ReginaLukashina
Регина Лукашина — была 10 мая 14:21
 – Активность на Туристере замораживаю. Старые публикации оставляю читателям. Ушла на Facebook

Египетский экстрим: Ёж и Моисей. Часть 2

13 декабря 2010 г. 3:56 Египет Апрель 2007
5 4
1

Джибел Мусса. Гора на Синайском полуострове. Высота 2285 метров над уровнем моря. Место паломничества христиан и иудеев. Принято считать, что встретившему восход солнца на вершине отпускаются его грехи. Ещё бы… Ты ещё попробуй, заберись туда! Гиды говорят — трудное восхождение. А на самом деле — чистый экстрим. Впрочем, для меня высшие силы создали равные стартовые условия с инвалидами и пожилыми, что решались на это нелёгкое восхождение. За несколько часов до начала подъёма я наступила на морского ежа.

Никто не обещал, что будет легко…

Но никто и не предупреждал, что будет так трудно. Обновив повязку с мазью Вишневского на моей покалеченной морской нечистью ноге, мы с моей подругой Танюшкой упаковали ногу в кроссовок. Зная, что там, на горе Моисея (в отличие от морского берега) ночью температура воздуха близка к нулевой отметке, мы нарядились в джинсы, куртки и замотали горло хлопчатобумажными платками. Камеры, сухие пайки, выданные в отеле… Да, разумеется. Но у нас с собой было… кое-что ещё. Опять-таки сказался опыт куда более опасных походов: финики и обычная минералка. А ещё — упаковка влажных салфеток, зажигалки и лёгкие соломенные циновки, позаимствованные из павильона нашего же отеля. Вернёмся — повесим обратно.

«Ты уверена?» «Я же вам сказала… Если устану или пойму, что не могу идти, сойду с маршрута и подожду вас ровно на той точке, где вы меня оставите. А в крайнем случае, купите мне верблюда». «Регги, а может быть…" «Отвалите, сказала! — я начинала злиться — будто первый день со мной познакомились! Я отвечаю за свои слова».

В десять часов вечера нам предстояло грузиться в автобус. Стоя на пороге отеля, Таня смотрела на нас так своими глазищами, словно провожала на войну. Похоже, она сдерживалась, только потому, что рядом вертелся её маленький сын. Я сидела на парапете, вытянув ноги и улыбаясь как можно веселее. В конце концов, если наступать на пальцы больно, можно же попробовать идти на пятке. А там, глядишь… Что меня гнало в этот безумный поход? Пятнадцать уплаченных долларов — не деньги. Удаль молодецкую показывать давно уже болезнь прошла. Да и шибко религиозной меня не назовёшь. Профессия такая — в ней без изрядной доли цинизма долго не продержишься. Просто, наверное, я бы себе не простила упущенной возможности и… снисходительности к собственной слабости. Разумеется, лезть в гору с хромой ногой — авантюра. Но ведь я буду не одна! Надёжное мужское плечо рядом и великая движущая сила с кодовым названием «охота пуще неволи» приглушали тихий шёпот опасений.

Вперёд!… Автобус понёсся собирать туристов из других отелей, а тем временем пухленький гид в очечках с видом мальчика-отличника начал нам рассказывать что-то про пророка Мухаммеда и цитировать священные суры. Дама с переднего сидения окатила его ледяным взглядом: «Мальчик, ты чей? Вообще-то мы здесь все православные, и для нас это — паломничество по святым местам Ветхого завета». Почему-то не хотелось в этот момент уточнять, что три мировые религии суть ссылаются на одни и те же события, и даже Спаситель имеет в исламе имя Иса. Вежливый араб скорректировал свои речи и ограничился общими сведениями и географическими координатами нашего будущего похода, а заодно напомнил программу: подъём в сопровождении местного проводника, встреча рассвета, спуск и экскурсия по монастырю Святой Екатерины.

