Robo
Бендер Родригес Пользователь — был 18 февраля 2011 г. 14:41

Четыре разных Стамбула

25 мая 2010 г. 6:32 Стамбул — Турция Сентябрь 2009
1 1

Моя близкая подруга Галина давно мечтала отдохнуть в каком-нибудь экзотическом месте, но так как жила она в это время сама, путешествовать в одиночестве не хотела.

— Послушай, — сказала она однажды, — я прочла недавно интересную мысль: «Самое грустное в одиночестве то, что не с кем разделить радость». Я думаю, ты не позволишь мне грустить во время путешествия из-за того, что не с кем поделиться впечатлениями, и поэтому просто обязана поехать вместе со мной.

— Я бы с удовольствием тебя сопровождала, только когда, куда и на какой срок? — заинтригованная происходящим, спросила я.

— Недалеко, на несколько дней, и ближе к моему дню рождения, — ответила подруга, — ты знаешь мою занятость, поэтому жду от тебя предложений и воплощения согласованной поездки. Помни, ты согласилась!

Вот так легко она перегрузила на меня все организационные вопросы, но я и не сопротивлялась, ведь процесс подготовки не менее интересен, чем сама поездка.

«День ее рождения уже близок, — стала раздумывать я, — значит, стоит поискать безвизовую поездку. Если она сможет вырваться на несколько дней, значит, реально посетить один город. А поскольку ее не привлекают пляжные курорты, значит, ищем место с интересной историей и выбором всевозможных экскурсий. Присовокупим к этому и личный интерес: я давно мечтала побывать в Турции, а если конкретней, в Стамбуле, потому что кто-то когда-то сказал, что мои корни стоит искать в этой стране. Почему бы и нет? Безвизовая страна, самолет вылетает прямо из нашего города, некоторые знакомые летают туда каждый месяц, значит, ничего страшного и опасного в такой поездке нет».

Я залезла в Интернет, прочла множество интересных фактов из истории Стамбула, узнала о прекрасных экскурсиях по городу и его знаменитым окрестностям. Подготовленная к любым расспросам Галины, я набрала номер ее телефона.

— Предлагаю выбрать для путешествия Стамбул, вылет в пятницу утром, возвращаемся в понедельник вечером. Великолепная архитектура, знаменитые мечети, прогулка по Босфору и многое другое.

— Это Турция? — с недоверием в голосе произнесла Галина, — там же все турецкое, продавцы будут хватать за рукава и навязывать свой товар.

— Ты там уже была? — спросила я.

— Нет, но у меня такое представление о Турции.

— Тогда давай слетаем и узнаем, правда ли это? — мне даже стало обидно за страну, о которой я так много узнала и мечтала посетить.

— Ладно, только выбирай для бронирования хорошую гостиницу в нормальном районе, — согласилась с моим выбором Галя.

С этого момента и начали происходить удивительные вещи. Не меньше десяти раз я просматривала сайты стамбульских гостиниц (их там сотни), выбирая те, которые нам подходят. Нравилась обстановка — не подходила цена, находилось то и другое — не было свободных мест. Запомнилась одна гостиница, в которой прямо на крыше подают завтрак. Я представила, как здорово пить кофе и обозревать Стамбул с высоты птичьего полета.

Представила и продолжила поиск гостиницы, которая бы подошла и подруге. Наконец, измучившись сама и доведя до кипения менеджера туристического бюро, я остановила выбор на современной гостинице, которая называлась «Black bird». Но не успела я ее забронировать, как в голову мне пришла мысль уточнить, производят ли они трансферт из аэропорта. Вы уже догадались, что никакой встречи после прилета нам не полагалось.

«Галя меня убьет, — мысленно я уже прощалась с жизнью, — она ни один раз напоминала, чтобы нас встретили в аэропорту».

— Не переживайте, — успокоила меня менеджер, — там столько таксистов, за двадцать долларов вас довезут туда, куда вы скажете.

— Я то отношусь к этому спокойно, — ответила я, — но вот подруга точно испереживается.

«Так, один прокол есть! Главное, чтобы Галя не узнала об этом до отъезда, иначе пропадет вся поездка».

Второй прокол ожидал меня дома, когда я открыла словарь английского языка и перевела название гостиницы — «Черная птица». Довыбиралась! Ехать отдыхать, получать наслаждение, и вдруг какая-то черная, мрачная, каркающая птица. Еще накаркает! Нужно что-то делать!

