Турист Vit (lokrumskif)
Vit
был сегодня 11:18

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Нгапали — Мьянма Декабрь 2019
9 27

Вылет из Багана был ранним, зато ранним получился и прилет в Тандве. Самолет — привычный для этих мест винтовой ATR 72. Это вполне современный франко-итальянский самолет, полет полностью соответствует привычным параметрам. Тандве — городок в восьми километрах от побережья, но его аэропорт находится прямо на берегу, а ВПП буквально на пляже. Выходим из самолета, багажа у нас нет, сразу ловим тук-тук. Граб здесь не работает, только напрямую. Цены повыше баганских и мандалайских, а в Янгоне полноценное такси будет дешевле местного тук-тука. Курорт, что поделаешь.

Итак, Нгапали. Это самый известный пляжный курорт Мьянмы. Есть еще Нгве Саунг, он намного южнее, инфраструктура там менее развита, а добираться — только автобусом, из Янгона примерно 6 часов. Еще есть пляжи, расположенные вплотную к границе с Таиландом, но я видел картинки и видео — не впечатлило. В тех краях, на юго-востоке Мьянмы, есть архипелаг Мьей, там да, полноценный рай. Но нет не только гестхаузов, но и отелей (вроде бы один или два, по 5 звезд). В общем, наш выбор — Нгапали, штат Ракхайн. Здесь, кстати, живут не совсем бирманцы, а ракхайны, язык их отличается от бирманского, не сильно, но все же. Нгапали — три, точнее, три с половиной, пляжа, объединенных одним названием (у бирманцев есть названия для каждого из них, но я не записал, а память предательски молчит). Береговая линия здесь тянется с севера на юг, аэропорт расположен с северного края северного пляжа. Далее я буду называть пляжи Северный, Средний и Южный, ниже дам краткую характеристику каждому из них. Не всем сразу понятна ориентация по сторонам света, поэтому поясню, север здесь справа, если лицом стоять к морю, юг, соответственно, слева.

Северный — большой, вплотную примыкающий к аэропорту. Есть пляжные отели, в том числе дорогие (в конце декабря номер с видом на море стоил 300 $). Есть интересности. Пляжная инфраструктура развита не очень, ресторанчиков почти нет, только кафе отелей. Пляж любим местными жителями, они приезжают сюда компаниями, устраивают пикники, играют в футбол, купаются. Южная часть этого пляжа наименее уютна для европейских туристов, именно здесь массово проводят время местные. Ничего плохого в этом нет, просто разные культурные оттенки. Например, даме в бикини, возможно, будет психологически не очень комфортно заходить в воду среди местных женщин, купающихся почти одетыми. Еще именно в этой части пляжа почему-то много китайцев. Северная часть сильно каменистая, жителям тамошних отелей приходится довольствоваться узкими участками песчаного берега среди нагромождения камней. Южный край пляжа представляет собой сплошную каменную гряду. Наиболее уютна средняя часть этого пляжа. Отливы-приливы здесь заметны, но не критичны, в отлив обнажается полоса песка метров 8–10, создавая интересные полосы.

Северный пляж в отлив:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5
2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

В закат эти полосы особенно выразительны:

1
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Так выглядит южная часть Северного пляжа, оккупированная местными и китайцами:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Южнее расположен Средний пляж. Он самый маленький, серповидный. С двух сторон также каменистый, но средняя часть очень уютна.

1
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Минусом является то, что рыбаки паркуют лодки прямо у самого пляжа, на южной его половине. Если бы только парковали… они привозят сюда пойманную рыбу, выгружают ее. Мелкая рыбешка проскакивает сквозь ячейки сетей, остается валяться прямо на песке и гнить. Через пару дней в атмосфере прилегающей территории чувствуется характерный запах. В северной и центральной частях пляжа этого запаха нет совсем.

