Турист Сергей Кузнецов (Sergey_Kuznetsov)
Сергей Кузнецов — был сегодня 8:00
Я попал в топ-1%! А вы? http://www.listchallenges.com/top-250-famous-attractions-in-the-world

По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Реймс, Париж, Версаль — Франция Сентябрь 2003
12 14

Продолжение заметки Впервые в Ульме. Снова Зигер!

День седьмой, понедельник 8 сентября. Инделхаузен — Париж.

Утром мы попрощались с замечательным городком Инделхаузеном, который приютил нас на четыре ночи в предгорьях Мюнсингенских Альп. Чтобы выехать на автобан, я выбрал направление движения вдоль реки Лаутер по жёлтым и красным дорожкам атласа (автобаны на карте обозначены фиолетовым цветом). Соответственно и размеры этих дорог существенно меньше размеров автобанов. Обычно — это однорядное движение в каждую сторону с большим количеством поворотов и пересекаемых населённых пунктов.

Движение по такой дороге создавало Ирине определённую сложность в управлении машиной, но зато компенсацией за эти неудобства были великолепные виды, открывающиеся из-за каждого поворота. Перед нами последовательно промелькнули маленькие деревни и городки Беттельманшёле, Гундельфинген, Бичисхаузен, Хундерзинген, Буттенхаузен, Апфельштеттен. Такое количество населённых пунктов поместилось на восемнадцати километрах жёлтых дорог атласа.

Далее мы выехали на 465-ую известную нам красную дорогу, по которой мы уже проезжали несколько километров по пути из Ульма в Инделхаузен, а затем мы повернули на 28-ю красную дорогу. Она стала двухполосной в каждую сторону. Управлять машиной стало проще, но и города, которые встречались на пути, были уже значительно крупнее: Мюнсинген, Бад Урах, Метцинген, Фильдерштадт.

Около одиннадцати мы выехали на автобан-восьмёрку А8 недалеко от Штутгарта, и проследовали траверс столицы земли Баден-Вюртемберг в направлении Карлсруэ. Менее чем через час мы уже оказались на знакомой кольцевой дороге вокруг Карлсруэ, въехав на неё через 46-ую развязку — Дрейк Карлсруэ. Направо пошёл поворот на север на 45-ую развязку Карлсруэ Митте и родную 44-ую стадионную развязку Карлсруэ Дюрлах. Мы же повернули на юг налево, проследовав знакомую 47-ую развязку Эттлинген, но, не повернув, как обычно, на 48-ой развязке Карлсруэ Зюйд ещё дальше на юг на Баден-Баден, а проследовали вокруг Карлсруэ на запад.

Проехав около десяти километров, мы пересекли Рейн, который в этом месте не является границей с Францией, как пятьюдесятью километрами южнее (там уже — дважды увиденный нами французский Страсбург). Здесь на левом берегу Рейна на запад и север простирается ещё одна земля Германии — Пфальц. Эта местность нам была совершенно незнакомой. Мы держали путь по 65-му автобану на Ландау. Там мы свернули на 10-ую красную дорожку и въехали в национальный природный парк Пфальцвальд. Здесь горы и ландшафты существенно отличаются от тех, что мы только что наблюдали в Вюртемберге. Мы проехали несколько тоннелей и около полудня остановились на зелёную стоянку.

Дальше путь лежал мимо последних по дороге немецких городов Цвайбрюккена и Саарбрюккена. В половине второго мы пересекли границу с Францией недалеко от Форбаха. Эта местность Эльзаса может называться французской весьма условно. Уж больно часто Эльзас переходил от Германии Франции и обратно.

Ещё в Москве я сделал по интернету рекогносцировку дорог Франции. Это было необходимо в связи ещё и с тем, что французские автобаны — платные. Поэтому, оказавшись на французской А4 (европейской Е50), мы проследовали на Метц, впервые за все наши путешествия по Европе заплатив за въезд на автобан 3,5 евро. Около двухсот километров пути по автобану до Реймса нам стоили ещё 11 евро. Качество французского автобана было неплохим, но ограничение по скорости 130 км/ч раздражало Ирину. И это чувствовалось даже на нашей «миражке»! Ирина привыкла держать на автобане скорость 140–160 км/ч. Что говорить о быстроходных немецких автомобилях, которые обычно несутся по немецким автобанам 180–200 км/ч?

