ReginaLukashina
Регина Лукашина — была 23 сентября 2016 г. 10:34
 – Активность на Туристере замораживаю. Старые публикации оставляю читателям. Ушла на Facebook

Москва. Via dolorosa в Китай-городе. Часть первая

7 апреля 2015 г. 14:46 Москва — Россия Апрель 2015
10 11

2

Пара Пара слов о творческом непокое…

Из окна моей квартиры на Чистых прудах зимой, когда не загораживают её ветви разросшихся старинных ясеней, видна красная звёздочка. Она такая маленькая, я помню её с детства… Это рубиновая кремлёвская звезда на Никольской башне. Наверное поэтому крест на колокольне храма архангела Гавриила, знаменитой Меншиковой башни, и ещё эта путеводная звёздочка подсказали мне путь…

Сначала это казалось просто игрой, квестом на манер Дена Брауна после вычитанной в каком-то детективе версии о том, что, дескать, старинная Москва была спроектирована копией священного Иерусалима. И Никольская улица соответствует Via dolorosa так же, как пространство от вытянутого прямоугольника Политехнического музея и Ильинского сквера до Славянской площади — Гефсиманскому саду, а квартал около синагоги по обе стороны Спасоглинищевского переулка — храму Соломона. Пойти, поискать какие-то вехи, указующие персты… Но Москва не Рим, тут многое снесено ещё до революции ради купеческого простора, после — из идеологического богоборчества, а уж в 90-е ХХ века — из жадности свиты мэра всяческих лужков и кисельных бережков. Инвесторами, то есть. Нет в церквях, лишь недавно возвращённых верующим после долгой «службы» архивами НИИ и складами, статуй, указывающих на отгадку. Да и многих церквей — тоже. Тем увлекательнее оказалось после первого же шага на пути доказательства невероятной версии обнаружить, что её правота… выступает как древняя фреска из-под спуда наслоений штукатурки и водоэмульсионной краски.

2

И невозможное стало возможным. Неужели шутка обернулась серьёзным откровением?… Красный диплом Историко-архивного института возопил в ящике стола. И я приняла это как руководство к действию. До истины надо докопаться. Просто необходимо. Учёные моё исследование, разумеется, не примут. Но азарт научного поиска — штука нестерпимая, ещё похлеще весенней аллергии. Перелистав кучу учебников, днём в Лазареву субботу 4 апреля 2015 года, наплевав на пасмурную погоду, я надела удобные сапоги без каблуков, сунула в сумку верную фотокамеру и пешком пошла к той самой точке, где заканчивается мирская улица Никольская (она же советская улица имени 25-летия Октября) и начинается «священная улица».

Вспомогательные научные версии и исторические источники…

Священная улица. Именно так, написал доцент РГГУ Сергей Шокарев в своей книге о средневековой Москве, отозвался об одном из лучей плотно застроенного Китай-города в 1678 году чешский путешественник Беригард Таннер. А сам Сергей Шокарев назвал так главу в своей книге о быте средневековой Первопрестольной столицы. Причину современный учёный видит в изумлении европейца и огромным количеством продаваемых там в лавках икон, о чём ещё немецкий шпион Адам Олеарий в своем «Описании путешествия в Московию» во второй половине XVII века докладывал: «называют они торг иконами не куплею продажей, а на деньги меною, и при этом не торгуются». Да ещё и количеством храмовых построек — где это ещё в Европе на 800 метровой улочке можно увидеть сразу три огромных монастыря…

2

Пусть так. Попробуем доказать, что в это вкладывали в стародавние времена ещё и другой смысл. Сделать это будет непросто обычным способом, опираясь на письменные источники, поскольку русской историей после смерти Михаила Ломоносова занимались в нашей академии наук (как и его наследием, кстати), его и её, русской истории, непримиримые враги. И даже ярый сторонник «нормандской» теории происхождения русской государственности от Рюрика господин Г. Ф. Миллер, за что Михайло Васильевич запустил в него «тяжким» прямо на заседании почтеннейшей академии. Тот же уничижительный бред уже в наши дни пытается шаманить и беллетрист Георгий Чхартишвили, замахнувшийся на переписывание Карамзина, понятия не имея о том, что ещё арабские источники VIII века сообщали о существовании у русских как минимум трёх политических центров, включая Артанию на юго-восток от слияния речек Аузы и Моквы и называя влиятельным властителем князя вятичей Ходоту.

