ReginaLukashina
Регина Лукашина — была 23 сентября 10:34
 – Активность на Туристере замораживаю. Старые публикации оставляю читателям. Ушла на Facebook

Заповедная Москва. У Харитонья в переулке

8 апреля 2012 г. 9:34 Москва — Россия Апрель 2012
0 3

За исключением просмотренных второпях учебников своих чад по «москвоведению», жители столицы, за редким исключением, знают подлинную, волшебную и зловещую, не канонически — академическую историю Первопрестольной. Попробуем восполнить этот пробел и организовать себе досуг в виде самодеятельных экскурсий по старому городу, да таких, что приезжие из уст обычных гидов не услышат.

Никуда не торопясь, просто заглядывая в этот «сборник шпаргалок по москвоведению», рассказов о заповедной Москве вдали от традиционных туристических маршрутов, которые я здесь публикую целой серией. Спросите, а как это, самим, да ещё по суетливой Москве? Что же, давайте попробуем начать с самого популярного места, всеми гостями города посещаемого, но всё же неизведанного.

«Спросите каждого из жителей московских, что было на месте Кремлёвского сада за год перед его открытием (1820 год). И от каждого услышите: тут был овраг, по коему протекала болотистая речка Неглинная, тут был овраг, куда сваливались всякого рода нечистоты, лежали кучи навоза, и, словом, непроходимое место. Что ж ныне? Прекрасно планированный, простирающийся вдоль всей стены Кремля сад. Главный вход в оный прикрыт великолепную решёткою, отлитую из чугуна на заводе Чесменского Александром Васильевичем Немчиновым. Столбы сей решётки имеют вид римских ликторских пуков с вызолоченными топорами и таковыми же перевязками. С другой стороны сада также по длине сада решётка, но в полчеловека. При входе в сад от Никитской сделан прекрасный мост, по сторонам которого построены грифы. Теперь весь сад разделяется на три части» — было сказано в небольшой книжке «Москва или исторический путеводитель по знаменитой столице государства Российского» издания 1831 года. Узнали место? Правильно, это Александровский сад.

Сегодня там с одной стороны — Могила Неизвестного солдата, с другой — псевдосказочное творчество Зураба Церетели, бывшего «великокняжеского придворного зодчего» бывшего градоначальника Москвы.

Но это — Москва власти.



А вот — другой пример. «Читатель! Не проходи мимо сего места без трепета душевного, с холодным сердцем… Ибо, может быть, ты попираешь ногою твоею камни, на которые пролилась во имя спасения отечества кровь твоего прадеда».

Это сказано об Арбате, ныне суетливом, заставленном палатками со значками, где князь Дмитрий Пожарский со дружиною сошёлся в смертельной схватке с поляками, «строптивыми похитителями царства русского», и здесь ходил меж дружинников в кольчуге «келарь Палицын и ободрял их к мужеству».

Что ж напомнит нам теперь о сём славном событии? Ничто, кроме истории.

1



А знаете ли вы, что в село Кунцево, где было двадцать с небольшим дач, одноконный извозчик за «пробег» туда и назад брал когда-то от рубля до рубля с полтиною? В садах там проходили народные гулянья, а в чайных, к разочарованию гуляк, подавали (согласно путеводителю 1831 года), только чай, надо думать, чтобы не смущать стоящую тут же мраморную статую Прозерпины. Площадь же перед барским домом называлась «заразой», так как ранее тут были заросли бурьяна.

Неподалёку же от этого места стоял и громадный дуб четырёх-пяти обхватов толщиной, и редкий путник осмеливался оставить на голове картуз, видя этого великана. Не только из уважения к лесному патриарху, но и «на всякий случай», так как ранее именно здесь находилось значимое для округи языческое капище…

1



Миусская площадь была названа так по имени казнённого тут сподвижника Стеньки Разина «вора Миуски».

