Robo
Бендер Родригес Пользователь — был 18 февраля 2011 г. 14:41

Мое родное КАТМАНДУ!

20 ноября 2009 г. 13:04 Катманду — Непал Октябрь 2008
1 2

Прошел год после восхождения на пик Мера, и – практически день в день – я снова в Непале. На этот раз новая группа, и перед нами новая цель - Island Peak. И хотя моя готовность была на уровне (гиды сказали, что с очень высокой вероятностью я бы смог дойти до самого пика), но в Чукунге после восхождения на Ри и подъема на один из отрогов Чукунг Пик я принял решение повернуть вниз. По ряду причин цель достигнута не была. А посему я расскажу об этой горе в следующий раз, когда я смогу ступить на ее вершину.

Одна радость: наш высотный гид – непалец Ang Domi Sherpa обещал, что к следующему возвращению в Непал он выучит (!) русский язык и подберет для экспедиции не слишком хоженую вершину, в меру сложную, несколько вдали от основных туристических троп. Посмотрим… Ведь, тем более, на будущий год есть дикое желание в Непал вернуться!

И хотя в течение нашего пешего похода мы получили много множество ярких впечатлений, у нас были интересные встречи в горах, но я хочу рассказать об особом месте в Непале – его столице Катманду.

А Вы бывали когда-нибудь в Катманду? Как поет Армен Григорян: «Нет места лучше и в раю, чем родное Катманду!» Голосистое, с уличными торговцами, пытающимися перекричать звуки автомобильных клаксонов, с ошалевшими туристами, бродящими по его кривым улочкам…

Наш самолет повис над ВПП международного аэропорта Трибхуван около четырех часов пополудни местного времени. Покачав крыльями, спустя несколько мгновений он коснулся взлетки и под аплодисменты пассажиров мягко заскользил в сторону аэровокзала. Еще спустя несколько минут мы вышли из прохлады салона аэробуса в духоту Катманду. Нас еще не окружила шумная толпа аэропортовского сервиса (молодые и не очень молодые люди, готовые за чаевые дотащить твой багаж до такси, вызвать такси и отправить тебя далее), таксистов и прочих, просто ждущих сорвать с тебя лишнюю рупию, но мы уже слышали шум большого города. Встречающих мы увидим только через 45 минут, а пока нас ждали визы и паспортный контроль.

Мы заполнили карты прибытия, подготовили мелкие деньги и протиснулись к стойке офицера. Посмотрев документы, он развернул нас заполнить еще одну бумагу. Через несколько минут мы вновь были около него. Проставление четырех виз заняло пять минут. Кстати, работало только три стойки для регистрации и виз. Но четыре самолета, прилетающие с 14.30 до 16.30, были пропущены довольно быстро. Чего не скажешь о нашей домодедовской таможне, которая полупустой А-330 мурыжила на паспортном контроле 1,5 часа. Но Домодедово мы будем только три недели спустя, а пока нас ждет Катманду!

На выходе с паспортного контроля нам практически навязался абориген, который за три доллара загрузил наш багаж на тележку, и докатил ее до выхода из аэропорта. Там нас уже встречали… С улыбками и гирляндами цветов! Перегрузив рюкзаки в микроавтобус, мы двинулись в город!

Тридцать минут пути до отеля дали первое представление о городе. Непривычное левостороннее движение, развалы товаров на тротуаре – прямо в пыли, тут же небольшие закусочные, и через все это переступают спешащие по своим делам люди. О правилах дорожного движения здесь имеют самое условное представление: переход через дорогу там, где тебе хочется, светофоров практически нет (я их видел только два – у королевского дворца и парламента), звук клаксонов буквально висит в воздухе.

Обычно туристы, приезжая в Катманду, останавливаются в туристическом районе Тамель, либо в прилегающих к нему районах. Туда двинулись и мы, остановившись в трехзвездочном «Tibet Guest House», прямо на границе Тамеля и Четтрапати.

За год, прошедший с моего прошлого визита, Катманду, как и весь Непал, сильно изменился. Непал перестал быть единственным в мире индуистским королевством. Короля Гьянендра, похоже, многих достал в своем королевстве, что весной парламент простым большинством голосов отстранил его от власти. Потеряв власть, король потерял и королевский дворец – пришлось справлять новоселье. Но, похоже, на нем это не слишком сказалось – бывший король ныне крупнейший бизнесмен Непала. А к власти в Непале пришла коммунистическая партия (маоисты). Ожидалось, что они обломают весь кайф. В будущем, может и обломают, но пока они и сами кайфуют!

А Катманду… Нет, веерные отключения электроэнергии в городе не прекратились. Новых дорожных развязок тоже не появилось. Зато во многих местах появился WiFi интернет. Транспорта стало больше, народу в районе – тоже. Велорикши – почти на каждом погонном метре улицы. И все это – движется. Движется безо всякого внешнего порядка, практически в разные стороны!!! Вы когда-нибудь слышали о броуновском движении? Слышали? Так вот, мне кажется, наш Господь создавал броуновское движение глядя на Катманду!

