Турист Ирина (RojerMarkus)
Ирина
была 19 марта 2019 13:55

Путешествие в Лемурию, часть 2: Сейшелы, Маэ

Сейшелы Январь 2011
18 16

Путешествие в Лемурию, часть 1: Маврикий

Следующий кусочек сгинувшей Лемурии, который мы открыли для себя, назывался Сейшельским архипелагом. Это волшебное для европейца, особенно северного, словосочетание таит в себе 405 кв. км. суши, в мелкой «нарезке» разбросанной на 115 островках, плавающих в теплых водах Индийского океана всего на 4 градуса южнее экватора. Самые крупные и обитаемые из них — Маэ, Праслин и Ла Диг — гранитные по структуре, остальные в основном коралловые острова или атоллы, совсем мелкие, необитаемые или малозаселенные, некоторые (например, остров Аноним) находятся в частном владении небедных людей. Каждый островок — это целый мир, животно-растительный, морской, птичий… чудесный. Например, на острове Силуэт нет дорог, нет автомобилей и передвигаться по нему можно только пешком или на велосипеде; имеется одно-единственное поселение людей, где их проживает аж 140 душ. Или, например, остров Альфонс — коралловый атолл, где берега окаймляют огромную заполненную глубокой (8–9 метров) водой лагуну. Альфонс уникален, кроме всего прочего, еще и тем, что является единственным местом на Сейшелах, где вода достигает своей максимальной прозрачности — 50 метров. Этот остров вулканического происхождения и по сути является вертикальной скалой, поднимающейся из глубины около 5000 метров, а сухопутная часть острова — это верхушка потухшего вулкана. Впрочем, о каждом таком плавучем «рае» можно рассказывать свои удивительности.

История Сешел очень похожа на историю Маврикия и всех ближайших соседей — арабы, португальцы, пираты, кровавые сокровища, морские Робин Гуды, затонувшие корабли с драгоценным грузом — все это романтические нити, сплетающие загадочное полотно ранней истории Сейшел. Чем ближе к современности мы листаем исторические страницы архипелага, тем прозаичнее становятся события и персонажи, тем быстрее тускнеют таинственно-романтические краски…

В 1742 году на архипелаг высадились французы, и именно от них он получил свое название — так запечатлелось в мировой истории и географии имя министра финансов Франции того времени Моро де Сейшела. Сначала во вновь обретенные колонии французы свозили политических заключенных, но вскоре колониальные власти кардинально поменяли свое мнение о роли Сейшельского архипелага — действительно, устраивать разного рода смутьянам райскую жизнь на тропическом курорте с великолепным климатом, который даже не снился слякотно-сопливой Европе — это как-то мало похоже на наказание. И к концу 19 века Сейшельские острова приобретают репутацию островов любви, куда стекаются французские аристократы со своими фаворитками, хотя и ссылки политических узников не прекратились. В 1778 году возникли первые постройки, выросшие со временем в прекрасный город — столицу Сейшел Викторию. Колонисты активно эксплуатировали климатическое роскошество архипелага, устраивая плантации специй и разбивая огороды, но искусственное сельское хозяйство развивалось с большим трудом, поскольку для растительного счастья благодатного климата недостаточно, нужны еще и богатые органикой почвы, а их как раз на островах, практически, нет. Зато естественного растительного богатства в виде всевозможных пальм — в избытке, их продукты и всякие полезные вещи экспортировались в Европу.

В период 1794–1811 годы Сейшелы побывали причиной франко-английской дуэли, которую, как уже было сказано, выиграли британцы. Англия тоже активно, но разумно «доила» Сейшельскую колонию, процветал экспорт в Европу островной флоры, прокладывались дороги, налаживалось телеграфное сообщение между островами и Африканским континентом, развивалась банковская система и прочие достижения цивилизации. Кстати, англичане, как и французы, использовали Сейшелы в качестве места содержания политзаключенных.

Почти все население Сейшельских островов — это креолы — потомки французских поселенцев и африканских рабов. Небольшую группу составляют африканцы, индусы, малагасийцы и совсем чуть-чуть китайцы, англичане и французы. Большинство населения (90%) говорит на местном креольском диалекте и понимает все три официальных языка: английский — язык администрации и торговли, им владеют около 33% населения, молодежь читает и пишет по-английски; французский — язык церкви, владеют около 40% населения, это язык пожилых людей и элиты; и креольский — родной почти для всех островитян.