1
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Вид с другой стороны (снято на телефон):

1
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

И, наконец, Южный пляж, дальний от аэропорта. Он самый большой и самый развитый, название Нгапали в первую очередь означает именно его. Здесь на первой линии находятся дорогие отели, есть рестораны и бич-бары. Но, как и на других пляжах, тоже есть разделение. Северный край более каменистый, еще тут впадает речка. Отели здесь есть, но не самые классные. Средняя часть — лучшая, как и в других случаях. А на юге есть небольшой мыс с ресторанчиком, сразу за ним начинается рыбацкая вотчина. Там несметное количество лодок, промысел, сети, рыба, вот это вот все.

Южный пляж, взгляд на север:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Южный пляж, взгляд на юг:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Между Северным и Средним пляжами есть маленький песчано-каменистый участок берега, там устроен гольф-клуб, этот пляжик я упомянул как половинку, говоря о трех с половиной пляжах Нгапали. Туда трудно добраться пешком, надо много идти по камням, порой перелезая через большие торосы. Можно доехать на байке, но не уверен, что въезд разрешен. Издалека этот пляжик выглядит как райский, кроме того, на нем совсем нет людей.

Гольф-пляж, вид издалека:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Вблизи тут тоже все отлично, кроме одного нюанса — трудно просто зайти в воду и плыть. Надо лавировать меж крупных камней. Но я, конечно же, поплавал. Вода здесь особенно чистая, и, как мне показалось, теплее, чем на других пляжах. Возможно, это оттого, что камни не дают разгоняться волнам, вода практически неподвижна, хорошо прогревается. Если в других местах я оценил бы температуру воды как 26–27, то здесь 28–29.

Гольф-пляж вблизи:

2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Как уже упоминал, бирманцы называют эти пляжи Напали, с ударением на И. …На-па-ли, утоли мои печали, Напали…

Я еще буду возвращаться к описаниям пляжей, но надо ж и собственно рассказ продолжать. Мы сюда прибыли примерно на три недели. Долго выбирали гестхаузы на букинг.ком, колебались, сомневались, бронировать ли один на весь срок, либо перебираться с пляжа на пляж. Победила моя кочевая сущность, забронировали три разных геста, первый — на Среднем пляже. Сюда и прибыли из аэропорта. Это комплекс из примерно 10 бунгало. Интернет есть только в самых ближних к ресепшн, в нашем практически нет. Зато все остальное присутствует — кондиционер (казался таким важным условием, но не включили его ни разу), холодильник, даже ТВ с ЖК-экраном. Минусом был напор воды — из душа еле текло. Я читал про такую особенность местных гестхаузов, поэтому восприняли спокойно. Завтраки были включены.

При вселении произошел забавный случай. Когда остались в комнате одни, я услышал странный звук, более всего похожий на гудение трансформатора. Стал прислушиваться ко всей технике — вроде не оттуда. Значит, худший вариант — снаружи. Позвали даму-менеджера, она позвала еще мужичка, удивляются, мол, не должно ничто тут шуметь. Прислушивались ко всему, пока мужичок не склонился над моим рюкзаком — звук шел оттуда. Первое, что у меня промелькнуло — подложенная бомба, я даже хотел схватить рюкзак и бросить его в ванную. В глазах бирманцев читалась растерянность, они застыли на месте. Спустя пару секунд у меня возникло новое предположение, я решительно открыл змейку на рюкзаке, засунул туда руку и… достал жужжащую электробритву. Видимо, при переноске включилась кнопка. Ржали всей интернациональной компанией.

Бунгало наши находились примерно в полукилометре от пляжа. Название запомнилось — AZ Family 2. Можно ходить пешком, а можно ездить на велосипедах, предоставляемых бесплатно. Кроме того, цифра 2 в названии намекает, что существует и номер 1, это тоже комплекс бунгало, расположенный прямо у пляжа. Там есть лежаки и зонты, жители комплекса № 2 могут пользоваться ими тоже бесплатно. Мы переоделись, оседлали велосипеды и покатили на пляж. Дорога идет среди домов местных жителей, дома эти поначалу кажутся убогими, но со второго взгляда понимаешь их практичность и обоснованность. Впрочем, они все равно бедные.