Меня постоянно удивляло, как автомобили на узких кривых улицах не сталкиваются друг с другом? Почему никто из пешеходов не попадает под велосипед? Если помните Москву конца 20-х – начала 30-х, то там без такого сумасшедшего трафика Остап Бендер умудрился попасть под лошадь. А здесь… За все время пребывания в Катманду я увидел только одно ДТП – велорикша въехал в зад микролитражки, сняв пыль с бампера. Разумных причин отсутствия ДТП при движении по кривым и узким улицам без тротуаров одновременно пешеходов, автомобилей, велосипедистов, мотоциклистов, велорикш, а также животных я не нашел. Наверное, у них такая судьба!

Раскидав вещи по номерам, мы встретились с непальским высотным гидом, и определили, что нам еще потребуется купить, а что можно будет взять в аренду. Времени у нас было не слишком много, поэтому сразу решили заняться шопингом – добрать одежду и снаряжение, двинувшись в близлежащие магазины.

Непал – страна специфическая. Выходя из отеля, ты сразу попадаешь в окружение таксистов (taxi, sir), коробейников (fifty rupees – good price), чистильщиков обуви и еще черт знает кого. Каждый стремится тебе что-либо впарить, дергая за руку или как-то иначе привлекая внимание. Так и мы – выйдя из отеля сразу привлекли внимание разношерстных коммерсантов: еще не доходя до ближайшего магазина (до него было около 100 метров), нам предложили «покурить». На наш вежливый отказ, нам сообщили, что если не хотим сейчас – то можем купить с собой… Недорого! Поулыбавшись, мы вновь отказались, и нырнули в магазин!

Торговля в Непале – вещь особенная. Совершается сам процесс в несколько подходов. Сперва продавец называет свою цену, вы делаете круглые глаза, давая ему понять, что таких цен в природе не бывает. Он может сразу назвать следующую, но обычно дает право сделать ход покупателю. После того, как вы назовете свою (обычно раза в полтора-два, а если вам какую-то вещь предлагают купить на улице – то сразу раз в пять), уже его очередь делать круглые глаза, как будто вы требуете, чтобы он еще и доплатил за то, что вы у него что-то берете.

Вот тут начинается сам процесс – цены движутся, как фигуры на шахматной доске. Порою гроссмейстер берет тайм-аут, вновь делая удивленное лицо, но вторая играющая сторона хватает его за руку, предлагая игру продолжать. Где-то через 4-5 минут, стороны, довольные друг другом, бьют по рукам. Товар и деньги меняются хозяевами, и гроссмейстеры в ожидании следующей встречи расходятся в стороны!

Нас было четверо. Поначалу мы также не избежали данной процедуры, но потом Игорь (пятый) – наш русский гид – принял волевое решение: «Таким образом мы до утра покупать все будем!». Объяснив продавцу после двух процессов, что покупать мы будем много, уведомили его, что цену нужно сразу называть более реальную – будем экономить время. Цены сразу снизились процентов на двадцать. Потом шло утрясание цветов, размеров, конфигураций и всего того, что можно еще было утрясти. После рассовывания вещей по пакетам принялись за окончательное утрясание цен. Цены утряслись еще процентов на 10-15. Обменяв деньги на товар, мы двинулись далее. Нам предстоял ужин.

По дороге на ужин (был выбран ресторан «Инь и Янь») нам еще разок предложили прикупить травки (но уже в обратном порядке – сперва с собой, а потом просто покурить), но мы предпочли традиционное русское развлечение – алкоголь, в очередной раз отказавшись от предложения. В ресторане состоялось более тесное знакомство членов группы друг с другом. Оказалось, что мир тесен. Наш четвертый товарищ (или первый – по времени прилета) – Виталий – сообщил: «А я слышу знакомые названия – Ноябрьск, Муравленко! Я в «Газпромнефти» работаю!». Воистину, ОН – ТЕСЕН!

«Ying & Yang» - ресторан не самый дешевый. Полакомившись тайскими супчиками (разными), решили побаловаться местной кухней. Но Yak Sizzler оказался излишним – он уже просто не пролез… Даже под вино/водку/пиво. И все это удовольствие обошлось примерно по 20-25 долларов на человека. Разомлев на ковриках, нам уже не слишком хотелось выходить в суету ночного Катманду.

Но время подходило к одиннадцати. Тамель замирал. Рикши размещались на сон в своих повозках, таксисты были уже не слишком навязчивы, и на улице стали видны даже полицейские. Мы прошлись по засыпающей улице – и даже здесь нам умудрились пару раз предложить травку или гашиш. Вот уж по истине: где чего много – там то и предлагают! В Советском Союзе было хорошо с идеологической работой, поэтому там предлагали экспорт социализма… Здесь хорошо с коноплей – поэтому предлагают Каннабис!

Как я говорил выше, Непал под наплывом туристов меняется. Вот так и тут – по пути в гостиницу в одном из магазинов обнаружили персонал, мирно попивающий водку. В нас они сразу узнали русских, и похвастались – «Вот, водка!». Выяснилось, что вкус к водке им привили соотечественники. Аборигенам понравилось – до сих пор к русским относятся благожелательно. Воистину, правы ребята из «Экспедиции»: "Vodka – connecting people!".

Вообще, Россия и Непал – довольно тесно связаны. Я не буду говорить о Н. Рерихе и его гималайских экспедициях. Уже после Рериха в истории Непала появился Борис Николаевич Лисаневич – русский дворянин, одессит. Познакомившись с Трибхуваном, королем Непала в изгнании, он, используя свои связи с индийцами, англичанами, помог королю вернуться в страну и вступить в правление. Трибхуван не забыл услуг, которые оказал ему русский, разрешив Б. Лисаневичу организовать первое в Непале туристическое агентство. Так что честь открытия Непала была предоставлена двум людям: королю Трибхувану, именем которого назван международный аэропорт, и Б. Н. Лисаневичу – нашему соотечественнику, о котором до сих пор напоминает гостиница "Yak & Yeti".

