Турист Виктор Башкир (vibas)
Виктор Башкир
был сегодня 12:24
Признание
пользователей

Тропа нашей песни

Хунзах, Матлас — Россия Август 2020
215 95

Предыдущие рассказы об этой поездке:

1) «Махачкала и Антилопа-Гну»

2) «Золотое правило лузеров» (Сулакский каньон, аул Большой Гоцатль)

Обзорный фотоальбом «Открытие Дагестана»

--------------------------

За завтраком выяснилось, что у Зайнаб есть «гостевое» национальное платье — она его специально для особенных случаев сшила — и она может нам его одолжить. То есть, не нам, а Ане. С помощью дочки Зайнаб Аня облачилась в него, и стала похожа на местную блондинку. Благодаря этому платью и были сделаны некоторые наши «знаковые» дагестанские фотки.

54
Тропа нашей песни
Матлас. Лестница в каньон.
18
Тропа нашей песни

Завтраки у Зайнаб вообще были очень полезным занятием, потому что помимо приема пищи, мы поглощали полезную инфу и находили полезные знакомства и контакты. Ужины тоже были полезны, но на ужинах все больше пировали и веселились, а вот на завтраках делились полезной инфой. Зайнаб, например, рассказала нам про ещё одну всего год тому назад обнаруженную природную достопримечательность в Матласе — Каменную чашу. Мы познакомились с ребятами из Москвы (а может, из Питера) на Лэнд Крузере (а может, на РАВ 4), которые выдали нам координаты Каменной чаши, за что им спасибо. Они же поделились координатами Каспийского монстра возле Дербента.

Зайнаб же, услышав, что мы хотим заночевать на Ахтынских источниках, но не знаем контактов тамошних постоев, сразу кому-то написала, ей кто-то ответил, и она выдала нам телефон той, кто сообщит нам контакт того, кто скажет нам, как поселиться на источниках. И это всё превосходно сработало, об этом будет в следующих рассказах. В общем, вы видите, как полезно бывает завтракать в Дагестане — особенно в Большом Гоцатле у Зайнаб.

Перед тем, как уехать в Хунзах, Аня спросила у нашей хозяйки Барият, как запереть дом, так как наши хозяева тоже куда-то уезжали. Барият сказала, что входную дверь нужно просто припереть бачком с водой, который рядом стоит, чтобы она не открывалась, и куры внутрь не заходили. Сказала, чтобы мы не беспокоились — тут никто ничего не возьмёт.

До Хунзаха от Большого Гоцатля всего 20 км, но с перепадом высоты в 500 м — Большой Гоцатль расположен на высоте 1140 м над уровнем моря, а Хунзах уже на 1658 м. Взобраться надо на Хунзахское плато — водораздел, отделяющий долину Аварского койсу от долины Андийского койсу.

Само село Хунзах — центр Хунзахского района Дагестана — стоит на краю каньона Цолотль. Хунзах — своего рода конгломерат из нескольких сел — собственно Хунзах, Арани, Итля и Цада. В каньон Цолотль низвергаются водопады Тобот и Итляр. Тобот — один из самых впечатляющих и многоводных водопадов Дагестана. Правда, по причине засушливого лета в наш приезд Тобот был не сильно многоводен и не так впечатляющ, как мог бы быть, но все равно очень.

26
Тропа нашей песни
31
Тропа нашей песни

Нас, наверное, больше впечатлил всё-таки водопад Итляр — брат-близнец Тобота.

35
Тропа нашей песни

Высота водопада Тобот (а значит, и Итляр тоже) в разных источниках разнится. В одних — 50 метров, в других — 70 метров, в третьих — 100 метров. Это удивительно — в двадцать первом веке живем, а высоту водопада нормально померить не можем! Но нам с Аней показалось, что 50 метров для этих водопадов слишком мало, а 100 метров — слишком много. Поэтому их высота — 70 метров.

54
Тропа нашей песни
Хунзах. Водопад Итляр и каньон Цолотль.

Возле Тобота я пофотографировал девушек в национальных платьях — с их разрешения, и потом им фотографии прислал.

26
Тропа нашей песни
26
Тропа нашей песни

Мы прошлись вдоль каньона, чтобы обозреть всё со стороны. Всё страсть, как живописно! На той стороне каньона на краю обрыва раскинулся знаменитый Хунзах. Если продолжать осматривать окрестность слева направо, далее немного поодаль от каньона вы увидите небольшой аул Цада — родину Расула Гамзатова и его отца (а также и отца аварской поэзии) Гамзата Цадасы.

35
Тропа нашей песни
28
Тропа нашей песни
29
Тропа нашей песни

Дальше направо взгляд приведет вас в аул Арани и к Аранийской (или Хунзахской) крепости — одному из оплотов царской армии в девятнадцатом веке. Это еще один объект, ждущий хорошей реставрации и открытия в нем интересного музея.

