, это же так естественно. На любом памятнике, отставленном на милость туристов, появляются надписи типа «Здеся был Пызя Младший», и кое-что похуже. Жалко, только, что у городских властей хватает денег на памятники «Доброму Гению» - а охрана настоящего памятника истории, возложена на совесть граждан.

Я вылез через дыру в стене, и оглядел крепость целиком. Умели Генуэзцы строить. Сколько она простояла? Шесть веков и пятнадцать лет незалежности? Мощно, мощно.. Дай бог, еще с пару лет продержится.

Смотреть, в крепости, было больше не на что. Чуть ниже, была маленькая церквушка, посвященная, каким – то очередным жертвам коммунистов. Но, я туда даже заходить, не стал. Я несколько, не сторонник расковыривания исторических болячек. Хотя, украинцев, понимаю, как никто другой.

Дело в том, что с их стороны, все смотрится по другому. Был СССР – в котором всякие Хрущевы с Брежневыми, долгие годы играли первые скрипки. Украинец, стучащий по трибуне ООН тапкой наполнял сердца, наших южных братьев гордостью за свою страну.

А потом, их страна, съёжилась, до размеров Украины, оставив им от щедрот, богатую на сорняки степь, с десятком устаревших заводов. Эмоционально, это тяжело. Украинцы – всегда наивно полагали, что они кормят всю Россию. Ну, ладно – если бы еще, Россия, после развода, стала чахнуть. Но ведь нет – выздоравливает на глазах. Хорошеет, и набирается сил.

Более здравомыслящие народы, пищат и лезут в состав России. Это я про Абхазию, Южную Осетию, и Приднестровье. Да, скажем прямо – лезут, бедолаги, не от хорошей жизни. Но, факт остается фактом - в состав Украины, не стремиться никто.

Так, что приходится, сочинять байки, пытаясь убедить, самих себя: Мы ведь, не прогадали, нет? Нет, ребята. Вы прогадали. Ну и хватит об этом. Зато у вас, есть хитрожелтый флаг и чумовой президент Ющенко. И почетное право, батрачить по Европам.

Размышляя, об этой, и других сторонах, украинской жизни, я возвращался в город. Прогулка, на свежем воздухе, разогнала кровь в жилах, добавив мне аппетиту. Хотелось есть. В Перми, я заскочил бы, в кафешку, при гипермаркете. В Феодосии, гипермаркетов, не было напрочь. Пришлось, угощаться шавермой.

Или шаурмой. В общем, чем-то мясным, завернутым в длинный кусок лаваша. Украинский колорит блюда, заключался в сыре, которым было посыпано мясо. О кулинарных свойствах, этого изделия, хорошо говорит тот факт, что присмотревшись, я обнаружил, что жую салфетку, в которую заботливый продавец, завернул продукт своего труда.

Беглый осмотр, вскрыл ужасающие факты. Половины бумажной салфетки, как корова языком слизнула. Хотя, какая корова… давай уж скажем правду. Салфетку, походу, сжевал я. В свое оправдание, хочу отметить, что отличить лаваш, от салфетки на вкус, задача довольно сложная.

Выбросив, останки блюда в мусорку, я вышел на набережную. Стандартную, по большому, счету – для любого, курортного городка, СССРа (немного б. у.) Видавший виды, металлический парапет, ограждает узкий галечный пляж, на котором, посеется стадо разноцветных котиков- курортников. В море, плавают отдыхающие, бутылки, корабли, пришедшие в Феодосийский порт, и отдыхающие. Последних, даже больше, чем бутылок. Но не намного.

Среди битком уторканных отдыхающих, бросаются в глаза, пустые квадраты, уставленные лежаками. Это кто-то из более равных, прихватизировал кусочек пляжа. И сейчас, сдает его в аренду отдыхающим. На украинском новоязе, это называется, сдачей в аренду лежаков. На самом деле лежаки, в этом бизнесе, дело десятое. Тебя просто не пускают, на этот кусок общественного пляжа, если ты, не арендовал лежак. Вот так.

Еще, Феодосийская набережная, славится, памятником Нео, и общественным сортиром, спроектированным по рисункам самого Кикасо. Сразу скажу, что обе эти достопримечательности, нужно видеть в живую. Даже, на фотографии, они смотрятся, и вполовину, не так дико, как в реале. А уж описанные, на бумаге….

Начнем с сортира. Посредине набережной, диковиной треугольной бородавкой, возвышается… Даже затрудняюсь сказать что. Тетрасортирокадел. Безумное нагромождение плит, в форме неправильного треугольника, увенчанное стандартной бетонной панелью, с окном, и балконной дверью, и буками Ме и Жо. Я искренне надеюсь, что Феодосийцы, озабоченные историей родного города, напишут мне, кто автор, этого чуда, и чем он болел, когда ваял.

Дальше, следует памятник Нео. Ну, или матросу, повторяющему, подвиг Нео. Замысел, у скульптора, собственно, был довольно невеселый. Он собрался, изваять убитого матроса. Или бегущего матроса. В общем, убитого, бегущего матроса. Похоже, он так не решил, что точно, он хочет ваять.

В результате получилось то, что получилось. Зависший, над прохожими вечнопадающий матрос. Вот только вездесущая матрица, внесла свои коррективы. После просмотра фильма, стало очевидно, что матрос не убит. Он как Нео, уклоняется от пуль.

Дальше следовал, довольно миленький Луна-парк. С нелепой, фрейдистской штукой, на которой катали подвыпивших туристов, каруселями и грустной девушкой, предлагающей, пострелять из арбалета. За бешенную сумму, в 20 хохлобаксов, я получал право, пять раз выстрелить, из арбалета, по мишени. С условием, что ежели я попаду, все пять раз, то получу в подарок, бутылку игристого вина.

Естественно, мне захотелось пострелять. Я сроду, не стрелял из арбалетов, хотя из обычно оружия, как-то дострелялся, до чемпиона района. И тут, неожиданно, для самого себя, я внезапно попал. Первый раз, второй, третий… И так невеселая девушка, заметно погрустнела.

И тут, я попав в четвертый. Уныние красотки, перешло в откровенный ужас. Я же решил для себя, что попав в пятый раз, потребую, не вино, которое, на самом деле является немного скисшим соком винограда, и которое, я после службы в Приднестровье, на дух не переношу, а традиционный приз всех времен и народов. Поцелуй красавицы.

И тут же, засандалил в молоко. Конечно, нельзя сказать, что я ничего не получил. Я был вознагражден лучезарной улыбкой, вернувшийся, на лицо заметно повеселевшей девчонки, и махоньким, желтеньким, кошелечком, на руку, в котором можно носить ключи от квартиры.

Дальше, мой путь лежал, к дому музею Грина. Меня, всегда удивлял, и завораживал, особый, странный, немного грустный, мир, описанный в его повестях. Его дом, был украшен красивым, парусным корабликом, и огромной, плетеной штуковиной, которая, во времена, до изобретения резины, не допускала стуканья корабля о причал.

Билет, стоил сущие копейки. Особенно, по сравнению с билетом, на выставку тараканов, расположенную в этом же доме. Ну, что я могу сказать. Жил, Грин, бедно. Это, чувствовалось, сразу. Много читал. Энциклопедии, Жуль Верн, множество книг, чьи названия, я так и не смог разглядеть.