Настало время подкрепиться. Мы сделали краткую двадцатиминутную остановку на обед. Около четырёх часов мы въехали в Реймс. Целью посещения этого города был осмотр знаменитого Реймсского собора. Ориентир в виде двухглавых башен мы увидели, ещё будучи, на автобане. Город нам показался небольшим, мы достаточно легко въехали в центр и бесплатно припарковались на небольшой улочке.

Впервые храм на месте Реймсского собора был воздвигнут, в V веке. Именно в этом храме крестился король франков Хлодвиг I, положивший начало традиции коронования королей Франции в Реймсе. Золотая коронационная чаша ХII века составляет гордость собора. Чаша использовалась для причащения короля во время коронации. Надпись на чаше предупреждает возможных похитителей о грозящей каре.

Строительство нового собора началось в начале IX-го века и прошло в несколько этапов. В истории возведения храма были перестройки и переделки, разрушение и новые взлеты, пока роковой пожар в начале XIII-го века не уничтожил его вместе с большей частью города. Через год начались работы по возведению нового храма. Процесс шел медленно, и хотя хор был завершен, поток денег истощился и трехнефная продольная часть и красивый западный фасад были построены лишь к началу XIV-го века, а северная башня закончена в середине XV-го века.

Реймсский собор сильно пострадал от нападений гугенотов в XVI веке, а также революционной толпы в 1790-е годы и во время Первой мировой войны. Французские мастера приложили огромные усилия для возвращения собору его былой славы. Изящные рельефы западного фасада были тщательно отреставрированы. Фрагменты витражей сохранились в хоре и северном боковом нефе. С востока на запад Реймсский собор протянулся на 136 метров, высота его центрального нефа — 38 метров. Его трехнефные трансепты относительно невелики, и впечатление массивности достигается в основном за счет длины трехнефной продольной части и пятинефного хора с обходом и венцом капелл.

Снаружи собор окружен многочисленными контрфорсами. Свет проникает внутрь собора через большие окна центрального нефа и окна боковых нефов и хора, а также круглые окна восточной стены алтаря, и прекрасно освещает высокий интерьер собора. Западный фасад поистине прекрасен. Три глубоко утопленных портала со стрельчатыми арками тянутся к окну-розе, над которым проходит галерея Королей завершают фасад две мощные, но изящные ажурные башни.

Скульптурный фриз на фасаде собора является главной его достопримечательностью. В галерее, которая состоит из пятисот фигур, можно увидеть епископов, королей, рыцарей, святых, дьявола и ремесленников. Порталы западного фасада украшены композициями, представляющими сцены из жизни Иисуса Христа. Наиболее известен улыбающийся ангел из «Благовещения».

Дворец архиепископа, примыкающий к собору, называют также «Дворец Тау» благодаря своей Т-образной конструкции, основанной на форме креста, который носили первые епископы. Дворец, построенный в 1690 году, включает готическую часовню и сооруженный в XV столетии Зал Тау, помещения, названия которых ассоциируются с церемониями коронации французских королей. Накануне коронации будущий король проводил ночь во дворце. После процедуры коронации, которая проходила в Кафедральном соборе, он давал великолепный банкет. Зал Тау, или зал для банкетов, одно из самых прекрасных помещений дворца, стены которого завешены гобеленами XV века. В настоящее время во дворце располагается Музей гобеленов и скульптур из Кафедрального собора.

Мы подошли к фасаду Собора вместе с Арчером, чтобы сфотографироваться на фоне этой знаменитой французской достопримечательности. Там на соборной площади уже находились японские туристы. Они на время забыли про Собор и переключили своё внимание на нашу собаку. Некоторые из них даже выразили желание сфотографироваться с Арчером. Мы не возражали. Потом я пошёл в Собор, а Ирина направилась ждать меня на скамейку вместе с Арчером.

Интерьер Собора впечатляет размерами — парижский Нотр-Дам гораздо меньше. Однако во всём, к сожалению, ощущается новострой. Древностью Собор не дышит, так как он дважды был разрушен в двух мировых войнах. Осмотрев внутренности, я сменил Ирину на дежурной скамейке с Арчером, и теперь она пошла внутрь Собора.