Наша цель — найти Священный путь. Тем более, что и время для этого самое подходящее — наступила страстная неделя великого поста. Полнолуние, когда на помощь людям приходят силы незримые.

Nак как наши далёкие предки «запрограммировали» паломнический путь, копию иерусалимского Via dolorosa в самом центре своего города? Чуток забегая вперёд, скажу, что изрядно расстарались в этом им помочь не кто иной, как греческие монахи со священного Афона и растоптанных после 29 мая 1453 года монастырей Константинополя, куда вторгся султан Мехмед. Для тех, кто любит исторические анекдоты ещё одно крошечный экскурс. Столица современной Турции именуется Стамбул. А это не что иное, как искорёженное греческое слово. «Где я?» — спрашивали завоеватели у тех, кого встречали. «Исе стин поли», — звучал ответ. Политический центр империи горожане нередко называли просто «город» или «великий город», так и сказали варварам — ты в городе. Они повторили, вышло — Истамбул.

 

1

Палестина от христианского мира «откололась» ещё раньше. После падения королевства Иерусалимского в 1244 году, где крестоносцы охраняли с переменным успехом «вырученный» ими Гроб господень в течение полутора веков, процесс уже не остановить. В 1291 году христиане лишаются своего последнего оплота на Святой земле — порта Акко. В опустевшей разорённой стране царствуют мамлюки из Египта. Последователи Иисуса бегут кто куда — в оба Рима и даже далее, на север…

2

Кирилл и Мефодий, переделавшие славянскую грамоту на эллинский лад, были не единственными «книжными специалистами», оказавшимися в наших краях. Традиция приглашать греков в качестве преподавателей длилась до петровских времён. В 1685 году братья Иоанникий и Софроний Лихуды трудились в школе при Богоявленском монастыре на той же Никольской улице. Великолепный собор, к слову, начали строить в 1693 году, так что изначальная обитель значительно древнее — она известна ещё со времён князя Даниила Александровича Московского, а в 1547 году упоминалась как «общежительная».

1

Вернёмся к хронике, она нам пригодится. В начале XV века по свидетельству инока Филофея население Москвы составляло около 30 тысяч человек. Она почти сплошь была деревянной, существовал даже специальный рынок строительных материалов легковозводимых конструкций. Татарские набеги и копеечные свечки были причиной многочисленных пожаров, а дерево было сравнительно дёшево. Правил тогда на Москве некто Иван Васильевич…

Почему в честь него Борис Годунов колокольню поставил…

Несколько подробностей об этом властителе, получившем титул Великий, нам для понимания предмета будущего исследования также пригодятся.

Об Иване, московском князе, сыне Василия Тёмного и серпуховской княжны, летописец в пересказе историка Василия Татищева отзывался так: «сей блаженный и достохвальный великий князь… многие княжения присовокупи и силу умножи, варварскую же нечестивую власть опроверже и всю Русскую землю данничества и пленения избави, и многие от Орды данники себе учини, многа ремесла введе, их же прежде не знахом, со многими дальними государи любовь и дружбу и братство сведе, всю Русскую землю прослави…». Иван Третий, в крещении Тимофей, с юных лет стал помощником своего незрячего отца, набираясь и византийской вёрткости в дворцовых кознях, и стойкости в отстаивании нужных для укрепления державы решений, в чём немало преуспел, ставя на место княжеско-боярскую. При нём обветшавшие кремлёвские кварталы постройки Ивана Калиты разбирали, а возводили то, чем мы любуемся и по сей день: Успенский собор, Грановитая палата, был заложен Архангельский собор.

2

А сама крепость приобрела неприступные кирпичные стены со ступенчатыми бойницами и «ласточкиными хвостами» зубцов. Таков уж был стиль приглашённых им итальянских строителей, что мы можем заметить и в облике резиденции миланских герцогов династии Сфорца. Историки пишут, что при Иване святом, и наряды монаршие перенявшем по образу и подобию византийским, даже жизнь придворная стала сложнее и церемоннее. Развился дипломатический корпус, появились многие приказы, ведавшие отраслевым управлением. Гражданско-правовые отношения структурировались первым законодательным кодексом Русского централизованного государства — Судебником 1497 года.