Писал много. И на удивление чисто. Он не мусолил, часами перо, выискивая неизбитое сравненье. Он бегло записывал картины, открытые его внутреннему взору. И никогда не переписывал, написанное. Настолько реален, был видимый им мир.

Дальше, была комната с иллюстрациями. Эти картинки, я рассматривал все детство – они были в шеститомном собрании сочинений Грина, выпушенном в конце середины прошлого века. Тут, висели оригиналы.

Полюбовавшись, в последний раз, Ассоль, я вышел на улицу. Романтика… постепенно испарялась, под давлением реальности. Чуть выше музея, стоял киоск, торгующий свежей прессой, выпечкой и кофе. Кофе, конечно, был растворимый. Но нормально растворимый. Не Пеле, и не Голден Мусор. В смысле, его можно было пить.

Сама идея, торговать в киоске газетами, и кофеем, мне понравилось. Было, в этом что-то ностальгическое. Серебренный век… Парижские кофейни… Я конечно, там не был. Я читал. Люблю читать.

Вот и сейчас, я купил себе кофе, и газеток. Пресса, в киоске, была московская, и местная. Для сравнения, я купил и то, и то. Разница была колоссальной. На обложке нашей газеты в 30 листов, была убитая горем девушка, и надпись «Россия скорбит по жертвам теракта». На обложку местной газеты в 4 листа, со странным названием «Кифа», была вынесена самая злободневная новость Феодосии: «Коровы ОПЯТЬ забрались в виноградник».

Должен признать, что сравнение было не в нашу пользу. Вздохнув, я пошел в сторону автовокзала. Вечерело. После дня, проведенного на улице, мне очень хотелось протянуть ноги.

По пути, я разглядывал сувениры. Хотелось, привести домой что-то самобытное. Украинское. Но все, что лежало грудами на лотках, было создано левой пяткой китайского бракодела. Да, времена, когда всю контрабанду делали на малой Арнаутской, канули в лету.

Впрочем, на одном из лотков, я увидел довольно симпатичные фигурки котяток. Чтоб присмотреться, я взял и в руки, и тут же выронил от омерзения. Котята, были пошиты из котят. И это не шутка. Я отлично знаю текстуру меха кошки. Сразу вспомнилась нетрадиционна – гастрономическая любовь китайцев, к мурлыкам. Кошка, с их точки зрения. Это не только полкило деликатесного мяса, но и ценная шкурка. Из которой можно пошить сувенирчики.

Брезгливо вытерев руки, я пошел на остановку, где и встал в конец очереди желающих ехать сидя. Точнее, я сел, в конец очереди, желающих ехать сидя. Не прошло и часа, как я уже сидел в подпрыгивающей на кочках маршрутке. Стемнело.

Темный Коктебель ночью, производил впечатление глухой провинции. Улицы освещались светом из окон. Зайдя в номер, я включил чайник, и телевизор. Последний усыпил меня быстрее, чем вскипел первый.

День двенадцатый. (Среда) Полный пушной зверёк, но не писец.

Утром… я проснулся. По моему состоянию, это было уже большим достижением. Попил кофе. Попил аспирина. Осторожно провел инвентаризацию конечностей. Конечности присутствовали. Некоторые из них даже гнулись. Потом, я собрался силами, и проковылял к окну, мужественно раздвинув шторки.

Увиденное так поразило меня, что я забыв о хворях выскочил во двор. В Коктебель пришло лето. Несмотря на утро, прогретый воздух, стелился полупрозрачными потоками по асфальту. Где-то скрипел кузнечик. Опасаясь, что лето так же быстро кончится, как и начнется, я похватал полотенце с кошельком и ломанулся на пляж. Благо, в Коктебле, можно не особенно заморачиваться купальным костюмом, а перекусить можно и на пляже.

Набережная, вновь заполнилась туристами. Я пообедал в классической социалистической столовой, в которой, в связи с потеплением, появилась даже небольшая очередь. Столовая, кстати, была социалистической в хорошем смысле этого слова. Просто убранство, и выставленные блюда, были типичными для столовок развитого социализма. Ну, как в мире бывает китайская или итальянская кухня, так была и кухня СССР, с рыбным четвергом, кашей с крупы «Дружба» и компотом из сухофруктов на сладкое.

Я с удовольствием поел манной каши, утирая скупые слезы ностальгического умиления. Правда, чистить зубы после еды, мне пришлось в единственном умывальнике, привинченном посреди зала. Персонал столовки смотрел на меня, с плохо скрываемым удивлением. Дальше мой путь лежал на нудисткий пляж. Пусть и не заполненный, как настоящим летом, до краёв, он не был пустынным. Тут и там, сидели, стояли, лежали, и прохаживались вдоль прибоя, группки людей, разной степени раздетости. Я разделся, и лёг на расправленное покрывало.

Нудистом, я стал довольно таки случайно. Я приехал в Коктебель, даже не подозревая, о существовании такого явления, как нудизм. То, есть, я конечно, об этом знал - но чисто теоретически. Где-то, что-то, когда-то читал. И оказавшись, в первый день на пляже, заполненном огромным количеством голых девушек и женщин, я испытал некоторый шок. Благо, длился он довольно недолго. (Голые мужчины- были тоже, но к голым мужчинам я как-то более привыкший, поскольку по четвергам хожу в баню, и вообще, я не такой. Вот.)

По истечению 15 минут я разделся, и с тех пор купаюсь только голым. По возможности. Начнем с того, что это разумно. Я много и часто плаваю, и прилипающая к выступающим частям моего тела сырые плавки, мне скорее не нравятся. Вообще, начинать нудить, гораздо удобнее в Коктебле.

Во первых, человек – животное явно стадное. Так что раздеться на пляже, среди сотен других голышей, гораздо проще, чисто с эмоциональной точки зрения. И потом - это другой город. Другая страна. И вероятность встретить своих соседей по подъезду, приближается к нулю.

Последний довод особенно важен. Уж не знаю почему, но многим было проще раздеться, среди незнакомых людей. Приведу пример из личного опыта: в городке Чусовом, где я вырос, нравы в начале восьмидесятых походили на нравы современной Европы. В том плане, что в баню, меня мелкого брал папа. Но если папа уезжал, в парилку меня тащила мама.

И этой парилки, я боялся больше чем всех голых женщин вместе взятых. Но рассказ будет не о ужасах парилки. Как то раз, я сидел отмокая в тазу, тщетно пытаясь утопить пемзу. В этот момент, на соседнюю скамью, приземляется женщина, с девочкой на руках. Ставит её на скамью, и уходит париться.

И тут я с ужасом понимаю, что это моя соседка по парте. В этот момент я впервые понял, что я голый. Даже хуже - я голый в женской бане. Девочка Юля, кстати, почувствовала примерно тоже самое, покраснев как рак и замотавшись мочалкой. И это несмотря на то, что мальчиков, в бане, хватало. В том числе и старше меня - я тогда учился в первом классе, а в женскую баню, многих моих приятелей водили до десяти лет. Вот такие вот странные кренделя, выкидывает с людьми чувство стыдливости. В баню, с мамой я больше не ходил, поэтому второй раз, голую Юлю я увидел намного позже. Но это уже совсем другая история.

