1968alga
Olga Пользователь — была 28 декабря 2016 г. 10:31

Возвращение в Бейт Джамаль

8 апреля 2013 г. 9:01 Израиль Май 2011
1 8

Помните фонтан в Петергофе «Самсон, разрывающий пасть льву»? Это тот самый Самсон или Шимшон, который, согласно Библии, жил в долине Сорек, где ныне находится город Бейт Шемеш. Свою жизнь народный герой посвятил борьбе с поработителями — филистимлянами.

Бог наделил Самсона неимоверной силой, и секрет этой силы заключался в его длинных волосах. Но вот появилась филистимлянка-обольстительница Далида, которая ласками и обманом выведала у Самсона его секрет, усыпила и отрезала волосы, лишив его таким образом несокрушимой силы (однако, если внимательно читать Книгу Судей, то всё шло по Божьему плану, и через Далиду Самсон намеревался отомстить врагам, а вовсе не потерял голову от любви). Филистимляне, тем временем, Самсона поймали, ослепили и бросили в темницу. А потом ещё решили и поглумиться — пригласили в Храм на пир и заставили их развлекать, правда, не учли одной детали — воззвал Самсон к Господу, и волосы стали вновь отрастать, а стало быть сила — возвращаться. И разрушил Самсон Храм вместе с врагами, и сам погиб под обломками.

Могила его находится там же, под Бейт Шемешем, между кибуцем Цора и поселением Эштаол. Именем Самсона (на иврите Шимшона) назван даже перекрёсток по дороге из Иерусалима в Бейт Шемеш. Существует и пещера, в которой Самсон, якобы жил. Изучая окрестности, залезли мы как-то раз в эту пещеру — она кишела летучими мышами. Семнадцать лет назад, вышеупомянутый кибуц Цора, стал нашим первым домом на Земле Обетованной. Всю эту историю о Самсоне слышали мы и ранее и услышали вновь от местных жителей (примечание: кибуц — сельскохозяйственная коммуна, основанная на принципе коллективного владения имуществом, равенства в работе, потреблении и социальных услугах. По-русски — колхоз, но в лучшем его проявлении).

Но не о кибуцном движении в Израиле я хочу рассказать, а о нашем знакомстве с сёстрами монастыря Бейт Джамаль. Тогда, 17 лет назад, мы приметили его сразу — башня в средневековом стиле возвышалась на горке, прямо противоположной той, на которой располагался кибуц. Нас разделяла долина Сорек. Та самая долина, где жил Самсон. И вот, в один из выходных дней, мы решили посетить этот монастырь. Через долину до него добраться было не так-то просто, мы слегка заблудились и подошли к монастырю не с главного входа. Запасная калитка оказалась закрытой, но сквозь прутья мы увидели монахинь в длинных белых одеждах и треугольных шляпах (называются они барбетт, по-моему, но не уверена). Казалось, монахини пришли прямо из средневековья. Наблюдать из-под тишка было как-то неловко, и мы продрались сквозь бурелом вдоль монастырской стены к главному входу.

Собственно, монастырей там оказалось два, мужской, салезианский Бейт Джамаль, что в переводе с арабского значит Дом красоты, и женский — Сестёр Вифлеема, их-то мы и видели. В женском нас встретила монахиня небольшого роста, очень улыбчивая и приветливая. Общаться пришлось на смеси трёх языков — иврите, английском и итальянском. Так и познакомились. Звали её Корин, была она француженкой, монашество приняла ещё будучи девочкой-подростком. Говорила свободно на нескольких языках, кроме европейских знала ещё иврит и арабский, правда, только разговорные, читать и писать на последних не умела. Сёстры — молчальницы и общение с «миром» у них минимальное. Корин удостоилась благословения быть «на приёме гостей», т. е. общаться с любопытными вроде нас. Корин настолько нас очаровала, что мы стали частенько туда захаживать. Познакомились потом ещё с одной сестрой по имени Яник, моментально очаровавшись и ею.

Монастырь располагался в таком красивом месте (насколько может быть красивым этот клочок безводной пустыни под названием Эрец Исраэль — жалкое подобие природы!), что эти километров 18–20 туда и обратно, мы преодолевали на одном дыхании. Нас не пугало расстояние. Нас туда тянуло. Дружбе с сёстрами было уже почти два года, когда родился наш ребёнок. Мы принесли его к ним трёхнедельным и спросили, можно ли его здесь покрестить. Ответ сразу был положительным. Однако, проблема была с крёстными, знакомых христиан в Израиле у нас не было. Мы свою принадлежность к христианской вере вообще скрывали — что поделать, страна такая. Но и тут помогла Корин. Оказывается, мы были совсем не единственными русскоязычными друзьями монастыря Бейт Джамаль. Существовала небольшая община братьев и сестёр по вере, с которой нас Корин и познакомила. Нашлись и крёстные — православная Ирина и католик — поляк Ричард. Крещение состоялось 14 февраля 1998 года в день Святых Кирилла и Мефодия, поэтому в свидетельстве о Крещении наш сын записан как Arturo Cirillo Methodio. Корин и Яник устроили нам настоящий праздник — собрали всех наших новых друзей, для совершения таинства были специально приглашены три священника — иезуит, салезианец и францисканец, купель украсили цветами миндаля, водичку подогрели. Младенец остался доволен. Потом было празднование с угощением, с монастырским вином. Всё абсолютно безвозмездно.