2

Сделаем акцент на этом — уже не Русь святая и лапотная, государство Российское. Современные символы его — так же из той эпохи: и двуглавый орёл со скипетром, какие мы можем видеть и по сей день в Греции над входами в монастыри. Царственная птица досталась нам в наследство от Византии. Георгий Победоносец — мы его видим поражающим змея на алом щите герба города Москвы — стал символом тогда же…

1

И всё это стало возможно после важнейшего для данного правления, да и для средневековой истории Европы события. Великий московский князь Иван Третий разорвал грамоту татарского мурзы и топтал её ногами. Русское государство уже достаточно окрепло, чтобы скинуть с себя зависимость от обнаглевшей, но и погрязшей в феодальной раздробленности Золотой Орды. Осенью 1480 году хан Ахмет попытался наказать непокорного русского «вассала». Две армии остановились на разных берегах речки Угры и стали присматриваться друг к другу. При всей сложности ситуации — феодального мятежа младших братьев и козней польско-литовского короля Казимира — Ивану удалось не только собрать боеспособное войско, но и вооружить его по «последнему слову» тогдашней военной техники — лёгкими полевыми орудиями пищалями. Ордынцы были отбиты от бродов. «Стояние» не было мирным: через узкую реку летели ядра и стрелы. Но 9—11 ноября 1480 Ахмат отступил и бежал. Есть версия, что он не русской артиллерии испугался, а собственного «импичмента» от брата Тохтамыша, что под шумок сплёл заговор в Орде, но нам в данном случае важны не мотивы, а итог. Пятки татар засверкали в тёмной степи, а политическое поле битвы осталось за московитами, что даже по замысловатым законам европейского рыцарства считалось безоговорочной боевой победой. А разве у оленей-кабанов по весне не так? А разве вепрей не укрепляли на своих щитах-штандартах господа французские маркизы и чухонские бароны? Так что всё оказалось точно в рамках тогдашнего международного права. Развод и тапки по почте.

2

Вооружённое стояние на реке Угре закончилось почти бескровной, весьма убедительной, и от этого ещё более впечатляющей победой Руси. Нас боятся! Вернувшись в Москву триумфатором, Иван Васильевич почувствовал себя в силе к дальнейшим свершениям. Разорительное иго было позади, он занялся строительством ожерелья городов-крепостей вокруг центрального геополитического ядра восстающей из пепла державы. Хотя далека та эпоха, от деревянной Москвы средневековья в силу непрочности материала не могло ничего сохраниться на массовый визуальный осмотр, ан, нет!.. Именно эпоха Ивана Великого святого, правившего Русью с серёдки века XV, донесла до нас самые впечатляющие каменные строения. Соборы Благовещенский и Архангельский — идея его, и закладные камни — тоже. Этот факт нам тоже пригодится, как и влияние греков. Мы к ним вернёмся после «теоретической» части, когда уже пойдём пешком, вертя головой по сторонам, по священной улице Китай-города. Пока же продолжим.

Женитьба на племяннице последнего византийского императора Софии Палеолог фактически сделала его наследником трона Константинополя. В мирском политическом смысле он увенчал свою столицу Москву титулом «третий Рим». Ну, а в духовном? Исайя, ликуй… Вторым Иерусалимом. Ведь в том, первом, как и на улицах ставшего чужим Константинополя, мамлюки вряд ли бы устроили Иисусу Христу тёплый приём, реши он в привычном образе явить миру своё второе пришествие.

А Москва? Хлебосольная, многоликая и многоязыкая. Она уже в веке XV была, как и современный Иерусалим, центром трёх религий — христианства, ислама и иудаизма. Она претендовала на то, чтобы стать столицей Евразии.

Ну вот, пока мы шли от Чистых прудов к Лубянской площади, я вам всю историческую преамбулу и рассказала.

Вот и прибыли к точке старта. Теперь, благословясь, можно и перейти от исторического ликбеза к поисковой практике?

Посмотрим вперёд. Вот он, современный вид. Как похож наземный вход в метро на снесённые когда-то «ради транспортного удобства» ворота Китай-города. Похож, да не то. Но именно там начинается священная дорога, от воображаемых, снесённых революционными градоустроителями, Никольских ворот. Прежде, чем открыть евангелия и начать сравнивать «реперные точки» московской улицы со Скорбным путём в старом городе Иерусалиме, проанализируем замысел Ивана Третьего.

.