Но почти пятьдесят туристических лет (из которых только последние двадцать – активные) привнесли в Непал изменений больше, нежели предыдущие несколько веков. Местные жители, словно губка, впитывают в себя все то, что привносят туристы в их быт – новые слова, новые предметы, элементы культуры. Получаются такие наслоения – просто диву даешься. Чего стоит только садху с мобильным телефоном и кварцевыми часами на руке!

И за последние годы количество наших соотечественников, посещающих Непал, выросло в несколько раз. Обитатели Тамеля и прочих туристических мест уже различают на слух русский язык, различают русские буквы. Коробейники уже вовсю используют русские слова, чтобы привлечь внимание; и практически в каждой второй лавке в разговор с вами попытаются вставить несколько русских слов. Порою доходит до абсурда. При прощании тебе так радостно говорят, мол, пошел на х…. На твое удивление – что это такое – очень искренне отвечают: «Ведь это по вашему – ДО СВИДАНИЯ?». И ведь возразить трудно – в чем-то он прав!

Наша группа тоже внесла свою небольшую лепту в обучение непальцев великому и могучему. Мы объяснили в деталях нашим горным гидам значение слова «Пиздец». Они – хорошие ученики. Уже в последний день маршрута, когда до Луклы идти было еще около двух часов, а идти уже совсем не хотелось, Юра отрешенно сидел на камне и курил. По его словам, было дикое желание остаться здесь и никуда более не идти. Тут к нему подошел Анг Доми, посмотрел в глаза и с вопросительной интонацией произнес: "Yourik, PISDETS?"…

Но как же туризм может обойтись без обзора местных достопримечательностей? Отложив посещение старой площади и дворца живой богини Кумари до момента возвращения с гор, утром следующего дня мы двинулись по маршруту Своямбунатх – Пашупатинатх – Буднатх.

Подкатив к лестнице, ведущей к храму (около 300 ступенек вверх), мы начали свой первый подъем в Непале. Потом, в Гималаях, их будет столько, что со счету собьешься, но и первый тоже запал в память.

Подъем начался с криков, которые буквально висели в воздухе: «Купи – хорошая цена!». Каждый предлагал свое: кто – фрукты, кто – сувениры, кто-то – еще какие-то безделушки. И у все настроение – что ты просто обязан что-то купить. На твой легкий отказ – моментальное снижение цены, потом предложение назвать свою цену. Реплика – no money – торговцев не останавливает. При отсутствии реакции – вопрос в спину: "Where are you from?". Услышав ответ – Russia (кстати, непальцы произносят его не как Раша, а как Русия) – моментально ориентируются: "Кредит! You’ll transfer money when you are back!". После первого десятка таких наскоков я уже перестал говорить, что я из России.

- No, I’m not.

- Откуда? – непальцы после первого не отсупают, - Ukraine?.

- No. Siberia.

- Siberia? Where is it?

- Near from Russia.

И коробейник, впечатленный новым словом, новой страной медленно остается переваривать услышанное. В следующий раз, услышав это слово от кого-нибудь из туристов, он смело скажет, что у него там живет друг, и еще убедительнее попросит что-нибудь у него купить.

У моих товарищей были свои способы общения с навязчивыми коробейниками. Но об этом – чуть позже!

Первый храм – Своямбунатх – находится на небольшом холме на окраине Катманду. Я не буду описывать его историю – хотя она очень древняя и очень интересная – желающие могут без проблем найти ее в интернете. Остановлюсь только на том, что эта ступа представляет собой чудовищное смешение двух религий – индуизма и буддизма.

Символы обеих религий буквально соседствуют в храме, где справляют свои религиозные требы и буддисты, и индуисты. Кроме того, существует предание, что в этом храме находятся священные свитки, исполненные на змеиной коже (коже королей нагов). Когда на долину Катманду опускается засуха – то эти священные свитки достают и проводят церемонию, после чего засуха прекращается. По этому поводу есть красивое предание, но оно также есть в истории Своямбу, и я его приводить не буду.

В этот храм лучше всего приходить либо на рассвете, либо на закате, чтобы увидеть, как солнце появляется из-за Гималайской гряды либо падает на горы, практически освещая всю долину. Зрелище необыкновенное! Мы попали туда уже ближе к девяти утра. Солнце близилось к зениту, служба кончилась, и оставшиеся люди либо старались принести жертвы богам, либо получить некие благословения, либо пытались что-то впарить зазевавшимся туристам, причем последних, как мне показалось, было большинство. Но все равно – зрелище впечатляет. Вокруг во все стороны развиваются молитвенные флаги, солнце уже печет так, что воздух начинает потихоньку плавится, а где-то там, на горизонте – горы…

Еще существует легенда, что в двух строениях храма заключены дэвы (демоны). Я не могу сказать, что это за демоны и чему они служат, но могу подтвердить, что когда прислоняешься к двери храма, то внутри тебя возникает слабая, но неприятная вибрация. Оттолкнешься от двери – вибрация пропадает. Хотите – верьте, хотите – нет, но это есть! Вообще, у этого храма очень интересная энергетика. Очень мощная, неагрессивная, направленная вверх.

