Турист Дмитрий Путешественник (Dimitry)
Дмитрий Путешественник — был 7 января 21:33
Сидим дома. Вспоминаем былое...

Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Тбилиси — Грузия Июнь 2019
С Божьего благославления.
71 69

Эх, чего только не сделаешь по-пьяни… Море любое по колено, это раз. Геройство просыпается, это два. На спор бьёшься о заклад, даже если точно уверен, что лопухнёшься. А уж на слабо в таком состоянии, так точно не поддашься. Не правда ли? Тут главное снова вовремя поддать.

— К чему это я?

Да к тому что вся поездка в Грузию создавалась именно так. В большой толпе друзей.

6
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Идея не трезвая, но поддерживаемая с безусловным вдохновением. Как пазлы путешествия сложились, сам диву даюсь? Наверное, сам Бог пьяненьким помогает. Или задумал чего-то…

4
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Итак, мы в Тбилиси, отмечаем день приехала-заехала. Понятно в кафе. Под графинчик, и не один, восхитительного Саперави. Хотя нет, нас много, вкусы разные, кому-то послаще подавай.

— Значит Кинзмараури точно присутствовало.

2
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Разговоры, тосты, идеи, чем заполнить временное пространство на гостеприимной грузинской земле. Кто-то зачем-то вспомнил, что у нас с женой, как у семейной пары в этом году чисто типа юбилей. Тридцать лет как официально, со штампом в паспорте глаза мозолим. Традиционные для такой темы шутки прибаутки:

— Разводиться не собираетесь?

— Нет. Но убить друг друга хотим каждый день!

Потом некто из особо набожных, или из сугубо настойчивых предложил занятный квест:

— Давайте вас повенчаем!

— Да, да. — Поддержали другие. — А потом отметим…

Вроде про тот разговор можно было бы и забыть, растереть и выкинуть, но опять же вмешивается случай. На следующий день с утра полноценная экскурсия в Мцхету, да на холм обзорный, чтоб увидеть как Кура своей грязной мутью поглощает чистейшую, как слеза Арагву.

11
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Но это только на полдня. После обеда, предоставленные самим себе, тупо и бесцельно бродим по улочкам старого Тбилиси.

— Старый Тбилиси — это нечто!

По большому счёту грузинская столица в целом город, как город. Если сравнивать с чем-то известным мне, то общие черты в плане планировки можно найти с Волгоградом. То есть если отречься от исторических тем и брать чистую топографию, то это длинная кишка, вытянутая вдоль реки. Волгоград по берегу Волги, аж на сто пятьдесят километров. Тбилиси вокруг Куры.

Но это опять же, если не учитывать за древностью лет. Центральная, историческая часть Тбилиси не только и не столько место для жилья, сколько музей под открытым небом. На склоне горы притулились постройки, видевшие ещё царский режим. Плюс учитываем, что их постоянно реконструировали, надстраивали, примазывая новые комнаты и помещения. Как вверх, так и вбок. Результатом получилось то, что получилось.

8
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Улицы кривые. Над головой нависают конструкции странной конструкции. Держатся чаще всего на честном слове и на одном гвозде. Но недостаток инженерной безопасности покрывается за счёт художественной ценности. Я сейчас говорю про изящные, резные балконы и веранды. Полы под ногами скрипят, кое-какие балки дали крен.

— Но, Вах! Как красиво это смотрится.

Особо одарённые граждане даже пытаются украсить и без того ажурные навесы. Например, глядите. На балконе второго этажа свесив ножки сидит вполне прилично одетая леди. Вся такая из себя. По моде модной. Только что-то притихла, как мышка. И только подойдя ближе понимаешь:

— То пластиковый манекен.

Вообще-то сказали, что, мол, раньше, в этом доме на первом этаже был магазин с одеждой. Успешно закрылся, но ностальгия осталась. Да и фишка к черте старого города.

3
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Я уже писал в предыдущем рассказе, что грузины и армяне всегда жили бок о бок. В Тбилиси тоже есть тому подтверждение. Вот, например, вполне себе здание в старом городе. Смотрим на памятную табличку и видим имя строителя:

— ИнженерЪ Г. СарксянЪ.

Так что дружба народов, то не пустой звук. Во всяком случае сто с лишним лет назад.

Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Возвращаемся, однакоть, к главной теме. Идём мы по старым кварталам, мимо приличного вида собора. Постройка в чисто грузинском стиле. План в виде креста и остроконечный купол сверху. Не зайти, себя перестать уважать. Понятное дело свернули.