А вот пляж сразу понравился. Увы, тут я ощутил, что плохо себя чувствую, развился кашель и насморк. Купаться не стал. Интересные здесь погодные особенности — на солнце ожидаемое пекло, но шаг в тень, и сразу не просто прохладно, а холодновато. Жена искупалась, говорит, вода теплая. Я просидел часа три с книжкой. Вернулись в бунгало, мое самочувствие стремительно ухудшалось. Добавилась температура, слабость, кашель усилился. В общем, я слег. О ресторане не мог даже думать. Жена куда-то сходила, принесла суп в жестяной таре и термос с имбирным чаем. Рассказала: зашла в ресторан, увидела хозяина (их всегда легко отличить), говорит — мой муж заболел, нельзя ли у вас купить чего-нибудь жидкого на вынос? Хозяин (вроде бы его зовут Джун, как и ресторан) засуетился, принес куриный суп с лапшой и чай (за чай денег не взял), тару сказал оставить на ресепшн, он потом заберет. Супчик был вкусен и необходим. Съел и отрубился. Жена попросила на ресепшн дополнительный плед, дали два, меня укутали, так и проспал до утра. Мандалайские холода, плюс кашляющее в автобусе чудовище создали кумулятивный эффект, даже мой могучий организм не выдержал и сломался. Хорошо, что это случилось до раскрутки спирали коронавируса, иначе я б запаниковал. Но можно ли с уверенностью сказать, что это не был коронавирус? Возможно, им и переболел, хотя маловероятно.

Утром мне было получше. Я даже часа в два поехал на пляж. Не купался, но посидел под солнцем. На следующий день иммунитет таки одолел вирусную заразу, я практически выздоровел, оставался лишь кашель, он прошел через неделю. Вечером сходили в ресторан к Джуну, я лично его поблагодарил. Кстати, ресторан Джуна — самый европеизированный в этом поселке. Не знаю насчет ресторанов на Южном пляже, но тенденция такая: на Северном рестораны более «местные», мы посетили все, часто блюда кажутся невкусными. На Среднем есть несколько подходящих для нас. Наверное, на Южном их еще больше.

По утрам было холодно, завтрак подавали на открытом воздухе, мы ходили в джинсах и кофтах, девушки работницы были даже в вязаных шапках (при этом босиком). После завтрака около часа согревались в комнате, потом ехали на пляж. Прожили в первом гестхаузе всего 3 или 4 дня, изначально хотели больше, но на букинг.ком еще в октябре всё было занято на новогодние дни (речь, напомню, идет о конце декабря), вынужден был бронировать что-то другое так скоро после первого. Следующие 10 дней местом проживания был Северный пляж, здесь мы вселились в гест, от которого до моря метров 300. Завтраки (подававшиеся на нашу террасу) и велосипеды тоже входили в стоимость. Мы, однако, ходили пешком. В целом этот гест понравился меньше, чем первый, в комнате было все необходимое, но отделка и мебель напоминали о 80-х годах в частном секторе условной Алушты. Впрочем, санузел был современный, а интернет — едва ли не лучший за все время пребывания в Мьянме.

У хозяина была связь, возможно, родственная, с хозяевами кафе на пляже, мы могли пользоваться зонтами и… хотел написать лежаками, но это были плетеные кресла, можно только сидеть, хотя и комфортно, почти полулежа. Причем, процедура прихода на пляж достойна отдельного упоминания. Завидев нас, из кафе выбегал человек, «Минглаба — Минглаба», смотрел на нас, ожидая, где соблаговолим разместиться, оглядевшись, мы показывали — вот здесь. Человек быстренько приносил нам кресла, затем проворно выкапывал ямку в песке, помещал туда бамбуковый полый цилиндр, прикапывал и утаптывал песок, затем вставлял в бамбуковый держатель зонт. Мы говорили «Чезун тен бадэ» и заказывали кофе, увы, только растворимый, с сухими сливками. На обед мы уходили домой, а сам обед у нас представлял собой фрукты (покупали в овощной лавке) и чай с печеньем. Через час-полтора возвращались на пляж. Ближе к вечеру покупали по кокосику. Это была комфортная центральная часть пляжа, чистый песок, спокойное море, людей немного.