Еще одно впечатление – огромное количество диких обезьян (вспоминая Калягина: «Ну прямо как в Бразилии донов Педро!»). Они везде – сопровождают тебя на лестнице, сидят на ступе, прыгают по деревьям - наблюдают за тобой. И здесь нужно быть осторожным – не оставлять телефоны, фотоаппараты и т. п. Я не знаю, зачем эти вещи обезьянам – вряд ли они самостоятельно устраивают фотосессии, либо звонят своим родичам в Африку, но эти вещи они стянут за милую душу. Так и тут - обезьяны хватали бананы у зазевавшихся торговцев, пытались что-то стянуть у туристов. А один обезьян спер где-то кость, которую и пытался грызть, зло поглядывая на нас, когда мы уже возвращались из храма. Но этому обезьяну суждено было остаться в Своямбу, а мы направились в Пашупати.

Когда мы подъехали к Пашупатинатху, солнце уже достигло зенита, и жарило так, что мало не покажется.

… солнце в синих небесах

Без одежды и стыда

Исполняет на ура

Танец живота.

Прав, тысячу раз прав Армен Григорян!

Плавился воздух, изнывали от жары туристы, только коробейникам все было нипочем. Они и здесь со всех ног бежали к каждому новому туристу: "Fifty rupees – good price!".

Пашупатинатх – шрам Шивы, входящий в десятку основных индуистских святынь мира. Расположен в долине Катманду на берегу священной реки Багмати. Хотя, там все реки священные, так как впадают в Ганг.

Я, как и в случае со Своямбу, не буду говорить об истории и о роли этого храма, остановлюсь лишь на легенде: человек, завершивший свой земной путь в Пашупати в случае перерождения снова родится человеком. Благодаря воле господа Шивы, таким людям не грозит в следующей жизни быть баобабом или макакой! И посему – погребальные костры на ступенях Пашупати горят каждый день. После того, как процесс кремации закончен, старший сын (а если хоронят женщину – то младший сын) должен ударить по тому месту, где находилась голова усопшего. Остатки погребального костра сбрасывают в священную реку. Земной цикл закончен, и если сознание человека не выйдет из колеса Сансары, его ждет перерождение – начало нового цикла.

Возможно, из-за того, что в храме кремируется довольно много разных людей, энергетика этого храма показалась мне серой, хоть и не агрессивной, но довольно тяжелой. Хотя, мать Тереза довольно высоко оценила энергетику этого храма. Но, как говорится: сколько людей – столько мнений… (А еще мне нравится поговорка: два аудитора – три мнения!).

И еще – дикие обезьяны, облюбовавшие этот храм, более агрессивны, нежели в Своямбу. Наверное, отсутствие торговцев бананами и прочими овощами/фруктами сказывается. Ведь сувениры эти макаки не едят! При мне мартышка, стремительно промчавшись метров двадцать, в прыжке пыталась выхватить у корейской пары пакет с чипсами.

И правильно – господь Шива тоже велел делиться! (Кстати, Юра и Виталий на треке, выполняя волю сверху, делились чипсами с воронами, подманивая их для фотографирования. Это подкармливание ворон очень удивляло портеров – зачем эти туристы тратят недешевый продукт на птиц?). Кроме обезьян в храме очень много голубей, а так же молодых телок и бычков. Вот они ходят по храму, ища тенек, а голуби буквально восседают на этой живности. Довольно веселое зрелище!

Многие садху и йоги, облюбовавшие этот храм, - самые коммерческие йоги и садху. Пытаются брать деньги буквально за все и за всех – за разговор, за фото, за совет. Большинство из них довольно неплохо говорит по английски. С нас один такой пытался стрясти пять баксов за фото. На наши двадцать рупий – стандартная такса – он обиделся, и попытался получить по двадцать рупий с каждого. А поэтому совет: есть язык – договаривайтесь. Можете даже попробовать рублями расплатиться! Так что, Пашупати – самый коммерческий храм из всех виденных мною.

Буднатх – самая большая буддистская ступа. Если Вы смотрели фильм «Маленький Будда», то, наверное, помните такое луковичное сооружение, где маленький герой из Америки встречает своего товарища из Катманду. Так вот, это луковичное сооружение и есть ступа Буднатх. Есть множество разночтений вокруг ее возникновения – многие относят к 4 в. до н. э., многие – к 6 в. н. э. Я не буду не подтверждать, ни опровергать ни ту, ни другую цифру. Если интересно – спросите Яндекс. Злые языки говорят, что он найдет все. Только нужный результат будет на третьем десятке страниц…

Как только мы вошли внутрь комплекса, то меня поразила внутренняя почти что тишина. Нет, там ходило множество людей, они не молчали – говорили, порою даже кричали. Но по сравнению с Пашупати и Своямбу, там на самом деле довольно тихо! Так же, как и в Своямбу и в Пашупати, там множество различных лавок, но в отличие от предыдущих храмов, там на нас продавцы не прыгали с требованием что-нибудь купить. Может, отсутствие коммерческой агрессии кроется в миролюбивой буддистской религии, а может в активном солнце, которое припекало так, что абсолютно не хотелось делать лишних движений. Думайте сами!