«Галя не знает английского языка, — рассуждала я, — можно будет ей сказать, что гостиница называется, например, „Черный лебедь“, это гораздо красивее и экзотичнее, чем черная птица. Но основной задачи это не решает, нужно самой изменить отношение к этому названию».

Я решила воспользоваться методом визуализации, представила себе озеро с чистой темно-синей водой и плавающего по нему чёрного лебедя. Вот он, заметив что-то в воде, окунается полностью в озеро, выныривает… и на поверхности появляется изумительной красоты белый лебедь.

Несколько раз «окунув черного лебедя в воду», я почувствовала облегчение, белый двойник смыл весь негатив и внушил только радостные и светлые помыслы.

Об этих лебедях я позже вспоминала не один раз. Можете себе представить мое удивление, когда мы после ряда приключений, о которых я расскажу дальше, зашли в номер гостиницы, я открыла окно и увидела напротив гостиницу, на фасаде которой красовался… белый лебедь! Мистика? Более того, спустя несколько дней после возвращения из Стамбула мне посчастливилось попасть на балетный спектакль, о котором давно мечтала — «Лебединое озеро» в Большом театре.

Совпало все: день постановки и мой приезд в Москву, даже удалось купить с рук билеты за несколько часов до начала. Посмотрев этот великолепный балет, я осознала, что тема черного и белого лебедя, добра и зла существует в искусстве и жизни с давних пор, а творческая визуализация помогла мне воплотить мои мечты.

Но вернемся к Стамбулу. Если вы впервые летите в этот город, не переживайте напрасно, потому что в самолете вы будете единственным, кто делает это в первый раз. Все остальные — люди бывалые, летают туда часто, кто за товаром, кто по делам бизнеса, кто к своим половинкам. Вам обязательно покажут, в какую очередь стать, где вклеить визу, расскажут, как выйти из аэропорта, даже доведут до стоянки такси и договорятся с таксистом. Так случилось и с нами. Милая девушка, наша соседка в самолете, летевшая к своему мужу-турку, проводила и помогла взять нам такси, а сама осталась ждать супруга.

Таксист общался только на английском. Когда мы отъехали, он начал выяснять адрес гостиницы. С трудом, сопровождая разговор жестами, я объяснила ему, что не знаю этого. Он стал созваниваться, выяснять и запросил более высокую цену. Я сказала: «О’кей!», потому что Галя сняла c себя все вопросы по трансферту, узнав, что я его не заказала.

Подруга, расположившаяся на заднем сидении, поняла, что мы пытаемся выяснить дорогу, и грозно прошипела:

— Если нас завезут куда-нибудь, я тебе этого не прощу.

— Не с нашим счастьем, — попыталась отшутиться я.

Из радиоприемника спокойно лилась турецкая музыка, мы же настороженно следили, куда едем. Наконец, припарковав машину, водитель вышел, взял наши вещи и понес их в гостиницу. Мы, как две принцессы, шли сзади.

— Ради этого уже стоило сюда приехать, — тихо произнесла я.

Молодой портье за стойкой регистрации, взяв наши ваучеры, стал беспокойно перебирать клавиши компьютера, потом с извиняющимся видом стал нам что-то объяснять — на английском, французском, турецком. Мы стояли и ничего не понимали. Галя толкнула меня в бок: «Вот видишь, а ты говорила, что тут все знают русский».

Взяв инициативу на себя, я попыталась объяснить, что знаю английский, но не в такой же степени, поэтому пусть пригласят сотрудника, который переведет нам их сообщение. Появилась молодая девушка в форме официантки, выслушала парня и сказала:

— Персонал гостиницы приносит вам свои извинения, но в забронированной вам комнате случились неполадки с водой, для их устранения потребуются сутки. Они предлагают вам пожить эти сутки в другой гостинице.

Переглянувшись с Галей, мы обреченно вздохнули — начинаются нестыковки.

— А может быть, мы поживем в другом номере? — спросили мы через переводчицу.

— К сожалению, свободных мест нет, — отвечала она, — вас проводят на новое место, а завтра помогут возвратиться. За то, что мы доставляем вам такие неудобства, гостиница обеспечивает вас бесплатными ужинами на весь срок проживания и дает возможность посетить сауну за счет принимающей стороны.

