Robo
Бендер Родригес Пользователь — был 18 февраля 2011 г. 14:41

Домбай. Новогодние каникулы в «Русском Крушавеле»

3 февраля 2010 г. 6:36 Россия Январь 2008
0 0

И что нас черт занес в такое место? Нет, что бы подумать заранее, да проплатить отдых где-нибудь в Альпах. Обошлось бы это на пару сотен больше. Ну и что? Зато не пришлось бы висеть между небом и землей на отключенном подъемнике, мыться холодной водой, потому что теплая вода закончилась, пока мылись твои товарищи. Многого не пришлось бы пережить. Но наверно от этого наша жизнь не стала бы богаче приключениями. Что может с тобой приключиться в «Старушке Европе»? Да практически ничего экстраординарного.

Итак, заранее, до того как начну свою байку, сразу сделаю вывод: хоть один раз это нужно испытать. Это как Чегет. Если ты там не побывал, то тебе уже не понять целые поколения наших «советских» горнолыжников. Многие из них так прикипают к горам Кавказа, что никакие Болгарские горки-Тадорки их уже не прельстят. Экстрим им нужен. Лавиноопасные склоны, леса утопающие в снегу, бесплатное внетрассовое катание. Но хватит болтать. К делу.

На Домбай предложил мне поехать Коля Тимофеев. Он собрался свою малолетнюю команду раскатывать (Даню и Васю). Мы уже купили билеты на самолет, проплатили проживание в двухкомнатной квартире и тут Оля — мама Колиных детей сдает детские билеты. Не доверяет, видите ли, нам. Пьете вы много. Да мы воще, если очень нужно, можем совсем не пить. Вот на работе же не пьем.

Понедельники не прогуливаем. А это уже показатель нашей устойчивости. Ну ладно, сдала и сдала. Правда дороговато теперь проживание нам обойдется (6000 рублей в день — 42000р. за неделю). Оху. ть просто! Коля бьет тревогу: «Ты как, можешь кого-нибудь найти с нами поехать?» «Попробую, но обещать не могу. Уж больно цены кусачие!»

В результате мы нашли еще двух богатеньких товарищей. Мишку Богомолкина. Это Колин одноклассник и мой старинный приятель. Я их с Колей еще с 82-го знаю. Второй товарищ — Саша Корнилов. Меня с ним группа Дмитриева связывает. Бегаем мы с Дмитриевцами по субботам эдакие лесные марафоны. Кому интересно, на сайт их загляните. super-dmitriev.narod.ru Не поверите, до чего людей потребность в молочной кислоте доводит. Квинтэссенцией наших забегов становится февральский супермарафон — 100 км на лыжах за день.

У Саши давно куплены билеты на поезд до «Минеральных вод». Он чуть ли не каждый год на Чегет ездит. Любит очень. Но так как в этот раз у него компания не сложилась, а на Домбае он ни разу не бывал, Саша с радостью принимает мое предложение разделить с нами хлеб-соль и койко-места.

03 января. «УЛЁТ». Сами должны понимать, день не самый простой в череде Российских выходных. Вставать с утра пораньше чистое наказание. Но самолет ждать не будет, так что выползаем из своих кроватей и как сомнамбулы двигаемся во «Внучку». Мы с Колей встретились в метро и через Киевскую на электричке достигли аэропорта. Миши пока нет, и мы начинаем оформление билетов без него.

И тут происходит первая «Новогодняя» накладка.

— Лыжи, говорят нам, это не габаритный груз. Оплатите, пожалуйста, его дополнительно.

— Да как же так!!!? Всегда ж бесплатно возили!

— 50 рублей за килограмм.

Это по 400 рублей с носа. Обидно. Может это оттого, что мы на такси сэкономили?

Но вот и Мишу привезли. Папа на машине подбросил. И с него за лыжи берут, да еще за перевес. Сумка у него 25 кило весит. Коля в шоке.

— Да, что там у тебя?! Ну, у меня -13. А у тебя-то что? Я уж не говорю, что у Андрюхи только 8. Может ты маленький телевизор взял?

— Да какой телевизор, книжки там у меня!