Сейчас, я лежал на пляже, читая пальму. На сегодня, у меня был Венс. В очередной раз следя за похождениями тупицы Кугеля, я не мог сдержать хохота. Дело в том, что я, обычно читаю по несколько книг сразу, и сейчас, параллельно перечитывал Волкодава девицы Семеновой. Вместе, эти книги работают как бинарная взрывчатка. Если по отдельности - книги просто хорошие, то при чтении вместе, можно ужаться до икоты. Так и я, всплесками хохота постоянно привлекал внимание соседей.

Народ, на пляже занимался обычными пляжными делами – загорал, мазал спину кремом для загара, и опять загорал. Купались сегодня мало и быстро, несмотря на присутствие любимого летнего развлечения туристов – банана. Банан – это такая надувная фигня, собственно, не особо похожая на упомянутый фрукт. Ну разве только тем, что она продолговатая. В общем, это такой надувной цилиндр, шириной сантиметров в 60, и длиной метра три. На него нужно садятся верхом, после чего водный мотоцикл, к которому это чудо привязано, рвет на полную мощность по водной глади.

Мотор ревет, туристы верещат… все довольны. Тут и скорость и азарт – удержаться на скользкой поверхности «банана» - все равно, что усидеть на быке во время корриды. Лучше и не пытаться. Смысл все равно не в этом - нужно вовремя слететь, перекувыркнуться в воздухе и влететь в волну плашмя. Дух, кстати, вышибает будь здоров. Именно поэтому, бананник следит чтоб все катающиеся на банане люди были одеты в спасательные жилеты. Поскольку пляж нудисткий – то очень часто, это единственная одежда на катающихся. Поэтому, бананник любит возить народ с нудика – вдоль обычного пляжа. И наоборот. К общему веселью и радостным выкрикам.

В этот раз, народ катался мало - все таки холодновато. Оставив кошелек и пальму соседям, я решил открыть сезон дрессировки банана. В этот раз бананник опросил неожиданно много – 20 хохлобаксов, но увидев что народ не толпиться в очередь, согласился на десятку. Я впервые ехал на банане один. Через секунду, мысли о холоде воды покинули мой разум – не до того было. Я тщетно пытался удержаться на недогруженном туристами банане, который кидало будто как акробата на батуте. Еще через несколько секунд я слетел в воду. Но шоу, на этом не кончилось. За бананом, извиваясь в воде, следовала спасательная веревка. Требуя продолжения банкета, я уцепился за неё. Веревка натянулась. Рывок, чуть не выдернул меня из воды, и я понесся, прыгая с волны на волну, уже на своем заду. Убедившись, что все нормально, я попробовал стать на пятки.

Неожиданно, у меня это получилось. Какое-то время я летел рассекая воду ступнями, как заправский лыжник, но потом попытался принять более вертикальное положение, и выпустил мокрую веревку. Бананник не сразу заметил потери меня, и улетел дальше. Пришлось, доплывать до берега самостоятельно - благо было недалеко. Пока я плыл, по берегу ко мне подошла помощница мистера бананана, и забравши жилет ушла. Я остался гол как сокол. И это на обычном пляже. До нудика, пришлось добираться бегом. Хорошо что отдыхающие, в Коктебле, уже ко всему привычные. Судя по реакции текстильщиков - голый мужчина, бегущий краем моря, на редкость смешное зрелище.

Я бежал, и думал на отвлеченные темы. Интересно, когда слоны бегают, им хобот по животу бьет? Вернувшись на пляж, я первым делом закутался в покрывало. Не помогло. Тогда я начал прыгать по пляжу в тщетной попытке согреться.. Потом сел, изумленно разглядывая пятки. Таких чистых пяток у меня не было лет так 30. Это я не к тому, что я не мою ноги. Как раз мою. Но тут, пятки как будто бы обработали пескоструем. По ходу дела, старую кожу мне сорвало потоком воды, когда я на этих пятках проехал. Напор был – огого. До сих пор вспомнить страшно, подумал я, ложась малость почитать.

И почитал. Чуть чуть. Пару часиков. Поскольку камни на пляжу, не отличаются особой мягкостью, я перепробовал все описанные в продолжении камасутры позы читальщика. Принимая позу удрученной канцелярской скрепки, я поднял глаза…. и вдруг увидел снайпера. В кустах на горе Юнга. Гора Юнга – это собственно, весьма умеренный холм, в который углубляется гробница предусмотрительного г-на Юнга. Логично рассуждая, он решил заблаговременно, озаботится строительством собственной усыпальницы. Но, тут случилась революция, и г-н Юнг, эмигрировал. Я не знаю, успел ли он вырыть себе новую гробницу, знаю только что старая, возле Коктебеля пустует. Хотя как пустует… Юнга в ней нет точно. Но что-то точно есть. Не знаю правда что, но что-то очень вонючее. Настолько – что я эту гробницу обходил стороной. Судя по запаху - туда заползло и издохло, по меньшей мере Лох – Несское чудище.

Так вот – в небольших кустиках на этом холме, сверкала линза очередного озабоченного. Я уже писал, об универсальных законах мирозданья? Так вот - там, где есть голые молодые женщины всех возрастов, в кустах обязательно материализуется хмырь с подзорной трубой. Главной загадкой, при этом будет - отчего в кустах. Я тоже, не дурак полюбоваться на девушек. Но, на нудистком пляже, к голой девушке можно подкрасться на расстояние метра. И внезапно угостить пивом. Это всяко разом интереснее, чем созерцать её через трубу. Правда, сейчас, в кустах прятался гораздо более вредоносный тип антенщика. Камерараст, или фотосексуалист. Этот такой дядечка, что фотографирует девушек на фотик, и потом над фотографиями вожделеет. Или, что хуже, выкладывает в Интернет.

Отношение у меня к этому двойственное. С одной стороны, на мой взгляд, гражданин свободной страны, имеет право снимать все что хочет. И если девушка вышла на пляж голой, то она должна предполагать, что её кто-то увидит. При том, возможно на фотографии. С другой стороны - тут недопустимо нарушается частная жизнь.

Видите, я сам не знаю, как тут правильнее думать. Поэтому, я решил применить золотое правило. Но не то золотое правило, что у всех на слуху: «У кого золото – то и правит», а другое. Никогда не поступай с другими так, как не хотел бы, чтоб поступили с тобой. Я поднялся на холмик Юнга и подойдя к камерасту, начал ничуть не таясь, в упор, фотографировать его. Беднягу аж перекосипорило. Он дернулся, туда - сюда, онемев от подобной наглости. Я продолжал фотосессию, выбирая виды поживописней.

- Чего это ты делаешь, наконец не выдержал фотограф.

- Фотографирую фотографа, фотографирующего девушек.. Ты ведь не против?

Судя по выражению лица, фотосексуалист был против. Но внятных возражений от него не последовало. Собрав свои манатки, он слетел с горы, как тряпичный коршун. И больше я его не видел. Я же вернулся к своим баранам, и еще немного почитал. И еще. И день мог бы бездарно кончится… но тут я увидел её. Невысокая худенькая брюнетка, в сланцах на голое тело (совсем совсем голое) она прошла мимо меня, и остановилась на набережной. Я наблюдал за ней в фоновом режиме, почитывая книгу.