1

Для справки: Монастырь Святой Екатерины. Самая маленькая епархия, и в то же время самый древний христианский монастырь в мире, хранит богатейшую коллекцию икон и древних рукописей. Об истоках этого монастыря можно узнать из хроник Патриарха Александрии Евтихия, жившего в IX веке. Именно здесь Елена, мать императора Константина, прониклась святостью этих мест и приказала построить небольшую часовню, посвящённую Пресвятой Богородице, на месте «неопалимой купины». В 530 году император Юстиниан велел воздвигнуть здесь большую базилику, ставшую в последствии Церковью Преображения. С тех пор монастырь приобрёл черты неприступной крепости. В 2002 году был включён в списки Всемирного культурного наследия Юнеско.

Но это всё будет завтра… У меня же в голове, пока автобус подпрыгивал на далёкой от идеальной египетской трассе, крутилась чистая арифметика. Монастырь расположен на высоте 1568 метров над уровнем моря, и нам оттуда предстоит стартовать. И за три часа до рассвета одолеть по «лёгкой» (как нам обещали) пологой дороге тот путь, что проделал Моисей, получив указание из горящего куста взобраться на гору Хорив, где обрести 10 заповедей… Едва не задремав на пружинящем мужском плече, я зевнула и потянула его за рукав… Ещё раз, пожалуйста, я проспала… Сколько и куда надо идти? «Около восьми километров. Обещают в пути поить чаем, туалеты, павильончики… Спи, набирайся сил».

… Высадившись из автобуса, наши «сухие пайки» мы оставили до утра в камере хранения. Благообразный юноша, что пытался вразумлять нас на счёт истории религии, передал группу под покровительство проводника, а сам растворился во тьме. Тот же, кому предстоящей ночью должно было стать нашим опекуном и ангелом хранителем, кривоногое, шустрое, улыбчивое щербатым ртом косматое существо в смешной вязаной шапочке сразу же получило прозвище «шерп». Так называют в Гималаях местных знатоков всех горных троп, помогающих альпинистам. Шерп продемонстрировал нам свисток, присвоил нашей группе звонкое имя «Нева», на которое надо было отзываться и ориентировать в кромешной тьме, чтобы не потеряться. Итак, двинули. Нас ждал путь наверх, если строго по вертикали - 717 метров.

«Ну, как ты?» «Да нормально, — сказала я, стараясь наступать на пятку, — тут же уклон вообще детский, если так и дальше пойдёт, мне верблюд не нужен». Стоянку «кораблей пустыни» мы миновали, даже не останавливаясь, несмотря на попытки арабов всучить нам поводок одной рукой, а вторую протягивая за 10 долларами.

Однако «детский» уклон радовал нас только несколько сотен метров непосредственно возле монастыря. Свернув на серпантин к горе, мы ахнули…

Висящие прямо над головой в тёмно-синем небе египетские звёзды в этой безлунной ночи оттеняли неприветливые чёрные скалы причудливыми сизыми тенями. Посверкивали в темноте белки глаз арабов, под ногами заскрипела мелкая щебёнка, потом камни стали попадаться крупнее. Повезло тем, кто имел хорошей протектор подошв, уклон сразу возрос в разы, градусов до двадцати. А справа половину неба закрывала конусообразная, невероятно огромная и устрашающая гора. Ещё вершина терялась где-то в космических далях. А от основания, где находились мы, светящимся серпантином, как на новогодней ёлке, уходила вверх цепочка огней. Это шли люди с фонариками. В тот момент показалось, что этот путь за два с половиной часа преодолеть сможет только… лифт. Но мы по команде шерпа зажгли фонарики и двинулись наверх.

1

Долгий и тяжёлый путь многократно описан путешественниками, паломниками, теми, кто был тут до нас. Даже Михаил Задорнов изрядно поглумился и над вечно торгующими арабами, и над «дорогой», что не приводили в порядок с библейских времён. Поэтому я долго рассказывать не буду. Телеграфно. Как вдох-выдох… Кстати, господа курильщики! Если вы решитесь на это восхождение, предупреждаю сразу — вам придётся тяжелее остальных. Ледяной чистейший воздух буквально врывается в лёгкие на интенсивном марше, сладковатый, колючий. Кто-то из нашей группы уже на первом повороте стал надрывно кашлять и остановился. Повороты, повороты… Луч фонарика мечется под ногами. Стараясь не спотыкаться, я сначала стиснув зубы, потом смелее стала ступать на больную ногу. Получилось. Боль стала притупляться. Значит, тактика правильная. Надо распределять нагрузку. Чтобы не оступиться, ставить ступню строго вертикально, перпендикулярно плоскости дороги… Опытные ходоки, спортсмены, мы довольно быстро нашли правильный ритм. А вот наша группа стала притормаживать. Тащиться за ними было, по меньшей мере, нерационально. «Делаем так. Идём рабочим шагом до привала. А там дожидаемся остальных».