Аааа! И много?

— Несколько. И ещё журнал.

Полет прошел не скучно, хотя и без приключений. Нас кормили и поили, Миша подливал нам коньячок. Время уже 12, и поэтому капельку себе уже можно позволить. За разговорами мы даже не заметили, как очутились в Минеральных Водах.

Строго тут встречают. Милиция на каждом шагу.

Но нас не только милиция ждет, у нас трансферт оплачен. Находим машину и в путь. Нет, не сразу. Сначала грузимся со всей байдой в «десятку» без верхнего багажника. Лыжи втиснули в салон. Пробуем вещи в багажник уложить, а там баллон огромный, газовый. И место только для Мишиной «сумочки». А наши рюкзаки уже не поместятся. В салон их пихаем. Усаживаемся, такое впечатление, что втроем на заднем сидении теснишься. А впереди четыре часа дороги, однако.

Водитель — молодой парень, не слишком разговорчивый. Единственно, что из него удалось вытянуть, что родился он здесь, на несколько лет вырвался в Москву. Но родственники ему сказали: «гдэ родился, там и жыви!» И вот теперь он таксерит в Черкесске. Ждет, когда ему невесту подберут (наверно).

В Черкесске останавливаемся у нашего турагенства. Знакомимся с Зулей. Уж сколь раз мы с ней по телефону общались и не сосчитать. А теперь и лично посчастливилось встретиться.

Полчаса нас развлекают гостеприимные хозяева. В конце концов приезжает один из директоров и выясняется, они нам четвертого попутчика хотят прицепить.

— Побойтесь бога! Куда?!!

Снова трогаемся в путь. Дорога все выше и выше поднимается в горы. Но за окном блекнут краски, вечереет. А вскоре становится совершенно темно. К тому же метет и водитель ориентируется только по горящим впереди фарам.

На подъезде к Домбаю начинаем писать ЭСМЭСКИ Саше. Он отвечает: «Заселился. Дом 1, подъезд 1, дверь деревянная на 4 этаже».

Как же нам туда доехать? Звоним Тане. Она — представительница турагенства и должна нас поселить. Таня что-то долго объясняет Коле. Я не выдерживаю и вставляю какие-то комментарии. Коля мне: — Да, замолчи!

На это ему Таня резонно отвечает: «Я то могу замолчать, только, как вы тогда дом найдете?»

— Ой, это я не Вам! Продолжайте, пожалуйста.

Оказывается нам нужно вылезти метров за двести до дома у гостиницы Орион, что напротив Сбербанка. Это потому, что машина не заберется на обледенелую горку перед домом.

А мы значит заберемся?!

Кое-как нашли этот самый Орион. Выгрузились, попрощались с водителем и отправились на поиски дома № 1. Как это обычно бывает, сначала мы находим самый долгий путь к нашему новому жилью. Подобрались к дому с такой неожиданной стороны, что Саша, который нас встречал с фонариком у подъезда, сразу нас и не заметил.

Мы карабкаемся по темной лестнице на четвертый этаж и шумно дышим. Это обычное дело. С непривычки на высоте 1500 м над уровнем моря дышится с трудом.

Саша услыхал наши вздохи и догнал нас. Открывает дверь.

Добро пожаловать!

Обычная двушка, я в такой часть своей жизни прожил. Проходная комната и кладовка. Кухонька метров 5 с половинкой. Санузел совмещенный. Мебели чуть-чуть. В прихожей пять крючков и холодильник. В комнатах трюмо, пять кроватей, стенка с небольшим количеством свободных полок, телевизор на тумбочке, и ещё две малюсенькие табуреточки. На кухне газовая плита, раковина, полка и стол с четырьмя табуретками. Вот и вся обстановка. Спартанская.

Но нам наплевать. Мы кататься сюда приехали, а не жить.

Саша нас хлебом-солью встречает. Сливянку из Словении выставил, закуску. Откушали. Хорошо. Но что дальше делать? По магазинам отправились. Еды всякой накупили, Прасковейского. Он-то нас и успокоил часиков в одиннадцать.