Она немного походила, по бетонным плитам вперед и назад, размышляя о чем-то девичьем. Потом она вытащила зажигалку, и раскурила сигарету. Меня, это мигом заинтересовало. Не потому, что я люблю курильщиц, нет… Просто, ну откуда может вытащить сигарету полностью голая девушка? Сланцы отпадают. В руках у неё ничего не было… Молчать, поручик, молчать, сказал я самому себе, остановив дальнейшие размышления на эту тему. Благо девушка, продолжила шоу дальше.

Ведь сигарету мало достать. Её надо еще и прикурить. А с этим, при теплом, но довольно сильном ветре, были очевидные проблемы. Простое перечисление поз, которые принимала несчастная девчонка, желая укрыться от ветра, способно вогнать в краску многих поборников нравственности.

Дело кончилось тем, что я не выдержал, взял покрывало и подошел. Ну, я известен своей неловкостью и неуклюжестью. Так что когда девушка подкурила сигарету, оказалось, что мы стоим прижавшись к друг-другу. И тут, в кои веки вовремя, мимо нас прошел подросток, распевающий монотонную песнь:

- А кому пива, хОООООООлоденькогООООООО.

Как-то так получилось, что пива, я заказал два. Девушка, взяла запотевшую бутылку, засунув зажигалку за резинку на роскошной копне волос, и неуверенно сказала:

- Меня мама маленькую учила: Никогда не пей с незнакомцами.

Наверное, я мигом успел погрустнеть. И напрасно, поскольку девушка протянула тоненькую ладонь

- Лина.

День определенно налаживался. Мы мило поболтали, попивая пиво. Поскольку, я человек феноменальной, потрясающей порядочности, то рассказ будет пущен под нож цензуры, чтоб не испортить репутацию девушки.

Так вот: Лина приехала в Крым с города - героя ХХХХХ, который справедливо называют Северной ХХХХХХ. Она шутила, что работала с ХХХХХХ России, в одной организации. Я тоже там был - правда из всего города запомнил только знаменитые ХХХХХ ночи, ХХХХХ мосты, и величественный ХХХХХХ Петру Первому.

Потом мы купались. Купание, на нудистком пляже, вообще достойно картины маслом, и надолго врежется в мою память. Просто, например момент, когда увидев водоросль девушка начинает визжать и ты садишь её себе на шею - запоминаются лучше, если это случается на нудистком пляже. Лично мне это так запомнилось, что пришлось долго думать на разные отвлеченные темы. Вот к примеру, неужели у меня на подбородке, щетина так же колется? Если, да - то я искренне извиняюсь перед девушками, которых целовал небритым. Холодная вода быстро вернула меня к реальности. Мы вышли на пляж, и какое-то время посидели под покрывалом, в тщетной попытке согреться. Наши соседи по пляжу, тем временем занимались свинским бодиартом. В смысле обмазывались грязью.

Сразу спешу сказать – что грязного, в коктебельской грязи, только название. Это вулканический пепел. Чистоплотные и трудолюбивые туристы, ныряют за ним в море, соскабливают его со стен утесов и разводят дождевой водой, прозрачной как слеза девственницы. Чистоплотные, но ленивые туристы, добывают эту чудо грязь путем выпрашивания у трудолюбивых туристов. Все остальные туристы - просто обмазываются тем, что найдут на пляже. Эффект, примерно одинаков. Свежеобмазанный турист черен и блестящ, как пара новых армейских сапог. Подсыхая грязь, становится пепельно-серой, и турист становится похож на памятник самому себе. Наверняка, это служит хорошей защитой от ультрафиолетового облучения. Еще обмазанный гражданин, или гражданка – что гораздо интереснее, начинает думать что он одет.

Обмазанная глиной Лина, стала поразительно похожа на темного эльфа. Худенькая фигурка, серая кожа, грива черных прямых волос, огромные, черные глаза… Японские анимешники, подарили бы России, за право пообщаться с этой дроу, еще какой-нибудь остров. Мы болтали. Попивали пиво. Как я уже сообщил читателю, Лина курит. Ну, а я и курю и не курю. Поскольку это очень удобно, остановлюсь на этом поподробней.

Все противники курения, с пеной у рта, доказывают что в курении нет ничего привлекательного. Глядя на папочку, с ними сложно не согласиться – унылое пускание клубов дыма в сенях, по степени доставленной радости может сравниться разве что с ежедневным клистиром. Вот только любой молодой человек, решив попробовать сигарету, получит взрыв положительных эмоций и на редкость приятное легкое опьянение. Так кто тут прав? Стоит ли отказывать себе в удовольствие, и есть ли оно вообще? Открою небольшой секрет. Курить - действительно очень приятно. Вот только, приятно курить – всего лишь несколько первых раз. Потом, организм привыкает к никотину и амба. Курение становится на редкость неприятной и вредной обязанностью. Не верите? Спросите у курильщиков, как часто, после сигареты, им хочется бегать и смеяться? После сотой сигареты, ты можешь испытывать ровно две эмоции, связанные с табаком. Что тебе охота курить, и что тебя, на пару часов, это желание отпустило.

Так курить, или не курить? Для себя я решил так - чтоб приятные чувства от сигареты не уменьшались, я буду курить, один раз в 3 месяца. И вот 15 лет, соблюдаю этот график. Так что сейчас, я мог покурить вместе с Линой. После пары затяжек, я увидел, что с Кара-Дага, в небо, огромными каплями стекает эктоплазма. В море пели дельфины и сирены. По иссиня черным волосам моей спутницы, пробегали фиолетовые искры.

В независимости от контекста, мне очень захотелось коньяка. Мы начали собираться за ним. в ихкспидицию. При этом, я как более трезвый и ответственный товарищ, запретил Лине, идти в город голой. Или, если учитывать плотность покрывающей её тело, засохшей целебной глины, голой на 99,9 процента.

Глину пришлось отмывать. Поскольку человек, в отличии от кошки, не может дотянуться до всех своих частей, отмывать пришлось мне. Из под серой сморщенной корки, постепенно проявлялась розовая девчонка. Голая и замершая. Ну что еще нужно, для мужчине для полного счастья? Очень скоро выяснилось, что мужчине, для полного счастья, нужно было поесть. Отдел стратегического планирования моего мозга, разработал план дальнейших мероприятий, включающий посещение «какого-нибудь приличного заведения со скатертями». Все планы поломал отдел быстрого реагирования, давший команду «Пустить слюни» при виде продающейся на набережной шавермы.

В общем, мы поели шавермы, причем Лина удивила меня, умяв сразу две штуки. Я правда, умял три, но я тупо много больше. Идти уже никуда не хотелось. Поэтому, мы сидели на набережной, попивая коктебельской коньяк, с консервированными ананасами, и любовались закатом. Ананасы, правда, пришлось вылавливать из банки пальцами. Да и коньяк, пился как-то нецивильно - из пластиковых стаканчиков.

Коньяк, кстати, оказался неожиданно неплох. Поскольку, я часто дегустирую дорогие коньяки, при сдачи объектов, то немного в этом напитке разбираюсь. Напиток, был заслуженно лучше молдаванского, и стоил при этом дешевле. Правда, причина столько отличного качества, была указанна внизу на этикетках: Коньячные спирты Коктебель закупал во Франции. Темнело. Я сейчас, даже не вспомню, о чем мы болтали. Наверное, о чем-то смешном. Чувствовалось, что очень скоро, на по мою душу придет полный пушной зверек. Только давайте без пошлых шуток. Я ждал прихода лямура. Время, утекало прочь, как коньяк. Бутылка, ставшая клепсидрой, опустела. Мы постепенно, шли домой. И тут выяснилось, что Лине, совершенно необходимо, вернуться в Феодосию.