Мы обошли ступу три раза, вознесли молитвы с помощью барабанов, побродили по внутренним храмам. Мне показалась, что энергетика этого места – самая мягкая, обволакивающая. В ней абсолютно не было агрессии!

Но в этот день нам нужно было доукомплектоваться для выхода в горы – для этих целей в три часа дня в отеле нас должен был ждать высотный гид Анг Доми. И он нас ждал! Резво покидав вещи и наскоро пообедав, мы вновь ринулись в торговые ряды Тамеля.

Немного пропетляв по кривым улочкам, несколько раз отпрыгнув в стороны от велорикш и несколько раз отказавшись от косячка, мы подошли к небольшому магазинчику. Тому же, где и в прошлом году для восхождения на Меру мы брали оборудование! Жив, курилка! Оказались даже живы те пластиковые ботинки, в которых я поднимался на Меру! Они мне и достались!

В течение часа мы подобрали практически все, что нам нужно! Еще полчаса считали, сколько это будет стоить. Подбили сальдо, и Игорь решил, что 87 долларов с человека – это круто. Началась торговля, и мы благоразумно уступили право заниматься ей Игорю, сами вышли на улицу. Пока были в помещении, на улице прошел небольшой дождь, и прибил пыль. «Самое время подымить», - решили Виталий и Юрий, закурив остатки еще европейской роскоши.

Спустя минуту перед ними стоял молодой абсолютно укуренный молодой человек, знаками показывая, чтобы и его тоже угостили сигаретой. Его угостили. Потом он попросил прикурить. Прикурили. Сделав несколько затяжек, он на смеси английских и непальских слов начал свою речь: представился, осмотрел нас всех, посмотрел на обувь… Заметив, что у Юры запалились туфли, он снял с плеча свой рюкзачок, и начал усиленно там копаться. Нас охватило любопытство – что же там такое? Не прошло и пяти минут (можно сказать, что он на флажке уложился!), как он вынул оттуда обувную щетку и обувной крем буквально рванулся к Юре. Юра еле успел отскочить…

Подумайте только – до чего доводят американские фильмы! Человек всерьез верит, что с помощью обувной щетки сможет сделать себе капитал! Ну, или по крайнем случае – заработать на очередной косяк!

От этого настырного молодого человека мы спасались бегством в магазине! Его энергию бы – да в мирное русло! После того, как попытка почистить ботинки не удалась, он начал нас агитировать перейти в соседний магазин, потом пытался нам что-то продать! Кончилось тем, что хозяйка магазина и наш гид просто дали ему немного денег, чтобы его не видеть. И больше в этот день мы его не видели…

Уже потом, на треке, глядя на ботинки, буквально пропитанные пылью, изменившие свой цвет с черного на непонятно рыжий; мы вспоминали этого молодого человека! «Юра, а ведь он тебя, наверное, ждет!» - смеялись мы, и были почти что правы!

Когда мы покинули этот магазинчик, на улице уже темнело. К гостинице мы подошли уже в полной темноте – мало того, что сумерки, так в Тамеле еще выключили свет. Но туристу темнота – не помеха, и мы снова окунаемся в броуновское движение Катманду.

Поздним вечером, во время ужина со знакомыми, с которыми встретились в Катманду, делимся впечатлениями. Юра заметил, что в бытность начальником ОБНОН за все время работы (несколько лет) у него сигналов и мероприятий было меньше, чем ему за прошедшие сутки предложили покурить либо прикупить гашиш. Виталий вспомнил Пашупати, где почти на выходе стояла палатка, и там было какое-то собрание. Уже выходя из храма, мы зашли в эту палатку: собрание завершилось - там звучала музыка, и люди танцевали.

Бычку, пасшемуся рядом, тоже захотелось поучаствовать, и он тоже зашел в палатку. Различные садху сидели неподалеку от палатки. Виталия воодушевила эта дискотека – он хотел еще вернуться в храм по возвращению из гор. На что Виталику было предложено вернуться в храм в роли нового САДХУ. Например, в костюме Деда Мороза! Или Новогоднего Зайца. Сидеть так на ступеньках храма, напевая мантру: «В лесу родилась елочка!». А если рядом будет еще стоять кто-нибудь и держать зонтик, то это сразу покажет высокий статус нового САДХУ. Все туристы – только его! И тариф за фото можно поднять с 20 рупий до…Виталик сказал, что может быть, попробует, но не в этот раз…

Так в легких беседах закончилась первая часть нашего пребывания в чудесном городе Катманду. На следующее утро мы улетели в Луклу, чтобы вернуться обратно только через двенадцать дней…

Часть 2.

Спустя почти две недели самолет кампании Sita Air перенес нас через отроги гор, и пролетев над долиной Катманду, опустил в аэропорту Трибхуван.

- Namaste, читатель! Приветствую бога в твоем лице! Namaste, Катманду! Город, в котором храмов, ступ и прочего примерно столько же, сколько и жителей! Намасте!

На этот раз помимо жаркого солнца в небесах нас встречал представитель министерства туризма Непала, вручая конверты с анкетами:

- Пожалуйста, заполните анкеты, и опустите конверт в гостинице!

Пока мы изучали анкеты, Виталий изучал марки на конвертах. Как поняли, основная цель анкет была – мониторинг на тема «Как содрать с туриста поболее». Основные вопросы были: «Готовы ли Вы платить больше?» и «Не думаете, что следует ограничить количество туристов в парк Сагарматхи?». В наши планы платить больше не входило, посему мы скептически отнеслись к анкетам… В отличие от Виталия, который очень оптимистически отнесся к конвертам: «Где я еще найду такие марки, портреты - да еще с таким выражением лица?» Собрав конверты, он упаковал их в рюкзак – и конверты, и анкеты будут целее!