04 января. «День Нарзана». Светает. Тяжело подниматься, но что поделаешь? Саша уже минут пятнадцать шуршит пакетиками. Хорошо, хорошо, встаю. Приготовил скудный завтрак, бужу Колю и Мишу. В начале десятого мы на горе. Саша, который еще вчера прямо с поезда бросился на гору, показал нам несколько так называемых трасс. В прямом смысле трассами это назвать нельзя.

Ни номеров, ни ограждений, ни отратраченных склонов. И воще туман и снег. Видимость — метров двадцать, не больше. Так что особенно не гоним. То в бугры попадешь, то на крутяк. Но стараемся пока друг за дружкой держаться. Ждем ещё пока друг друга. Даже пообедали вместе. А уж после обеда, кто где хотел катался.

Выкатав скипас (дневной билет за 800 рублей), успокоенные спускаемся в поселок. Девять подъемов с 2277 м на 3008 м вполне достаточно для первого дня.

Поужинали и решили сразиться в преферанс. Причем ставкой было — кто принесет в дом запас «Нарзана». К нам на огонек заходила хозяйка квартиры — Нина Николаевна и рассказала, что неподалеку — около моста бьет источник самого настоящего, газированного, солененького нарзанчика.

Играем и между делом по рюмочке «Звезды Улугбека» пропускаем. Для снятия усталости и для живости игры. А игра действительно очень живенько проходит. Двадцаточку (4×20) за полтора часа сыграли. Что ж, за «Нарзаном» пора. Набрали бутылок пластиковых аж на восемь литров. И на поиски отправились.

Нашли тот мост, у которого источник находится, спустились к речке. Ищем. Не видно ни фига. Даже Сашин фонарик налобный не помогает. Саша — ответственный по Нарзану рискнул и попробовал водичку из ручья, впадающего в реку. Плюётся бедолага.

— Это н. э. «Нарзан»! Это ми нассал. и! Тьфу, тьфу!

Еще раз выбрались на дорогу, уточнили. Оказывается, источник из трубочки должен течь. Снова спустились, нашли трубочку — н. э. тэчёт!

Рядом с мостом магазинчик. Зашли и спросили: «А почему не течёт?»

— Падаждите, всё будет.

Снова вышли на улицу. Вдруг налетел порыв ветра, с огромной ели сыпанул сугроб снега, бухнул тяжело о землю. А из трубочки под камнем хлынула вода. Мы подбежали и стали судорожно собирать эту воду в припасенные бутылки. Но прошёл недолгий десяток секунд и источник снова затих. Стоим, скучаем.

— Ребята, может я к нашему магазинчику поднимусь? Чекушку Прасковейского возьму. А вы уж тут за «Нарзаном» следите.

Со мной Коля пошел, а Саша и Миша остались караулить источник.

И лишь разлив по второй рюмке, и выпив за чудеса природы, мы увидели как «Нарзан» хлынул щедро и безостановочно. Набрали аж восемь литров. И отправились домой спать.

05 января. «Мишкины котлеты». Утром экспериментировали с Нарзаном. Кофе и чай на нём готовили. Мне не понравилось. У нас и так очень вкусная вода из-под крана течет. А набранный Нарзан при свете дня оказался слегка мутной железистой водой. Но вполне съедобная, даже газированная. Так что мы утром по стаканчику хлопнули, да ещё полторашку на гору взяли.

На горе сегодня видимость лучше, лишь наверху в зоне облаков не очень хорошо. Сыро и холодно. А кататься тяжеловато. Перебрали вчера катания. Ножки болять.

Утром катались под «Югославкой». Это самый дальний от нашей креселки подъемник. Местные клановые правила не позволяют вести совместный бизнес. И поэтому абонементы на подъемники у каждого хозяина свои. Но новый Dupelmeir (шестикреселка, на которой мы поднимаемся на вершину) покрывает все трассы. Уходишь поднявшись влево, даёшь легкую траверсу и пожалуйста — ты уже под «Югославкой» или под любым другим подъемником. А там поля ровные и широкие, скоростные. Пологие отратраченные дорожки. Все в новинку. Интересно.

