puzzle
Александр Бесфамильный Пользователь — был 7 декабря 22:44

Секретный визит в «Обитель зла». Часть 5.

18 апреля 2012 г. 4:56 Тебриз — Иран Июль 2010
6 11

Начало: Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.

Спасти в такой ситуации способна только логика. Обратившись, в конце концов, к «первоисточнику», я обнаружил, что неправильно ввёл в память телефона номер нашего помощника. Хоссейн обрадовался звонку не меньше нашего. Собственно, а что мешало ему самому поинтересоваться нашей «судьбой»? Тем более что я ему сообщал свой контактный номер. Но время показало, что он скупердяй ещё тот. Объехав блок-пост, подкатили к шлагбауму, около которого тусовался какой-то деятель в «гражданке». На русском языке (?!?!) он предложил помощь в оформлении «выбытия» из Турции. Узнав, что эта «услуга» добровольная, но платная (20 $), я отказался, так как не видел особых проблем с осуществлением данной процедуры. Турецкий пограничник также удивил знанием основ русского языка. Оказалось, что неподалёку находится пограничный переход между Турцией и Нахичеванской Автономной Республикой Азербайджана, на котором периодически работает «наша» сегодняшняя бригада. Следующим был таможенник, который продемонстрировал ещё более глубинные знания «великого и могучего». Поставив мне в паспорте нужный штампик, он, с дебильной улыбкой на лице, произнёс: «Пошёл на х**!" Видимо, это единственная фраза, которой необременённые интеллектом русскоязычные азербайджанцы смогли его научить. Заезжаем в нейтральную зону. От Ирана нас отделяют лишь баррикада из колючей проволоки металлические ворота. Но здесь приходится подождать: через границу в Иран прорывается группа боевиков перемещается весьма представительная делегация из гражданских и военных чинов. Наконец-то вижу Хоссейна. Мало того, что я везу ему 2 литра водки, что меня заметно нервирует, так он попросил купить ему ещё и блок «Marlboro» в «Duty-free». Приходится снова отправляться в Турцию и распрощаться с 23 Евро. По возвращении из магазина, наконец то, ничто не мешает нам въехать на территорию Ирана!!! Первыми нас, как дорогих гостей, букетом цветов и фразой «Добро пожаловать в Иран!» приветствуют «добродушные» аятоллы, косящиеся с огромного плаката.

1

Тут же «подлетает» вечно суетливый и озадаченный Хоссейн.