Может показаться немного странным то, что под крышей католического монастыря собираются христиане разных конфессий. Но это именно так. В летние месяцы школьных каникул монастыри Бейт Джамаль и соседний Дейр Рафат собирают детей-христиан, говорящих на разных языках и принадлежащих разным христианским конфессиям. То есть, политика полного объединения церквей. Собственно, это то, к чему мы и пришли, прожив на Святой Земле 17 лет. Наверное, православным россиянам понять меня трудно, а я частенько встречаю в Иерусалиме паломников с Родины и, увы, понимаю, что между нами пропасть.

Да, и это ещё не конец нашей истории с крещением. Миропомазание у католиков (конфирмация), совершается только в юношеском возрасте, в то время, как у православных сразу, после крещения. Поскольку наши святые отцы были всё-таки католиками, не осмелились они взять на себя такую миссию и совершить обряд помазания младенца. Но ситуацию разъяснили и сказали, что если мы имеем желание совершить это таинство побыстрей, не дожидаясь юношеского возраста нашего сына, то можем обратиться в православную церковь. С этим, спустя месяц, мы и пришли в русский Горненский монастырь к отцу Серафиму. Тот долго охал и причитал, как же мы такой грех могли совершить и отдать дитя в руки каких-то иезуитов. Наконец, согласился помазать младенца, но прежде, заставил нас раскаяться в содеянном. Так и спросил: «Раскаиваетесь?» Выбора у нас не было и пришлось (прости, Господи) слукавить.

Через пару недель после крещения в монастыре Бейт Джамаль мы переехали в Иерусалим, какое-то время связь с монастырём продолжалась. Наша община продолжала существовать, мы несколько раз приезжали в монастырь с ночёвкой. У них встретили Рождество в 98-м году (католическое, естественно). Но лучезарная Корин, душа монастыря, вскоре покинула нас — её перевели в Италию, в Ассизи. Без неё стало пустовато, да и у нас забот прибавлялось. Постепенно, связь прервалась на долгие годы. Единственный выходной день в Израиле, когда ходит общественный транспорт — это День независимости (поясняю от кого независимость — от английского мандата). И вот мы, наконец, решились через 15 лет вернуться в Бейт Джамаль, чтобы ребёнок (тинейджер уже), наконец, познакомился с местом своего крещения. Утром 10 мая мы сели в автобус, идущий в Бейт Шемеш, откуда начинается дорога в монастырь. Город поразил своими размерами — при нас его население составляло 25 тыс., сейчас приближается к 80-ти. К старому городу пристроили ещё один огромный город. Такой колоссальный прирост населения происходит за счёт притока религиозных евреев, каждая семья которых имеет минимум 10 детей.

Наша заветная тропинка была стёрта с лица земли, на этом месте уже возвышались новые жилые районы, наводнённые ультра ортодоксальными евреями — это те, которые с пейсами (пейсы — такие закрученные локоны на висках), в чёрных сюртуках и шляпах, и которые не работают, а только молятся. В иудаизме существует масса всяких сект, я в них плохо разбираюсь. Но эта община принадлежит к тем, кто не признаёт Израиль, как государство. У всех праздник и выходной, а у этих обычный день — магазины и школы были открыты. Проходя мимо кучки «пейсатых», мы услышали смачный и громкий плевок в нашу сторону, сопровождавшийся фразой на иврите: «Тьфу! Убирайтесь отсюда!» А могли и камнем запулить. Это у них любимое дело — чуть что — поджигать помойки и кидаться камнями. Религиозные фанатики, что с них взять. В Иерусалиме мы в их районы не заходим. Это всё равно, что зайти на арабскую территорию в мусульманский квартал. Одинаково небезопасно. Арабы тоже камнями кидаться любят. И вот, наконец, мы вышли за пределы этого неприветливого города. Дорога на Бейт Джамаль очень живописна — через оливковые, сосновые и дубовые рощи. Но трава была уже совсем сухая, зелёная она только зимой, когда идут дожди.