Около одинадцати внизу очереди стали собираться. Это сони проснулись. Стоишь с ними минут по пятнадцать, чтоб на креселку сесть. Противно. Тогда решили обедать ехать. Нам хозяйка квартиры кафе «Уют» посоветовала. Это кафешка на поляне у «Лягушатника» на высоте примерно 2400. С этой поляны ещё старая креселка наверх поднимает.

Видимо поздно мы обедать собрались. Стоим с Мишкой в очереди. Никакого продвижения. Девочка за стойкой, принимающая заказы, делает сразу десять дел. Поэтому не успевает. А мы стоим покачиваясь в горнолыжных ботинках и страдаем. А ей и счет нужно выписать, и на кухню записку написать, и салатики разложить, и глинтвейн, и чай налить, и деньги взять. Перед нами четыре клиента, а мы стоим полчаса, и никак очередь до нас не дойдет. Сделали на будущее правильный вывод — раньше нужно обедать. До двенадцати.

Домой пораньше сегодня спустились. Ноги гудят. И удовольствие катание уже не доставляет.

Мы ходили с Колей по магазинам, тушенки, огурцов, лука купили. «Звезду Улугбека» тоже не забыли. Как без неё? Затем, пока я сметану в очередном магазинчике покупал, Коля купил где-то большой мешок свежего фарша.

— Ну, её на фиг, эту тушенку. Котлеты будем делать.

Котлеты вызвался делать Миша.

— Я, правда, никогда их не делал, но как мама делает, видел.

— А хлеб и лук будем добавлять?

— Не обязательно.

— Ну, хоть лук обжарим и котлетки посыплем.

— Хорошо.

И вот у нас на ужин: салат из свежих огурцов, картошка вареная, иии Мишкины котлеты. Огромные, вкусные.

Так обожрались, что требуется вечерний моцион. Решили погулять и заодно насчет бани разведать. Вышли на улицу и ждем пока Саша дверь запрет. А тут из нашего подъезда молодка выплывает. Нарядная! На ногах чуть стоит.

— А меня на х. послали! Вы не подскажите, как мне на автостоянку «Горных Вершин» проехать?

— Пусть Вам лучше Миша поможет. Он у нас лучший автомобилист.

Миша с дамой в машину забрались, а мы пешком отправились за ними. Тут, что пешком, что на машине почти одинаково будет. Дороги …. нькие. А по ним ещё «Безумные Квадроциклы» носятся. А на квадроциклах либо подростки, либо пьяные. Что лучше, не понятно?!

Почти одновременно к стоянке подошли.

— Ой, а как же я обратно-то? — барышня спрашивает.

— Проводим.

Не успели её под руку подхватить, а наша новая знакомая как поскользнется, как хрястнется башкой об лёд.

— Цела?!!

— Ой, чёй-то мне не хорошо.

— Ну, постой, постой отдышись.

А сами переживаем, как её муж отреагирует, когда ему жену контуженную приведут.

Больше её не отпускали. Где под ручку, где с рук на руки передаем, довели до дому. По дороге выяснили: из Тулы они сюда на машине приехали. Поначалу в «Золотом мустанге» в номере с промерзшими углами поселились. А затем в наш подъезд перебрались. Квартиру сняли.

Попрощались с новой подругой и пошли цель свою искать — баню подходящую. Ближайшая к нам баня у «золотого мустанга» предложила Русскую баню по полторы штуки за час. Но записаться можно лишь на восьмое, предварительно уплатив аванс.

— Спасибо. Мы ещё погуляем, может и к Вам зайдём.

Шугаясь «умолишенных квадроциклов», пробираемся к «Горным вершинам». Здесь предлагают сауну за штуку в час. На восьмое записались, на четыре часа. Позже все занято. Ну конечно, 70 гостиниц, квартир сданных около сотни, а бань раз два и обчелся.

Попробовали ещё источник один Нарзанный отыскать «у Алибека». Но квадроциклы настолько зае…ли, что плюнув, возвращаемся в своё гнездо.

06 января. «Внимание! Мотор! Камера пошла!» Сегодня Саша взял с собой на гору камеру.