Внутри чистое православие. Золото. Иконы. Из-под купола синий божественный свет. Алтарь закрыт, но в просторах такое чистое пение, заслушаешься! Это где-то в уголке псалтырь нараспев читают. Грузинский язык он певучий. Да мелодия на полутонах. Не захочешь экстаз поймаешь…

Понемногу до меня доходит, что это один из самых известных храмов не только Грузии. Но и, как говорил киношный Василий Иванович Чапаев:

— В мировом масштабе.

3
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Это церковь Сиони. Вплоть до последнего времени была кафедральной в Тбилиси, пока не построили новейший Цминда Самеба, что стоит на другом берегу Куры.

— Здесь Грибоедов со своей Нино венчался. — Шепчу жене на ушко, пытаясь задавить народные массы интеллектом. Больше же всё равно о храме Сиони ничего не помню.

Дальше затяжная пауза, потом ощущение небольшого мыслительного процесса в преданных светлых глазах, и фраза достойная чистой и вечной любви:

— А может нам тоже, это… повенчаться?

Обратите внимание, согласился я абсолютно по трезвому:

— Пошли батюшку искать…

2
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Дурной пример, он заразительный. Нас же приехало в Грузию четыре семейные пары. Две венчанные. Две нет. Так вот друзья, которых сие таинство ещё не коснулось тоже что-то заверещали:

— И мы, и мы хотим.

Ну да, за компанию и уксус сладкий. А в коллективе всё легко, мы водку пьём, как молоко.

2
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Подходим к боковому пределу, нашли служку. Спрашиваем, как бы договориться, чтоб нас обвенчали по всеобщему желанию.

— Сейчас, — говорит, — пойду, узнаю.

Возвращается с батюшкой. Солидным таким мужчиной, настоящим пастырем.

— Что хотели, дети мои?

— Повенчаться.

Небольшое молчание, потом тихо так и вкрадчиво:

— Что сподвигло?

Как тут ответить? Говорить про безумную любовь пошло, даже если она и в самом деле присутствует. О чувствах перед Богом, вроде тоже липа. В церковь дома если и ходим, так исключительно по случаю свечку поставить. Хоть и крещёные, но люди светские. Молиться по-настоящему не умеем.

Выручила подруга:

— Понимаете, давно хотели. Но дома всё некогда. Дом, дети, работа. А здесь на отдыхе свободны, да и обстановка располагает.

Походу убедила.

Дальше посыпались вопросы по существу:

— Крещёные?

— Да.

— Все четверо?

— Так точно.

— Брак первый?

— Первый. Уж тридцать лет в обед.

— До этого не венчались?

— Никак нет.

Не знаю, для чего такой допрос с пристрастием, но в разных вариациях это повторялось несколько раз. Как на детекторе лжи. С наставническим напутствием:

— Понимаете, мне вы сейчас можете солгать. Но Бога обмануть нельзя.

Дык мы это. И не собирались. Чисты перед Господом, как овечки. Врать и в мыслях не было. Не на базаре, чай. И не в государственную контору за пособием пришли.

Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Дальше выдвигаются условия:

— Нужны кольца.

Не вопрос. Те, которые в ЗАГСе одели до сих пор на нас. Даже не снимались с тех пор.

— Нужны свидетели.

Это ещё проще. Друзья с нами и аккурат поддержат в трудную минуту.

— Служба будет на грузинском.

Справимся. Слова к Богу обращённые, они на любом наречии понятны.

— Тогда так. Завтра пост. Послезавтра в храме с утра служба. Вознесение Господне. Подходите в двенадцать. Меня зовут отец Иоанн. Найдёте. — И бесшумно удалился, оставив нас наедине с мыслями о содеянном.

Из собора вышли со светлым чувством надвигающегося праздника. Теперь хочешь, ни хочешь, готовиться нужно:

— Пацаны! Где винный магазин поблизости? Сегодня вечером мальчишник…

6
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Я, конечно, шучу. Подготовка, собственно, заключалась погладить и отутюжить праздничные наряды. Плюс у друзей, которые с нами венчаются за компанию нет колец. Не носят люди такие побрякушки. Значит нужно зайти в церковь и их купить. Заодно вспомнили, что нехристи крещёные все как один без крестов нательных. Их хоть и не видно под рубахой, но так Бога же не обмануть. Батюшка в этом прав. Поэтому нужно и этот аксессуар приобрести.