В планах дня у нас были исследование районов, примыкающих к Тамелю, и вечернее посещение Старой площади – Durbar Square.

Забросив вещи, и немного отдохнув, ближе к окончанию местной сиесты мы вышли в путь. Торговцы уже оклемались от жары, а туристы начали стекаться на узкие улицы Тамеля. Небольшой промежуток тишины стремительно таял – в воздухе повисали крики на английском, местных наречиях, звонки велорикш, сигналы автомобилей… А фразы типа "Good price! Fifty rupees! Your price!" образовывали в голове какой-то сложный азиатский мотив. И ты уже благодарен распространителем косячков хотя бы за то, что их тихий вопрос не пытается заглушить собой крики коробейников.

Пятнадцать минут прогулки небыстрым шагом – и Тамель уже за твоей спиной. Перед тобой – новый дворец, здания парламента и министерств. Считай – правительственный центр. Чуть далее – гостиница «Аннапурна», рядом с которой расположились бутики известных торговых марок. Если есть желание – можете заняться шопингом – цены приятно радуют глаз, отличаясь от столичных как минимум в два раза. Но выбор не велик, а посему – лучше потратьте время на осмотр окрестностей.

Мы последовали этому предложению, и, свернув с главной дороги, оказались совсем в другом Катманду. Вокруг не было туристов, исчезли вывески на английском языке – вокруг только санскрит, и на тебя смотрят удивленные взгляды. Плотность торговых площадей по сравнению с Тамелем снизилась незначительно – но к тебе уже не бегут наперегонки маркитанты с предложением осчастливить тебя продажей собственного товара. От отсутствия коммерческой агрессии становится как то не по себе. Идешь почти в тишине – клаксоны и гвалт уже не в счет – и чувствуешь спиной взгляды торговцев! Трудно сейчас описать словами свои ощущения – какая-то смесь удивления, восторга, пустоты и еще чего-то… чего-то необычного… И еще – тогда я впервые увидел спешащих непальцев. Помните анекдот, что бегущий полковник в мирное время вызывает смех, а в военное – панику? Так и тут - спешащий непалец – если он не индуист-торговец – событие из ряда выходящее! Порою из-за их неторопливости кажется, что арабы со своим «иншалла» просто творят чудеса скорости!

Но пару поворотов, пару – тройку километров пешком – и мы снова в Тамеле с его суетой. Солнце падало за хребет, повеяло прохладой. Чем не время для прогулки на старую площадь?

На этот раз наш выход совпал с отключением электричества в районе. Вроде бы логично: нет света – жизнь затихает. Но этот принцип в Катманду не действует! На темной узкой улице, ведущей к старому королевскому дворцу, плотность автомобилей, рикш, пешеходов, мотоциклистов и животных, как мне показалось, выросла в разы. Истинное броуновское движение!

Вообще, как мне кажется, человеку, который смог исходить пешком близлежащие к Тамелю районы, можно присваивать звание «Почетного участника броуновского движения». А тем, кто в это движение возвращается, и в нем спокойно ориентируется, - «Мастер Броуновского Движения». МБД – это круче, чем МБА! А следующая ступень – «Регулировщик Броуновского Движения». Но это ступень подразумевает как минимум статус Господа!

Старая площадь встретила нас глубоким сумраком и небольшой пробкой из мотоциклистов и велорикш. Сумрак и пробка – не препятствия для людей, прошедших Чатра Ла, освоивших подъем к Намче, и забиравшихся выше летающих вертолетов; истинных мастеров броуновского движения. Но преодоления препятствий тоже отнимает время, и когда мы подошли к дворцовому комплексу, угасли последние лучи солнца.

Сумрак практически превратился в темноту. Храмы, дворцы, пагоды резко потеряли свои краски, обретя только дымчатые очертания. И лишь на площади за дворцом живой богини Кумари генератор освещал несколько окон гостиницы, да небольшой фонарь пытался осветить эту площадь. Как мотыльки на пламя свечи мы двинулись на этот свет, и очутились в дыму: работающие байки и конопля. Но запах конопли во много-много раз сильнее.

На этой площади не нужно покупать косячки – там запах травы необычайно устойчив. Не нужно курить – просто постой рядом, подыши бесплатно. Не хочешь стоять – полежи, тем более половина публики так и делает. Расслабься – и получи удовольствие. Не хочешь – так не мешай другим!

Так и мы решили не мешать, и потихонечку в темноте поплелись назад, решив, что вернемся в более светлое время. Всю обратную дорогу нас сопровождали вспышки фар, клаксоны автомобилей, звонки велорикш, просто уличные крики, да еще стойкий запах местных специй. А в конце улицы, практически перед гостиницей мы встретили старого знакомого – с рюкзаком (но уже без щетки в руках), с сигаретой, и по-прежнему обдолбленного напрочь. Не знаю: возвращался он с Дурбар, или только шел туда… Но Юру он узнал: радости предела не было – как с нашей, так и с его стороны! Крики, пожелания с обеих сторон, снова угощение сигаретой, и пока человек не опомнился и не полез искать свою щетку, мы растворились в темноте!