Ещё задолго до его реформ Никольская — одна из четырёх главных улиц внутри стены Китай-города — название своё получила от монастыря в честь Николая чудотворца, основанного на речке Неглинной по левой стороне в самом начале улицы ещё при Иване Калите в первой половине XIV века. Почему именно Никольская улица была «выбрана» для копирования Via dolorosa? Как ни неожиданно покажется читателю такое объяснение, но оно одновременно и ярко, и лаконично. Это старинное украинское присловье: «а що буде, як Бог помре? А Микола святый на що?». Мы ведь единый народ, в этом нет сомнения. Русские в древней Москве знали то же самое — заместителем Иисуса на наших землях является не римский папа, а наш любимый Чудотворец Николай, что издревле был одним из самых почитаемых святых ещё со времён её крещения в днепровских водах.

2

Поэтому его имя, утверждает известный писатель начала ХХ века Алексей Ремизов, «заветное первое имя русской веры». Так что всё логично: имеющий глаза да увидит. Никольская улица хранит вехи «станций» страстного пути, и они сохранились для внимательного ока так же, как «путь просвещения», описанный Деном Брауном в «Ангелах и демонах». Только нам не придётся лихорадочно носиться в поисках похищенных кардиналов по всему в нашем случае «третьему Риму». Одна улица, одно направление. Четырнадцать остановок. Человек, заметивший их все, совершит на страстной неделе своеобразное паломничество. Николай Чудотворец в метафизическом представлении, служит Вседержителю как бы начальником партизанского аэродрома. Костры в лесу на просеке — посадочная полоса для второго пришествия. Иерусалим поруган и осквернён, Москва «принимает»

От Святой земли к Святой Руси.

Сравнивая средневековую Москву со столицей Иудеи, особенно «смиряться с погрешностями» не придётся. Они очень похожи. Никольская улица уже с конца XVI века была плотно застроена, имела многочисленные торговые ряды, церкви, монастырские постройки, отступающие в глубину усадьбы знати с огородами при них. Нам интересно исключительно с познавательной точки зрения картина Васнецова «На крестце в Китай-городе», где как раз изображён перекрёсток у монастыря Николы старого. В целом место было бойкое, торговое, пёстрое. Тут, по описанию самого Васнецова, была самая настоящая «восточная» экзотика вперемешку с русской эклектикой: погреба в Гостином дворе имели склады с фряжскими (итальянскими) винами, продаваемыми на вынос в глиняных и медных кувшинах и кружках. Здесь отпевали покойников, божедомы приносили в корзинках детей-подкидышей, проходили толпы скоморохов с сопелями, домрами и гудками. Склонялись головы и спины перед проносимой чудотворной иконой. И тут же словоохотливые весёлые бабёнки с бирюзовыми колечками во рту зазывали гостей в притоны и таверны, гремели цепями колодники, выведенные для сбора подаяния, кричали юродивые, и раздавалась песня калек перехожих. Смерть, любовь, рождение, стоны и смех, драма и комедия — всё завязалось неразрывным непонятным узлом и живёт вместе как проявление своеобразного уклада средневекового народного города».

Чем вам не Иерусалим? Ради любопытства пересмотрите фильм «Царствие небесное» режиссёра Риддли Скотта с Орландо Блумом, увидите всё сами…

Прогуляться по средневековой Москве мы ещё успеем. Начнём же с… Гефсиманского сада. Да-да, именно с того места, где Иисуса забрали стражники. На московской карте это место тоже есть. Путеводитель по Москве 1905 года рассказывает: «Сквер с Плевненской часовней разбит на месте сгоревших сорок лет назад яблочных рядов… Ещё раньше на этом месте был большой яблоневый сад. В первой четверти XIX века был здесь деревянный балаган, в котором располагались наезжие зверинцы. Из одного такого зверинца однажды вырвалась ночью гиена, забежала в ограду церкви Николы на Мясницкой и загрызла насмерть встретившегося ей протоиерея».

2

И вот, наконец-то, выходим из подземного перехода к шедевру позднего лужковского модерна несусветному торговому монстру «Наутилус», плюёмся и забываем о нём, так как сейчас мы мысленно вошли во Владимирские ворота Китай-города.

Самое время вспомнить об Иерусалиме, ведь пойманный Иисус был приведён в город через Львиные ворота, именуемые сейчас иначе — воротами Святого Стефана в Старом городе.