1

Сначала, выйдя из машины, мы пешим порядком должны пройти в здание для паспортного контроля и, параллельно, проверки на соблюдение дресс-кода. Эти процедуры проходят быстро, непринуждённо и доброжелательно. Таня пошла без платка, и никто на это не обратил внимания — маленький плюс! Затем начался долгий и мучительный процесс оформления «Карнета». Надо заметить, что лично я в этой процедуре участия не принимал. С нашей стороны «работали» лишь техпаспорт и деньги. Кстати, сумма, как и предполагалось, выросла — до 400 Евро. Плюс, Хоссейн сказал, что при выезде нужно будет за 50 Евро «помочь» таможеннику не заметить превышение срока нахождения авто на территории страны. Так как «Карнет» будет действителен только 3 дня, что соответствует максимально возможному времени на заявленный транзит Турция — Азербайджан. Напомню, что во время переписки мне было обещано 20 дневное нахождение за 350 Евро. Этот временной фактор меня заметно напрягал в течение всего путешествия. Успокаивало лишь то, что мы были не первыми туристами, оказавшимися в такой ситуации. И до нас ни у кого неприятностей не возникало. Непосредственно оформлением документов и сбором подписей больших и малых начальников занимался представитель аккредитованной при таможне туристической фирмы. А Хоссейн, который раньше работал в этой фирме, выступал в качестве посредника. Таможенник любезно разрешил нам переставить машину в тень. Единственным нашим «развлечением» в процессе утомительного ожидания было наблюдение за его работой. Работы этой было немного, т. к. поток автомобилей был очень вялым. Периодически к нам в машину подсаживался Хоссейн, демонстративно жаловавшийся на головную боль. Водку в свою сумку он так и не переложил, предложив мне её «зарыть» поглубже в багаж. Расспросив меня о предполагаемом маршруте, в целом его одобрил, порекомендовал лишь не соваться в Тегеран. Моё предложение остановиться у него на ночь в последний день нашего пребывания в Иране, Хоссейн воспринял с энтузиазмом. Более того, он даже настаивал на двух ночах. Эта идея возникла у меня спонтанно, в ответ на покупку блока сигарет:) В Тебризе, в который мы намеревались прибыть сегодня, Хоссейн предложил остановиться в кемпинге. Я, естественно, согласился. Также он сказал, что сопроводит нас до Тебриза и на следующий день уделит нам несколько часов внимания. Я, в свою очередь, зная, сколь сложна и утомительна процедура обмена денег в Иране, предложил ему помочь мне осуществить эту операцию прямо в банке на таможне. Хоссейн сказал, что день нашего пребывания в Иране обойдётся нам примерно в 60 $. Удивительно, но он оказался абсолютно прав! Исходя из этого, я решил обменять сразу 1000 $. Курс конверсии в Иране строго фиксирован и на момент нашей поездки составлял порядка 10400 иранских риалов за 1 $. Слава богу аллаху, что у них существуют банкноты номиналом в один миллион! Именно пять таких купюр и оказалось в моём распоряжении, остальные деньги были выданы в виде «брикетов» из 10- и 20-тысячных банкнот, которые надолго «поселились» на дне моего рюкзака. Хоссейн продолжал свои челночные перемещения между нами и неведомыми исполнителями. В какой-то момент он сообщил, что осталось лишь заполучить подпись самого большого Босса. Но здесь «неожиданно» наступило время обеда, и большой начальник пропал. Последний час ожидания был самым тяжёлым: жарко, Маша с непривычки изнывала в своём новом «халате» и платке, все, в том числе и Хоссейн, жутко проголодались. Где-то в 14.30 по местному времени, наконец, появился представитель фирмы с зажатым в руке свёрнутым в трубочку «свитком» — «Карнетом». Надо заметить, что я, являясь от природы достаточно любопытным человеком, за все 20 дней так и не поинтересовался содержимым этих документов. Таможенник к нашей машине даже не подходил, так что все мои волнения по поводу 40-градусной оказались напрасны. Итак, мы вместе с Хоссейном и «фирмачом» «торжественно» покидаем пограничный переход. Но, увы, это ещё не всё. Нужно пройти регистрацию в неком подобии нашей транспортной инспекции. Там, по словам Хоссейна, настоятельно порекомендовали оформить местную страховку, мотивируя тем, что офис «Зелёной карты» существует только в Тегеране и, в случае инцидента, нам будет очень сложно решить все правовые вопросы. Приходится согласиться. Но это «удовольствие» стоит 100 $! Одно радует, что рюкзак стал легче на один «брикет»:) Кстати, у меня было такое чувство, что Хоссейн ни секунды не сомневался в том, что наше путешествие без автопроисшествий не обойдётся. Именно по этой причине он так настаивал на страховке. В начале четвёртого со всеми формальностями было покончено. Попрощавшись с «фирмачом», мы преодолели последний шлагбаум и оказались в приграничном городе Базарган (Bazargan ﺑﺎﺯﺭﮔﺎﻥ). Первые впечатления были далеко не радужные: грязно, пыльно, слоняется много несимпатичных личностей. Впрочем, это типичная обстановка и для многих европейских приграничных городов. Припарковавшись на улице, попросили Хоссейна отвести нас на обед. Но он и сам был не против покушать. Ресторан находился за совершенно неприметной дверью, сами бы мы никогда его не нашли. В помещении находились только мужчины. Смотрели на нас с нескрываемым интересом, но общаться никто не решился. Вопросы задавали только нашему сопровождающему. Хоссейн, опросив нас, сделал заказ. Порции риса повергли наше семейство в шок. Дома такого объёма продукта нам хватило бы на 2–3 дня:) К кебабу прилагался, как потом оказалось, всегда обязательный запечённый помидор. Удивило, что вместо ножа, местные жители весьма умело пользуются столовой ложкой:) Хоссейн попросил официанта специально для нас принести ножи, но в дальнейшем мы осваивали местные «орудия труда». В качестве напитков предлагаются только аналоги компании «Кока-кола», соки или безалкогольное пиво. Тем, кто желает попить чаю или кофе — нужно искать другие заведения: чайные или кофейни соответственно. Сытно пообедав, даже чересчур, расплатились — 18 $. Не сомневаюсь, что в эту сумму вошёл и счёт на хитрого жмота Хоссейна. Машина нашего помощника находилась неподалёку. Он для этой поездки одолжил местный вариант «Пежо-405» у кого-то из своих друзей, т. к. сам гоняет на микроавтобусе, который «кушает» значительно больше. Пришла пора «подкрепиться» долгожданным дешёвым топливом и нашей машине. Заезжаем на заправку. Процедура понятна и во всей стране одинакова. Заявляешь, что нуждаешься в бензине, тебе показывают у какой колонки остановиться. Затем могут спросить о том, есть ли карточка, говоришь, что нет. После этого оператор берёт или свою или у кого-то из местных и вставляет её в колонку, затем заливает столько литров, сколько тебе нужно. Я, из опасения, что может попасться некачественный бензин, поначалу решил заливать по 50 литров, но затем это вошло в систему. Расплачиваешься на месте, с тем же оператором. Бензин по всей практически стране один — «бензин», скорее всего аналог нашего «92», стоимостью 40 центов за литр. Только один раз нам предложили более дорогой — 0.54 $ за литр, вероятно, «95». Хоссейн помог понять процедуру заправки и освоиться с местной валютой. Нужно заметить, что система ценообразования в Иране несколько необычная. Хотя в настоящее время государственной валютой остаётся риал, цены в розничной торговле указываются, как правило, в туманах. Именно так называлась иранская денежная единица до реформы 1932 года, когда туман был заменён риалом по курсу 1:10. «Въехать» в эту систему получается не сразу, поэтому долгое время путались и частенько «восхищались» безумно низкими ценами на некоторые товары:) В 15.50 мы, ведомые Хоссейном, наконец-то тронулись в путь. Отличного качества «двухполоска», плотно забитая транспортом, вьётся среди гор.