17
Тропа нашей песни

Если вы посмотрите далее направо, увидите ЗИЛ и серьезного бычка.

14
Тропа нашей песни

Мы вернулись к машине и с ужасом заметили, что Аня забыла закрыть свое окно. «Нас обокрали», — произнесла жена упавшим голосом, — «На торпеде у нас стояла держалка для телефона, а теперь ее нет». Но шут с ней, с держалкой, на заднем сидении валялась моя поясная сумка, а в ней вся наша наличность — тысяч пятьдесят рублей. Мы-то по своей простоте душевной всё доверчиво оставили в машине! А народу в тот день там было достаточно много (воскресенье), и машина стояла прямо у дороги, так что рядом с ней весь народ и проходил. О, Аллах, и как нам тогда дальше жить?! Но оказалось, что никто нас и не думал обкрадывать, сумка с деньгами в сохранности валялась на заднем сидении, а держалка для телефона просто отклеилась от жары и, отвалившись, валялась под сидением.

Еще раз восхвалив дагестанскую безопасность, мы проехали на другую сторону каньона — на смотровую, рядом с Тоботом, откуда прекрасно виден и Итляр.

27
Тропа нашей песни

Там разговорились с двумя местными джигитами, и они, помимо прочего, показали нам трагически упавшую несколько лет назад с обрыва рядом с водопадом Итляр «Волгу». Подвыпившие люди тогда, к сожалению, неудачно развлекались на автомобиле и погибли. Мы долго не могли найти крохотную точку искореженного металла там, куда ребята указывали, но потом все же узрели. А вы найдете?

1 из 3
Тропа нашей песни
12

Каньон Цолотль поразил и захватил нас. Уезжать не хотелось. День только начался, а уже столько положительнейших эмоций осело в нашем энергетическом поле! Как бы оно не перенапряглось!

Мы покормили своего железного коня 95-ым бензином (95-ый, кстати, есть не на всех заправках, учтите это) и стартанули в сторону Матласа мимо легендарного аула Цада.

11
Тропа нашей песни

«Из нашего маленького аула Цада в большой аул Хунзах есть дорога, по которой ездят автомобили. В Хунзахе — районный центр. Мой отец всегда ходил в Хунзах не общей дорогой, а по своей собственной тропинке. Он ее наметил, он ее проторил, он ходил по ней каждое утро и каждый вечер.

На своей тропе отец умел находить удивительные цветы. Он собирал их в еще более удивительные букеты.

Зимой и справа и слева от тропы он лепил из свежего снега маленькие скульптурки людей, лошадей, всадников. Жители Цада и жители Хунзаха приходили потом любоваться на эти фигурки.

Давно завяли и высохли те букеты, давно растаяли фигурки, вылепленные из снега. Но цветы Дагестана, но образы горцев живы в стихах отца.

Когда я был еще подростком и был еще жив мой отец, мне понадобилось сходить в Хунзах. Я свернул с большой дороги и хотел идти по тропинке, проторенной отцом. Старый горец, увидев меня, остановил и сказал:

— Тропу отца оставь отцу. Ищи себе другую, свою тропинку.

Я послушался старого горца и пошел искать новый путь. Длинной, извилистой оказалась тропа моей песни, но я иду по ней, собирая свои цветы для своего букета.»

(Расул Гамзатов, из книги «Мой Дагестан»)

36
Тропа нашей песни
31
Тропа нашей песни

В ауле Цада стоит памятник Белым журавлям, который видно издалека. Но в сам аул мы не заехали. Там ведь Расул Гамзатов уже все тропинки нашел. А нам нужно самим отыскать тропу своей песни и собирать цветы для своего букета. Попробуем сделать это в Матласе.

21
Тропа нашей песни
28
Тропа нашей песни

Тропа нашей песни поначалу оказалась какой-то слишком проселочной, бугристой и каменистой. А ведь вроде все говорили, что из Хунзаха в Матлас ведет прекрасная асфальтовая дорога. И тут мы догнали, что выбрали не ту дорогу — верхнюю, а надо было ехать по нижней. Вывод: ища тропу своей песни, не всегда доверяйте Maps.me!

Зато, поехав по верхней дороге, мы проехали вполне живописные аулы Гацалух и Ахалчи.

17
Тропа нашей песни

Спрашивая бывавших в Матласе, что же там такого, вы получите ответ: смотровая. И мы ответим так же. Что и всё? Но знали бы вы, что это за смотровая! Не смотровая, а загляденье! Это уже другой край Хунзахского плато — ниспадающий в долину Андийского койсу с видом на вершины Андийского хребта вдали. С солнечными лучами, пробивающимися через дырки в облаках — вообще глаз не оторвать!