1
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Посетовав на ограниченность времени, мы через полтора часа покинули Реймс.

Два часа пути, и около половины восьмого вечера мы были уже в Париже. На ближних подступах к городу я волновался, что будет трудно по парижским пригородным развязкам въехать в центр, где находился наш отель. Однако эту задачу мы решили легко.

Более того, даже улицу — Рю Ришер на Монмартре с расположенным на ней нашим отелем «Ришер» мы нашли достаточно быстро, несмотря на повсеместное одностороннее движение и «кирпичи» на каждом втором перекрёстке. В этом нам помог подробный атлас Франции и Парижа, на который я не пожалел в Москве 600 рублей. Проблема поджидала нас совсем в другом месте. Оказалось, что возле нашего отеля не только нельзя припарковаться, но даже и остановиться невозможно! Улица Рю Ришер — двухполосная с односторонним движением. Одна полоса забита припаркованными автомобилями. А вторая полоса остается для движения. Если остановиться, сразу прекращается движение по всей улице. И совершенно аналогичная картина на всех прилегающих к отелю улицах. С огромным трудом после круга блужданий вокруг квартала, мы остановились на только что освобождённом чьей-то машиной месте, где нельзя стоять, но хотя бы можно остановиться.

Я побежал к отелю, до которого было метров двести. Портье — арабского вида молодой человек с недоверием взял мой ваучер, и как мне показалось, без удовольствия протянул мне ключи от номера. При этом, узнав, что мы с собакой, сначала заявил, что это запрещено, но потом согласился взять за собаку десять евро аванс за четыре ночи. Я поднялся на лифте на четвёртый этаж в номер. После наших немецких шикарных апартаментов он показался мне ночлежкой. В комнате почему-то были четыре кровати, которые почти полностью занимали всю её площадь. Маленький столик примостился рядом с одной из них. Телевизор был подвешен к стене у потолка. На обоях и паласе были видны какие-то пятна. Представилось, как до нас в этом номере проживала целая туристическая группа из какой-нибудь российской глубинки. Правда, с удобствами было всё в порядке: большая ванная комната с ванной и раздельный туалет не вызывали нареканий.

Я спустился вниз за Ириной. Разгружать машину в двухстах метрах от входа в отель было бы неудобно. Я спросил у портье, как быть с парковкой. Он ответил, что можно остановиться у отеля на «аварийке», а парковаться после 20.00 можно бесплатно на платных парковочных местах до семи утра. Я побежал к машине. Ирина уже была «взведена». Я вспомнил наши препирательства по поводу отеля и парковки в Вуппертале два года назад, и постарался сразу пресечь возможные пикировки из-за возникших неприятностей. Мы сделали ещё один круг вокруг квартала, и Ирина нахально остановилась практически на перекрёстке на пешеходном переходе, включив аварийные огни.

Я принялся перетаскивать в холл отеля наши многочисленные сумки и чемодан. Там я договорился оставить вещи до тех пор, пока мы не найдем место, где оставить машину. Вернувшись к Ирине, я дал команду трогаться в поисках парковки. Уже темнело. Настроение было паршивым. Узкие монмартрские улочки были по-прежнему забиты транспортом и людьми. Мы сделали два круга — безрезультатно. Удивительно было, что мы при этом не потеряли отель, и дважды проехали мимо него, чертыхаясь и кляня турфирму, которая поселила нас в отель без парковки.

Ширина улочек была такой, что одна сторона была полностью заставлена автомобилями, а другая сторона служила для одностороннего проезда. Никаких надежд найти свободное от автомобиля место не было, даже на платных местах с таксофонами.

Наконец, отчаявшись, мы припарковались под знаком «стоянка запрещена» рядом с десятком игнорировавших этот знак машин. Будь, что будет! Вентилятор машины уже непрерывно работал почти час, и Ирина вспоминала брюссельский случай, когда в аналогичной ситуации маневрирования по незнакомому городу у нас отказал стартёр. Мы заглушили мотор, «миражка» устало вздохнула и замерла. Вот тебе и Париж! Мы недоверчиво осмотрели витрины близлежащих магазинов и кафе. Вокруг было много арабского вида молодёжи. Как не хотелось оставлять машину в такой криминогенной обстановке, но делать было нечего!