На следующий день вирус добрался и до жены. Заболев на три дня позже меня, болезнь она переносила тяжелее. Теща хозяина геста приходила ее лечить, приносила сильно соленый рисовый супчик с чесноком, имбирный чай, трогала лоб. Жена почти ничего не могла есть, но вдруг ей пронзительно захотелось йогурта. Я зашел в пару магазинчиков, йогурта нет. Спросил у хозяина, тот назвал магазин покрупнее, где может быть, на велике съездил туда. Спрашиваю, говорят, да, есть. Продавщица пошла к какому-то сооружению, сняла с него несколько ящиков, открыла — это оказался промышленный морозильник, достала оттуда замороженную пластиковую бутылочку, протянула мне — Йогурт. Я опешил, но делать нечего, купил, привез. Стали рассматривать бутылку на предмет обнаружения даты изготовления и срока хранения — нет ни того, ни другого. Вообще. Другими словами, это был белый кусок льда, закованный в пластик. Употреблять его наверняка не стоило. Но ничего другого не было. Я поставил бутылочку на солнце, к вечеру оно растаяло, попробовал — странно, йогурт как йогурт, даже выпил половину. Жена отказалась.

Самое время упомянуть о характерных особенностях Нгапали, перечеркивающих возможность жить тут долго в апарте с кухней и готовить самим. Во-первых, здесь пока нет таких апартов. Во-вторых, нет крупных магазинов, а в мелких нет привычного нам ассортимента. В частности, не то что йогурт, даже курицу купить — проблема. Рыбу и морепродукты купить легко, вдоль дороги есть пара рыбных рынков, фрукты овощи тоже продают. Да, в восьми километрах отсюда — городок Тандве, где наверняка есть магазины, полные курицами и йогуртами, но тут появляется «в-третьих» — аренда мотосредств для иностранцев ограничена лишь электробайками. Ездить на них можно, стоят они 10 тыс. чат в день (примерно 6,5 долл), но е-байку присущи определенные недостатки. На улицах можно увидеть европеоидов и на простых бензиновых байках, но, насколько я понял, это делается на авось. Если коронавирусная проблема будет преодолена, и поток туристов восстановится, думаю, появятся тут и магазины, и апартаменты с кухнями. А пока наслаждаемся спокойной докоронавирусной пляжной жизнью.

Жена выздоровела дня за три, дома провела лишь один полный день, потом нежилась на пляже, не только не купаясь, но и не раздеваясь. Восстанавливала силы. А я не только купался, но и бродил по округе.

Чуть севернее нашего места, на каменистом участке Северного пляжа, обнаружилась такая вот интересность:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5
2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Вдали виден цивилизованный участок Северного пляжа:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Узоры, которые оставляют при отливе песчаные крабики, можно рассматривать часами. Я ходил, старательно ставя ноги так, чтоб не наступить на эти «рисунки».

3
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5
1
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Забавно, но самые красивые узоры оставляют маленькие крабики, большие совсем не умеют рисовать, хотя и роют норы, от их деятельности остается невразумительные горки песка. С приближением опасности краб наполовину прячется в нору, внимательно следя за угрозой, еще шаг, и он исчезает в глубине норы.

1
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Мелкие же крабики, помимо узоров, оставляют еще и затейливые иероглифы. Вот один из творцов этих маленьких чудес:

2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Вид на каменистую северную часть Северного пляжа:

2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Тут внезапно случилось католическое рождество. Хозяин, истинный буддист, с утра сообщил, что вечером дает праздничный ужин. Что ж, мы тоже не католики, но отчего б не вкусить хозяйские дары? Еда была бесплатной, пиво, разумеется, за деньги. Давали жареного тунца, салатики и креветки. Мы поели с удовольствием, общаясь с одиноким голландцем из соседнего бунгало. Он хорошо понимал английский хозяина, в отличие от нас, различающих лишь процентов 40–50 сказанного, и дело не в словарном запасе. Когда присутствовал этот голландец, он переводил для нас с хозяйского английского на обычный английский. Когда же хозяин не понимал нас, голландец терпеливо переводил ему. Так и общались.

На юге Северного пляжа обнаружил такую вот русалочку:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Оказывается, она даже продается в виде сувениров на магнитиках.