Мы с подругой переглянулись и согласились: а почему бы и нет? Появился юноша в форме, взял наши вещи и понес их в другую гостиницу, вначале мы решили, что нас туда повезут, но когда освоились в этом удивительном восточном городе, поняли, что гостиницы там располагаются друг от друга в двух шагах.

Зайдя в новую гостиницу, которая называлась Sogut Hotel, мы ахнули, настолько изыскан, подобран по гамме цветов был холл, а открытый второй этаж блистал золотым плетением на спинках кресел и витом балконе. Спальным этажам шарм придавали статуи восточных красавиц, которые держали в руках шары. При появлении посетителей в шарах сразу загорался свет. В целом об этой гостинице у нас остались необыкновенные впечатления, и проведенных суток хватило, чтобы несколько раз возвращаться из нашей основной гостиницы сюда. Так как ее название на русский язык мы перевести не могли, называли про себя красочный «Салют».

В конечном итоге, это оказалась именно та гостиница, где завтрак подают на крыше, но мы туда, к сожалению, не попали, как ни просили управляющего, — закончился сезон.

Зато мы познакомились с самим управляющим гостиницей, потому что он прилично разговаривал на русском языке, а нам в день приезда потребовалось заказать экскурсии. Он помог выбрать наиболее интересные поездки, пока мы ждали оформления, предложил выпить турецкий кофе. Такого кофе мы не пробовали нигде, даже во время пребывания в Турции. Необыкновенный, изумительный, неповторимый! Мы приходили к ним в бар каждый день, чтобы насладиться вкусом этого кофе.

Нам повезло во многом — мы нашли для себя гостиницу, куда хочется возвращаться снова и снова, открыли великолепный кофе, который можно попробовать только в этом месте, получили бесплатные ужины, а еще обнаружили место в столице Турции, двигаясь от которого в четыре разные стороны, можно узнать четыре разных Стамбула.

Не стоит огорчаться, если сразу не получается так, как задумал ты, жизнь вносит в планы свои коррективы и, как правило, в результате получается гораздо лучше.

Заказав на следующий день экскурсии, мы решили побродить пешком по городу, не спеша насладиться восточным колоритом. За отправную точку нашего движения по городу мы приняли мэрию Стамбула, потому что этот великолепный ансамбль зданий располагается прямо напротив отеля «Салют». Мэрия — это действительно целый комплекс знаний с флагами, скульптурами львов, зелеными лужайками и искрящимся фонтаном. От нее мы двинулись в восточном направлении, а выбрали его потому, что увидели совсем рядом, через дорогу мечеть.

Никогда не думали, что мечети представляют собой такие величественные сооружения, поэтому решили, что раз она таких больших размеров, то должна быть одной из знаменитых мечетей Стамбула. Мы ошиблись, все мечети этого города красивы, величественны и являются не только архитектурными памятниками, но и действующими культовыми учреждениями.

Как только мы собрались войти туда через ворота, нас сразу же остановила группа мужчин и знаками показала, что заходить нельзя. Тут мы обратили внимание на то, что во дворе мечети, вокруг нее находятся только мужчины и полицейские.

«Куда-то мы не туда собрались зайти», — подумали мы, и пошли через парк к высокой старинной стене, через огромные арочные проемы в которой проходят городские дороги. В парке мы снова замолчали и искали глазами хотя бы одну женщину. Там сидели на скамейках, прохаживались по аллеям только мужчины.

— Может, мы зашли не на ту территорию? — с волнением спрашивала Галя, — где же женщины?

Мужчины продолжали стекаться в мечеть со всех сторон: шли группами, поодиночке, подъезжали на машинах. Из громкоговорителя разносились протяжные молитвы муллы.

— Вот тебе и восточный колорит! — обращаясь к Гале, сказала я. — А заметила ли ты, как выглядят турецкие мужчины? Они подтянуты, опрятно одеты, все в брюках и туфлях, мы не встретили ни одного в кроссовках или спортивном костюме. Ты видела хоть одного курящего, не говоря уже — выпивающего?

— Точно, не видела, может, нам просто еще не попадались такие, — ответила она, — однако меня сильно смущает тот факт, что везде одни мужчины, может, женщинам запрещено здесь появляться? Посмотри, как подозрительно смотрит на нас тот старик на скамейке?

— Ты придумываешь себе разные страшилки, — возразила я, — всему есть причина, и мы ее узнаем, как только найдем того, кто может все это объяснить. Пройдем через эту старинную стену и посмотрим, что делается в той части города.