И тут выяснилась ещё одна проблема. Весь квартал Монмартра представлял собой каменный мешок, где мостовые и тротуары не имели ни одного метра свободного места с мало—мальской травкой! Как выгулять кобеля? Арчер недоумённо плёлся с нами, оглядываясь по сторонам. Ирина разрешила поднять ему лапу возле какой-то урны, а как быть с «большими» делами?

Решили отложить это на более поздний вечер, и пошли в отель. Загрузив вещи в лифт, мы поднялись к себе на четвёртый этаж. Я боялся, что Ирине ещё и номер не понравится, и мы, накопив раздражение от парковки и отсутствия места для выгула окончательно поругаемся. Однако, над отдать её должное, Ирина спокойно отнеслась к обилию кроватей, не очень чистым стенам и крохотному столику. Время было около девяти вечера.

Мы присели, успокоились. Арчер умиротворённо улёгся на паласе. Слава, богу! Мы всё-таки добрались. Ну, ничего, пришлось немного помучиться, но мы же в Париже! Перекусив, мы вышли на улицу, чтобы решить проблему с выгулом. Ирина взяла с собой сумку с принадлежностями, чтобы убрать за Арчером. Пришлось долго ходить по уже опустевшим улочкам, чтобы Арчер понял, что травки не будет, и надо приспосабливаться на асфальте. Наконец, он присел, Ирина с облегчением вздохнула. Теперь можно было возвращаться в отель.

Париж — первый полный экскурсионный день

День восьмой, вторник 9 сентября. Париж — полный экскурсионный день.

Проснувшись, мы в первую очередь пошли проведать свою машину. Она, слава богу, стояла на месте целой и невредимой. Её не арестовали, и даже не наклеили квитанцию о штрафе за парковку в неположенном месте. Бедный Арчер вновь был вынужден сделать свои дела на асфальт, мы отвели его в номер, а сами пошли на завтрак.

Буфет находился в подвальном помещении здания отеля, куда мы проехали на лифте со своего четвёртого этажа. Народу было довольно много, раздавалась русская речь, да и официант-паренёк тоже оказался русскоговорящим. Теперь становилось понятно, почему мы попали в эту «ночлежку» после наших шикарных апартаментов в Инделхаузене. В начале своего повествования я уже писал, что бронирование отелей в Германии я осуществил через фирму «Эко-туризм», которая специализируется по этой стране. Поэтому я выбрал отель под Ульмом через интернет, а менеджер фирмы — Замир просто выступил посредником между мной и выбранным отелем, для чего он привлёк в качестве ещё одного посредника германскую туристическую фирму. К сожалению, по существующим правилам получения шенгенских виз напрямую забронировать отель в Европе без посредников я не могу.

Однако по Франции мой менеджер от «Эко-туризм» не работал, поэтому он нашёл посредником российскую туристическую фирму, которая как раз и предложила ему, а он предложил мне, вариант с отелем «Ришер». Привлекло то, что отель находится практически в центре города. По всей вероятности, эта фирма широко использовала этот отель для больших российских туристических групп. Относительно недорогое поселение и близость к достопримечательностям привлекательны для наших турфирм. Если бы я приехал в такой отель в составе тур группы, то тоже считал бы поселение неплохим.

Нашу жизнь в таком отеле осложняли наличие собственной машины и кобеля. Но делать уже было нечего, приходилось думать, как преодолеть неожиданно возникшие неудобства. Об этом мы побеседовали с Ириной во время скудного французского завтрака в виде булочки — круассана, кусочка масла, упаковки мармелада, стакана сока и чашки кофе. Это тоже было необычно после обильных немецких завтраков. Но к этому, я по крайней мере, был готов после своих предыдущих посещений Франции и Парижа. Я уже знал, что такое «континентальный завтрак». А вот что делать с машиной?

Пора было начинать экскурсионную программу. Погрузившись в «миражку», мы с облегчением покинули незаконную стоянку. Наш путь лежал в сторону собора Нотр-Дам, с которого я хотел начать знакомить Ирину с Парижем. Утром дорожная обстановка была не такой мрачной, как предыдущим вечером и мы благополучно вырулили на бульвары, потом свернули возле церкви Мадлен на небольшую улочку, где увидели знак платной стоянки.