Местный увлеченный фотограф:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Однажды к нам на пляж пришли купаться монахи. Они были в своих традиционных бордовых одеяниях, я с интересом наблюдал, как оно все будет происходить. Монахи сбросили верхние накидки, закатали юбки до уровня купальных шортиков и с весельем полезли в воду. Фотоаппарата, даже телефона, под рукой не оказалось.

Зато был телефон, когда пацаны перед закатом играли в пляжный футбол:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

А это просто закат, в другой день:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Настал Новый год. Хозяин опять предупредил — праздничный ужин.

— А когда у вас Новый год? — спросил я его.

— Так же, как и у вас, но если считать за новый год день рождения нашего бога, то 17 апреля.

Как я понял, с праздниками у бирманцев все в порядке.

На ужин давали снеппера. Рождественский тунец, надо сказать, был вкуснее. Все дело в соусе. Бирманцы используют много рыбного соуса, который пахнет, как… в общем, неприятно пахнет. Когда ешь блюдо, сдобренное таким соусом, не покидают мысли об активированном угле, энтерофуриле и т. п. Жена вообще не смогла съесть больше одной трети, я слопал все, но без особого удовольствия. Голландец к тому времени уехал, не с кем было обсудить тонкости бирманской кухни. Рядом с нашим гестом расположились юноши и девушки с гитарами, они до часу ночи пели, удивительно, но бирманские песни под гитару очень похожи мелодичностью на русские. Например, ланкийцы, поют под гитару в стиле музыки из индийских фильмов. Здесь же классическая русская дворовая песня.

На Новый год у меня была припасена маленькая бутылочка местного виски, я сунул ее в карман джинсов и потащил упирающуюся жену на пляж. К тому времени я уже был здоров процентов на 99 (небольшой кашель еще оставался), жена — процентов на 70. Мы побродили по праздничному ночному пляжу, народу оказалось много, почти все местные. В полночь небо озарилось серьезным фейерверком, радостными криками и свистом. Я попивал виски, жена пыталась снять фейерверки на телефон, ничего не получалось. В ближнем к нам солидном отеле вскоре началась дискотека, дамы в вечерних платьях, мужики в костюмах, все это в пляжном антураже смотрелось сюрреалистичненько. Чтобы не мерзнуть, мы вскоре ушли домой. Это был первый мой Новый год на пляже. Забавный опыт, он звонко брякнется в мою копилку жизненных ситуаций.

Через пару дней настало время переезжать в новый гестхауз, опять на Средний пляж. Как позже оказалось, новый гест аффилирован с первым, там те же владельцы. Есть бесплатный трафик в/из аэропорта и из других мест. А я не знал, два раза платили. Как теперь спать по ночам? Если не путаю, название нового места было Голден Квин, там любят пафосные слова в названиях отелей, ресторанов и магазинов. Еще в первом месте мы познакомились с русской парой примерно одного с нами возраста (Олег и Лена). Они тоже пребывали тут с переменой мест, и успели пожить в Голден Квин до нас. От них мы узнали интересную фишку нового места — на пляже есть два (!) лежака с зонтами, принадлежавшие этому гестхаузу. Специально гостей об этом не уведомляют, лежаки никак не выделены, но они есть. Если б не наши друзья, мы об этом не узнали бы. Так и пользовались этими санбедз весь срок, не встречая никакой конкуренции.

Гест расположен на главной улице, но основная часть номеров удалена от дороги. Интернета фактически нет (только в зоне ресепшн), завтраки весьма хорошие. Опять же, мы довольствовались стандартным омлетом, и что-там-обычно-еще-дают, но однажды смотрю — Олег (мы пересеклись с ними на один день в этом гестхаузе) буднично поедает салат из авокадо. Оказалось, надо заказать, и тебе принесут. Откуда это можно было узнать — загадка. Голден Квин тоже располагал внушительным парком велосипедов, большая их часть была в плачевном состоянии, но ездить можно. Мы опять предпочли ходить пешком, до пляжа всего 5–7 минут. Идти приятно, все встречные приветствуют. Если в Шри-Ланке местный тебе улыбается и говорит Хелло, скорей всего, ему от тебя что-то надо. Здесь не так, Минглаба звучит постоянно и не ведет ни к чему, просто вежливость. Единственный недостаток нового места — оно ближе к той части пляжа, где паркуются рыбацкие лодки. Сами по себе лодки пустяк, но к нам иногда доходил запах от гниющей на песке выпавшей мелкой рыбешки. Впрочем, запах появлялся только при соответствующем ветре, почти всегда его не было. Все остальное было прекрасно.