Мест для обгона немного, поэтому скорость передвижения относительно низкая. К слову, ограничение на подобных дорогах — 80 км/час. Все знаки на основных магистралях дублируются на английском, цифры — тоже в двух вариантах: «их» арабские и «наши» арабские. Интересна реакция встречных водителей на несущиеся им навстречу обгоняющие автомобили: задолго до того, когда ситуация становится «волнительной», они начинают бешено мигать дальним светом, а поравнявшись с тобой эмоционально что-то выговаривают, активно при этом жестикулируя. А через минуту-другую этот возмущённый водитель сам запросто идёт на обгон через «сплошную». Надо заметить, что такая манера поведения характерна и для водителей восточной Турции. С первых же километров обращаешь внимание на особенности местного легкового автопарка. Я его разбил на пять условных групп. Первая, пожалуй, доминирующая — продукция завода Iran Khordo — это Peugeot 405, а также его модификации и производные: Peugeot Pars

и первый национальный автомобиль Ирана — Samand.

Кстати, Хоссейн встречал нас на Peugeot Pars. Что интересно, каждой из этих групп свойственна и особая манера поведения водителей, управляющих этими автомобилями. Хозяева «группы Peugeot 405» наиболее близки по манерам к восточноевропейским водителям. Они быстры, достаточно уверенны и в меру снисходительны и уступчивы по отношению к другим участникам движения. Вторая группа — владельцы «легендарных» Paykan.

3

Этот автомобиль, производившийся без существенных изменений в период 1967 — 2005 годов, пользуется чрезвычайной популярностью в Иране. А с учётом сухого климата, состояние даже «древних» машин весьма хорошее. Но ездят на них исключительно «упёртые колхозники». Так как на трассах, в сравнении с более современными автомобилями, им предъявить нечего, «отыгрываются» они в городах. Идут на таран, влезают во все щели, никого не хотят пропускать. Но, если им «продемонстрировать» собственную настойчивость и агрессивность, то тут же «выбрасывают белый флаг». Третья группа — владельцы SABA — автомобиля от второго иранского автопроизводителя Saipa.