Там оказался рабочий район — оптовые магазины тканей, строительных материалов, оборудования для прачечных. Продавцами в магазинах были исключительно мужчины, тоже опрятно одетые. Мы не стали даже заходить в торговые залы, ведь у нас была другая цель приезда — познакомиться с историей города. Вдруг мы увидели другую мечеть, которая располагалась на холме среди многоэтажных зданий.

— Пойдем, попытаемся попасть туда, — заговорщицки произнесла Галя, — может, тут нет такого ажиотажа и скопления мужчин.

Мы спустились по узкой улице вниз, уперлись в забор здания, свернули влево, обошли дом, вышли на другую улицу и… потеряли из виду мечеть. Она просто исчезла из поля зрения. Куда идти? Вернулись обратно, вышли на улицу с магазинами и вновь увидели ее. Погуляли, купили знаменитый бублик с кунжутом, перекусили и решили еще раз попробовать дойти до мечети. Ну, вот она, дорога, которая приведет точно к ней! Еще раз спустились, обошли здание, вышли уже на другую улицу, спустились по ней и …вновь потеряли мечеть.

— Она от нас прячется! — возмущенно в один голос произнесли мы. — Что будем делать?

— Отпустим, — произнесла Галя, — если она не хочет, чтобы мы к ней сегодня пришли, значит, не надо.

Вернувшись к отправной точке, мы отметили, что в первой мечети обстановка не изменилась: полицейские также охраняют все входы. Поэтому мы решили отправиться в другую сторону, на север, куда вела просторная автотрасса, и пройдя через мост, очутились в парке, где снова заметили, что на скамьях сидят и отдыхают одни мужчины. Что за напасть! Идем дальше…

Вдруг, о чудо! на улице, где расположены дорогие бутики, мы увидели турецких женщин. Можете не поверить, но я останавливалась буквально на каждом шагу, чтобы внимательнее рассмотреть их. Признаюсь, я никогда в жизни не носила платков, считая, что это атрибут бабушек, а в Стамбуле просто влюбилась в женщин в платках. Какие они красивые! И женщины, и платки…

Накидки были удивительно ярких расцветок, по-разному завязанные, подходящие в тон платью или сумочке. Я оглядывалась, следила за женщинами взглядом, шла за теми, кто очень заинтересовал. Заметила, что турчанка не ходит по улице одна, а только в сопровождении мужа или другой женщины. Специальные магазины для турецких женщин имеют в своём ассортименте огромное количество необыкновенно красивых платков, глаза просто разбегаются от такого выбора. Мы несколько раз приходили на ту улицу полюбоваться женщинами, сфотографировать согласившихся на это девушек.

— Никогда не думала, что меня может так заворожить женская красота, — поделилась я с Галиной.

— Ты же в душе художник, — успокоила она меня, — поэтому тебе дано видеть и чувствовать подлинную красоту.

— Смотри, еще одна мечеть, — прервала я хвалебные оды, — только не уговаривай дойти до нее, давай посвятим мечетям завтрашний день, хватит нам впечатлений на сегодня, пойдем отдыхать.

— Ты приехала сюда на месяц, что ли, — возразила подруга, — передохнуть я согласна, а вечером пойдем, полюбуемся ночным Стамбулом и попробуем турецкую шаурму, мне говорили, что она здесь необычайно вкусная.

Полноценно отдохнуть в гостинице нам не удалось: около семи часов через громкоговорители раздалось приглашение муллы на очередную молитву. Пока мы его слушали, созрело решение собраться и идти гулять по городу.

— В какую сторону пойдем? Будем открывать новую или пройдемся по уже известным? — спросила я Галю.

— Хотелось бы закрепить пройденное, — ответила она шуткой, — я видела несколько небольших кафешек прямо на улице, пойдем погуляем и отведаем шаурму.
В предвкушении лакомого блюда, мы заняли столик рядом с тротуаром, темнота к тому времени ещё не наступила. Тут-то и началось самое интересное…

Продавец, он же официант, ничего не понимал по-русски. Вспомнив, что знакомые называли это блюдо не «шаурма», а «шаверма», мы попытались произнести название, ломая язык. Нас, однако, поняли и удалились готовить заказ. Мы же с любопытством стали рассматривать копанию совсем молодых людей, которые расположилась рядом с нами. Они сидели, разговаривали, но ничего не заказывали, когда же нам принесли еду, с удивлением на нас посмотрели, затем, услышав нашу речь, спокойно отвернулись. Зато мы с круглыми от удивления глазами уставились на принесенные миски, наполненные каким-то перетертым супом красного цвета.