Сейшельцы — это очень удачный и в то же время необыкновенно красивый результат смешения кровей, культур, языков… Кажется, как можно соединить, например, чопорную Англию и ярко-необузданную Африку? А вот можно!!! Например, сейшельцы очень музыкальны, и в музыке островов явно угадываются европейские музыкальные традиции и в то же время четко уловимы африканские ритмы. Такой же потрясающий микс, удивительно гармоничный, можно найти в любой сфере островной жизни — танцы, кухня, архитектура, религия…

Вот об этом, о сейшельской религии, нужно сказать отдельно. Почти все население островов — 96% — исповедуют христианство в различных направлениях (правда, без православия). Совсем малая часть — это мусульмане, индуисты, конфуцианцы. Все эти религии традиционно для этого региона мирно живут рядом, люди одинаково уважительно относятся и к своим святыням, и к атрибутам чуждой религии. Если у островитянина случается в жизни какая-то проблема, он идет к церковь, к «христианскому богу», если болезнь — к врачу. Но если ни тот, ни другой не дают облегчения или исцеления, почти всегда страждущий обращается к колдуну — на поверку ревностные католики гораздо больше верят в его магическую силу, чем в провидение Всевышнего. В этом явлении нет ничего удивительного, если вспомнить, что почти в каждом островном жителе есть африканская кровь, которая досталась ему от предков — чернокожих рабов, прибывших на острова, как правило, принудительным порядком из различных регионов Африки — именно там берут начало различные темные культы и магии. Например, знаменитый культ Вуду был завезен на острова (не только Индийского океана, но и Карибского моря) выходцами из Бенина, государства Западной Африки, где по сегодняшний день этому культу официально поклоняются больше 17% населения.

Колдовство в разных формах завезли именно африканские рабы, которые, несмотря на невольничью жизнь, являлись активными носителями культурных традиций своей родины и религии, в том числе — было бы наивно надеяться, что по прибытии на Сейшелы эти люди начнут энергично воцерковляться, напрочь позабыв свои верования. Кстати, и поныне христианскую религию островитяне воспринимают как нечто инородное — во-первых, с самого начала миссионерства принудительное обращение в европейскую веру было делом обычным, а потом — большинство высших церковных постов занимают белые.

Процесс колдовства, снадобья чародеев и вообще все, относящееся к черной магии, на Сейшельском архипелаге называют собирательным словом «гри-гри». Но чаще этот термин носит не обобщающее значение, а подразумевает вполне конкретную, материальную вещь — это небольшой мешочек со снадобьем или склянка с зельем. В состав снадобий обычно входят «объедки» человеческого организма (кровь, моча, волосы, сперма) и в качестве «физраствора» — мелкие камешки, ракушки, кокосовая скорлупа. Зачастую для изготовления «гри-гри» колдун совершает какой-нибудь жуткий ритуал на кладбищенской земле, естественно, ночью, с приношением жертв, правда, только петушиных.

Назначение «гри-гри» бывает самым разным — приворотным на любовь, защитным от темных сил или других колдунов, привлечение удачи, избавление от недугов. Но иногда чародейство применяют в менее безобидных целях, в этом случае изготавливают «гри-гри» на смерть, и местные уверяют, что она не замедлит наступить. Считается, что душа умершего от колдовства человека является притягательной добычей для нечистых сил, которые такого несчастного превращают в привидения-зомби (на Сейшелах их зовут додотия). Для спасения души умершего его родственники под руководством чародея проводят специальный обряд — они втыкают в тело усопшего семь групп по семь булавок в форме крестов. После этого колдун стряпает адскую смесь, в состав которой входят семь черных бананов, семь капель воды из цветочной вазы с могилы, кладбищенская земля и… немного мозгов уже похороненного человека, но умершего «чистой» смертью, без использования «гри-гри». Эту смесь выливают на могилу перед тем, как укладывать туда тело. Такая церемония гарантирует безмятежный упокой мертвеца.