— Ребята, вы только не спешите.

— Да я бы с радостью, но несет под гору. Лёд же! (Мишина реплика).

Саша наш путь к подъемнику снимает, мост через реку.

— Вы знаете, как этот мост называется?

Я, думая, что за вопросом скрывается какое-то романтичное название, отвечаю, что нет, не знаю.

— ВАНТОВЫЙ!

— Блин, ну, а какой же ещё!

Но вот аккумулятор у камеры окончательно остыл.

— Внимание! Снимаю!….. Блин! Только три секунды проработала! Выключается.

На горе то же самое происходит.

— Так! Наезжаем, я снимаю.

Мы по очереди наезжаем, стараемся.

— Только Коля получился. Выключилась.

— Ну, ё моё! Саша! А мы так старались!

— Я и почувствовал, что вы выпендриваетесь.

Время обедать, а подъемник — шестикреселка не работает. Я стою в очереди, ребята, где-то в кафе. Никакого продвижения. Минут двадцать простояв и поняв, что ничего хорошего не предвидится, выбираюсь из очереди. С подъемника стали снимать людей. Кресла поехали в обратном направлении.

Пока я стоял в очереди, услышал, как парень переговаривался со своим другом по рации и предлагал ему спуститься лесом. Ага! И я хочу. Только куда же этот парень делся?

Нашел я дядечку себе в компаньоны. Он рядом со мной в очереди стоял. Предлагаю. Он не против. Только предупреждает, что не очень хорошо катается.

— Ладно, ждать будем друг друга.

— Хорошо, поехали. Только сначала про путь разведаем.

Нам советуют спускаться слева от гондольного подъемника по дороге начинающейся от «тарелки».

  • Гондола — это восьмиместная кабинка, поднимающая нас из поселка на высоту 2277 м
  • «Тарелка» — маленькая, похожая на летающую тарелку шестиместная гостиница рядом с шестикреселкой.

С грехом пополам доехали с дядей Валей до подножья горы. Рядом работает гондольная станция. Я предлагаю повторить, но дядя Валя отказывается.

— Хватит на сегодня. Удачи.

Когда поднялся, вторая очередь снова работала. Ну конечно лучше по трассам кататься, чем по серпантину где снег вперемежку с щебнем. Хотя на выкате к подъемнику «2277» этого щебня тоже хватает. Будь он неладен!

В конце дня повел нашу команду по лесной трассе. Должны же они запасной путь к отступлению знать.

— Да, интересно. Но больше не поедем. Лыжи жалко.

Так примерно отозвались мои товарищи.

Саша перекатался и в нашем праздновании кануна Рождества участия не принимал. Отлеживался. Даже не кушал. ? А мы, стараясь не переборщить с празднованием, перенесли «Рождество» на 22–00. И вот под Мишкины котлетки (он их, кстати, наловчился делать), под рюмочку, под разговоры отметили православный праздник.

07 января. «Колин фрирайд». С утра выходим из дому и видим — баня у «Золотого мустанга» сгорела. Ну не вся. Что-то осталась. Хорошо, что мы на восьмое туда не записались! (Чего я к этому «Мустангу» пристал? Дело в том, что вечером, несмотря на отсутствие крыши и обгорелый вид, баня топилась. Ну, не возвращать же людям деньги?! Итак, у хозяев сплошные потери! ?)

Коля сегодня отправился на «Экстремальное внетрассовое катание» с инструктором Ромой. Рома, личность легендарная. Недавно на «К-2» ходил. (Для несведущих — это один из самых сложных восьмитысячников Тибета).

А пока Коля экстримальничал, мы катались сами по себе. Прокатившись 12 раз по трассам, меня снова в леса занесло. Опять передо мной подъемник встал. Только теперь я с другой стороны спускался. Справа от гондольного подъемника. Вернее прямо под ним. Только на этот раз без компании поехал. И очень пожалел об этом. Потому, что были порой довольно страшные моменты.