1

Подниматься нужно на самую макушку горы. Бейт Джамаль, как всегда, распахнул свои ворота для всех желающих. А желающих в этот день было немало, светские израильтяне давно облюбовали это место.

1

Я первым делом, купила оливкового масла в магазинчике при мужском монастыре. Помимо масла и мёда, в монастыре можно купить ещё и очень хорошее виноградное вино, изготовленное по старинным итальянским рецептам. А «сестрёнки» вообще, большие рукодельницы — они специализируются на изготовлении и росписи керамической посуды, статуэток, подсвечников — это настоящие произведения искусства. У меня есть одна их вазочка, подаренная нашей крёстной Ириной, та им даже помогала неоднократно.

1

В монастыре мало что изменилось за 13 лет.

1

В церкви Святого Стефана играл орган. Как всегда, в притворе церкви предлагалось огромное количество христианской литературы на разных языках, в том числе и на русском. Абсолютно бесплатно. Вслед за нами вошли ещё четверо русскоговорящих людей. Мы сели послушать орган. По субботам в этой церкви часто устраивают концерты классической и духовной музыки. Молодой служитель в чёрном костюме и с чётками подозвал нас всех поближе и на чистом русском языке рассказал историю этой церкви. Представился он как брат Даниэль.

3
2

В 1916 году здесь были произведены археологические раскопки и обнаружены остатки византийской церкви, а под ними — пещерные захоронения, содержащие оссуарии (урны для костей) святых. На мозаичном полу византийской церкви была обнаружена греческая надпись, в которой упоминается протодиакон Стефан. Эта надпись была сопоставлена с письмом некоего священника Лусиана, служившего в то время в Кфар Гамле, согласно которому могила Стефана была обнаружена в 415 году. Лусиан пишет, что обнаружил останки Первомученика в гробнице, в которой находилось три оссуария. В одном из них находились останки Стефана, в другом — раббана Гамлиэля и его сына Хавива, и в третьем — Никодима (по еврейской традиции, могила Гамлиэля находится в Явне, а могилу Никодима христиане почитают в Храме Гроба Господня, рядом с могилой Иосифа Аримафейского). Исходя из того, что в мозаичном полу церкви сохранились изображения крестов, делают вывод, что церковь была построена до 427 года, когда император Феодосий II запретил изображать кресты на полу. В 1930 году на фундаментах византийской церкви была выстроена современная церковь, во всех формах подражающая древней византийской традиции. Посетителей привлекают яркие фрески, написанные на стенах: Крещение Стефана, Суд, Избиение камнями (см. фото) и Погребение — работа кармелитского монаха Луиджи Поджи из монастыря Стелла Марис в Хайфе сделаны в 1932 году. Предание говорит, что в 415 году мощи Стефана, Гамлиэля и его сына были перенесены в Иерусалим в церковь Агиос Сион, где находились до того момента, когда императрица Евдокия, жена императора Феодосия II в. 439 году построила отдельную базилику в честь св. Стефана, об этом упоминает в 1103 году, в своем «Путешествии» Зевульф: «Там (в Сионской горнице) св. патриарх Иоанн с почестью спрятал мощи св. Стефана, Никодима, Гамалиила и Абибона (Хавива), по обретении их; св. Стефана побили камнями вне стены, на расстоянии двух или трех перелетов из метательной машины, там впоследствии на северной стороне была построена великолепнейшая церковь; эта церковь совершенно разрушена язычниками».

1
1
1
1

Я потом поинтересовалась, откуда у него такой хороший русский. Оказалось, что родом брат Даниэль из Молдавии, но уже 20 лет живёт на Святой Земле. Он-то и поведал нам о том, что наша Корин вернулась и теперь настоятельница монастыря Вифлеемских Сестёр, а Яник в 2008-м году умерла от рака и похоронена на территории монастыря. Первой новости мы очень обрадовались и заспешили к сёстрам. Однако, Корин застать не удалось — буквально пару часов назад она уехала в соседний монастырь Дейр Рафат, тот, что неподалёку от кибуца, где мы жили, по другую сторону речки Сорек. В Дейр Рафат находится закрытая христианская школа для арабских девочек. Корин эту школу курирует. Уверены, что она бы нас вспомнила. Новость о Яник пробила на слезу, её улыбку не забыть. Встреча так и не состоялась. Сколько ещё пройдёт лет, прежде, чем мы снова вернёмся в Бейт Джамаль?

Израиль: полезная информация

Частные гиды
в Израиле

Комментарии

N_meleshkina
19 августа 2013 г. 21:19
Ольга, спасибо! Очень по-доброму написано. И познавательно.
Очень хочу снова приехать в Израиль.
Вот и подруга зовет меня в марте следующего года съездить в Израиль.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.