Маленькие, шустрые и многочисленные, как муравьи, практически все на одно «лицо», так как доминирующая окраска — белая. Обгоняя SABA на трассе и через несколько километров упираясь в «хвост» точно такого же автомобиля, постоянно возникает ощущение дежавю. Это уже «короли» скорости, готовы обгонять всё и вся. Никому не прощают собственных обгонов. С завидным упорством будут искать возможность «отомстить». Но, при этом, в городах достаточно сдержанны и доброжелательны. Четвёртая — немногочисленная группа «новых» иранцев. В подавляющем большинстве на белых Hyundai Sonata или Santa Fe. Их манеры аналогичны манерам «новых» наших. Пятая группа — это все остальные, слабо поддающиеся систематизации. В целом же иранские водители вызывают снисходительную улыбку — уж очень много в их действиях ненужной, а порой и бессмысленной суеты. Иногда даже складывается впечатление, что для местного мужчины вождение — это единственная возможность для самоутверждения. Мы же продолжаем наш путь в направлении Тебриза. Правда, не так быстро как хотелось бы. В 17.30 первая остановка. Хоссейну захотелось дополнить обед арбузом. Вдоль трассы, практически в каждом из немногочисленных оазисов, организованы арбузные развалы. Там можно не только отовариться, но и, усевшись за раскладной столик, полакомиться. Наш «лидер», преодолев свою природную скупость, угостил нас и купил одну «ягодку» для своего сына. Здесь же, к нашей радости, белорусская водка, наконец то, перебралась в руки своего нового хозяина. Я, честно говоря, думал, что Хоссейн собирался сделать небольшой бизнес, так как где-то читал, что на границе с Пакистаном можно продать одну бутылку за 100 $. Но, как потом оказалось, ему это было нужно исключительно для личного употребления и на «презент». Через 15 минут выдвигаемся дальше. Я страшно не люблю ездить в паре, тем более, в роли ведомого. Всё внимание сосредоточено только на ведущем и ничего вокруг не успеваешь заметить. Но вдвойне неприятно то, что наш «лидер» каждые полчаса совершал незапланированные остановки, целью которых было переложить водку из одного угла багажника в другой. Смысл этих «манипуляций» я постиг только в последний день нашего пребывания в Иране. В 19.00 очередная большая остановка. Хозяином придорожного кафе, у которого мы притормозили, является друг Хоссейна. Нас провели в «VIP-зал» — внутренний дворик, тишину в котором нарушал лишь звук журчащего фонтана. Хозяин заведения — полная противоположность нашего провожатого — сдержанный, спокойный, почтительный. Предложил на выбор чай, кофе, «газировку». Посидели зачётно!

2

Через полчаса, загрузив Хоссейна с его «пожитками» в нашу машину, продолжаем путь. Дорога стала шире — по две полосы в каждом направлении. Разрешённая скорость — 95 км/час. Снова появилась возможность обозревать окружающие ландшафты. В лучах заходящего солнца горы приобрели нереальные оттенки. А мне до поездки казалось, что местные пейзажи будут абсолютно однообразными и безжизненными.