Впервые маршрут «Скорбного пути» от места осуждения Иисуса из Назарета до места распятия на Голгофе описал в XIII веке доминиканский миссионер Рикольдо да Монтекроче. Подробно «расписали» его спустя сто лет монахи францисканцы из Кустодии Святой земли. То есть София Палеолог запросто после своей долгой безутешной эвакуации в Рим могла о символике пути всё запомнить и после изложить своему царственному русскому супругу.

Первая из четырнадцати «остановок» находится в мусульманском квартале возле школы Аль-Амария, последние пять — на территории храма Гроба Господня. Первые девять мы сможем найти и на Никольской улице, а пять «храмовых» оказываются уже за крепостными стенами Кремля. Каково, а? Как там у Булгакова… «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город, исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды… Пропал Ершалаим, великий город, как будто и не существовал на свете».

Даже в современной Москве страшная башня угадывается. Это задняя часть аптеки магистра фармации В. К. Феррейна, построенной в 1884–99 годах архитектором Эрихсоном, где при советской власти торговали дефицитными препаратами от всех болезней, а нынче — жирандолями и люстрами. Убого и странно завешанный маскировочной сеткой, под ней угадывается домик в три этажа, откуда в 1937 году выходили люди с землистым цветом лица, зная, что больше никогда не увидят своих близких. «Расстрельный дом» № 23 был построен в 1790-х годах как здание ремесленной управы на основе палат XVII века, в 1935–50 годах здесь помещалась Военная коллегия Верховного суда СССР, один из центров политических репрессий… Отдав дань мистике перетекания негативных энергий и смыслов, отправимся всё-таки в средние века, когда «священная дорога» закладывалась с опорой на евангелия и разработки францисканцев, не предвосхищая террор военного коммунизма.

Первая остановка — осуждение.

«Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать его смерти. И, связав его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю… Тогда говорит Ему Пилат, не слышишь, сколько свидетельствуют против тебя?… Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они ещё сильнее кричали: да будет распят. Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника сего». (Евангелие от Матфея, 26).

В каноническом варианте Via dolorosa начинается с места, где в той самой Антониевой башне находилась резиденция римского прокуратора, там же проводились суды над обвиняемыми. После разрушения Иерусалима, ставшего следствием восстания 66–71 годов (об этом писал римско-еврейский историк Иосиф Флавий, а за ним немецкий писатель Лион Фейхтвангер в «Иудейских войнах»), создания римлянами в 130 году на руинах нового города Элиа Капитолина и последующих многовековых смут, от pretorium ничего не осталось. На этом месте нынче находится монастырь сестёр Сиона с двумя часовнями. Первая — часовня Осуждения — воздвигнута над тем самым местом, где всадник спросил проповедника из Назарета: «Ты царь иудейский?». Плиты пола сохранились с тех самых времён.

Московская Via dolorosa начинается с Никольского тупика, где можно с тыла увидеть и краснокирпичную аптечную башню, и флигель «расстрельного» дома. А под ногами в симпатичном латунном обрамлении поручней — кусок древней столицы, испещрённые надписями на кириллице белыми камнями фундамента церкви Троицы, что в Старых полях. Практически упираясь в Китайгородскую стену, на берегу речки Неглинки стоял небольшой храм, где получали благословение «тяжущиеся», то есть… выходившие на Божий суд. Алексей Митрофанов в своей книге «Прогулки по старой Москве» уточняет: «Когда следственные и судебные органы не могли справиться со своими прямыми обязанностями, спорщикам предлагалось выйти на те самые поля, и в честном поединке выяснить, кто прав, кто виноват. Считалось, что именно на этом месте в поединок обязательно вмешается суд Божий, и неправый падёт жертвой правого… Возможно, в 50% случаев так и было». Помните, как купец Калашников бьётся со своим оскорбителем в Романе Алексея Толстого «Князь Серебряный»? Кому Бог дарует победу — тот и прав. С другой стороны, надо учитывать, что не все стороны конфликта могли сами за своё право постоять кулаками: женщинам требовались защитники, да и хилый богач запросто мог нанять богатыря. Так что сама по себе система с точки зрения социальной справедливости была не безупречной. Но ведь в те времена многое решала вера, так ведь?