Сначала, я было решил, что девушка, болеет не за Зенит, как положено жительнице города ХХХХ, а за Динамо. Но, было видно, что она была очевидно расстроена. Она должны была получить от уезжающей подружки, ключи от квартиры. Где подружки живут. Пришлось заказывать такси. Я проигнорировал сидящего в такси немолодого безобидного мужичка выбрав тачку, с небритым усатым горцем, с редким частоколом прокуренных зубов и наколками на руках. Тактическая уловка удалась – Лина облегченно вздохнула, узнав, что я вынужден съездить в Феодосию с ней. Бо опасаюсь отпускать с этим жутким аборигеном, которому, кстати, пришлось пилить в Коктебель в гордом одиночестве.

Вечерняя Феодосия встретила нас густой осязаемой темнотой. В такую ночь хочется целовать девушек, пить вино и перепрятывать сало. Редкостоящие фонари делали тьму даже более сгущенной. В зарослях акации, скрипели мириады цикад, стоящие ярко освещенные палатки предлагали восхититься изысками восточных кулинаров.

Работали и многочисленные ресторанчики, явно не страдающие от избытка посетителей. В прошлом году, я отужинал в одном из местных заведений с грузинским колоритом, и был неприятно удивлен счетом. Хитрые дети гор, одолевали меня и спутницу разными блюдами, которые мы не заказывали. Выглядело это так: тебе приносят в бокале вино, и предлагают восхититься ароматом. Приносят зажаренную деталь от барашка и предлагают снять пробу. Приносят мороженное с фруктами и поставив на стол, сообщают «Это для Вашей дамы». А потом приносят счет, где все это будет подробно взвешенно, измерено и оценено.

Счет, таким манером, разросся с 500 имперских, до двух тысяч. Хорошо, что у меня, для подобных олухов всегда есть насмерть блокированная виза. Я отдал планируемую сумму подписав счет на остатки, и с тех пор, обхожу грузинские бистро стороной. Мы подошли к вокзалу, в надежде что Линина подружка уже сидит в ожидании поезда. К сожалению, её не было, и мы пошли прогуляться по набережной. Феодосийская набережная в темноте, была заметно более эстетичным зрелищем. В шумящем чернильно-черном море, отражались огни города, переплетаясь с огнями стоящих на рейде кораблей. Народ, идущий на променад бодро чавкал шавермами, шаурмами и хоть-догами. (Название Хоть-Дог произошло от того, что это блюдо дешевле шавермы и предназначено для покупателей, мечтающих хоть что-то пожевать). В руках у большинства отдыхающих были бутылки с пивом. Становилось понятно - почему на набережной через каждые 100 метров торчит по туалету.

На набережной приезжие хиппи устраивали огненное шоу. Почти невидимые в темноте люди крутили ведерки с горящей соляркой, получая огненные круги. Вокруг молчаливой толпой стояли отдыхающие. Резко воняло танками. Чуть дальше, бренчали хиппи. Миловидная девушка увешанная фенечками пила что - о засохшей реке и мертвой рыбе. Я проникся, и тут же купил шашлык из мертвой рыбы (угря) себе и спутнице. Дальше стояли негры, в национальных костюме состоявшем из бус, юбочки из травы и висящей на груди белой девушки. Девушки, впрочем, постоянно менялись. Негры зарабатывали себе на хлеб, с толстым слоем икры, разрешая сфотографироваться возле них.

Судя по огромной толпе подвыпивших девиц, услуга шла на ура. Как известно, наибольшей сексуальной привлекательностью обладают особи, чей генетический код отстоит максимально далеко от твоёго. Судя по реакции девиц у них с неграми не было ни одной похожей хромосомы. Нам же, пришло время возвращаться на вокзал. Линина подруга от волнения нарезала круги вокруг узлов. Пока девушки трещали, изредка бросая на меня оценивающие взгляды, я попивал пиво, с ужасом думая о понижении градуса. Утро обещало быть веселым. Наконец, ключи были переданы из рук в руки, и поезд тронулся.

Дальше была небольшая натянутая пауза, которую я прервал, заказав поймав такси. Пустующая квартира находилась у черта на куличиках, так что ехать пришлось довольно далеко… К тому же нам пришлось остановиться, для покупки продуктов и предметов домашнего обихода. Но, сколько веревочке не виться, конец найдется. Опустим же, завесу скромности, над финалом этой сцены.

День тринадцатый. Таксист. (Четверг)

Очень многие авторы, пишущие фантастику, начинают свои романы с того, что их главный герой просыпается, и долго вспоминает, куды это его занесло, и кто он, собственно, такой. А что - довольно реалистичное начало. Например, у меня, сегодняшнее утро получилось очень похожим. Ну, я, конечно, не дожил до вопроса, кто я. Вопросы, стоящие передо мной., были гораздо более интригующими: «Кто Она?», ну и парочка хрестоматийных: «И де…. я…. нахожуся», и «Где КОФЕ?! Я без него не могу».

Кофе я нашел на кухне. Как впрочем, и спички, и газовую плиту с чайником. Вот только газа не было. Совсем. Я повертел ручками на газовой плите, в надежде услышать знакомое с детства «Пшшшшш» - но без толку. Заглянув под плиту, я обнаружил причину странной немоты – плита банально не была подключена к газовой трубе. Шланг, выходящий из плиты сиротливо лежал на полу. О как. Наверно, в этой квартире жили украинские националисты, и они не могли пользоваться нашим, тоталитарным газом. А пищу, надо полагать, грели воздухом свободы. Или ели холодной. И сырой. Они могут. Националисты. Что с них взять? В общем, будем искать кипятильник.

Кипятильник я не нашел. Зато я нашел расписной русский самовар. Со встроенным кипятильником. Я заглянул во внутрь, и ужаснулся. Вчерашние пельмени, варились именно в нем. Ужас то какой. Мы, русские пьём из самовара только чай, и подогретую водку. Я человек широких взглядов, и меня сложно чем-то шокировать. Но варить пельмени в самоваре… это некоторый перебор. Лично я, в самоваре, кроме киселя, ничего не варил. Да и с киселем вышло не ахти - краник засорился. Ну, любишь кататься…. Люби и саночки возить. Нагрев в самоваре кипятка, я обратился к Капле. Судя по описанию, написанному на этикетке, одной бутылочки это химической гадости, хватит, чтоб избавиться от трупа, растворив его в ванной. Минут через пять, самовар блистал чистотой. Я же чувствовал одновременно, и Тимуром, и его командой.

Попив кофе, я малость пришел в себя, и огляделся. Небольшая, уютная кухонька, чистая, но бедная. Стандартное, сдающее в аренду крымское жилье, без горячей воды, но со здоровенным газовым водогреем. Титан эпохи возрождения, тоже был не подключен. Я заглянул в комнату. Девушка спала. Может быть ей принести кофе в постель? Это же так романтично. Вот, сейчас, найду одежду, и принесу….. Одежду, я искал зря.