3

Где-то в 20.30 добрались до тебризской кольцевой дороги. Было хорошо видно, что дует очень сильный ветер и казалось, что к ночи заметно похолодает. Но эти впечатления оказались ошибочными. Хоссейн рассказал, что в районе Тебриза (Tabriz ﺗﺒﺮﻳﺰ) самый комфортный летний микроклимат в Иране, прежде всего благодаря постоянно дующему со стороны гор юго-восточному ветру. Именно поэтому, спасаясь от духоты, приезжают сюда на время отпусков многие иранцы, в чём мы чуть позже убедились сами. Свернув с кольцевой, чередуя «козьи тропы» и дворовые проезды, мы, «с горем пополам», добрались до гостиницы, на стоянке которой наш новоиспечённый друг оставил свой микроавтобус. Вновь перегружаем вещи Хоссейна. Он только отдаёт мне команды: «Александр, принесите мою водку! Александр, подайте мой арбуз!» Честно говоря, нам уже хотелось поскорее от него избавиться, т. к. мы устали от процесса постоянно решать его задачи и жить в его ритме. Но на данный момент это было невозможно, поскольку мы выступали в роли слепых котят. Снова ведомые нашим «лидером» отправляемся в кемпинг. Эти несколько минут по переполненным транспортом городским магистралям были самыми страшными за всю поездку. Приближаясь к этому безумному хаосу и постепенно вклиниваясь в него, у меня настал момент самобичевания. Мысль была только одна: «Зачем ты, идиот, сюда припёрся? Что ты здесь забыл?» Казалось, что абсолютно все машины готовы нас таранить, цеплять и царапать. Иногда, мне кажется, я, предчувствуя неизбежный контакт, даже весь сжимался, закрывая при этом на несколько секунд глаза. Но, как ни странно, ничего не происходило, и мы медленно продвигались вперёд. Маша в срочном порядке была назначена ответственной за правый «борт», я же контролировал только левый. Кемпинг находится на территории парка Элголи (Elgoli park), провести вечер в котором, казалось бы, съехался весь город. Такой концентрации повсюду припаркованных автомобилей я никогда в жизни не видел. Найти здесь что-либо без помощи местных просто нереально, тем более в потёмках. Приткнув где-то свою машину, Хоссейн побежал вперёд. Произнося ключевую фразу «Турист! Турист!», он попытался заставить охранника открыть въездной шлагбаум. Страж не поддался. Пришлось нашему другу бежать за квитком непосредственно в здание администрации кемпинга. Стоянка кемпинга тоже оказалась забитой «под завязку». С трудом нам удалось пристроиться. Передав меня в руки менеджера, Хоссейн удалился, пообещав с утра позвонить на ресепшн. Служащий предложил мне заполнить довольно объёмные анкеты, затем, забрав паспорта, сопроводил к местам возможной установки палаток. Выбрав себе укромный уголок, я пошёл разгружать машину. Народ тем временем всё прибывал. Наше появление вызывало повышенный интерес. Кое-кто осмеливался подойти и поприветствовать. Многие с интересом рассматривали «чудо» американского автопрома. Поставив палатку, несмотря на усталость, мы решили немного прогуляться: себя показать, на других посмотреть. Кемпинг раскинулся на террасах на склоне горы с густой растительностью.

1

У подножия горы находится квадратный водоём, который задействован под водные развлечения. Посреди озера в бывшем дворце расположен престижный ресторан.

2

Поблизости разбит главный объект интереса отдыхающих — «Луна-парк», на который тут же «положила глаз» Таня. Нужно заметить, что непосредственно в кемпинге народ в основном селится в стационарные палатки-шатры. А вот вся прилегающая территория, включая тротуары, плотно заставлена походными самоустанавливающимися палатками, которые, вероятно, есть в каждой иранской семье. Тут же, рядом с палатками, на земле, траве и асфальте устраиваются пикники.

1

С непривычки, глядя на всё это «хозяйство», мы поначалу пребывали в состоянии лёгкого шока, но постепенно привыкли. Постоянно находясь в центре внимания, буквально продираясь через плотный поток отдыхающих, мы прошлись вокруг озера, осмотрелись и вернулись в палатку. Пожалуй, самый безумный день нашего путешествия подошёл к концу, и в половине первого мы завалились спать. Да, забыл сказать, что ещё днём мы уже начали перекраивать свой предполагаемый график, решив остановиться в Тебризе на две ночи с целью немного передохнуть и попытаться потихоньку «въехать» в непривычный жизненный уклад.

Итог дня: 334 км, время в пути 5 часов.

Продолжение

Комментарии

ronadort
+1
30 апреля 2012 г. 21:10
Прекрасный рассказ! И юмор к Вам опять вернулся. Интересно читать. Спасибо
puzzle
30 апреля 2012 г. 21:19
Ну, слава богу)) А то я уже начал переживать, что дальше Вам будет не интересно.
ronadort
30 апреля 2012 г. 21:53
Обязательно будет интересно. Всего перечитаю
puzzle
30 апреля 2012 г. 22:07
По этому поводу я только-что загрузил очередную часть))
ronadort
30 апреля 2012 г. 22:23
Сейчас весь в переписке. Я Вас "заарканил", пока всего не прочитаю, не отпущу. И всё равно не могу Вас понять, как это Вас в ТАКУЮ страну завлекло!!! Замечательные у Вас тылы, а Танюша - просто прелесть. Здорово, что Вас семья поддерживает в Ваших экстримальных увлечениях
DiamantinoMB
3 июля 2015 г. 17:46
Iran Khordo - Iran KhoDRo
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.