Практический совет: во время этого нелёгкого восхождения не неситесь вперёд через силу и не сбавляйте темп, примериваясь к основной группе. Последуйте нашему примеру: мы опережали своих примерно на пять минут. И эти пять минут приплюсовывали к отдыху.

Путевые приюты на деле оказались освещёнными лампочкой Ильича навесами, по периметру глинобитных стен — узкие лавки, покрытые половичками. Ей-богу, у меня в подъезде у входной двери он чище. Тут же арабы за «безумные деньги» (6 фунтов) предлагают чуть тёплый жиденький чай подозрительной заварки. Туалеты — тоже рядом. За один фунт, преодолевая брезгливость, можно приблизиться к зловонной дыре… Помните причерноморские «уборные» советской поры, усыпанные вокруг грязной бумагой? Египет вам эти воспоминания освежит.

«Как твоя нога? Идёшь?» «Иду… Как видите, всё в порядке». Очередной навязчивый погонщик верблюда был отогнан волшебным арабским словом «халас» (хватит!), вырвавшимся из могучей русской глотки. Английского «Lag behind» араб не понимал.

Что, дальше вперёд? К новой стоянке мы пришли снова раньше основной группы. Пригодились соломенные циновки. Звёздочкой на тёплую землю, лицом в небо, в позе Виртувианского человека, пошире раскинув руки и ноги, мы разгружали позвоночники. И это отчасти снимало утомление. 

2

Практический совет: во время восхождения на гору Моисея ничего не ешьте и не пейте. Прополоскать иссушенный дыханием рот минералкой — и выплюнуть. А сожжённые калории, придавая силы, помогут обыкновенные финики, которые можно набрать в любом египетском отеле на шведском столе.

Гора, оставленная внизу, увеличивалась на глазах. Но тут началось нечто странное. Японцы преклонного возраста, что до этого ехали вместе со своими костылями на верблюдах параллельно пешим группам, увеличили скорость и начали создавать пробки на поворотах. А тропа в ширину — метра два, не более. И никакого ограждения, и никакой страховки. Один верблюд пошёл месить щебёнку как-то бочком — женщина, что не сразу его заметила, едва не сорвалась в пропасть. Пара арабов сцепилась из-за уставшего притормозившего человека, приняв его за потенциального клиента. Один верблюд и вовсе стал пятиться задом. Прямо на меня. Раздражение против «ночной прогулки» у меня к этому моменту возросло до такой степени, что я схватила верблюжатника за шиворот. Фразу, которая при этом была произнесена хорошо поставленным голосом на непечатном отечественном жаргоне, не пропустит модератор… Бедный араб, увидев, что мегера ещё и с мужчинами, сполз куда-то в сторону. А меня нежно взяли под руку до боли знакомые пальцы: «дорогая, хорош материться. Ты же в святом месте…». Другой насмешливый мужской голос подхватил: «Не надо народ будоражить… Ты послушай!». Снизу на все лады неслась солидарность: «блин, правда, этих бы… верб… Правильно! Так ему, так! Шоб фарш потом внизу отскебали. Костей не соберёте! Гони ты этого вонючего к такой-то матери!». Меня разобрал смех… Только тут до меня дошло, что практически весь путь я преодолела на своих ногах. Почти забыв про ежа. Было чем гордиться. Но радоваться — ещё рано.

