NatalyA
NatalyA Пользователь — была 29 сентября 2016 г. 18:50

Поленово. Ока. Бёхово. Часть 1

5 апреля 2010 г. 14:17 Серпухов — Россия Май 2008
0 0

От Серпухова до Поленово — ~ 40-45 км. Надо из города выехать на скоростную трассу Москва-Симферополь М2, промчаться с ветерком через широченную Оку, взять направление на указатель «Заокский» (на 107 км), поменять Московскую область на Тульскую, далее будет поворот направо до Поленово.

Дорога — сказочно красивая. Употребляю слово «сказочная» не в комплиментарно-восклицательном смысле, а в самом что ни на есть прямом. Вот если рисовать иллюстрации к сказкам, то Бабу-Ягу можно поселить вот именно в таком тёмно-зелёном дремучем ельнике, Добрыню Никитича отправить скакать именно по таким идеальной формы ярко-зеленым полукруглым холмам, а Машеньку отправить по грибы да по ягоды именно в такой высоченный опалово-зеленый сосновый бор. Опушки поросли солнечной сурепкой, а бока холмов лимонными баранчиками. Это наша первая встреча с окской природой, впереди ещё будет Оптина Пустынь и Шамордино, когда от красоты разливающихся по бокам пейзажей будет замирать сердце, но сейчас впереди — Поленово.

Вот и ворота. При первом взгляде на красивую каменную ограду, ухоженный лес и отличную инфраструктуру в виде парковки и красивого домика «кафе-сувениры-касса», становится понятно и приятно, что о музее-усадьбе заботятся. Покупаем билеты: в Основной дом (взрослые 60р./дети 40р.) и Фахверковый сарай (выставка картин, 30/20). Аббатство (мастерская художника, 30/20) закрыто, потому что приболела смотрительница. В Адмиралтейство (лодочный сарай), где показывают диораму, билеты приобретаются на месте, потому что там есть расписание сеансов (каждые 40 минут).

Директор Поленовского музея — Наталья Николаевна Грамоликова — жена одного из внуков Поленова или мать одной из его правнучек.

Проходим через ворота, идем по узкой аллее, обсаженной такими высоченными соснами, что кажется, они своими игольчатыми макушками щекочут небо, проходим вторые ворота и перед нами дом-музей и остальные постройки. Посетить их мы пока не торопимся, а гуляем вокруг дома, потому что там — такая красота, что трудно подобрать слова. Мало того, что отличная солнечная теплая весна, цветёт сирень, цветут тюльпаны и прочие первоцветы, так оказывается, что дом расположен на верхушке высокого холма, окружен живописнейшим лесом, а именно соснами и дубами, и вниз к Оке проложены широкие открытые просеки. Получаются такие зелёные естественные коридоры, по которым бегут глаза и ловят внизу вдалеке солнечные блики и хрустальную рябь реки Оки.

Это же всё задумано Василием Дмитриевичем Поленовым!

Бёхово. Так называлась усадьба помещицы Саблуковой, купленная Поленовым в 1888. К дому прилагалась 81 десятина лесной, луговой и пахотной земли. Но художник (на то он и художник) решил построить свой дом по соседству на высоком песчаном бугре под названием — Борок. Было, правда, одно затруднение — выбранный для строительства участок располагался на неплодородной земле, принадлежавшей крестьянам из Бёхово. Тогда художник предложил выгодный и сильно удививший практичных землепашцев обмен: за каждую десятину песчаного бугра он давал две десятины чернозема из своего приобретённого имения. Это была блестящая сделка — результатами её остались крайне довольны обе заинтересованные стороны.

На бугре открытом всем ветрам стали строить трёхэтажный дом и одновременно разбивали парк. Дальновидный художник использовал возможности песчаной почвы и решил сажать сосны — которыми мы сейчас и любуемся. Сосновая аллея от ворот — одна из первых посадок, сделанных Поленовым на бывшем ржаном поле. Просеки — возникли позже тоже по его замыслу. Место было замечательным — с бугра Борка открывались виды реки Оки, речки Скнижки, заливных лугов и могучего леса. «Приезжайте к нам подышать озоном», «Как мне хочется показать вам нашу Оку с её окунями, налимами, судаками и даже стерлядями», — приглашал гостей Поленов. И гости ждать себя не заставляли. Ещё бы, тогда были такие времена, когда реки, понимаешь, были рыбными, а леса грибными и ягодными (понятия для нас уже архаические).

Поленов был страстный рыбак, и поэтому у него была целая коллекция разных рыболовецких снастей и лодок. Для хранения их он построил лодочный сарай из плетня, который назвал «Адмиралтейством».