Когда ситуация с черной магией стала выходить из-под контроля, включая гипотетические случаи человеческих жертвоприношений, колониальные власти в 1958 году издали закон, запрещающий всякие виды колдовства, использование гри-гри и всю прочую сатанинскую атрибутику. После этого закона было заведено несколько уголовных дел. И хотя почти все островитяне пассивно или активно причастны к этой мистерии и о гри-гри не принято говорить вслух с белыми незнакомцами, вера в чародейство сильна и поныне.

Наш лайнер причалил к Сейшельскому архипелагу со стороны острова Маэ, в порту города-столицы Виктории, и простоял у пирса почти полные три дня, поэтому мы получили прекрасную возможность ознакомиться не только с островом Маэ, но и с его ближайшими соседями. Кстати, на этом острове нам снова вспоминается господин Бертран-Франсуа Маэ де Ла Бурдонне, губернатор Маврикия — остров назван его именем.

Столица Сейшельских островов, как уже было сказано, расположилась на самом крупном острове Маэ, хотя была основана французами, имя получила английское — Виктория. Однако «крупный» остров занимают всего 25 километров в длину и 8 километров в ширину. Ее центр мы обошли в первую очередь. Отсутствие солнышка не дает мне покоя, потому что только оно наполнило бы мои фотографии нереальной яркостью и насыщенностью красок. Увы…

Национально-освободительная символика — непременный атрибут островов с колониальным прошлым.

Акации изнемогают под облаками собственных цветов.

Музей естественной истории в самом сердце столицы. Вместо перил парадной лестницы — две скульптуры в стиле анималистики — памятники человеческому варварству: дюгонь и большой аллигатор с двумя рядами пятиугольных пластин на спине и хвосте — стараниями людей ни тот, ни другой в этих местах больше не водятся.

В городе почти нет зданий, выше трех этажей. Это связано с тем, что в городе и на острове в целом существует жесткий запрет на многоэтажное строительство. Некоторые сайты по Сейшелам объясняют это стремлением властей не портить красоту и экзотику островных пейзажей урбанистическими безобразиями. Может, и так, но на Карибских островах (в частности, Гренада) мы столкнулись с аналогичным законодательным запретом строить сооружения выше растущих пальм — только там этот запрет обеспечивал таким образом пожарную безопасность.

Все путешественники по Маэ в обязательном порядке фотографируют эту столичную штучку, не буду и я оригинальничать. На городской площади стоит «Часовая башня» — миниатюрная копия «Башенных часов» лондонского Воксхоллского моста. Она построена в 1903 году на средства, собранные по подписке в память о провозглашении Сейшел коронной колонией Великобритании.

Здесь же на центральной площади расположилось почтовое ведомство, где можно не только выполнить какие-то практические дела, но и просто посидеть и порадовать глаз хотя бы вот такой напольной мозаикой.

Правда, и без нее почтовый офис, отделанный деревом, и сохранивший старинный английский дух начала XX века, невероятно приятно посещать.

Юбилейный фонтан «Бриллиантовый» (построен в 1900 году).

Рынок — это целый мир, сконцентрированный на маленьком пятачке земли. Здесь жизнь закипает с ранним рассветом, когда рыбаки приносят свой ночной улов на продажу, а земледельцы — выращенный урожай.


У рыбных рядов с деловым видом бродят небольшого размера египетские цапли — белоснежные изящные балерины с лимонного цвета клювом, у них важная санитарная задача — «убрать» все рыбные отходы.


От фруктово-овощного разнообразия глаза разбегаются…


Аннона колючая и плоды какао, раскрашенные в стиле импрессионизма, производят неизгладимое впечатление.



У этого бородавчатого «красавца» забавная не только внешность, но и имя — его зовут момордика (или китайская горькая тыква). Горькой она зовется потому, что плоды зеленого цвета (недозрелые) можно употреблять в пищу, вкус напоминает огурец или зеленый перец, но по мере созревания момордика становится оранжевой и … очень горькой. Эта тыква — кладезь полезных веществ, в ней много железа, вдвое больше Бета-каротина, чем в брокколи; вдвое больше кальция, чем в шпинате; вдвое больше калия, чем в банане.