2

Последние семьсот «ступенек» до вершины — по напряжению сил и нервов равны всему пути до них. Язык оторвать тому, у кого он впервые повернулся назвать «ступенями» эти неровно уложенные кривые камни, некоторые из которых шатаются. Самое опасное то, что люди, боясь опоздать к рассвету, начинают спешить и толкаться. Одна итальянка, что вздумала передохнуть, стоя у всех на пути, была настолько невежливо отодвинута в сторону, что орала ещё несколько минут. Опять поворот. Это что, ещё не всё? Кто меня брал за руку и волок за собой, я уже толком не успевала разглядеть. То шерп, то Коля… Но… Тропа закончилась неожиданно. Из-за скалы мы буквально выпрыгнули на свободное пространство. И часовня старинной кладки.

2

И люди, озябшие, прямо на земле, завернутые в одеяла, потягивают что-то горячее из термосов. С трудом найдя пустое место с видом на восток, мы опустились на наши циновки. Дошли… Умиротворение скатилось с посветлевших небес как влага. И усталость куда-то спряталась. Стоило ли говорить, что это было чудо? Первые лучи солнца рванули синее покрывало тьмы. Губы сами зашептали молитву…

1

Долгая дорога домой…

Дав возможность всем желающим скупить у арабов алебастровые немудрящие сувениры, наш шерп своим свистком собрал «Неву» и повёл в путь обратный. При свете утра 700 ступеней показались куда менее изматывающими, хотя накопившееся напряжение уже изрядно жгло икроножные мышцы. И, доведя нас до развилки перед «верблюжьим серпантином», наш шерп лукаво прищурился и предложил всем… пойти обратно не пологой прежней, но более живописной и быстрой дорогой.

Восторженные после встречи сакраментального восхода, большинство туристов согласились. И он нас повёл. Скалы, что вставали по бокам, действительно, потрясали воображение суровым величием. Вот — скала верблюд, чуть дальше — сложенные бедуинами пирамидки камней. Пещера пророка Илии оказалась маленькой каменной часовней размером с огородный сарайчик, пыльной и непрезентабельной, на двери которой болтался огромный ржавый замок. Впрочем, в щёлочку всё же кое-что удалось снять…

Идя дальше, мы так же запечатлели на память какую-то легендарную секвойю, что помнит первых монахов, что «вырубили» в скалах так называемые ступени для паломников. Но вскоре шерп счёл свою миссию выполненной и махнул рукой налево вниз — там, дескать, путь к монастырю. Сами уже не заблудитесь. Мы двинули вперёд, помахав дяде ручкой. А, выйдя на «оперативный простор», увидели… Крошечный спичечный коробок внизу. Это был огромный монастырь Святой Екатерины, от которого нас отделяли 3750 «ступеней». Таких же неровных камней, высота каждого из которых была приблизительно с мою голень. Верно сказано… "По-оследний бой, он трудный самый!" Эта наша русская военная песня сама срывалась с уст, пока мы шли по дороге к храму. "А я в Россию, домо-ой хочу!" Пели в голос уже не только мы, но и половина нашей группы. "Я так давно не видел маму!" Чей-то почти детский голос эхом зазвенел в скалах.

1

Шаги давались всё труднее, ведь мы уже устали. Ноги дрожали от напряжения. «Как ты, как нога?» «Я её уже не чувствую… но ведь иду же!». «Паломничество, блин… Головы отрывать этим туроператорам! Здесь же люди разные… А это — самый натуральный экстрим». На всём протяжении маршрута, что вверх в ночи, что вниз — с утра, мы не заметили ни одного страховочного ограждения, хотя сорваться со скал было проще пареной репы, чуток зазевавшись. Ни одной дежурки спасателей, ни одного медицинского пункта. Воистину, паломников в этом месте оберегает сам Бог. А египетские власти делают вид, что наша безопасность не их забота. Имейте это ввиду, если вам начнут говорить, что это «трудный подъём, однако для туристов созданы все условия». Грязные туалеты, тухлая вода, отсутствие указателей и ограждений в диких скалах, ни одного спасателя — это условия? Но, похоже, сознательно умалчивать об опасностях и неудобствах (главное, содрать бакшиш) - это общая манера египетского бизнеса на туристах.

1

Всё хорошо, что хорошо кончается.