А вам приходилось когда-нибудь путешествовать в автомобиле типа «Ока»? Нет? Зря, чертовски увлекательное путешествие! Просто утром мы решили посетить город ремесленников – Бхактапур. По сути, сейчас это спутник Катманду. А ранее был столицей отдельного княжества, со своим правителем, своей дворцовой площадью, и своей живой богиней Кумари. Но об этом – чуть ниже.

Как добраться до места назначения? Конечно, такси! Говорят, раньше туда ходил троллейбус. Линии троллейбусные есть и сейчас, а еще в пути видел и пару самих троллейбусов с табличками «Транспорт будущего». Но может, в будущем и будет этот транспорт популярен, в условиях дикого трафика и пробок сейчас он более тормозит движение, нежели его ускоряет.

Игорь решил, что такси до точки в одну сторону должно стоить 400 рупий, и не более. Торги у гостиницы прошли безрезультатно – меньше, чем за 600 никто ехать не хотел. В ста метрах далее после 10 минут торгов мы пришли к цифре 500, и уже готовы были согласиться, но Игорь прошел еще 15 метров – и… договорился за 400. Теперь нам предстояло всем (четверо мужчин совсем не худой комплекции и одна девушка) уместиться в автомобиль "Suzuki", который по размерам чуть меньше нашей "Оки". Ничего, уместились… Правда, час езды дался тяжеловато, в конце 30-километрового пути начали затекать ноги, и спина слегка занемела, но мы добрались – и ни один гаишник нас не тормознул, хотя все смотрели в нашу сторону!

Бхактапур – город верующих – в 14-16 веках был столицей Непала, и с той далекой поры в городе осталось огромное количество памятников. По сути, центр города – это музей под открытым небом. И этот музей не оставил равнодушным великого Бернардо Бертолуччи, который нашел там прекрасные естественные декорации для своего «Маленького Будды».

Заплатив по 15 долларов за вход, и взяв еще местного гида (4 доллара), мы отправились в неспешную прогулку по храмовому комплексу. Храмы Нараяны, Золотые ворота, королевский дворец, дворец живой богини Кумари… Все как в Катманду – только без лишней суеты… Все мерно, спокойно, деловито. Но в то же время тебя не отпускат чувство, что ты на Востоке. (Позже, уже в Дубаи, говоря о местном колорите, Юра отметил, что у арабов восток не настоящий. "Он здесь какой-то рафинированный, не то что в Катманду"). Об этом хождении можно говорить долго – до того там красиво и интересно, но я отмечу только историю Кумари.

Историю возникновения культа можно без проблем найти в интернете. И как я уже дал понять выше, в столице каждого королевства-княжества (а до объединения их было три) при каждой королевской семье была своя девочка-богиня. Этой девочке (до тех пор, пока она оставалась богиней) нельзя было ступать )ходить по земле. Она постоянно находилась в своем дворце, а по большим праздникам ее в огромных носилках носили по городу для церемоний. Девочка считалась богиней до момента потери первой крови (и не важно – физиология или порез пальца). Считалось, что дух богини покинул девочку, и предстоят выборы новой богини. После того, как дух богини покидает девочку, ей вручают так называемое приданое, и отпускают в мир. Но считается, что такая девушка не способна принести ничего хорошего в семью. Человек, взявший в жены бывшую богиню, обречен на скорую смерть. Понятно, почему бывшие богини не пользуются особой популярностью, и очень часто покидают страну. Одна из таких богинь в соавторстве с американским журналистом написала книгу о себе – о том, как она была богиней. Еще одна бывшая богиня перебралась в Голливуд, где пробовала себя в кино.

Однако, культ Кумари непосредственно связан с королевской семьей и королевским правлением. С мая этого года в Непале нет короля. Кончилось королевское правление, и с карты исчезло единственное в мире индуистское королевство. Теперь Непал – республика. И говорят, что нынешняя Кумари – последняя, что без короля дух богини не сойдет в новую девочку. Может, это и неправда – но все-таки. Сейчас девочке-богине около 13 лет! И вам еще может повезти – последняя девочка-богиня выглянет из своего окна и одарит вас своим взглядом! Спешите!

На обратном пути мы решили, что экстрима "Оки" с нас достаточно, и решили взять небольшой микроавтобус. Время перевалило далеко за полдень, и Катманду нас встречал вереницей медленно ползущих автобусов, грузовиков, автомобилей. То тут, то там шмыгали мотороллеры и велосипеды. И эта цепь змеей – медленно, изгибаясь – ползла по городу. Ни дать, ни взять – Ярославка в час пик! Только без ДТП – все чинно и спокойно. Но нет – вот легковушка слегка подрезала автобус! Спустя пять секунд они остановили – змея решила передохнуть! Помощник водителя выскочил из салона, с неверояной жестикуляцией что-то объясняя водителю легковушки, тот в ответ – что-то кричал водителю. Десять секунд – и все! Спор закончен! Помощник водителя в салоне, водитель автомобиля замолчал, и змея двинулась дальше. Вот мне интересно: в таких случаях на Ленинградке или Ярославке закончилось бы все мирно и спокойно, или дело бы дошло до оскорблений и драки?

Но каждое путешествие когда-нибудь заканчивается, И наше подходило к концу. Последний день мы решили посвятить шопингу – приобретению сувениров (CD, тангки, статуэтки, платки из пашмины и т.п). Мы окунулись в этот процесс с головой – это был уже своеобразный шахматный блиц.