64
Тропа нашей песни
Матлас.
24
Тропа нашей песни

Короче, если вы визуал, то есть, лучше всего воспринимаете информацию через зрительные образы, Матлас — это для вас. Но если вы литературал, то есть, лучше всего воспринимаете информацию через литературные произведения, то Матлас тоже для вас, потому что там стоит классный памятник Толстому и Хаджи-Мурату. Хаджи-Мурат, если вы не в курсе (как я), — герой одноименной повести Толстого и реальный человек, наиб имама Шамиля, перешедший потом на сторону Российской империи, уроженец Хунзаха и герой аварского народа. Памятник представляет собой как бы две части одного расколотого камня. На памятнике надпись на русском и аварском языках: «Небесный дух двух великих душ. Толстого и Хаджи Мурада: это Вера, Воля и Выбор. Первый — это Гений Мысли. Второй — Гений Воли и Выбора».

35
Тропа нашей песни

А уж если вы религиал, то есть, лучше всего воспринимаете информацию через религиозные сооружения, Матлас и для вас тоже, потому что там на краю обрыва стоит изящная каменная мечеть. Если вы лестнициал, для вас там есть чудесная каменная лестница, разрезающая склон и ведущая вниз к каньону — туда отправимся позже. А пока в Каменную чашу, о которой нам поведали тем утром в гостевом доме — так как мы с Аней все-таки немного и каменночашиалы.

Найти вход в Каменную чашу непросто, даже если у вас есть (как у нас) ее координаты (42.605273, 46.581374). Вход в нее совершенно визуально не читается — скала и скала, без каких-либо щелей, в которые можно было бы проникнуть. Мы стояли перед скалой в недоумении и размышляли о вероятности того, что нет тут никакой чаши, а те, кто нам про нее рассказал, либо шутники, либо фантазеры. Как вдруг, как по волшебству, прямо из скалы начали вылезать люди. Мы сначала подумали, что это наваждение, но вспомнив, что мы люди рациональные и в наваждения верим редко, стали искать этому феномену логическое объяснение. Оно нашлось в виде лаза вниз между скалами, неприметному снаружи, если только не подойти к нему вплотную.

22
Тропа нашей песни
22
Тропа нашей песни

Внутри открылась настоящая каменная чаша — другого названия и не подобрать. Зажатая между скалами лощина, стены которой вертикально вздымались высоко вверх и закрывали собой солнце. Нас предупреждали утром, что при уличной температуре в тридцать градусов, в чаше будет градусов 15, но я, как достойный последователь небезызвестных апостола Фомы и Константина Станиславского, не поверил. А на самом деле так и оказалось! Аня облачилась в аварское платье и не замерзала, а я очень быстро закоченел, и мне пришлось кутаться в Анин хиджаб. Отсюда вывод: не всегда будьте как апостол Фома и Константин Станиславский.

31
Тропа нашей песни
44
Тропа нашей песни
Матлас. Каменная чаша. На улице было плюс 30, а в Каменной чаше - плюс 15 градусов.

Чаша произвела впечатление неизгладимое и возбудила в нас эйфорические чувства. У меня даже грешным делом появилась мысль: нужно ли нам после такого потрясения от чаши заезжать в Карадахскую теснину, увидим ли мы там что-то новое? Забегая вперед, скажу, что нужно — там тоже чудо с вертикальными скалами, но совсем другое.

32
Тропа нашей песни
19
Тропа нашей песни

Дальше чаша сужается в несколько «пещерных» проходов, которые временами выскакивают в «залы» без потолка, спутываясь в некий лабиринт, которые весь мы не прошли. Но чувства наши уже пылали восторгами — ради одной такой чаши иной турист готов отдать целый день путешествия, а тут она в комплекте с кучей не менее интересных вещей, сконцентрированных на сравнительно небольшой площади!

28
Тропа нашей песни
29
Тропа нашей песни

1 из 3
Тропа нашей песни
22

Вылезли мы из чаши на свет божий в полном потрясении от дагестанского изобилия чудес и поехали к Толстому и Хаджи-Мурату с лестницей. Впрочем, ехать почти и не надо было — только заехать на парковку (что платно).

Рукотворная лестница ведет вниз в каньон. Но не в самый низ, конечно, — до него еще ого-го как далеко — целый день спускаться. Но оттуда, куда она ведет, пейзаж тоже офигенный с немного смещенным ракурсом. А когда местно красивое, его важно увидеть с разных ракурсов.