Мило попрощавшись, я вышел из квартиры. Район, окружавший меня, был застроен довольно старыми домами. Настолько старыми, что заблудившись, можно было посмотреть, с какой стороны у них растет мох. Мох, стати, рос. Вообще, место было ужасное: канавы, в которых виднелись трубы поросли молодыми деревьями, в подвалах плескалась вода и гнездились выдры. Ну, может и не выдры. Может это у них так комары размножаются. Комаров, кстати, тут было полно. Я это еще ночью заметил. Район, этот, кстати, назывался как-то подходяще. Кажется, Камыши, или как-то так. Со времен начала незалежности там ничего не ремонтировали. Камышами, его назвали, за то, что прямо под окнами облупленных пятиэтажек начиналось огромное болото, покрытое одноименным растением. На горизонте высилась тесячепервая недостроенная здравница.

Моя задача была вернуться в Коктебель. Доехали, мы помнится, с ветерком, на такси. Правда, было темно, хоть выколи глаз. Так что, наверное, и возвращаться, буду так же. На такси. Осталось только найти, это самое такси. Побродив по поселку, я вышел к минирынку. Бабки торговали молоком и зеленью, усатая торговка пекла в кипящем жиру чебуреки. Сначала, мне показалось, что цена в хохлобакс за штучку, недорого, но, получив его в руки, понял, что чебурек скорее дорогой. При этом он был размером… ну с хорошую тарелку. Вот только из измерений, у него была только длина и ширина. Толщина отсутствовала напрочь. Но её недостаток, с успехом заменялся вкусом. Полный говяжьего бульона, чебурек был великолепен.

Вот, правда, съесть этих чебуреков, пришлось шесть штук. Я отлакировал завтрак пакетом сока, и приступил к поискам такси. Такси не было. Ну, действительно, жители этого поселка в булочную на такси не ездят. Они вообще, никуда на такси не ездят. Бо денег нету. В центр ходил маленький автобус, забытый под завязку. Ехать в душном, переполненном автобусе мне совсем не хотелось. Я поспрашивал у местных бабок, как тут с такси, и мне посоветовали, ловить такси на шоссе. Там, «оне шаше ездют». Как и следовало ожидать, до шоссе, надо будет идти пешком. Но в награду, я смогу посмотреть на знаменитый «золотой берег» - один из немногих в Феодосии истинно песчаных пляжей.

Ну, сорок верст для бешеной собаки не крюк, меланхолично подумал я. И пошел пешком в указанном бабками направлении. Опять прошлось пройти через поселок. Дальше стояла сплошная стена из камышей. Дорожка резко сокращалась в ширину, и ныряла в эти зеленые дебри. Идти было интересно. Все это до боли напоминало Молдавию, где больше всего доставали перестрелки в кукурузе – видно было на расстоянии вытянутой руки, и ориентация терялась почти мгновенно. По-моему, молдаване вполне заслужили почетного звания «Дети Кукурузы» - кукурузу они ели, кукурузой кормили скот, в кукурузе они прятались в лихую годину….. Впрочем, меня довольно быстро отвлек выскочивший из за поворота мужик. Прихрамывая, он бежал в сторону поселка.

- Осторожно, там бешеные собаки, предупредил он, пробегая мимо меня.

Ну, чтож. Мило. Очень мило. Возвращаться мне не хотелось. Однако, связываться с бродячими собаками не было никакого желания. У меня, конечно, есть опыт общения с псами, из которого я вынес одну мысль, что с человека с палкой, наши меньшие братья, не любят и обходят стороной. Вот только палки у меня не было. Пришлось, сойти с асфальтовой дорожки, и насобирать несколько камней – этот аргумент тоже считается весомым, и заслуженно уважаем в собачьей среде. Дальше я шел, демонстративно насвистывая тему империи из «Звездных Войн» - пусть собачки думают, что я их не боюсь.

Вскоре я подошел к шоссе. Наполовину утонув в болоте, там торчал полуразобранный трактор, чуть дальше лежала сваленная на обочине бесхозная куча арбузов. Впрочем, продавца я заметил сразу – он сидел на заборе, ограждающем часть пляжа. Не заметить его было нельзя – его увлеченно облаивала стая разномастных шелудивых псинок разных размеров. Идти на пляж мне сразу расхотелось. Ну, что, я песчаных пляжей, что ли не видел? В Коктебеле искупаюсь. Я пошел по шоссе, в сторону города, показывая руками знаки проезжающим водителям.

Вскоре остановилось такси с водителем чуть армянской внешности. Но, о национальности его я судить не берусь, да наверное, это и не важно. Я предложил отвезти меня до Коктебеля, мы долго торговались, и остановились на двадцати долларах. Наученный горьким опытом общения с таксистами, я переспросил пару раз, об окончательной цене, и мы поехали. Как я понял, Таксист был любителем погонять. Мы рванули с места так, что меня вдавило в сиденье – что, вобщем-то нехарактерно, для не особо новой Волги. Вот только весь пар ушел в свисток - за несколько минут мы доехали до переезда, и встали. По ветке шел состав. Ну, как сказать. Шел… С одной стороны, он явно не стоял. Но не сказать, что бы ехал. В минуту проходила, наверное, одна цистерна, при этом поезд регулярно осаживали назад, решив, наверное, что он слишком далеко заехал.

Мы стояли. Мне стало скучно, и я поступил, как поступаю всегда, когда оказываюсь во столь скучном положении – вытащив пальму, я начал читать Уланова. На водителя было страшно смотреть. Он ощутимо нервничал. Сначала он матерился. Потом попытался вовлечь в беседу меня. Я был неконтактный. Уланов был ощутимо интересней таксиста, хотя оба выступали в жанре фентази - Таксист рассказывал, как на него вешались малолетки.

Стояли мы минут сорок. Не то что бы я засекал время, но долго. По настоящему долго. Очередь из машин выстроилась на километр. Но, всему плохому всегда приходит конец, вот и последняя цистерна бодрой черепашьей рысью миновала переезд, и мы погнали. Водитель решил наверстать упущенное, и взялся за это с таким рвением, что на спусках у меня реально закладывало уши. Видя, что он куда-то спешит, я решил выйти, не доезжая до поселка, напротив горы Юнга, чтоб не заходя домой пойти на пляж. Плавок у меня с собой не было, но кому в Коктебеле нужны плавки?

Остановившись, я вышел из такси, и вытащив из кармана узких джинсов кошелек, с обещанными американскими деньгами, передал купюры Таксисту. Он держал их в руке, смотря на меня, как баран на новые ворота.

- С тебя ТРИДЦАТЬ долларов.

Тут, по уму, мне надо было просто развернуться, и уйти. Но, я, дурак, огорошенный подобным заявлением, не нашел ничего более умного, как спросить?

- Мы же договаривались на двадцать?

- На переезде долго стояли. Вот на счетчике и набежало, сказал он, не переставая улыбаться.

Счетчика в машине не было.

- И чего? Мы договорили на двадцать. А потом ты встал. Вот зачем ты стоял? Ехать надо было.

Таксист даже сглотнул. Объяснить – зачем он стоял, он явно не мог. Тогда его крохотнее реле, переключилось на вторую программу.

- Ты че? Проблем хочешь? Час будут тебе проблемы.

Одурев от подобной наглости, я выхватил одну из десяток из лап таксиста.

- Десять долларов снимается. За хамство.