- Ваш товарищ уже приобрел у нас три вещи, и мы даем супердисконт – 15%!

- Да, но это обычный дисконт, а нам нужен эстра-дисконт!

И снижаем цену еще ниже. И расходимся, довольные друг другом! Там, в Катманду, очень дешевое серебро. Да, отделка, может быть, и не самого высокого качества, но все это компенсируется ценой. Очень рекомендую! К концу нашего похода мы практически полностью забили покупками свои штурмовые рюкзачки!

Раскидав свои вещи в гостинице, остаток дня мы решили посвятить старой площади. В компании со своими высотными гидами мы пришли на Дурбар-сквер. Повеселили мы своих гидов… Улыбка не сходила с их лица.

Мы прошли по площади, осмотрели храмы, дворцы. Чувствуется, что не все культовые сооружения источают миролюбие. От некоторых просто исходит жесткая, темная энергия.

Осмотрев архитектурные памятники, мы снова пришли на площадь за дворцом Кумари. На сей раз аромат хоть и пробивался, но был не столь устойчив. Не знаю, что на нас подействовало – то ли мы еще не остыли от шопинга, то ли остаточные явления конопляного дыма. На площади подходил к концу небольшой базар, где продавали самые разные – как уникальные, так ширпотребовские сувениры. Мы включились в процесс!

Присмотрели небольшие статуэтки слоноголового бога Ганеши – хранителя очага! В процессе торгов сбросили цену в три раза. Юра присмотрел тоже Ганешу – но уже литого! И здесь поторговались! Тут и Виталик, поддавшись соблазну, вступил в торг! После торгов три солдата (копии) терракотовой армии отправились в его рюкзак. Анг Доми и Джиджи уже не просто улыбались – они смеялись в голос! Они просто не могли понять – зачем диким белым людям такое количество абсолютно не нужных вещей!

Но раз люди покупают – значит, нужно продавать! И к нам уже начали стекаться продавцы со всех концов площади! Тут я услышал новый маркетинговый ход. Ко мне подошел парень, и поинтересовался, знаю ли я про Тибет! На утвердительный ответ, он сказал, что борется за свободу Тибета, и сейчас собирает деньги на то, чтобы пробраться обратно! И предложил купить небольшой проволочный амулет. Причем цену назвал такую… куда там местным коробейникам с их "fifty rupees – good price"! Хороший коммерческий ход – наверняка америкосы клюнут!

Уже на обратном пути, вынырнув из круговорота Кумари, пришло некоторое озарение! А ведь наши непальские друзья правы – на кой нам столько ненужных вещей? Тут Виталик спел нам мантру: "А на хрена я их купил? Зачем они мне сдались? И что я буду с ними делать?" Но, что сделано – то сделано.

А вот то, с чем еще нам не приходилось сталкиваться – нас ожидало впереди! Это было что-то: большая пробка, образованная велосипедистами, велорикшами, мотоциклистами, пешеходами. Местами в этой пробке стояли автомобили, но поверьте – их было меньшинство! Шум просто висел в воздухе – крики, клаксоны. Поток практически стоял и шумел. Но что интересно: сквозь этот шум пробивался звон колокола придорожного храма. Каждые 10-15 секунд мы слышали колокол – люди в пробке успевали еще и молиться!

Уже на самом перекрестке поток встал – ни туда, и ни сюда! Но один находчивый таксист просто приоткрыл задние дверцы своей машины, и людской поток потек сквозь его машину! Это было прямо как в сказке….

А на следующее утро самолет Катарских авиалиний уносил в Эмираты. Уже проходя предполетный досмотр, у Юры из рюкзака достали небольшую статуэтку Ганеши, купленную накануне. Контролер долго мялся, спрашивал, сколько стоит (5 долларов), и потом вынес вердикт – вывозить нельзя, историческое достояние! Но пять долларов ему в руки перевели это историческое достояние в разряд просто сувениров! Мы еще долго подшучивали над Юрой и тем, как он пытался вывезти непальские ценности. На что Юра замечал, что это – Восток, ему было бы просто обидно, если бы с него ничего не потребовали.

А потом… Потом пилот "Qatar Airways" поднял лайнер в сторону северо-востока, и приблизил его к гималайскому хребту. Мы в течение двух часов летели и любовались панорамой гор. Сзади гас оставалась треугольная вершина Эвереста, чуть спереди – Аннапурна и Дхаулагири. Промелькнула вершина, похожая на священную гору Кайлаш. И немного не долетая океана, в дали замелькали треугольные снежные пики (наверное, Чогори). Мы смотрели на эти вершины, у в душе становилось немного грустно – мы улетаем. Но мы вернемся. Мы еще нырнем в это броуновское движение, чтобы вынырнуть где-нибудь у хребта на вершине, чтобы услышать тишину, и почувствовать эйфорию.

И вернувшись, мы скажем «Намасте, Катманду! Намасте, непальцы!».

© Бывальцев Олег. Материал размещен с разрешения автора.

Бронирование отелей
в Катманду

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.

Комментарии

Dimitry
+1
22 мая 2010 г. 22:19
Отлично написано! Прочитал и нахлынули воспоминания. Поездил я по свету много, но самые яркие воспоминания, почему то, именно о Непале. Самая экзотика.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.