36
Тропа нашей песни

И сама лестница — это просто магия, волшебство, таинственность и овеянность легендами гор. Особенно, если дождаться, пока все пройдут, и на ней никого кроме вас не останется — это просто сцена из фэнтези, не иначе! Хоббиты с эльфами и гномами чувствовали бы себя тут точно в своей тарелке. К тому же тут орков побеждать удобно и сразу скидывать их на дно каньона. Так и представляешь, что вечная Галадриэль тут указывает путь Братству кольца. В роли аварской Галадриэли выступила Аня (посмотрите видео — кульминация на 1.04).

27
Тропа нашей песни
26
Тропа нашей песни
27
Тропа нашей песни
28
Тропа нашей песни

Еще нереальности картине добавляют люди, летающие над каньоном. Но не как птицы, а на канате. Летят и орут. От восхищения, я верю. Выглядит эффектно: яркая зелень долины, косые солнечные лучи, вдали вершины Андийского хребта в легкой романтической дымке, далеко внизу мирно отдыхает аул. И посреди всего этого сквозь жаркий летний воздух стремительно летит малюсенькая девушка на веревке и вопит, что есть мОчи на всю округу. Лепота!

35
Тропа нашей песни
31
Тропа нашей песни

Водопадик тут тоже есть. В более дождливые времена он более мощный.

29
Тропа нашей песни
34
Тропа нашей песни

И, конечно, тут же еще одно живописнейшее виденье — дагестанские горные террасы и расписные горы!

59
Тропа нашей песни
Матлас. Рукотворные террасы.
20
Тропа нашей песни

Этим можно было любоваться вечно. Но нам надо было сматывать удочки и скорее возвращаться домой в Большой Гоцатль. Ведь на небе недвусмысленно собирались художественные тучи и не предвещали ничего, кроме дождя. А мы в ходе езды выяснили, что у нашей Антилопы-Гну совершенно не работают дворники! То есть, во время дождя она ехать не может. То есть, может, но без видимости. Я, конечно, позвонил хозяину-Мураду, который был простодушен: «Ах, да, Виктор, забыл тебе сказать: дворники и правда не работают». Спасибо тебе, дорогой, теперь-то я это и сам знаю! Делать было нечего. Приходилось ездить только в «сухое» время. Между тем прогноз обещал всю неделю сплошные дожди и грозы и ни одного солнечного дня!

29
Тропа нашей песни

Но о том, во что всё это вылилось, вы узнаете из следующих рассказов, а пока мы взяли ноги в руки и попробовали убежать от дождя в наш домашний аул. И это нам удалось, хотя гроза преследовала нас буквально по пятам. Только мы успели приехать домой и открыть дверь дома, припёртую бачком с водой от кур, как природа потемнела, и мы высыпали на веранду лицезреть светопреставление.

38
Тропа нашей песни

Гроза шла на Большой Гоцатль темной стеной — с гор, с Хунзахского плато. Шла визуально, ее движение было почти осязаемо. Это было восхитительно, величественно и, конечно, немного пугающе (посмотрите видео).

28
Тропа нашей песни

Мы с Аней восхищенно охали и ахали, пока гроза не дошла до нашего дома. Мгновенно налетел такой ветрище, что мы удивлялись, как деревья не вырываются из земли! Судя по звуку с крыши, вскоре пошел не только ливень, но и град! И точно — скоро двор стало засыпать круглыми льдинками размером с куски сахара-рафинада! Электричество вырубилось во всем ауле, и мы остались во власти стихии.

28
Тропа нашей песни

Но в горах всё динамично и интенсивно. Скоро буря утихла и на аул пали тихие сумерки, нарушаемые, как ни в чем не бывало, призывающим к намазу голосу муэдзина.

Скоро приехали наши хозяева, и мы вместе отправились к Зайнаб на ужин. В этот вечер Зайнаб с дочками угощали гостей домашними мантами.

20
Тропа нашей песни

Посидели душевно, но не очень долго — вставать на утро надо было в четыре утра, так как хозяин нашего дома Авук пообещал поводить нас на рассвете по окрестным горам. Это было потрясающий четырехчасовой поход с экскурсией и рассказами! Когда я предложил Авуку за это деньги, он чуть не обиделся. Мол, какие деньги — вы же мои гости!

Вот так. Но об этом в следующем рассказе.

28
Тропа нашей песни

«У нас в горах не бывает гостей маленьких или больших, важных или неважных. Самый маленький гость для нас важен, потому что он — гость. Самый маленький гость становится почетнее самого старшего хозяина. Не спрашивая, из каких он краев, мы встречаем гостя на пороге, ведем в передний угол поближе к огню, усаживаем на подушки.

Гость в горах всегда появляется неожиданно. Но он никогда не бывает неожиданным, никогда не застает нас врасплох, потому что гостя мы ждем всегда, каждый день, каждый час и каждую минуту».

(Расул Гамзатов, из книги «Мой Дагестан»)

Комментарии