Таксист взревел, как раненый кабан, и моментально выскочил из машины. Интересно, на что он надеялся? Ни монтировки, ни ножа у него с собой не было, а пистолет вытащить он бы просто не успел. Пару секунд таксист успешно лупил воздух в тех местах, где по его мнению, должен находиться я, а потом поскользнулся, и упал. Споткнулся болезный. Мою ногу не заметил. Ну, тут и сказочке конец. Воспользовавшись паузой, я очень быстро ушел. Ну, очень быстро. По тропинке, чтоб у таксиста не возникало идей, отомстить мне, протаранив Волгой. Таксист орал мне в вслед, что он всех в поселке знает, и что вечером поймает меня и… как бы сказать помягче… позаботится о том, чтоб я больше не страдал запорами. Ловить, как я понял, из его сумбурных криков, он будет меня там, где посадил. В районе поселка «Камыши», что не могло не радовать. Но и на пляж идти тоже было небезопасно.

Решив посмотреть шоу до конца, я сбегал за пивом, и прилег в кустах, откуда хорошо было видно дорогу к пляжу. Минуты шли. Где-то к концу литра, когда я уже начал волноваться за своё понимание человеческой натуры, к пляжу подкатили несколько такси, и ребятки весело ломанулись на пляж. Я поперхнулся пивом. Хорошего вы обо мне мнения, раз решили бить ввосьмером. Я вытянул шею. Такси стояли пустые. Мне, до мурашек по коже, захотелось побить стекла. Но, я как-то сдержался. Стареем… да. Стареем. Таксист, кстати, наверняка, принял меня за хиппи. Мир тебе брат, непротивление злу насилием, и все такое.

Гыгота ненаблюдательная. Из меня хиппи – как из… ну в общем, фиговый из меня хиппи. Я лежал, попивая пиво. Интересно, как отнеслись к таксистам на нудистком пляже? Пиво кончилось раньше, чем таксисты вернулись. Несолоно хлебавши. Я стал, отряхнулся, и пошел домой. Интересно, ну почему, такого рода приключения, обязательно сваливаются на мою голову? Что, я переделаю мир, или отучу таксистов наглеть? Все женщины с Венеры, все мужчины с Марса, а я, как дурак, с планеты Криптон? Завязывать надо с переделкой мира. А то, как нибудь отгребу. По полной программе.

Надо было переодеться. Идти по центральной, и единственной улице Коктебеля не хотелось. Мало ли чего. Понаедут, тут всякие. Ну, я и обошел. Перешел улицу, больше обычного оглядываясь по сторонам, и вышел к дому с неожиданной стороны. Заодно побывал на сопке. Вид оттуда открывался, просто зашибись. Море, подернутое белыми барашками, в связи с ветреной погодой, величественный Кара-Даг.. таксист, по сравнению с этими красотами природы, был мелок, как лесной клоп. И так же вонюч.

Вообще, украинские таксисты, это отдельная песня. Я как-то приехал, заплатил, как положено, таксисту, но он, полез к квартирной хозяйке, рассчитывая получить денег и от неё. А с кого, эти деньги будет драть хозяйка, как не с меня? При этом, он требовал денег открыто, ни капли меня не стесняясь.

Мне это сильно не понравилось, и я, взяв сумку, ушел, оставив их решать вопрос дележки моих денег в моё отсутствие. Не знаю, как они с этим справились, так как снял комнату буквально в следующем доме.

Тут можно возразить, сказав, что все таксисты, в общем-то… мазаны одним миром. Но таких наглых, я дома не видал. В Москве, да… было дело. Есть интересные особи, особенно вблизи вокзалов. Так они, еще и других таксистов, к своим хлебным местам не пускают. В общем, тут работы непочатый край. Годами трудится надо, над выведением породы «Таксиста Разумного, Умеренножадного».

Комната встретила меня ставшим уже привычным запахом сырости. После вчерашнего фейерверка эмоций, я чувствовал себя, проснувшимся утром 1 января. Я уныло попил кофе, уныло щелкая каналами телевидения. Даже в русскоязычном Крыму, озабоченная ростом популярности мовы власть, не допускала появления чисто русских телеканалов.

Попытки местных говорящих голов, разговаривать на небольшом и слабом смотрелись пародийно. У бедняг постоянно вырывался великий и могучий. Ну а приглашенные в студию гости и вовсе жевали кашу, мучительно вспоминая нерусские аналоги знакомых с детства слов. Но даже этот языковый балаган, не сильно радовал меня. Все-таки, насколько человек переменчив, и непостоянен. Я стонал, возмущал и хаял Крым большую часть своего путешествия. И вот - пришла пора уезжать, и мне до боли захотелось остаться. Я бы жил голышом в палатке на пляже, оброс дурной линялой бородой питаясь морскими ракушками и пивом. Туристы назвали бы меня… мучеником. Нет, как-то не так. Туристы, наверняка называли бы меня другим, очень похожим словом противоположенного значения.

Покидав в сумку вещи, я решил искупаться в последний раз в море. Поскольку день был омрачен конфликтом с таксистом, то я решил немного сменить имидж. Для подобных случаев, у меня есть гавайская рубашка, оттенка «Вырви Глаз» и черная бандана со зловещей пентаграммой. Так что с дома вышел не я, а совершенно не знакомый неформал. Поскольку, встречают у нас по одежке, то на пляже я был остановлен у первого костра такими же банданистыми гражданами. Слово - за слово разгорелась беседа. А какая беседа без пива? Пиво пришлось купить. Я правда пил чай, поскольку на алкоголь уже смотреть не мог.

Чай заваривала девушка с ДЦП. Это я заметил не сразу, поскольку все остальные туристы, незаметно помогали ей – подовая чайник и принося воду. Я удивился. Инвалиды довольно редко встречаются в смешенной компании со здоровыми людьми. Ну а на пляже в Коктебеле, быть инвалидом, очевидно, было не так страшно. Более терпимое общество, не выталкивало их на обочину жизни. Чуть позже, она пошла купаться. В воде, эта была обыкновенная девушка, плавающая, смеющаяся и кидающаяся водорослями. Ей, очевидно, было приятно хоть на десяток минут забыть о том, каким неловким становилось её тело на суше. Смеркалось. На берегу загорелись десятки костров и примусов. Люди с палаток варили ужин, разговаривая на смеси языков. В небе проклевывались острожные первые звезды. Несмотря на выпитый крепкий чай, мне захотелось спать. Я попрощался, и пошел в гостиницу.

День Четырнадцатый, и последний.

Проснувшись, я первым делом посмотрел на часы. О ужас - проспать не удалось. Похоже, мне все таки придется покинуть этот край умеренной гостеприимности за очень приличные деньги. Я попил кофе, отправился читать Резвуна. Как, вы не знаете Резвуна? Это очень известный зарубежный фантаст, выступающий в жанре параноидальной истерии. Позволю, сделать небольшое, умеренно лирическое отступление. Как все, вы, наверное, заметили, бумажные книги, читают все меньше, и меньше. Понятное дело, электронные книги бесплатны, удобны, доступны, и бесплатны. Я специально, написал слово «бесплатно» два раза. Ибо это очень важная причина популярности электронных книг. Спешу, кстати, утешить издателей. Бумажная книга, никогда не умрет. Ибо есть места, где бумажной книге, просто нет альтернативы.