При вселении опять был смешной казус. Мы зашли в комнату, все хорошо, менеджер ушел, и тут я замечаю на шторке огромного паука, пластиковый макет. У нас в Греции аналогичное изделие (кузнечик) прилеплено на стене в санузле. Говорю жене — смотри, тут не без изысков, паука вон какого красивого прицепили. Жена — А вдруг он живой? — Да ладно, ты чего, смотри, — я слегка шатаю край шторки, паук оживает и перемещается. Жена вскрикивает. Я ржу, хотя из нас двоих арахнофобия именно у меня. Позвали горничную, та шваброй прибила бедного паука, выкинула на улицу и успокоила жену, мол, он все равно не опасен.

Средний пляж полюбился нам больше всего. Я болтался в море часами. Однажды заплыл подальше, смотрю — метрах в пяти передо мной торчит чья-то голова. Но ведь никого тут не было, откуда? Чуть приближаюсь — черепаха. Огромная, метра полтора в длину, завидев меня, ушла под воду. Я был без маски, лишь долго вертел головой, гадая, всплывет или нет. Не всплыла. Чего я тут не ожидал увидеть, так это черепаху. Хоть это и Индийский океан, но место более прохладное, чем Шри-Ланка или Таиланд.

Здесь я опять много бродил по окрестностям. Мыс между нашим пляжем и Южным очень интересен с геологической точки зрения. Обнаружил невероятные каменные узоры, лучше сказать — кружева. Вот, например, это фрагмент размером полтора на полтора метра:

4
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Это поменьше, но тут четче видна структура:

4
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Таких кружев там много. Сам рельеф тоже необычен. Вид в сторону нашего пляжа:

4
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Эти полосы, похожие на следы механической деятельности человека, продолжаются до холма, а там имеют такой вот вид:

3
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Чуть дальше, почти уже на Северном пляже, обнаружил такие полукруглые конкреции (какое я слово знаю!):

2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

В общем, очень интересное место с точки зрения геологических изысков.

Чуть не забыл еще об одной истории. У меня во время болезни внезапно выпала зубная коронка, простоявшая много лет. Вместе с вкладкой и штифтами. Что за напасть! Оставлять это на потом нельзя, нам после Мьянмы еще на Ко Чанг ехать. Надо что-то делать. Спросил у хозяйки первого геста, не знает ли она стоматолога с современным оборудованием, говорящего по английски. Да, она знала. Написала на бумажке название на бирманском и транскрипцию латиницей. Я сунул в карман, в этот день как раз сменили локацию. На новом месте показал записку и спросил хозяина, знает ли он такого стоматолога. Тот тоже знал. Говорит — на тук-туке туда (это в Тандве) в одну сторону с тебя возьмут 10 тыс. чат, а еще назад ехать. Лучше возьми у меня е-байк в прокат за те же 10 тыс, но на целый день, и съезди сам. Мы отметили на карте (Maps me) точку, сажусь на е-байк, еду. Тандве оказался унылым сонным провинциальным городком. Меня остановил полицейский — упс, еду по односторонней встречке. Я извинился, он показал объезд, все вежливо, с улыбкой. Стоматолога нашел с трудом, помогла девушка из соседнего салона красоты (да-да). Как раз заканчивался перерыв, я был первым, бирманцы посматривали на меня с откровенным интересом. Зашел, рассказал в двух словах свою пронзительно печальную историю, показал выпавшую коронку. Молодой дантист надолго задумался, я молча ждал. Минуты две спустя он решился — сделаю, говорит, но в течение пары лет надо будет решить проблему более основательно. И сделал. Заплатил я за услугу непомерные деньги — 10 тыс чат (6,5 долл). До этого мой рекорд дешевизны стоматологии был 23 доллара за пломбу в Албании, но тут он пал, и, видимо, новый рекорд побит уже не будет.