Было уже понятно, что бесплатно в Париже припарковаться невозможно, поэтому мы, смирившись с неизбежными расходами, нырнули в подвальную парковку, которая тоже, как оказалась была уже почти занята. Однако служащий показал нам знаками, что можно проехать. Мы остановились практически посередине подземной площадки среди десятков других автомобилей. Куда ехать? Служитель объяснил мне, что нужно оставить машину как есть, и отдать ему ключи. Мы вышли из машины, Ирина отдала ключи, и он парковал её уже без нас почти также плотно с другими машинами, как это бывало у Ирины в её 15-ом таксомоторном парке.

Наконец-то мы свободны от своего автомобиля, и не надо думать о его сохранности! Я записал название улицы, где мы оставили автомобиль, — рю де Монт Табо. Пройдя по переулку сто метров, мы вышли к парку Тюильри. Нам бы решить ещё одну проблему Арчера, который поутру сделал только свои маленькие дела. Но, как выяснилось в парк с собакой нельзя.

Мы обогнули Тюильри по рю Риволи и вышли на площадь Согласия — пляс Конкорд. Что же делать? На площади тоже не было ни метра свободного газона. Решили выйти на набережную Сены. Мы спустились к реке, и только здесь после долгих раздумий Арчер освободился на маленьком пятачке травки вокруг деревца. Теперь мы оказались совсем свободны от насущных жизненных проблем! Можно предаваться экскурсионным впечатлениям!

1
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Сена! Мосты! Мы прошли по Луврской набережной и набережной Тюильри вдоль реки к острову Ситэ. Именно здесь — исторический центр Парижа. Перейдя на остров по Новому мосту — понт Нёф, мы осмотрели памятник одному из французских Генрихов. Спустившись вниз по лестнице с моста в сквер Галан, мы подошли к стрелке острова Ситэ. Напевая песенку Дмитрия Сухарева «А на стрелке того островка, где и я, было дело, сидел…», мы подошли к воде. Погода была как раз экскурсионной — не жарко, и немного облачно. Мы были совсем одни, перед нами плескалась Сена, а вдали виднелись мост Александра Третьего и купол Дома Инвалидов. Воздух Парижа наполнил наши лёгкие и сердца…

Поднявшись на мост, мы обошли комплекс правительственных зданий по правой стороне острова и вышли к Собору. Площадь у Нотр-Дам, как всегда была заполнена разноязыким народом. Для меня это было уже третье свидание с Собором. Дважды удалось это сделать в незабвенном девяносто пятом году, сначала туристом, а потом — в командировке. Одна из башен собора традиционно была опоясана строительными лесами и прикрыта зелёной сеткой. Ремонт таких соборов происходит перманентно и никогда не бывает завершён. Так и продолжается по кругу. Я присел с Арчером на скамейку, а Ирина пошла в Собор. Пока её не было, я погрузился в воспоминания о своих предыдущих посещениях Парижа. Всё здесь уже казалось знакомым и почти родным.

Когда Ирина вернулась, я оставил ей собаку и пошёл на собственный осмотр. После Реймсского собора Нотр-Дам показался нам даже миниатюрным. Хотя «намолен» и «нахожен» он, конечно, гораздо больше. Да и «новостроя», как в Реймсе, не чувствуется — камни Нотр Дам излучают старину. В тот год в Москве прошла русскоязычная версия знаменитого французского мюзикла «Нотр Дам». Поэтому на слуху была очень популярная песня «Свет озарил мою больную душу. Нет, твой покой я страстью не нарушу…». Сюжет Гюго и мюзикла навевал определённые ассоциации с Эсмеральдой и Квазимодо. Дополнительные ощущения давали мои новые познания в области хронологии, которые ставят под сомнение реальность некоторых общеизвестных событий в средневековом Париже.

Поразмышляв на эти темы, я как, обычно, поставил свечку в память о бабушке Дине и вышел на площадь. Здесь нужно было выполнить известную процедуру на волшебном медном знаке, который вмонтирован в брусчатку напротив Собора. Я подвёл Ирину к волшебному знаку и объяснил, что надо встать на него одной ногой и повернуться на 360 градусов. Этим как раз занимались японцы. Ирина к восторгу японцев элегантно выполнила моё задание. Теперь она может рассчитывать на то, что ещё раз побывает в Париже. Ведь у меня это получилось уже дважды!