Церковь Святой Троицы, как говорится в пояснениях на щите в археологической зоне, «впервые упоминается в летописи под 1493 годом. Название «Поля связано с проведением в древности здесь, за пределами тогдашнего города, судебных поединков. Здание церкви неоднократно перестраивалось в XVII — XIX веках, пока не было разобрано в 1934 году». Реставраторы поведали также, что «в зоне кладки раннего белокаменного храма во время раскопок нашли древний некрополь и многочисленные предметы материальной культуры XII–XVIII веков, включая нательные кресты и другие изделия прикладного искусства».

Обычай сражаться «за приговор» был и в европейской системе ценностей, такая схватка за то, чтобы прекрасная Ребекка не была сожжена на костре, описана в романе Стивенсона о доблестном рыцаре Айвенго. Ничего необычного, скажете? Совпадение с первой «воображаемой» точкой иерусалимского маршрута? Ладно, пусть первый раз «случайно». Посмотрим, что будет дальше. Пока же, в дополнение картины… живописное полотно Антонио Чизере «суд Пилата».

Ничего не напоминает? Кто хорошо знает Москву, наверняка вспомнит, что точно такая же украшает стену церкви Успения Богородицы в Печатниках, что у Сретенских ворот. Одним из названий Никольской улицы в древности тоже была… Сретенская, то есть место встречи. Кстати, в израильском и в российском вариантах сохранились только древние камни… пола. Может быть, это тоже случайно?… Может быть.

Вторая остановка — бичевание.

Заглянем в Евангелие от Иоанна. «Тогда Пилат взял Иисуса и велел бить Его. И воины, сплетши венец из терна, возложили Его на голову, и одели Его в багряницу и говорили: радуйся, царь Иудейский! И били Его по ланитам. Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нём никакой вины. Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек… Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы и распните; ибо я не нахожу в Нём вины».

Как мы помним, в Иерусалиме на месте этих событий на территории женского католического монастыря сестёр Сиона с двумя часовнями. Вторая — часовня Бичевания, на месте которой Иисус подвергся издевательствам и пыткам, где принял терновый венец и крест. Купол её украшает мозаичный терновый венец, а через улицу перекинута арка Ecce Homo, то есть «се человек» на латыни…

Теперь давайте порассуждаем. Пытки это больно, особенно древние, когда человеку не вкалывали «сыворотки», а кнутом с медными насечками сдирали заживо кожу, посыпая раны морской солью и поливая уксусом. Это в Китае могли усадить человека на муравейник, в римской традиции изуверства были куда более громкими и кровавыми. Для легионеров же, расквартированных в провинциях, такие «воспитательные кластеры» в назидание потенциальным бунтовщикам против римского порядка было частью их профессиональных обязанностей, да и особой жалости римские солдаты вообще к «местному населению», а к грязным хитроватым иудеям в частности, не испытывали.

Очень наглядно весь этот кошмар был показан в триллере «Страсти Христовы» (США, 2004), который будут повторять в страстную пятницу вечером на телеканале «360»… А что может унять непереносимую боль? Разумеется, грамотное лечение и вера пациента в исцеление. В Москве впритык к церкви Троицы в старых полях (рядом, как и в самой Палестине) стояла одна из знаменитейших часовен города — святого Пантелеймона.

Размеров она была немалых, размером с четырёхэтажный дом, а круглый её купол был виден издалека: чтобы приходящим по Владимирскому тракту болезным и убогим, хворым да немощным служить направляющим знаком. Марина Цветаева посвятила строки этому почитаемому месту: «на каторжные клейма, на всякую болесть — младенец Пантелеймон у нас, целитель, есть». Святой жил в III веке в римской провинции Никодимии, был врачом; приняв христианство, лечил обращавшихся к нему и снадобьями, и утешительным словом. Завистники, потерявшие клиентуру, настрочили на него донос, и Пантелеймон был казнён за приверженность учению Иисуса. В часовне близ Китайгородской стены хранилась святыня — перенесённые из монастыря на горе Афон в 1866 году мощи великомученика и икона Божьей Матери, называемая «Скоропослушница». Народная молва приписывала им чудесные исцеления не только от банальных печёночных колик, но также от кликушества и нервических припадков.

Третья остановка — первое падение.