— Это что? — шепотом спросила Галина.

— Не знаю, может, соус?

— А ложки зачем?

Видя наше недоумение, официант, он же продавец, остановился возле нас и посмотрел вопросительно. Я решительно взяла ложку и, показывая, что черпаю суп, кивнула ему. Он с улыбкой кивнул в ответ.

— Понятно, — произнесла я, — это то, что мы заказывали.

— Но я не хочу такого, — капризным голосом произнесла Галя, — я хочу того, что они накладывают в булки. Действительно, местные жители подходили и заказывали еду, похожую на нашу шаурму, и им ее продавали.

— Давай по порядку, — предложила я, — нужно же узнать, что это за зверь — турецкая шаверма, а затем закажем нашу шаурму.

Смело набрав в ложку суп, я быстро отправила его в рот, дальше сделать ничего не смогла, внутренность обожгло перцем. Видя, что со мной что-то не так, Галя спокойно помешивала суп ложкой. Я наконец проглотила содержимое ложки, схватила кусок хлеба, запила большим глотком заказанного пива. Стало чуть легче.

— С почином тебя, — со смехом произнесла Галя, — я, наверное, пробовать не буду.

— Посмотри, все на нас и так косо смотрят, а если ты не будешь есть их национальное блюдо, они расценят это как неуважение к их стране. Тебе нужен международный скандал?

— Ну хорошо, я попробую.

Что ни говори, но когда есть весомая причина, чтобы делать то, чего тебе не хочется, становится легче. Вторая и последующие ложки супа показались не настолько горькими, мы их обильно запивали и заедали. Стемнело, компания за соседним столом наконец сделала заказ, поток посетителей резко возрос, и заказать айран нам было уже сложно. Официант-продавец сновал во временном режиме между приготовлением блюд и их разносом, а мы готовились заказать шаурму, чтобы взять с собой в гостиницу.

Изловчившись, я тронула нашего официанта за полу его рабочего фартука. Он сразу закивал и стал выписывать счет.

— Нет, нет — громко сказала я и махнула рукой, — подойдите к нам.

Он приблизился, и я стала пытаться объяснить ему, чего мы хотим.

— Булка, булка, — я стала прихлопывать сложенными ладошками, поворачивая их то в верх, то вниз — две порции и в пакет.

Он посмотрел на меня и мои манипуляции руками и произнес:

— Сэндвич?

— Да, да, — закивала я головой и спрыснула от смеха.

Пока он готовил сэндвичи, мы еле сдерживали с Галей смех, а когда получили заветный пакет и отошли от кафе, рассмеялись в полный голос и хохотали до самой гостиницы, вспоминая «булка, булка». Так не смеялись мы уже давно.

Утро началось с раздумий, как поступить? Ведь с утра мы уезжаем на экскурсию, а возвратиться должны только вечером. Если из «Black bird» в обед придет посыльный за нашими вещами, а нас в это время не будет, где мы будем ночевать следующую ночь?

Как и положено деловым русским женщинам, мы начали решать проблемы, о которых на отдыхе в Турции думать не следует, там есть, кому это сделать за вас.
Я же, привыкшая всё решать сама, взяла наши вещи и понесла в «Черную птицу». Молодой человек, который нас вчера оформлял, увидев меня, побледнел. Только потом до меня дошло, что он решил, что его карьера закончилась, раз посетитель сам вернулся с вещами. Я объяснила, что мы уезжаем в тур, и я оставляю вещи. Он облегченно вдохнул, взял сумку и поставил к себе за стойку. Я вернулась и стала объяснять Гале, что мы зацикленные русские дуры, которые своими действиями доставляют персоналу гостиницы только неприятности.

Когда началась обзорная экскурсия по Стамбулу, мы замучили нашего экскурсовода своими вопросами, желая узнать те непонятные вещи, с которыми столкнулись в первый день.