1
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Мы обошли Собор вокруг, полюбовавшись его прекрасными видами. Погода развиднелась, выглянуло солнце. Стало ещё веселее. Следующим пунктом нашей экскурсионной программы была церковь Сент-Шапель. Проход в неё, если не знаешь, довольно сложный. Но я знал по прошлым посещениям как это сделать и быстро вывел Ирину к подворотне Дворца Юстиции, откуда есть проход к церкви. Выдал ей деньги на билет, проинструктировал, что надо в церкви посмотреть — нижний и верхний залы, а также терновый венок с головы Христа, который является реликвией церкви, и остался ждать с Арчером в тенёчке.

1
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Через полчаса Ирина вернулась наполненная впечатлениями. Я в церковь не пошёл, некогда — впереди обширная программа. Следующая достопримечательность — Консьержери. Внутрь Ирина также сходила одна, а мы с Арчером ждали её у ворот.

1
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

В принципе, уже этих трёх экскурсий (Нотр-Дам, Сент-Шапель, Консьержери) было бы достаточно, для того, чтобы считать, что экскурсионный день прошёл удачно и насыщенно. Но — только не для нас! Мы обошли Ситэ с другой стороны, замкнув полный круг, и по мостам Святого Людовика и Филиппа вернулись на правый берег Сены. Здесь мы снаружи осмотрели церковь Сент-Жервэ и мимо памятника Этьенну Марселю — зачинщику парижских беспорядков, вышли к мэрии — Отель де Вилль. Ирине очень понравилось это здание, напоминающее московский ГУМ. Правда, на площади перед зданием была возведена какая-то надувная конструкция, портящая вид, но парижане по своему понимают красоту. Когда-то и Тур Эйфель казалась монстром, и центр Помпиду до сих пор не всем понятен.

Мы вновь вышли на набережную и прошли по ней к площади и фонтану Шатле. Там же осмотрели башню Сент-Жак. Теперь мы наблюдали Ситэ с Консьержери немного издалека со стороны противоположного рукава Сены. Башни Консьержери тоже очень понравились Ирине и напомнили сказочные башни ворот Холстентор в Любеке. Мимо церкви Сент-Жермен л’Оксеруа мы подошли к Луврскому дворцу.

1
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Пройдя через несколько арок, мы вышли к главному входу в виде стеклянной пирамиды. Экскурсия в музей у нас была запланирована на следующий день, поэтому мы пока только полюбовались видами на дворец, сад Тюильри, арку Карусель и позолоченную статую Жанны д’Арк. Солнце уже раскочегарило достаточно сильно, поэтому мы обрадовались, когда в саду увидели водопроводную колонку. Арчер с удовольствием попил парижской свежей водички из московской миски.

По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Передохнув в парке, мы двинулись дальше по террасе сада Тюильри вдоль рю Риволи, пока вновь не вышли на пляс Конкорд. Там мы повернули направо на рю Рояль и вышли к церкви святой Марии Магдалены. В прошлые годы я не добирался сюда, поэтому с удовольствием осмотрел изнутри новый для меня объект достопримечательности. По очереди мы посидели с Ириной на ступеньках церкви с Арчером, любуясь великолепной панорамой через рю Рояль на пляс Конкорд, Бурбонский Дворец и Дом Инвалидов. Эту архитектурную перспективу Парижа задумал и реализовал Наполеон.

1
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Время было уже обеденным, да и ноги уже гудели. Поэтому мы решили вернуться домой пообедать и отдохнуть. До нашей парковки было несколько сот метров, мы без проблем её нашли и забрали машину, которая оказалась в самом углу, заставленная другими машинами. Это удовольствие — пять часов парковки, встало нам в четырнадцать евро — около трёх евро в час. Ничего себе!

Находясь под впечатлением таких непредвиденных трат, мы благополучно вырулили на свою рю Ришер. Но где здесь оставить машину? Покружив по уже знакомому кругу: рю Ришер, рю де Треви, рю Блеу, рю Поисонер, мы решились припарковаться на неожиданном свободном месте. Но когда я вышел из машины, я увидел платный таксофон. Оплачивать надо какой-то картой. Карты у нас, естественно, не было. Где её купить, мы не знали. Делать ещё один круг в поисках парковки не было больше сил. Ладно, черт с ним! Решили, оставить здесь, а платить не будем!