Перекроенный многократно квартал около Никольских ворот, одновременно называемых и Владимирскими по располагавшейся снаружи церкви, в наши дни, разумеется, неузнаваем. В 1934 году, пишет в своей книге «Московские легенды» В. Б. Муравьёв, под предлогом «решения транспортной проблемы весь квартал в конце Никольской улицы был снесён. Под снос пошла стена Китай-города с двумя башнями — Никольской и угловой Безымянной, две церкви XVII века — Троицы в Старых полях и Владимирской Божией Матери, а также Пантелеймоновская часовня. Никакой транспортной проблемы эти сносы не решили и не могли решить, единственным их результатом стал образовавшийся пустырь, в 1950-е годы засаженный чахлыми кустами, которые в 1980-е годы были выкорчеваны для того, чтобы на их месте поставить торговые палатки». Так куда нам отправиться дальше, чтобы не потерять невидимую нить древней священной тропы? Стоит заметить, что не только целенаправленное уничтожение «свело» печати древней тайны с лица священной улицы, небрежение духовенства, не считавшего нужным заветное выпячивать для всех подряд, очевидно, тоже.

Издание «Седая старина Москвы» (1894) пишет: «Китай-город есть наиболее скученно заселённая местность всей Москвы. Жителей считается более 30 тысяч, домов более двух тысяч, сама стена имеет в окружности 975 сажён… Китай город, по перенесении столицы в Санкт-Петербург, стал заметно падать и приходить в разрушение. Стены Китая в эти годы стали обваливаться, в башнях открыты были лавки мелкими чиновниками. К стенам также были пристроены лавчонки, погреба, сараи, конюшни от домов. Нечистота при стенах всё более и более увеличивалась, заражала воздух. Более всего таких лачужек и плохих построек в этой части города было на землях, захваченных духовными властями. Церковное духовенство не только в подворьях, но и в церковных землях завело погреба, харчевни и даже под церквами поделало цирюльни». Это в связи с нашим исследованием может означать только одно — надо старательнее придерживаться текста евангелий.

После бичевания Иисуса «повели», как свидетельствует апостол Иоанн. Но он не сообщает никаких подробностей кроме той, что страдалец «нёс крест свой». И под тяжестью его споткнулся… Религиозные авторы многократно описывали и предполагаемый вес громадной конструкции, и мучительный зуд от укусов насекомых, слетавшихся на запах крови и пота. Нам же интересно в конкретном случае понять, а где же это произошло? Легко угадывается, что здоровенная двухметровая деревяшка при поворачивании с тесной площади на Via Dolorosa могла запросто зацепиться за угол дома, а приговорённый потерять равновесие. То, что Иисус запинался ногами точно на перекрёстках в замысле средневековой русской реконструкции Скорбного пути, покажет дальнейшее наше исследование. Пока же примем это вполне невинное допущение и посмотрим, что же находится на пересечении улицы Никольской с тем «тупичком», откуда мы только что вышли, рассмотрев фундаменты церкви Троицы в Старых полях…

В Иерусалиме место отмечено небольшой католической часовней, которая была построена на деньги польских солдат после Второй мировой войны. Рельеф над дверью часовни изображает Христа, изнемогающего под тяжестью своей ноши. Поляки, фашизм, Майданек, Освенцим, Хатынь… С каким чувством настрадавшиеся люди собирали деньги? Со скорбью о себе и товарищах. С какой памятью? Не этой ли… Участок земли в Москве на углу Никольской в веке XVII принадлежал князьям Хованским, позже «рядовая» застройка сдавалась под лавки и жильё. Как знать, не была ли обозначена остановка какой-нибудь «уличной» иконкой с лампадой, чтобы проходящие могли лоб свой осенить… Но в веке ХХ книжным лавкам, безобидным делам пришёл конец. Разместившаяся в доме 23 Военная коллегия Верховного суда СССР судила, выносила приговоры и приводила их в исполнение, узников привозили сюда «для видимости разбирательства». Руководил процессом с 1926 по 1948 год бессменно генерал-полковник юстиции В. В. Ульрих. Во время «поточного» режима репрессий в подвалах здания проводились даже расстрелы. Только за три года с 1936 по 1938 год здесь были вынесены приговоры «высшая мера расстрел» 30 тысячам человек, 7408 москвичей.