3
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

В день венчания решили перейти мостик через Куру и прогуляться по Авлабару. Первым делом поднялись в Успенский храм. В тот, который видно из любой части старого города. Стоящий на Метехской скале. Когда-то здесь была крепость и дворец грузинских царей. Каждый захватчик, а их через Тбилиси проходило немало, сравнивал это место с землёй. И каждый последующий грузинский царь отстраивал на руинах новый укрепрайон.

Так продолжалось ровно до Советской власти. В пятидесятых годах в очередной раз место расчистили. Под предлогом строительства моста через Куру. А чтобы сильно народ не ностальгировал, поставили на уже пустой возвышенности памятник основателю города Вахтангу Горгасали.

Как при таким развитии событий сохранилась церковь Успения, остаётся только диву даваться. И османы её не тронули, и огнепоклонников пережила, да и от советских безбожников не сильно пострадала. Видимо Господь реально положил глаз на эту точку. И где-то там, в небесных анналах отметил:

— Это моё! Никому не трогать.

Итак утро, мы, как истинные православные с глубоким почтением входим в храм. Помните, я уже говорил, что в день назначенного венчания праздник отмечали.

— Крутой. Двунадесятый. Вознесение Господне.

По этому случаю в церкви идёт служба.

7
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Не скажу, что мы так уж всю её отстояли, но у икон перекрестились, свечки кому нужно и кому не нужно поставили, а нужно всем, ибо кому не нужно это просто по незнанию. Дальше направились к церковной лавке. Друзья купили кольца. Понятно, что не золотые, а самые простейшие. Так же поступили и с крестиками нательными. Выбрали маленькие, деревянные, на шнурочке. Ценой всего-то по одному лари.

— Чисто символически.

Это как монетку в море кинуть… Короче:

— К таинству готовы.

4
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...
4
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

За полчаса до назначенного времени всей толпой в составе брачующихся, массы свидетелей при поддержке кучи наших детей вваливаемся в пределы храма Сиони. Форма одежды парадная, но с изящной скромность. Типа, как в цирке:

— Все в белом.

9
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Встали в уголочке. Ждём, когда срок выйдет. Пока суть да дело, сгоняли в магазин за свечками. Они всё равно нужны будут.

Здесь отмечу, что свечи в Грузии немного отличаются от тех, что мы ставим в русских церквях. Нет, не по внешнему виду. А, не поверите, по запаху:

— Они пахнут мёдом.

И даже руки потом ещё долго чувствуют масляничность воска и сохраняют этот аромат.

5
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Пока ждём, можно ещё раз осмотреть храм в котором нам предстоит венчаться, а то прошлый раз пропустили несколько интересных моментов. Дело в том, что здесь, в левой стороне от алтаря хранится одна из самых драгоценнейших реликвий Грузии и всего православия:

— Крест Святой Нино.

3
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Не буду здесь и сейчас пересказывать все деяния равноапостольной Святой, точно известно одно. Грузия приняла православие именно благодаря ей. Причём лет на шестьсот раньше Руси. То есть пока наши предки по деревьям лазали и хвостами за ветки цеплялись, на этом самом месте Христа уже восхваляли.

Легенда гласит, что однажды Святой Нине приснилась Царица Небесная. Во сне она вручила крест, сплетённый из виноградной лозы, и произнесла дословно:

— Возьми этот крест, он будет тебе щитом и оградою против всех видимых и невидимых врагов. Иди в страну Иверскую, благовествуй там Евангелие Господа Иисуса Христа и обрящешь благодать у Него. Я же буду тебе Покровительницею.

Проснувшись Нина увидела у себя в руках крест.

Воле Господа не перечат. Тем крестом Грузия была крещена в православие. И вот эта вот древность хранится ныне в храме Сиони под золочёной облаткой. Выставлена для всеобщего обозрения и поклонения. К ней можно легко прикоснуться и поймать частичку святости и благочестия.

Почему крест из лозы?

— Блин, ну это же Грузия!

Здесь же всё делается только после изрядного застолья. Хоть крещение, хоть венчание… Не удивлюсь, если потом британские учёные выяснят, что крест Святой Нино был из лозы сорта Саперави.

3
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Время неумолимо тикает. Полдень настал. Заслали гонца за отцом Иоанном. Не скажу, что он вышел сонный, но с явным недоумением. Думал, наверное, что мы пошутили и не придём.

— Раз все появились, значит таинству быть.

Надел батюшка на себя красивую такую ярко рыжую с золотом мантию. Открыл алтарь. Принесли венчальные короны и положили на специальный столик. С нас собрали обручальные кольца. Зажгли свечи. Выстроили в рядок лицом к иконостасу. Венчающиеся бок о бок. Свидетели по краям. К обряду всё готово.