Оказалось, что мы напрасно потеряли время, отыскивая прячущуюся от нас мечеть, потому что их в Стамбуле то ли пятьсот то ли шестьсот, точной цифры назвать нельзя, потому что они постоянно стоятся. По пятницам в обед в мечетях проходит молитва, на которой должны присутствовать все мужчины, исключением может служить лишь тяжелая болезнь или командировка. Остальные мужчины обязаны быть в мечети — вот мы и выяснили, почему встречали только мужчин. Наш приезд в Турцию совпал с последними днями рамазана, который запрещает мусульманам пить спиртное, курить, даже есть до заката солнца. А мы удивлялись, что соседи в кафе ничего не заказывали, пока не наступили сумерки.

В этот день нам выпало счастье впервые вступить в пределы мечети, не простой, а одной их самых больших и известных — Голубой. Величественные серые купола, массивные колонны, минареты, восточный орнамент и охрана на входе — снимайте обувь. Кто босиком, кто в носках — мы зашли в святое место для мусульман. Вся поверхность пола устлана мягким ковром бордового цвета, заходим в основное круглое помещение с куполообразным потолком.

Практически над головами висит металлический абажур с множеством электрических лампочек. На стенах — лишь узорный орнамент, изображения святых, людей, животных запрещены. Все это помещение предназначено для произнесения молитв и чтения Корана мужчинами, для женщин же отведены небольшие закрытые островки. Турки считают, что женщины могут молиться и дома, и, возможно, не просто так считают, а так прописано в их святых книгах.

Получается, что жены мусульман могут не работать, потому что все обязанности по содержанию семьи берут на себя мужчины, мы видели, что они работают везде, даже моют пол в гостиницах, не считая это зазорным. Жены занимаются домом и детьми и могут появляться на улицах только в сопровождении близких людей. Эти средневековые традиции, с которыми женщины столько боролись, в нынешнее время вызывают некоторую зависть, особенно у тех женщин, которые хватаются за любую работу, чтобы содержать семью и воспитывать детей.

Мужественная женщина — это та, у которой рядом отсутствует мужественный мужчина.

Мы сфотографировались в прекрасном парке возле Голубой мечети, побродили вокруг фонтана, попробовали турецких сладостей. Невдалеке расположилась вторая знаменитая мечеть Стамбула — Святая София. Ее посещение не входило в маршрут экскурсии, но когда мы уже вернулись домой, Галя прочла, что в этой мечети есть отверстие, куда нужно засунуть руку и загадать желание.

— Нужно читать о городе и его известных местах до поездки, а не после, чтобы не жалеть об упущенных возможностях, — с сожалением, что не удалось загадать желание, сказала я ей тогда.

— Зато есть причина поехать туда еще раз, — парировала Галя.

По большому счету она права — за несколько дней узнать и посмотреть 14-миллионный город невозможно.

Дворец султана не произвел на нас того впечатления, на которое мы рассчитывали, возможно, насмотревшись фильмов про красоту и богатство восточных дворцов, надеялись увидеть это наяву. В реальности дворец султана оказался историческим памятником — огромная территория с отдельными зданиями, имеющими каждое свое предназначение, с фонтанами, парками, беседками. Произвела впечатление своим богатством лишь сокровищница султана, все остальное покорило духом старины и запомнилось продолжительными переходами.

Когда мне позвонили друзья и спросили, не собираюсь ли я оставаться в Турции, ответила:

— Была в гареме султана — условия не подошли, поэтому придётся возвращаться.

Но на тот важный тайный личный вопрос, с которым я летела в Стамбул, ответ я получила. В одной из галерей дворца были выставлены портреты всех турецких султанов, а в другой собраны все изображения маленького размера. Именно в этой, коллажной, видно, что у всех султанов длинные прямые носы.

— Я нашла свои корни, — шутя воскликнула я, — посмотри, у меня такой же нос.

— Не сомневаюсь, что ты голубых кровей, — с усмешкой произнесла Галя.

Вернувшись с экскурсии, мы решили продолжить свое собственное познание Стамбула и отправились в третью сторону. Не успели мы отойти квартал от мэрии, как услышали русскую речь. Продавцы шаурмы с этой стороны любезно зазывали отведать их кухню, улыбались и кланялись.

— Ну, вот, если бы пошли вчера в эту сторону, отведали бы то, что хотели. Нас бы поняли и предложили настоящие турецкие блюда, — посетовала я.

— Ты, что, — возразила Галя, — разве здесь мы бы получили столько положительных эмоций и веселья?