Мы зашли в небольшое кафе, купили себе два огромных багета с курицей и ветчиной и направились в отель. То ли наши вчерашние страсти успокоились, то ли новые впечатления отодвинули на второй план вчерашнее вечернее и сегодняшнее утреннее негативное впечатление от отеля и номера, но теперь всё воспринималось совсем по-другому.

А что? Всё не так уж плохо! Номер — на четвертом этаже довольно красивого здания типичной парижской архитектуры. Район Монмартра — можно было только мечтать. Отель окнами выходил на перекрёсток рю Ришер и рю Ф. Монмартр. Дома на противоположных сторонах улицы смотрелись очень презентабельно. В соседнем доме — отель сети Ибис. Это — три звезды. Очень даже фешенебельный район!

В нашем номере вместо балкончика была небольшая решетка, которая предохраняла от немедленного вываливания на улицу человека, который открывает балконную дверь. Поэтому наблюдать за происходящим на улице можно было выглянув через балконную дверь и чугунную решётку. Я занимался этим, пока Ирина собирала на стол. Арчер разлёгся на паласе, который укрывал весь пол комнаты номера и коридор.

Ну и пусть у нас в номере две лишние кровати и поэтому нет свободного пространства. Каждая из них — полуторная. Думаю, здесь вполне могли бы ночевать восемь человек. А мы живём втроём! Зато удобства — просторные. В ванной два умывальника, ванна, окно во внутренний дворик. Всё по-европейски комфортно. И, самое главное, мы в центре Парижа! В двух километрах от Лувра и двух километрах от Секре-Кёр! И такие вкусные багеты! И можно вздремнуть полчасика! Жизнь прекрасна!

После сна мы выпили кофе и отправились на вечернюю экскурсию. Арчер остался дома отсыпаться. Тут нас ожидало заслуженное уже давно наказание. Под дворником «миражки» была квитанция со штрафом за неправильную парковку. Пока по первому разу с нас причиталось 20 евро. Мы вздохнули и сели в машину, хотя собирались идти гулять пешком. Теперь надо было куда-то пристраивать «миражку». Вот проблема! Штраф можно оплатить в течение месяца, поэтому, вздохнув, я пока спрятал квитанцию до принятия решения, что с ней делать — платить, или отправить в урну.

Мы совершили уже привычный круг, выехали на рю Лафайетт и свернули на платную парковку под сквером Монтелон. Здесь стоимость часа стоянки была меньше, чем на утренней парковке, но всё равно угнетала. Но, делать нечего, жди «миражка» нашего возвращения. Мы прошли по рю Лафайетт до северного вокзала (гар дю Норд), мимо церкви Винсент де Поль повернули на бульвар Маджента, потом — на бульвар Рошешор.

Так мы оказались у подножия монмартрского холма. Дальше по лестнице мы поднялись на вершину к базилике Сакре-Кёр. Там по моей рекомендации Ирина исполнила ещё один местный ритуал. В церкви есть статуя Святого Николая. Если потрогать его ногу, то прощаются все грехи за год. Это нетрудно, поэтому нога прилично стёрлась от поглаживаний многочисленных грешников.

Интерьер церкви и особенно панорама города, открывающаяся с холма производят большое впечатление. В это время стемнело, и включили подсветку базилики. Прекрасно! Мы спустились вниз и направились гулять по вечернему Парижу. Здесь магические названия бульвара Клиши, пляс Пигаль, Мулен Руж заворожили наши души. Трудно было поверить, что всё это наяву! Дальше я устроил Ирине многокилометровую прогулку по бульвару Батигноль, бульвару Карусель, мимо церкви Святого Александра Невского, авеню де Ваграм. Через час мы вышли к Триумфальной арке.

Через Елисейские поля, по авеню Франклина Рузвельта, рю ла Боэти, площадь Святого Августина, мимо церкви Святого Августина, бульвар Хаусманн мы вновь вышли на свою рю Лафайетт и повернули через рю Ф.Монмартр на рю Ришер. Машину решили оставить на парковке «Монтелон» на всю ночь за 20 евро. Зато будем спать спокойно!