А дом — как он продумал дом! Красота фасадов его мало занимала, поэтому снаружи вид дома может показаться далёким от идеала красоты, но как же там всё удобно! Внутри — редкое сочетание красоты и удобства, а главное, красота здесь не вычурная, а естественная. Главное, что меня лично поразило — это окна. Они огромные, с красивыми переплётами, и из каждого открывается невероятный вид, можно даже сказать, что поленовские окна — это живые картины, живые пейзажи. Вот совет любому дизайнеру-интерьеристу, чем выдумывать велосипеды — приезжайте сюда, берите в руки линейку и снимайте мерки. Пропорции — идеальные. У окна — снимайте мерку, у лестницы — у которой высота и ширина ступенек идеальней не придумать. Ноги сами по себе взбираются наверх, не зря домашние называли её «всегонарием» — за то, что по ней все гоняли с утра до вечера.

Каждый дом — это внутренне отражение самого себя, своего внутреннего мира, своих привычек и ритма жизни. По этим параметрам я лично полностью совпадала с Поленовским домом. Возможно, здесь такая благоприятная аура ещё и потому, что дом строили с любовью, жили тут все хорошо, не ссорились, любили друг друга и любили окружающую природу, и этот дом.

Внизу, на первом этаже — Столовая, Портретная, Библиотека и Кабинет.

Расскажу о каждой комнате понемногу.

Столовая. Сразу налево. Она деревянная, её Поленов оформил как «музей народного творчества». Здесь собраны разные предметы из его коллекции от филимоновской глиняной игрушки до флорентийского ведра с датой «1641 год». Тут же на стене я увидела тарелку «Маки», расписанную художником. На ней в центре нарисован алый цветок, а по краям летающие бабочки. Помню — я маленькая, мы стоим с родителями здесь, в Поленово, в толпе, слушаем экскурсию. Экскурсовод рассказывает, что «бабочки, нарисованы так идеально, что их невозможно отличить от настоящих». Для дополнительного аргумента она обращается ко мне, как к самому мелкому представителю группы: «Скажи девочка, — медово изливается она — а вот ты как думаешь, живые это бабочки или нарисованные?». «Конечна, налисованные» — отвечаю я, и меня сразу задвигают за ноги остальных экскурсантов. Выдавленная из толпы, я нахожу себе отличное занятие — по подоконнику бегает настоящая отличная живая оса. Вот это весчь, я заворожено отслеживаю её маршрут, а потом по какой-то причине трогаю её пальцем. Зря я это сделала, конечно, палец распух, я расстроилась, но вот на всю жизнь запомнила: Поленово, осу и тарелку с бабочками. Сейчас я её нахожу и любуюсь. Как жалко, что не делают копии. Такие кошмарные сувенирные тарелки продаются в местном магазинчике, почему бы хотя бы грубо не нарисовать то же самое?

В Столовой на стенах вообще много расписанных вручную тарелок: слева от «Маков» висят «Камыши», это написал сам Савва Мамонтов. Есть тарелка «В оранжерее» — автор Коровин. Но самое большое впечатление на меня оказала серия небольших тарелочек под общим названием «Времена года». Художница — Елена Поленова, сестра. Всего их 12 штук, каждая носит имя и сюжет очередного месяца. «Март» — это верба с набухшими почками, которая залита талой водой на фоне нежно-розового восхода солнца. «Апрель» — охотник с собакой в ярком весеннем лесу. «Май» — это сирень с черёмухой. «Июнь» — солнечный душистый сенокос с мужиками. «Август» — румяные наливные яблоки на ветках. «Октябрь» — рыжая лиса на рыжей опавшей листве.

На тяжелом деревянном буфете сразу бросаются в глаза три тяжелых глиняных статуэтки: «Павлин», «Слон» и «Козёл». Оказывается, эта керамика (подсвечники) была сделана на Мамонтовском гончарном заводе и подарена Поленову.

В Столовой много красивых деревянных резных вещей, в центре стоит стол с обязательным букетом по центру. Обратите внимание, что в стене есть окошко с резной ставенкой — на кухню, отсюда подавали кушанья.

Портретная — это небольшая комната с мебелью синего цвета и обязательным огромным прозрачным окном в лес. Здесь разбегаются глаза, потому что на всех стенах висят портреты семьи Поленовых, а в витрине под стеклом находятся семейные памятные реликвии.

Обратите внимание — над синим диваном (левая стена от входа) висит большой портрет матери художника — Марии Алексеевны Поленовой (урождённой Войековой). А внизу под портретом ряд небольших карандашных портретов (не фотографий!) её детей: Елены с няней, Константина с няней, Алексея, Веры и Василия (они близнецы). Оказывается мать Поленова — была талантливейшей художницей-портретисткой, ученицей ученика Брюллова. Посмотрите сейчас на филигранные детские портреты, а в Фахверковом сарае выставка её картин. Они тоже сделаны карандашом и впечатляет серьёзным уровнем художественного таланта. Поленов потом писал: «Меня мамаша учила, как надо писать пейзажи: задний план сглаживать, а на передний краску класть мазками».