1
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Детям заранее отдали все фотоаппараты и смартфоны. Чтобы запечатлеть столь изысканный момент нашей жизни. Они отрапортовали в лучших традициях современного воспитательного процесса:

— Не волнуйтесь, предки. Всё будет пучком. — После чего заняли лучшие места в партере.

О том, что это похоже на театр и скоро будет разыграна лучшая пьеса нашей жизни, мы никому не сообщали. Но так Тбилиси, город до коликов туристический. А храм Сиони обязательная программа в посещении каждого уважающего себя путешественника… Ну Вы меня понимаете.

Зрительская аудитория собралась внушительная. Все с камерами да планшетами. Не хватало только официального представителя с микрофоном от грузинского радио. Оставалось дождаться команды:

— Внимание.

— Мотор.

— Поехали.

Дальнейшее можно смело уложить в слова известной песни:

— Ой, Люба, Люба. Ты звезда ю тьюба.

7
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Снимали на все, кому не лень. И в анфас. И в профиль. И сбоку, и снизу. И с батюшкой, и без. Для народа, особенно не православного, церковный ритуал, это как зрелища в Древнем Риме. Хорошо, что хоть не уллюлюкали и не показывали жесты на добивание.

Если кино показывают, то его нужно смотреть. С этим я не спорю.

— Но чтоб со мной в главной роли?

И ведь не возмутишься. Стоим смирно, как пингвины в «Мадагаскаре». Улыбаемся и машем клювом. Улыбаемся и машем.

5
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

А уж сколько после процедуры с нами сделали селфи!!! С десяток, это точно. И с пацанами, слишком резво говорящими по-английски. И с бабушкой из Голландии. И с девчонками из Ирана. Которые, кстати, вовсе не в паранджах были закутаны, а вполне в современном прикиде в стиле деним, и снимали всю церемонию от начала до конца. Вот интересно, где и когда всё это выплывет на просторах всемирной паутины и как это найти? Кто подскажет?

Само венчание длилось минут пятнадцать. Кажется. Во всяком случаем по ощущениям. Потому что пока ты там под прицелом стоишь, время меняет окрас, длительность, кривизну, ширину и долготу и остальные свои параметры. Технически же прочитали молитву, перекрестили, дали хлебнуть вина. Причём вначале из ковшика предложили отхлебнуть жене, потом из той же посудины напоили меня, приговаривая:

— Допивай всё!

А там не один глоток. Смело можно было аплодировать пей до дна, пей до дна. На вкус опять же чистое Саперави. Или Кинзмараури. С перепугу не различил.

3
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Дальше короны на голову. Почувствуй себя царём мира. Под конец обменялись кольцами. И вот знаете, кольца то у нас с женой абсолютно одинаковые. Купленные в драку собакам по разнарядке, по талону выданному ЗАГСОм при подаче заявления, ибо золото тогда было в жутком дефиците. Даже размеры совпали. Пойми теперь кому какое досталось тридцать лет назад, и кто какое аккуратнее носил.

На этой оптимистической ноте венчание подошло к концу. Сгоняли в лавку на входе в церковь за дипломами о венчании. Заполнили свои имена, вписав в соответствующие графы. Батюшка удостоверил их своей подписью с напутствием:

— Домой приедете, обратитесь к своему духовнику. — Впрочем без особой надежды и настойчивости.

На том и разошлись.

1
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

Теперь о земном и меркантильном. Понятное дело при подготовке к таинству был задан вопрос:

— Столько это стоит?

На что в храме Сиони дали исчерпывающий ответ:

— Просто пожертвуйте сумму по своему усмотрению.

Бинго! Подкупило меня, что даже готов снять шляпу. Ибо в наших церквях, не буду говорить за все, но в тех, которые ходим, прейскурант висит на самом видном месте перед кассой. Во избежание разночтений. Служба службой, а коммерческо-капиталистические отношения в обществе никто не отменял.

Деньги за нас, кстати, отдали свидетели.

— Это Вам подарок на свадьбу!

Вот зачем нужны настоящие друзья. Отмечали, правда, уже за наш счёт. Но угостить близких на свадьбе, то дело святое. Не правда ли?

3
Женюсь. Женюсь. Какие могут быть игрушки...

В принципе, это всё, что хотел про сей знаменательный день поведать. Вы, дорогие читатели, пока буквы разбирайте, а я пошёл на медовый месяц. С чистой душой и спокойной совестью.

Комментарии