Вот это денёк! Десятки достопримечательностей, около двадцати пяти километров пешком! Спасибо Ирине, что она всё это выдержала. Ведь мы с ней согласны в том, что каждый час, каждая минута пребывания в Париже стоят месяцев и дней обычной жизни.

Париж — второй экскурсионный день

День девятый, среда 10 сентября.

Утро… Едва проснувшись, осознаю, что нахожусь в Париже. Ирина ещё спит — намаялась вчера. Я поднимаюсь и выглядываю в окно из нашего маленького балкончика. Внизу уже кипит жизнь на перекрёстке рю Ришер и рю дю Ф Монмартр. Мансарда дома напротив делает его архитектуру гораздо привлекательнее. И вообще, Париж — город крыш и мансард. Это придаёт ему особую привлекательность по сравнению, скажем, с Москвой, где дома, как правило, — скучные параллелепипеды. Здесь же — радующий глаз плавный переход от стены дома к скошенной крыше.

Разбудил Ирину: «Вставайте, графиня, нас ждут великие дела!». Ощущение беззаботности создаёт особое приподнятое чувство. Нам никуда не надо спешить, весь день в нашем полном и свободном распоряжении. Однако очень уж тянуться нельзя, план экскурсий уже намечен, пора — за дело.

Спустившись на лифте на завтрак за чашкой кофе и стаканом апельсинового сока обмениваемся вчерашними впечатлениями. Раз уж мы поселились почти в центре Парижа, извлечём из этого обстоятельства все выгоды. «Миражку» оставляем на подземной стоянке на весь день. В самом деле, зачем её тревожить, когда до Эйфелевой башни — пять километров, а до Лувра — два!

Вернувшись в номер, мы покормили Арчера, и собрали всё необходимое для длительной экскурсии — прогулки. Пешком — по бульвару Капуцинов, мимо Гран Опера, бульвару Мадлен, мимо церкви Святой Марии Магдалины, по рю Рояль мы вышли на пляс Конкорд и набережную Сены. Рядом с Малым дворцом (Пети Пале) нам попался памятник Уинстону Черчиллю. Здесь открывается замечательная панорама на Мост Александра Третьего.

По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Я рассказал Ирине историю постройки этого самого красивого в Париже моста. Этот подарок русского царя обошёлся нашей казне в два миллиона рублей. Но здесь он себя многократно окупил, так как входит в список обязательных достопримечательностей для посещения любым приезжающим в Париж туристом, каковых бывает несколько десятков миллионов в год. Панорамы Сены и Дома Инвалидов не позволяют опустить видеокамеру. Хочется запечатлеть на видео любую деталь, чтобы наслаждаться видами Парижа в своём фильме.

1
По Реймсу и Парижу с немецкой овчаркой

Вдоль набережной наконец-то появился травяной газон. Впервые за два дня Арчер с удовольствием побегал по живой земле, размяв сточенные подушечки лап. Два конных скульптурных воплощения героев разных войн — Лафайетту и Веллингтону вызывают, наверное, у французов разные чувства. Первый — освободитель США от метрополии британской империи, второй — освободитель Европы от Наполеона.

На площади Альма, в тоннеле под которой погибла принцесса Диана, мы увидели ещё один памятник — жертвам теракта 11 сентября в Нью-Йорке. Почему именно здесь? Потому что от площади начинается набережная Нью-Йорка.

Мои видеоролики

По Германии на автомобиле

Асслан фом Хаус Ширан в Реймсе

Кафедральный собор Реймса

По Парижу на автомобиле часть 1

По Парижу на автомобиле часть 2

Нотр Дам де Пари

Прогулка по Паижу часть 1

Монмартр

Асслан фом Хаус Ширан в Париже

Полезные ссылки:

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании на Ostrovok.ru. Более 3000 отзывов.

✔️ Кэшбэк 2% при бронировании ЖД-Билетов на Яндекс.Путешествия.

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании Авто на Localrent. Автомобили от локальных прокатных контор на популярных курорта: Турция, Крым, Сочи, Грузия, ОАЭ, Армения и многие другие. Принимают карты МИР.

✔️ Кэшбэк 2% при бронировании Туров на Travelata.

✔️ Русские гиды и экскурсии по всему миру. Трансферы, услуги фотографов и многое другое.

✔️ Дешевые авиабилеты? Конечно Aviasales.

Комментарии