Чуть дальше, над шкафом — портрет бабушки художника по матери — Веры Николаевной Войековой (её называли «бабашей»). Удивительно! оказывается её отец, а, следовательно, прадед Поленова — Николай Львов, знаменитый талантливейший архитектор (о нём я много написала в рассказе «Тверь-Торжок»). Небольшие фотографии со знаменитых картин Левицкого «Портрет Н.Львова» и «Портрет М.Дьяковой» (его жены) справа от шкафа в нижнем ряду. Над ними — большой портрет деда художника по матери — Алексея Васильевича Войекова, героя 1812 года, генерал-майора.

На стене слева от окна посмотрите на портреты самого Василия Поленова и его жены Натальи Якунчиковой. У неё тоже очень интересная родословная. Наталья Васильевна Поленова (урожденная Якунчикова) приходилась двоюродной сестрой Елизавете Мамонтовой, жене Саввы Мамонтова (подробнее в рассказе «Абрамцево»). В Абрамцево, имении Мамонтовых, кстати, они и познакомились. А у матери Натальи был родной брат Сергей, который приходится отцом Константина (Сергеевича) Станиславского. Значит, если вы ещё не совсем запутались в ветвях генеалогических деревьев — Станиславский это двоюродный брат Натальи Поленовой (Якунчиковой). Под её портретом — её же небольших картины «Жуковка», «Абрамцево», «Оранжерея».

Большой портрет деда художника по отцу — Дмитрия Васильевича Поленова — справа от окна, увидите сами, они очень похожи отец и сын. На этой же стене много картин Веры и Елены Поленовых, сестёр художника.

В небольшой витрине под стеклом — бумажные птички сделанные Л.Толстым для детей Поленовых, визитка с подписью И.Тургенева, бисерная сумочка бабушки Веры Войековой, награды художника, полученные им во время Сербско-турецкой войны (1877–78).

Из Портретной — вход в Библи?теку (Поленов знал 6 языков (!), в т. ч. и греческий, поэтому и произносил это слово на греческий манер). В Библиóтеку ведут две двери: из Портретной — готическая, из коридора — дубовая с вырезанной датой постройки дома (1892) и монограммой художника. Опять удивляют окна — мало того, что они огромные с необыкновенно красивым видом, так ещё наверху у них есть полоса-вставка из цветного витражного стекла. «В жаркие и длинные дни середины лета окна в Библиóтеке распахнуты настежь. Через большое окно наплывает в комнату аромат спелых трав, смешанных с запахом цветущего шиповника — кусты его прямо под окном. А из маленького окна, выходящего на цветник — эспланаду, открывается вид на Окскую просеку — перспективу» (Ф.Поленов).

У художника был хороший знакомый, а главное мастер высочайшего класса — столяр-краснодеревщик Алексей Минаев. Почти вся деревянная начинка поленовского дома — двери, лестница, шкафы, столы, стулья — дело его рук. Здесь в Библиóтеке посмотрите на готический шкаф (справа от камина) — это его работа. А красивый шкаф-жук с «рогами» наверху — собран из настоящих антикварных деталей мебели эпохи итальянского Возрождения.

Камин — тоже готический. Если присмотреться, то увидите в треугольниках его декора нарисованные знаки Зодиака. На каминной полке стоят керамические работы Врубеля: «Голова египтянки» — крайняя слева и ваза — крайняя справа. «Традиционно камин в Библиóтеке загорается два раза в году. Каждый новый год в доме над Окой начинается с каминного вечера, знаменующего конец старого и начало нового года». …В Библиóтеке игрались домашние спектакли, устраивались литературные и музыкальные вечера. …Библиóтека запомнила многих… Якунчикову, Коровина, Мамонтова, юных сестер Цветаевых, Прокофьева…. Пламя камина освещало эту вековую традицию».

Кроме книг, в Библиóтеке очень много отличных картин. Смотрите, смотрите. Там, где стоит готический шкаф и ручной орган-шарманка «Целестина», в которую вставлялась перфорированная лента с одной мелодией и под которую Поленов пел детям старинные немецкие песенки — огромная картина «Ворон», написанная по мотивам стихотворения Лермонтова, ниже эскиз Васнецова к «Трем богатырям», для которого Поленов позировал Ильёй Муромцем верхом на лошади.

Справа от готического шкафа находится пейзаж Репина «Летний день в Абрамцево», на котором тоненькая фигурка женщины в белом костюме с зонтиком — это жена Поленова Наталья. А также три картины Васнецова: «Абрамцево» (фон для картины «Три богатыря»), «Березовая роща» и «Ахтырка».

Здесь есть «Мальчики-удильщики» Маковского, «Сосновый лес» Шишкина, «Голова индийской красавицы» Репина (этюд к картине «Садко») и многое другое.

Продолжение следует.

© http://www.pamsik.ru

При использовании наших текстов гиперссылка на сайт и указание имя автора обязательны.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить свой комментарий.