Это, когда соскребаться приходилось по крутяку среди деревьев и камней. Эдак метров сто по вертикали. Но, наконец, на дорогу попал. Дорожка узенькая и круто уходящая вниз. А я к этому времени совсем никакой. Маневр у меня один: чуть вниз и резко торможу, снова вниз и опять торможение до остановки. Мышцы забиты и на большее не способны.

Приходим после каталки домой, а света нет. Электричество отключили.

Зажигаем свечи и красиво украшаем ими кухню и ванную комнату.

Дорогие читатели, Вы давно при свечах не кушали? А мылись при свечах? Нет? Тогда скорее на Домбай!

За ужином и после нас Коля страшными рассказами развлекал. Для начала инструктор Рома участников на склоне посмотрел. Выяснил, можно ли таких как они в горы тащить. Ребята нормальные попались. Затем на ратраке всю команду: Рому, нашего Колю, Сергея и его сына Вову (ребята из Харькова), сноубордистов Сашу и ….…. Завезли на самую вершину Мусса-Ачитара (3203 м). Там, среди живописно оскалившихся заснеженных вершин, им прочли вводную лекцию. Лекция о том, как вести себя в лавине, в какой позе у тебя больше шансов выжить, как проходят спасательные работы.

После лекции всем раздали «биперы». Это передатчики, по сигналам которых спасатели находят жертвы лавин. После этого ребята поняли, что дело серьезное и даже наверняка опасное. Появились мысли об отступлении. Но прочь сомнения! Полторы тысячи рублей уже уплачены. Нужно ехать! И они поехали. Около четырех часов занял маршрут. Были места жуткие и не очень. Главное, что все получили огромную дозу эмоций. Коля до глубокого вечера не мог успокоиться. Но, наконец, он выговорился. И затих.

— Спокойной ночи! Дорогой (живой) друг.

08 января. «Банный день».

Утром над погорелой баней «Золотого мустанга» вовсю дымит труба. Ребята стараются хоть чуть-чуть вложенных деньжат вернуть. Бог в помощь.

Мы же кататься спешим. Сегодня нужно пораньше с горы вернуться, что бы в заказанную баню успеть.

Днем, по уже сложившейся традиции, шестикреселка встала. Мы с Колей очутились в это самое время у её нижней станции.

— А што, брат Колька, не поехать ли нам под опорами?

— Давай!

Попотели мы тут с ним. Попрыгали с сугроба на сугроб. Насоскребались по крутым склонам. Зато сегодня я прямо на начало дорожки, ведущей вниз, выпрыгнул.

Поднимаемся на гондоле и обсуждаем пережитое. А мужик местный, что с нами едет, слушал, слушал, да и говорит:

— Вы только сильно вправо от опор не берите. «Могильник» там.

— В смысле?

— Ну, каждый год кого-нибудь там весной находят.

Поднялись. Креселка работает. Красота! Так я сегодня укатался. 11 подъемов сделал да плюс лесной спуск. В общем, минимум два раза скипас оправдал. (А если за подъем по 200 рублей платить через кассу-то все три раза получиться).

Баня в «Горных Вершинах», в которую мы записались, рассчитана максимум на 10 человек. А нас то только четверо! Так Коля еще своих новых друзей «Фрирайдеров-экстрималов» пригласил. Сергея и его сына Вову. Вову-то мы давно на горе приметили. А за папой взгляд не успевал проследить. Только заковыряешься, а мимо тебя вдруг управляемый снаряд килограмм под сто пролетит и за перегибом скроется. Так это Сережа значит «лупасит». (Лупасит — это словечко мы впервые от самого Сережи и услышали).

Что Вам про баню сказать? Сауна, одним словом. Пробовали камушки поливать, но без особого результата. Все равно сухо. И веники зазря покрошили. Зато бассейн — это действительно для настоящих ценителей. Вода ледниковая — около нуля. Я хоть и привык в прорубях, да в купальнях купаться, но в этот холодильник только по пояс смог погрузиться. Лишь Сергей — единственный из шестерых купался с удовольствием.