Что только не планировали организовать в завешенном сейчас сеткой жутком доме — и представительство нефтяной компании с подземной парковкой в залитом кровью подвале, и развлекательный комплекс с кабаками и спальнями… Общественность возмущалась, Москомархитектура принимала к сведению. Хочется надеяться, что будущие владельцы всё-таки поймут, какая энергетика сосредоточена в этой точке, где споткнулся Спаситель… А почему тут не было церкви? Объяснение просто: ни у Луки, ни у Иоанна и их коллег сам факт «спотыкания» не упоминается, это — дань традиции, молвы, закреплённой, тем не менее, во францисканском описании маршрута. Но на Руси мнение латинских экспертов в те времена не очень-то приветствовали, «сами с усами», зато текстов евангелий придерживались скрупулёзно. Есть маленькая иконка в нише стены, закрытая от дождя и ветра, и Слава Богу…

Продолжение следует...

Частные гиды
в Москве

Бронирование отелей
в Москве

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.
x

Комментарии

hardsign
+1
7 апреля 2015 г. 22:12
а можно на следующую экскурсию по москве мне тоже пристроиться, обещаю качественные фотографии и вести себя тихо, внимать.
ReginaLukashina
8 апреля 2015 г. 10:28
Следующая экскурсия уже размещена - Via Dolorosa часть вторая А если серьёзно, я сама не знаю, когда выберусь в следующий раз квесты совершать... В будние дни это невозможно - на работе болты закручены до предела, в выходные дел невпроворот - надо окна срочно менять в маминой квартире, а потом - дача...
Запись с ответом была удалена.
Kapuletta
+2
8 апреля 2015 г. 14:10
Регина! Выражаю свое восхищение этим экскурсом в историю и религию с дэнбраунским лоском!!!! Потрясающая легенда, а может и не легенда. Забрала в избранное, буду перечитывать еще раз, спасибо тебе за эту работу)
ReginaLukashina
8 апреля 2015 г. 15:50
Общественное мнение "легенду" быстренько превратит в народную традицию. Несколько лет назад мы с москвоведом-экскурсоводом Леной Филипповой придуумали и озвучили в прямом эфире Радио России записочки оставлять в угловой башне Новодевичьего монастыря для царевны Софьи Алексеевны, заточённой туда братцем Петром. Дык шо? не зарастает народная тропа
Kapuletta
8 апреля 2015 г. 17:23
Этт точно, мы такое любим. Главное, поверить)))) но как бы ни было, идея потрясающая [ я про Via]
kandidat
+2
11 апреля 2015 г. 10:34
Интересная экскурсия... Нет, пожалуй не экскурсия, а довольно-таки серьезное исследование вроде бы небольшого, но важного "кусочка" столицы. А ведь, только подумать: по Никольской все проходили и не раз, а вот так рассказать о ней... Вряд ли таких много, и среди коренных москвичей, и среди "понаехавших", и даже среди студентов историко-архивного института (что как раз на Никольской). Спасибо, Регина.
ReginaLukashina
24 апреля 2015 г. 10:12
Благодарна Вам за то, что прочитали до конца!... Мне говорили - упрости, это же не статья в научноим журнале. Сделай короче. Не захотела упрощать. Не все, разумеется, на этом сайте, готовы воспринимать серьёзную информацию. Но я привыкла обращаться к таким. как Вы!
Ena
+1
23 апреля 2015 г. 10:39
Хочется сказать огромное спасибо за такой прекрасный материал, написанный живым языком, очень профессионально и глубинно. Приятно было встретить по тексту отсылки к Ремизову, Булгакову, Цветаевой, интересно - уже потому, что все вновь, неизвестно. И места - тоже практически неизвестные для меня, немосквички. Регина, очень нравится читать Ваши работы - исследования-путешествия, всегда небанальные, острые, увлекательные - квесты, как Вы верно определили. Спасибо!
ReginaLukashina
+1
24 апреля 2015 г. 10:15
Приезжайте в Москву!... Нам вешают на уши всякую ахинею в заграничных вояжах, они там каждую урну готовы в легенды завернуть ради прибыли от туристических денег. Но Москва-то куда богаче!... И, что самое приятное, не истоптана. Спасибо санкциям)))
Ena
24 апреля 2015 г. 10:34
Спасибо за приглашение! К сожалению, Москву я практически не знаю, была на паре экскурсионных поездок, да проездом - по дороге на юг. А хочется просто самой побродить-походить, Вы правы - Москва - до конца не открытая шкатулка с драгоценностями. Возможно, в мае соберемся (давно ведь планируем!). А работы по столице я всегда читаю с удовольствием!
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.