Мы снова рассмеялись, вспомнив остроту еды и заказ сэндвича.

— Делаем вывод: незнание иностранных языков приводит к веселым приключениям и получению порции адреналина!

Третья сторона оказалась известным торговым районом, где живут приезжающие за турецким товаром русские, а продавцы в магазинах хорошо говорят на нашем языке. Пройдя всего лишь одну улицу, мы полностью испытали на себе «любезность» торгующих: нас приглашали примерить дубленки, спортивные костюмы, приобрести подарки и сувениры.

— Мне здесь не нравится, — сказала Галя, — пойдём вновь на нашу любимую улицу с бутиками?

— Пойдем, — согласилась я, — хочу на память купить настоящий турецкий платок.

Мы развернулись и пошли в противоположную сторону — пусть там нас не понимают, но и не донимают. Не спеша прогуливаясь по оживленной улице, мы вышли на перекресток, где заметили пожилого продавца фруктов.

— Должны же мы попробовать настоящих, не обработанных турецких плодов, — произнесла Галя и направилась к старику. В это время у него покупал инжир местный житель. Инжир был необыкновенного темно-синего цвета и огромного размера. Мужчина перед нами купил целый лоток, расплатился и ушел. Мы стали объяснять продавцу, что нам нужно четыре штуки, он взял бумажный пакет, положил в него фрукты, взвесил и назвал по-турецки цену. У нас были только доллары, и Галя протянула ему 20-долларовую банкноту. Старик стал отмахиваться, мы старались объяснить, что у нас других нет. Тогда он вытащил из кармана все, что у него было — турецкие лиры — и стал показывать нам.

— У него нет сдачи, — на ухо сказала я Гале.

— Но инжира ведь хочется, пусть отдает все что есть — и достаточно.

Я взяла у него сдачу и стала кивать головой, показывая, что мы согласны и на это. Старик вновь взял пакет и стал добавлять туда инжир. Мы замахали руками, мол, не надо, он удивлено посмотрел на нас и отдал пакет.

— Вот это мы гульнули, три доллара один инжир, — усмехнулась Галя, но когда мы его попробовали, то решили, что зря отказалась от того, чтобы продавец положил нам побольше. Нигде мы не ели такого сладкого, ароматного и сочного инжира. Все наши попытки найти потом этого продавца или купить похожий инжир не увенчались успехом. Удачный случай редко выпадает второй раз.

Вечер второго дня мы решили провести в одной из многочисленных стамбульских кондитерских, но после ужина в гостинице, где мы попробовали несколько видов десерта, нам сладкого перехотелось. Закусив инжиром, легли спать, а проснулись совершенно в другом, праздничном Стамбуле — начался байрам.

С утра мы поспешили вновь в любимый «Салют», именно оттуда автобус должен был нас забрать на очередную экскурсию. Присели в холле, заказали кофе, и тут заметили, что вокруг нас собралось в ожидании чего-то много турок. Женщины, мужчины, дети — все были празднично одеты, встречаясь, обнимались, целовались и поздравляли друг друга. Подошли автобусы, они сели и все вместе уехали.

Воскресное путешествие было для нас значимым: нам впервые предстояло пересечь Босфор и за небольшой промежуток времени перебраться из Европы в Азию. Пока мы ехали на пристань к теплоходу, экскурсовод показывал известные базары: рыбный, специй, Гранд-базар. «Все, — решили мы, — завтрашние полдня посвящаем базарам, должны же мы почувствовать рыночный колорит».

Мраморное море, откуда начиналась наша морская прогулка, оказалось грязным и неприветливым. На теплоходе собрались экскурсионные группы со всего мира, общее число экскурсантов превышало семьсот человек, в их числе были и восемь русских. Хотя позднее выяснилось, что двое из Минска, а один из Казахстана.

Путешествие было изумительным, вода в открытом море, а затем и в проливе, была насыщенного синего цвета, который разными оттенками играл на солнце. Проплывающие катера, корабли оставляли на поверхности белоснежную пену, а готовые к отплытию кругосветные многоэтажные лайнеры смотрелись как современные небоскребы.

Границу между Европой и Азией мы не заметили, но зато плавно завершили первую часть поездки в азиатской части Стамбула. На этом берегу находятся самые дорогие особняки столицы.

Попробовав местного йогурта, напоминавшего нашу домашнюю закваску, мы поехали на самую высокую точку, откуда можно было увидеть весь Босфор, его мосты, загородные дома султана.