Ещё при бане буфет есть. А там пиво живое Кабардинское. Очень вкусное. Ну, это оттого, что вода здесь шикарная. В данном случае пиво водой не испортили.:)

После бани в ресторан «Горянка» завалились. Очень душевно посидели. Налопались, наговорились и. напились. Но, напились не совсем. В ресторане просто водка кончилась, а нам праздника давай! В гости пошли. К нам. Сергей забежал по дороге к сэбэ на хату, обменял молодого Вову на Вову чуть постарше, захватил украинской водки и Харьковского сала. Ви бы видэли это ж САЛО!!! Слюнямы бы захлэбнулись! Во какое сало.

А мы под него, да под разговорчики ешо и ешо выпили. Сергей нам душещипательную историю поведал о том, как в прошлом сентябре с Ромой и его другом на Пшихту ходил. Как ночевать им на полке пришлось, как спасателей даже вызывали, как под дождем с камнями лезли по леднику. Чуть не погибли! А вот прошло несколько месяцев и снова его в горы потянуло.

09 января. «У Зули». Саша нас с утра пораньше покинул. У него поезд днем. А у нас крайний полноценный день катания. Завтра в Москву лететь. Будь она неладна!

Баня «Золотого мустанга» окончательно сгорела. Прошла, так сказать, её короткая жизнь на наших глазах.

Семь раз поднялся до обеда и в «Уют» приехал. У нас договоренность в 12 тут встречаемся. Захожу. Никого. Ну и ладно. Я голодный, как волк. Покушал. В телевизор на «Виагру» и других красавиц полюбовался. Что дальше-то? Ну, где же эти, товарищи?!

Вышел. Сел на солнышке понежиться. ЭСМЭСКУ послал. «Это как называется? 12–30. Я уже поел! Где вы?»

Глянул на нашу креселку повнимательнее, а она в обратную сторону крутиться. Да ещё и пустая! Ну, понятно! Снова неполадки в компьютере. Снова Вано стамеску н. э. туда сунул.

Через некоторое время Миша и Коля поднимаются к «Уюту».

Лыжи посторожи. Мы в туалет! Ой. ой.

Остыли совсем бедолаги. Сорок минут провисели между небом и землей. Глинтвейну скорей заказали. Я им туда Прасковейского подливаю. Они потихоньку согреваться начали. Да! Не дай бог в такой переплет попасть. Представляете, а если после пива? А?!

Два часа «наша креселка» не работала! Но я всё равно свой рекорд сегодня установил 14 подъемов за день. Прелестно.

За шесть дней всё здесь уже изъезжено вдоль и поперек. Тут трас-то готовят километров 10. А всё остальное это либо «черный» крутяк, либо лавиноопасные заснеженные склоны. Ну, крутые склоны в большинстве случаев не объедешь, а в лавину чё-то пока не хочется.

Дома снова мылись при свечах. Романтики, блин! Понравилось что ли?

А прощальный ужин на Домбае решили провести в ресторане «У Зули». Приходим, а свободных мест-то и нет! Ни фига себе?! Гора сегодня пустая, а ресторан переполнен! Но тут своих увидели, харьковчан. Обрадовались! К ним за стол подсели, иии… понеслась душа в рай.

Очень харьковчане за политику поговорить любят. Шашлыком не корми. Коньяк не наливай. Дай о политике слово молвить. Да, пожалуйста! У нас Мишка тоже готов за политику поговорить. А нам с Колей, по любому хорошо! Шо за политику, шо за сало, а шо за девок. А шо за Мировой пролетариат!!!!!

Расчудесно посидели. Еще дома по капельке и спать. А Коля с Мишей на кухне безумствуют. Песни поют, а капелла. А мне и это не мешает. Сплю я, сплюююю.

10 января. «Прощальный». Мишка совсем расклеился. Видимо съел что-то «У Зули». Даже на гору с нами не пошел.

А я так прям бегом туда припустил. Пока Коля в кабинке поднимался, я уже с вершины спустился разок.

Только спустился, подъемники встали. Все!!! Коля сидит на заборчике и мне письмо пишет с предложением по лесу прокатиться. А я тут как тут. Нарисовался.

— Поехали конечно.