Монастырь Святой Екатерины, прожевав извлечённый из камеры хранения «сухой паёк», мы посещали уже под палящим солнцем. Святая вода из источника остудила жажду. Какое умиротворение сошло на нас… Или это было следствие усталости? Неопалимая купина, стройная колокольня. Только вот в лавчонке при монастыре мы ничего не купили. И дело даже не в цене за маленькие иконки, которые у нас в Москве можно купить на порядок дешевле. Святость этих «сувениров» внушала сомнения, так как предлагали их покупателям два высокомерных араба в ихних клетчатых тряпках на головах.

«Слушай, а ты обратил внимание, сколько народа было на вершине, когда рассвет встречали?» «Думаю, человек семьдесят, не меньше… Да там сесть было негде, место-то мало». «А автобусов туристических сколько на стоянке?» «Раз, два… Двадцать восемь». «В туристическом автобусе 53 посадочных места. Задачка для первого класса. Сколько народа сошло с дистанции?».

…Сумев подремать в автобусе, мы возвращались в отель. Реакция не притупилась окончательно — остров Фараона умудрились сфотографировать. Танюшка, что уже начала волноваться, увидев меня спокойно идущей на обеих ногах, выдохнула с облегчением. И тут же потащила меня за руку в номер. Стащив кроссовок, мы разбинтовали мою ногу… В это было невозможно поверить. Чёрные точки ещё кое-где были заменты. Но от воспаления не осталось и следа… Что это было? Промысел высших сил, что устроили мне, имеющей неплохую физическую форму, в этом паломническом восхождении равные стартовые условия с пожилыми и хилыми? Или стрессовое состояние врубило на полные обороты регенерирующую функцию и иммунную систему организма? Пусть каждый ответит на этот вопрос так, как ему подсказывает его разум и его вера.

2

В течение нескольких дней, остававшихся до отъезда с курорта, мы с трудом одолевали две ступеньки.

Практический совет: разогнать молочную кислоту в мышцах помогает тёплая солёная ванна (одна килограммовая пачка йодированной соли на ванну), а морская вода, если в ней лежать, выставив одни ноздри, как бегемот, — это ещё эффективнее!

Обслуга отеля понимающе улыбалась — после горы Моисея все так ходят, как хромые утки. Действительно, наши игры раздуло, как воздушные шарики. И, конечно, ни о каких других экскурсиях, в том числе в Иорданию и в Иерусалим через Мёртвое море, в тот отпуск мы уже не помышляли. Но, учитывая стратегически удобное расположение нашего отеля, наверняка, осуществим эту идею в следующий приезд.

Египет: полезная информация

Комментарии

Borracho
+1
13 декабря 2010 г. 10:21
Вам очень повезло, что проводник предложил пойти обратно другой тропой, построенной монахами чуть ли не в IX веке. Нам никто не предлагал, но мы сами на нее выбрались, о чем ничуть не пожалели, смотрев фотографии нам остальные участники группы дико завидовали.
Смотрю за 5 лет ничего не изменилось в ходе экскурсии ))) Да, поход не из легких, но все же ИМХО не настолько ужасна эта экскурсия в физическом плане. А уж когда выбираешься из Гранд Каньона, то гора Моисея и вовсе представляется лугкой прогулкой )))
#
ReginaLukashina
14 декабря 2010 г. 11:56
Согласна... Но я-то была на одной ноге)))))))) Поэтому сразу и предупредила: морской ёж обеспечил мне равные условия с теми, кто страдал гипертензией))))
#
YuKuz
13 декабря 2010 г. 22:40
Может неспроста Вам было послано это испытание на прочность именно перед восхождением! А может, просто "закон подлости" сработал? Вопрос философский. Но в любом случае, Вы все выдержали и с намеченного пути не свернули!
#
ReginaLukashina
14 декабря 2010 г. 11:58
Воистину, небесам виднее было, какую цену устанавливать за отпущение грехов...
#
tinka61
+1
9 ноября 2011 г. 19:21
В свое время не поехал по слабости духа на эту экскурсию из Шарма. До сих пор жалею.
#
Автор запретил комментирование этой записи.