Я вернулся, а оставшийся моторесурс потратил на поездку к рыбацкой деревне южнее Южного пляжа. Здесь довольно интересно и колоритно. Рыбацкая жизнь идет своим чередом, невзирая на близость расслабленных пляжных европеоидов. Мужики заняты лодками и сетями, женщины перебирают и раскладывают рыбу сушиться.

Сушка рыбы:

2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5
2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5
1
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Напротив этой рыбацкой деревушки в море есть крохотный островок с пагодой:

1
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Лодки паркуются в море, но якорь с длинным тросом вгрызается в песок на берегу:

2
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5
Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Запах от рыбы здесь присутствует в изобилии, я к нему уже привык и не нахожу его слишком ужасным. Как уже упоминал, в Нгапали трудно купить курицу, но все магазинчики и лавки забиты сушеной рыбой и прочими морепродуктами.

Мы прожили в последнем гестхаузе дней 12. Это были хорошие дни. Вечерами ходили в полюбившийся ресторан, еда там была максимально приближена к европейской, в меню присутствовал даже куриный шницель. На десерт нам приносили по рюмочке рома Мандалай (комплимент). На пляже лакомились кокосиками, сначала выпивали сок, потом я нес кокосы назад, тетушка-продавщица мне их разрубала и давала ложки для поедания мякоти. Однажды я попросил у нее мачете, чтоб разрубить самому. Мне дали, я рубанул, доска, на которой лежал орех, спружинила, мачете отскочило и ударило по руке. Бирманская тетка ржет, жена таращит глаза, я оцениваю рану, пустяк.

На этом пляже рядом с нами находилось приличное кафе, я ходил к ним пить чай, там был сильный Wi-Fi, доставал до наших лежаков. С учетом имевшейся у нас местной симки, вопрос с интернетом был решен, для моей работы вполне хватало. Утренне-вечерние холода, так досаждавшие в конце декабря, ушли в прошлое, даже вечером в ресторан ходили без кофт. Как сказал хозяин второго геста в ответ на мое сетование на утренние холода — У нас ведь зима, приезжай в марет—апреле, будет жара.

В какой-то из дней даже ездили на шопинг. Взяли велосипеды и поехали на Южный пляж, там самая продвинутая цивилизация в этих местах. Есть обменки, много ресторанов и магазинов (больших, правда, тоже нет). Жена купила какие-то шарфики из пашмины. Я обменял доллары (немного, основная часть была обменяна в Янгоне, почти хватило).

В последний день на ресепшн сообщаю, что завтра утром вылет, нужен трансфер. Вылет в 9:30. ОК, говорит менеджер, в 8:30 будет шаттл. Я уточняю, ведь всего час остается, надо доехать и пройти регистрацию. Ну ладно, соглашается парень, тогда в 8:15. Хм… Ну, думаю, наверное, все четко себе представляют. Утром ровно в 8:15 подъехал микроавтобус, за рулем хозяин, пожилой улыбчивый дядька с грозными татуировками до горла. Дорога заняла 15 минут, регистрация еще не началась, ждали. Надо было выезжать за час, как и предлагалось. Посадка здесь проходит быстро, взлетели ровно в указанное время.

Сверху видно, что пляжи этого побережья тянутся и севернее аэропорта:

Мьянма. Золотая, но не дремотная Азия. Часть 5

Очень перспективные пляжные берега. Наверняка Мьянму в будущем ждет бурный рост курортов. Для страны это хорошо, но, возможно, утратится аутентичное очарование этих мест.

И в конце маленький видеообзор пляжей Нгапали:

А летим мы в почти уже родной Янгон, там у нас всего полдня, но мы намерены провести эти часы очень насыщено.

Об этом в продолжении.

Конец 5 части.

Предыдущая часть здесь.

Следующая (финальная) часть здесь.

Комментарии