Спускаемся параллельно дороги, чтобы по камням лыжи не портить. Но что-то мы слишком уж ниже её едем. Следы чьи-то нас заманили. И вот уже понятно, что на дорогу нам не попасть. А впереди лыжня идущая прямо по месту отрыва лавинки. Перекрестившись едем. Коля проехал, а я, дабы не разгоняться чуть выше прошел и лыжами прямо под сугроб отрывающийся попал. Склон крутой, выбраться сложно. Пыхчу, мучаюсь. Даже лыжу одну отстегнуть пришлось.

А в это время Коля за кустами поджидает, не видит меня и волнуется. А тут ещё ему Зуля звонит. О машине, которая нас в аэропорт доставит сообщает. Коля с ней шепотом разговаривает. Он про лавины наслушался и теперь осторожничает.

С Зулей поговорил, а меня все нет. Тогда он шепотом зовет: — Андрей, Андрей.

Ну, тут и я подъехал.

Дальше следы лыжников завели нас в страшный кулуар. Снега по грудь. Вокруг пни сломанных елок. Причем пни таких внушительных размеров, что нам действительно стало страшно.

Но вот Коля заметил среди леса крышу дома. Прорываемся туда, а это старый заброшенный подъемник. А от него дорожка к подножью начинается. Ура!

Подъемники заработали и мы снова катаемся по Домбайским полям. Беспокойный Николай после четырех спусков вниз отправился собирать манатки. Он даже скипас умудрился продать по дешевке. И на эти денежки пообедать.

А я, пока девять подъемов не сделал, не успокоился. Два последних прощальных спуска делаю медленно и печально. Останавливаюсь, горами любуюсь и заодно мусор со склона собираю: бутылки пластиковые, пакеты. Всё, домой пора. Машина через час подъедет.

Спустился к кабинкам ииииииии! Бляха-муха!!! Всё встало. Все висят. И кабинки, и кресла. Всё! Говорят снова электричество отключили.

Я сразу на дорогу рвусь. Полчаса — это минимум за который я спущусь к дому.

В мыле, голодный, растрепанный врываюсь в квартиру. Ребята рады, они думали, что я повис в кабинке. А это вполне могло случиться, соберись я минут на десять раньше спуститься.

Когда мы покидали Домбай, подъемники всё висели. Электричества не было. А ведь на каждом подъемнике есть свой дизель! Но для кого его запускать? Народ-то почти весь разъехался. Каникулы кончились.

В аэропорт нас везет другой водитель. Он развлекает нас интересным рассказом о родном крае. Сам он русский. Но в своей семье единственный местный. То есть всю жизнь здесь провел. А семья его из-под Твери.

Он нам и про нравы местные и про город свой Черкесск рассказывает. Хорошая у нас дорога была, не скучная.

Ну вот и всё. Кончились Новогодние каникулы. «В Москву. Работать и работать!» Что-то устал я. Еле ногами шевелю.

Целую неделю вижу навязчивый сон: как спускаюсь я по белому, белому снегу с горы, а она всё не кончается.

А в Москве снега как не было, так и нет. Хреновенько здесь. Если на Домбае облака, значит снег идет. Если снега нет, значит солнце. А в Москве и солнца всю зиму нет и снега не допросишься.

P. S. На Домбай ехать можно. Во-первых, красиво! А во-вторых, очередей не стало после ввода восьмиместного гондольного подъемника и шестикреселки. Только ехать нужно не на зимние каникулы, а позже. Цены на жилье падают в разы. Билеты на самолеты тоже становятся дешевле.

А то ведь ни в какие ворота не лезет за наш «совковый» сервис такие деньги платить.

  • 7000 р. — билет на самолет туда-сюда.
  • 12000р. — проживание семь дней в двушке с товарищами.
  • 7×800=5600 р. — дневные скипасы.
  • 1700р. — трансферт туда-сюда. (2500×2/3)
  • 3700р. — прожигание жизни. (завтраки, обеды, ужины, баня и т. п.) — очень скромно:)

ИТОГО: 30000 р.

© Андрей Митрофанов. Материал размещен с разрешения автора.

Россия: полезная информация

Частные гиды
в России

Комментарии

Войдите, чтобы оставить свой комментарий.