Сейшельцы, как и маврикийцы, удивительно гармонично сочетают на крошечном пространстве различные верования, поэтому храмы разных конфессий располагаются по соседству друг с другом.

Вот индуистская святыня, больше похожая на художественно выполненную игрушку — по-моему, это тамильский храм.

Индусы очень красочно оформляют свои храмы не только снаружи, но и внутри — и в обуви туда заходить никому нельзя.

Через пару домов на горочке гордо поднимает в небо крест часовня собора Непорочного зачатия, постройки начала XX века.


Собор традиционно украшен богатыми витражами, а завершается католический ансамбль лужайкой с монастырским строением, тонко украшенным резными балюстрадами (включите солнце, пожалуйста! Это свежевыстиранное небо меня убивает!!!).

Весь остров утопает в зелени и цветах…

Этот фрукт, называемый малайским яблоком, вы не увидите на фруктовом рынке, потому что никому не придет в голову платить за плоды, растущие и валяющиеся по всему острову даром. Вкус напоминает обычное яблоко с небольшим недостатком сахара, зато с избытком сока.

А вызревает эта вкуснота из такой вот красоты (мне удалось его снять даже с притаившимся опылителем — колибри).

Ну, и, конечно, мы не могли пройти мимо чудеснейшего Ботанического сада «Мон Флери».


Первое дерево, которое попадается нам на входе — символ Сейшельских островов — морская пальма, Коко-де мер.

Если выполнить несложный перевод, на табличке будет написано: «Сексуальный плод. Сексуальное мужское соцветие. Стоит ли удивляться, что люди создали мифы вокруг этой пальмы?». О морском кокосе я напишу позже подробнее.

Карамболь тоже растет повсюду по острову.

Шеффлера лучелистая (или дерево-осьминог) …

Алоказия Калидора — водяное растение с забавными листьями, похожими на уши слона…

Голубые нимфеи…

А это чудо, под именем курупита гвианская, мы впервые встретили в прошлом году на Карибском острове Доминика, только там она была уже с плодами (хотя месяц был тот же — январь).


Дерево пушечных ядер — ее второе название, думаю, пояснений не требует.

Цветки восковые, ароматные, со сложным строением. Плоды созревают 8–9 месяцев, содержат много семян (200–300 шт.) и крепятся прямо к стволу на особых длинных кистях — это явление называется каулифлория. В некоторых странах курупиту пытались высаживать вдоль дорог, но после многочисленных громких возмущений драйверов, получивших таким пушечным ядром по крыше автомобиля, от этой затеи отказались.

Одни утверждают, что плоды курупиты несъедобны и даже аллергены, другие уверяют, что мякоть мясистая и напоминает по вкусу орех, но и те, и другие едины во мнении о неприятном запахе внутренностей плода.

Сам Ботанический сад в амфитеатре переходит в совершенные джунгли, с огромными деревьями, свисающими с них лианами.

Влажность воздуха составляет, по-моему, 100%: все вокруг — люди, валуны, листья, дорожки — покрыто тонкой паутиной водяных капель, при этом температура воздуха около 28 градусов. Немножко тяжело…

А вот эти кожано-меховые мешочки, развешанные на деревьях — большие летучие мыши, точнее, летучие лисицы Ливингстона (по-моему, так их зовут…), которые активны и днем, поэтому можно видеть, как на огромной высоте они планируют этакими птеродактилями, потом цепляются за ветки на невероятно высоких деревьях и заворачиваются в свои «плащи». Размах крыльев — больше метра. Но питаются, преимущественно, фруктами.

Кринум величественный…

На территории сада, как обычно, загон для гигантских черепах.

Не обошли мы вниманием и знаменитые Сейшельские пляжи, которые действительно великолепны — чистый океан, тонкий песок, малолюдно или вообще безлюдно…

Изрезанный рельеф береговой линии дает возможность найти каждому свою лагуну.

Затон с мангровыми зарослями…

Очередной заливчик с милой деревушкой на берегу.

В горах собирается дежурный ливень, но можно еще успеть окунуться в прозрачную воду.

Путешествие в Лемурию, часть 3: Сейшелы, Праслин, Ла-Диг

Комментарии