Выйдя из автобуса, увидели множество людей, которые в первый день праздника собрались целыми семьями, чтобы поздравить друг друга. Женщины в нарядной одежде, в белых платках, мужчины в торжественных костюмах, детвора, сияющая от радости выезда на природу. На низких столиках — чай и сладости, рядом такие же низкие табуреты. Удивились мы тому, что абсолютно обходились без спиртного, люди радуются и отмечают праздник. Попробовали и мы турецкий яблочный чай, чем-то похожий на горячий сок, в особых стаканах, имеющих форму тюльпана. Еще сфотографировали красивых турецких девушек в белых костюмах.

В конце поездки был подан обед в рыбном ресторане, где готовят только что выловленную рыбу. Через огромные окна ресторана открывался потрясающий вид на море, недалеко от берега рыболовные суда поднимали из воды сети, полные рыбы. Может быть, и нашу только что так же выловили?

После экскурсии у нас была определенная цель — узнать, что интересное нас ждет в четвертой стороне от мэрии Стамбула.

Спустившись вниз, мы очутились на широком проспекте с трамвайными путями посередине дороги.

— Так это же та дорога, которая ведет на пристань, к рыбному базару, базару специй! — узнала знакомый путь Галина.

— Сегодня мы там уже были, пойдем в другую сторону и поищем что-нибудь новое, — предложила я.

Мы нашли необычный магазин сладостей: в нем продавалась лишь продукция известной турецкой кондитерской фабрики. Чего там только не было — шоколадные конфеты, леденцы, карамель, нуга, печенье — в различной расфасовке, в красивых коробках с игрушечными персонажами, собранные в ассорти и поштучно. За отдельным прилавком стояли продавцы, торгующие сладостями, которые, как было видно, поступали в торговый зал из кондитерского цеха и продавались на развес. Здесь же был всем известный рахат-лукум.

— Вот тут мы и выберем подарки для близких, — вынесла свой вердикт Галя.

— Придется покупать дополнительную сумку, — озабоченно произнесла я, увидев, сколько отобрано товара.

Планируя день отлета из Стамбула, мы рассчитывали побывать на рынках, купить сувениры и уехать в аэропорт.

— Как нам добраться до Гранд Базара? — спросила я у сотрудника гостиницы.

— Пешком, — ответил он, раскрыл карту и показал, где находимся мы, а где базар.

Мы спустились на улицу с трамвайными путями, прошли мимо сладкого магазина и через несколько минут были на базаре. Обидно, но мы не дошли до него всего несколько метров. Базар не отличался ничем от наших вещевых рынков, поэтому особо не задерживаясь, мы купили сувениры и бегом побежали обратно, мимо зазывающих купить дубленки продавцов.

Помог решить вопрос о том, ехать ли нам на базар специй, начавшийся дождь. Он ливнем обрушился на город и, естественно, на нас, не имеющих зонтов. Как из-под земли вырос продавец зонтов, абсолютно прозрачных и дешевых.

— Какие учтивые и любезные эти турки, — произнесла подруга, — можно переложить на них все свои заботы на время поездки.

Они оставались такими до конца: вызвали такси, вынесли и уложили в машину вещи, посадили нас и закрыли дверцы.

Ожидая посадки в самолет, мы видели немало русских женщин с большими баулами, набитыми вещами, с тележками, нагруженными запчастями на машины. Они тащили их с трудом, полагаясь только на себя и друг на друга.

— Бедные женщины, — вздохнули мы и вспомнили улицу с прогуливающимися турчанками в красивых платках.

Каждый из поездки везет свое и видит разное.

© Галина Мухина. Материал размещен с разрешения автора.

Частные гиды
в Стамбуле

Бронирование отелей
в Стамбуле

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.
x

Комментарии

alexasia
11 августа 2010 г. 12:56
да, Стамбул та еще столица модниц: что "закрытых", что "открытых" - и красавиц много. А где-нибудь в глубинке все в темных платках, лица закрыты, и не поймешь, красавица или нет:) в любом случае, на мою красавицу жену, без "паранжи" (простите за неверное название), в шеловых брюках-клеш, да еще с открытыми плечами в провинции смотрели в упор, иногда с явным неодобрением. Подробнее см. https://www.tourister.ru/responses/id_1328 - фотографии добавлю в галлерею!
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.