Вот например, только что я увлеченно прочитал, пару страниц из книжонки «Дырокол», вышеупомянутого Резвуна, потом вырвал, и употребил по назначению. Обычно, я читаю с ноута или пальмы. Но Резвун, библия Хаббологов или публицистика Юлии Латунской… обязательно должны быть на бумаге. Чтоб кайф не ломать. Самое главное при этом - ни в коем случае не покупать книгу. Этих авторов не стыдно стащить с лотка. Путь продавцы знают - торговать ботвой можно только себе в убыток. Я например, взял Резвуна в библиотеке, и тут же «потерял». Библиотеке, взамен, я подарил пару нормальных книжек. А Резвун… по моему и так ясно, что случилось с Резвуном.

Но хватит, о гнусном. Пора перейти, к водным процедурам. Душ, был бодрящий. Даже более, чем бодрящий. Спасибо националистам - теперь, в Крыму нет горячего водоснабжения. Но, зачем копить негатив? В любой ситуации, нужно видеть положительные стороны. Вот сейчас, я окончательно проснулся.

Еще вчера, я договорился с гостиничным магнатом, что он отвезет меня в Феодосию. Я запихнул рюкзак в машину и без приключений доехал до вокзала.

Несмотря на то, что до отправки поезда было около получаса, поезд уже распахнул свои гостеприимные тамбуры. Я показал билет полусонной проводнице, с удовлетворением прочитав на бейджике, пришпиленном к её полной груди, что её зовут Вера. Все сходилось.

Я бросил рюкзак на верхнюю полку и оглядел попутчиков. Из Крыма в Россию ехали типичные украинские гастрабайтеры: приличного вида семейная пара инженеров предпенсионного возраста и молодой пацан - студент. Я оставил им рюкзак и ломанулся покупать запасы. Пока я покупал себе в дорогу пиво, воблу и другие, жизненно необходимые в дороге продукты на привокзальной площади, среди торговок началось странное оживление. Привыкшие ко всему бабушки тянули шеи и тыкали корявыми пальцами на какую-то диковинку. Я обернулся, и замер придерживая готовую выпасть челюсть. Да, южные городишки ломятся летом от чудаков и диковинок. Но этот чудак, был самый чудаковатый чудак, из всех виденных мною чудаков.

Тощий мужчина, одетый в бесформенный лиловый плащ с вышитыми звездами, волок на поводке орнагунтга. Да, на пляже, я часто встречал, фотографов с обезьянкой. Но с орангутангом? Да он здоровее кобылы. Да и ошейник, с намордником, на обезьяне, казались скорее декорацией.

- Сколько стоит фото, с …с… вот этим?

Назвать орангутанга обезьянкой, как то не повернулся язык. Продавец, по ходу дела, был еще глухонемой, раз начал показывать деньги оттопыренными пальцами. Я вытащил всю хохлобаксовскую мелочь, явно ненужную мне в Перми, и отдал погонщику. Обезьян - а это был весьма ярковыраженный мальчик, проявил живейший интерес к передаваемым купюрам. Потом, мы фотографировались. Память моего мелкого фотоаппарата, оказалась переполненной, поэтому я не могу показать вам, душераздирающее зрелище братания двух приматов, снятых третьим.

На прощанье, я вытащил из запаса продуктов в дорогу яблоко, и подарил обезьяну. Он очень деликатно взял яблоко рыжей рукой, и внятно сказал: «Уук». Как я понял, он хотел сказать, что он уукраинец. И тут мой взгляд упал на часы, и меня как ветром сдуло с перрона. Оставаться одному, без денег и вещей на вокзале, мне вовсе не хотелось. Как только я заскочил в вагон, поезд тихонько тронулся. Дорога шла прямо мо курортной зоне. Это не преувеличение - поезд ехал вдоль приморского бульвара. По случаю утра, столпотворения туристов на нем не было. В кустах возле дороги, на картонках спали вечерние артисты и музыканты.

Потом поезд вырвался за городские пределы и за окном замелькали поросшие бурьяном пустыри равнинного Крыма. Воды нет, растительности нет… Не Крым, а планета Железяка. Неудивительно, что те крохи цивилизации что здесь есть, тянутся к побережью. Я же сидел, у окна, подпирая рукой голову, и подводил итоги отпуска. В точном соответствии с папиным жизненным кредо, я отдохнул, и не отдохнул. Как это понимать? Сначала объясню про папу. Папу я люблю, что впрочем, не мешает мне иронизировать над некоторыми его чудачествами. Папа у меня работает. Хотя дааалеко не молод. Не думаю что из за денег - скорее он просто так привык. Работать дается ему нелегко. Особенно папочку достает начальство. Впрочем и начальство от папочки ревёт белугой кусая локти. Дело в том, что папочка придумал чудесный способ отбиваться от начальства. Он не говорит нет. Он не говорит да. Он на любой вопрос, дает стразу оба требуемых ответа.

Поясню на примере. Папочку ловит за пуговицу директор, с вопросом, починил ли он трансформатор?

- И починил, и не починил.

- Так он работает? спрашивает раздосадованный директор.

- И работает и не работает.

- ЕГО ВКЛЮЧАТЬ МОЖНО? Директор переходит на крик.

- Включать и можно, и нельзя…

Как вы уже поняли, беседа может тянуться часами, с заведомо предрешенным итогом. Директор убегает подальше от папочки, торжественно обещая окончательно спровадить его на пенсию. При этом директор знает даже меньше, чем до начала беседы. Ну а пенсия папочке не грозит. Он специалист. И заменить его некем.

Поняли, куда я клоню? По прочтению этой повести, я должен подвести итог. Этакую жирную, метафорическую черту, под которой будет сухой остаток повести. И это должен быть ответ на вопрос - можно ли отдыхать в Крыму? Так вот, дорогой читатель. В Крыму можно отдохнуть, не отдыхая и отдыхая не отдохнуть. Потому что в Крыму, туристический сервис одновременно и есть - и его нет. Местные жители милы и приветливы – в те моменты, когда они не жадны и расчетливы.

Если вы, по прочтению повести, закричав от радости поедете в Крым - я буду рад. Впрочем, я точно так же буду рад, если Вы, прочитав повесть решите с этих пор объезжать Крым стороной. Потому что я радуюсь, от того, что вы прочитали повесть. А за Крым пусть болеют местные жители. Надеюсь, что повесть просто послужит напоминанием, что есть такое чудесное место на глобусе, населенное такими разными людьми. И что палец им в рот лучше не класть. Не потому что откусят руку, а потому что толкать палец в чужой рот некультурно. В общем, я умываю руки. Будь бдительны, отдыхающие. Предупреждённый - вооружен.

© Aleksey L. Sergienko. Материал размещен с разрешения автора.

Частные гиды
на Украине

Комментарии

Милка
23 апреля 2010 г. 16:35
Полная фигня.
Ден
8 июля 2010 г. 16:49
Мдааа, как можно было 10 бакинских заплатить за такси 0_0 и как таксист осмелился еще 10 требовать....нереально. И про Украину автор плохо смыслит...а вообще в истории есть чтото душевное...Лично я в коктебель уже 5 лет езжу, правда летом, весной один раз был...что там весной 14 дней делать не представляю. =)) спасибо за историю...
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.