1

А Сухарева площадь и башня, чтобы кто-нибудь не обознался, называются так вовсе не из-за торговок сухарями да кренделями, а благодаря решению Петра Первого, что именно так увековечил имя своего защитника стрельца, закрывшего грудью его с царицей Натальей Кирилловной во время стрелецкого бунта…



Знают ли обо всем этом современные москвичи? Очень немногие. Зато как иерихонская труба разносится над площадью революции глас в мегафон: «Ува-ажаемые гости столицы!… Наш комфортабельный автобус отправляется через час. Вы сможете сделать остановки для памятного фотографирования у Английского двора, со всех сторон осмотрите Храм Христа Спасителя…»

А не прогуляться ли нам по Москве самим, выбирая маршрут на свой вкус? Маршрут оригинальный и не затоптанный. Ведь помните вещий эпизод из кинокомедии «По семейным обстоятельствам» — там мудрая дама наставляла сына-художника рисовать старые уголки столицы, пока они не исчезли совсем, дескать, потом это творчество будет пользоваться немалым спросом.

Ещё одно направление. В путеводителях середины прошлого века территория между Мясницкой улицей и Покровкой характеризовалась как «заповедная», а прилегающие переулки всё ещё хранят памятники истории и культуры.

Одну из индивидуальных «эксклюзивных» экскурсий начнём с того самого легендарного места «у Харитонья в переулке», куда к «старой тётке, четвёртый год больной в чахотке» Пушкин отправил Татьяну Ларину перед московской ярмаркой невест.

Случайно ли он выбрал именно этот уголок старой Москвы? Вот ведь нет. Окрестности церкви Харитона Исповедника в Огородниках, снесённой в советские годы, на углу Большого и Малого Харитоньевских переулков, великому поэту было знакомо с раннего детства.

В правом крыле палат бояр Волковых, более известном как Юсуповский дворец и бывшее здание ВАСХНИЛ, два небольших окошка освещают солнечным светом скромные апартаменты, занимаемые на заре века XVIII Сергеем Львовичем, отцом поэта. Что там разместили нынешние владельцы, что ощетинились на въезде видеокамерами и похожими на горилл охранниками, сейчас узнать может, разве что, самый отчаянный депутат Государственной Думы…



Не будем расстраиваться. Представим себе, с помощью заметок историка Михаила Загоскина, как та самая тётка жила-поживала в Первопрестольной на том самом месте, где нынче стоит бюст академика Чаплыгина возле кирпичного дворца Высшего арбитражного суда.

»Мы остановились у родной тётки Двинского Марьи Степановны Заозерской, которая жила в своих наследственных деревянных хоромах на Чистых Прудах. Я не знаю, что больше меня поразило, наружная ли форма этого дома, построенного в два этажа каким-то узким, но чрезвычайно длинным ящиком, или огромный двор, на котором было наставлено столько флигелей, клетушек, хлевушков, амбаров и кладовых, что мы въехали в него как-будто в какую-нибудь деревню…»



Быт московский, душевно-отставной на фоне подростка-императора Санкт-Петербурга, размеренный и хлебосольный, внутри патриархальных дворянских усадеб был тоже особо, по-семейному душист и трогателен. Не так ли встретила племянницу Ларину та самая тётка?

»Старушка лет 65-ти в гродетуровом шлафроке и белом чепце с радостным восклицанием соскочила с дивана. Весь двор её пришёл в движение: зелёный попугай засвистел как соловей-разбойник, со всех сторон кинулись нам под ноги с громким лаем три болонки, две моськи и одна поджарая английская собачонка».

В первой четверти текущего XXI века быт московский прежней старины отчаянным юмором преломился в героях «Горе от ума», выстроившихся по цоколю памятника Грибоедову в самом начале Чистопрудного бульвара не случайно,

а потому что написана великая пьеса была тоже неподалёку — в бывшем доме Барышниковых на Мясницкой. Там сейчас располагается редакция многофункционального издания «Аргументы и факты»



Где-то здесь, в переулке Малом Харитоньевском — ещё одно литературное место, тут жил отставной военный, отец писателя Сухово-Кобылина. И над всем этим — потрясающим ключиком к замку времён вонзается в небо знаменитая Меньшикова башня.

«Полудержавный властелин» в начале 18 века многое здесь перестроил, велев очистить от отходов мясного производства пруды и назвав их Чистыми, а ещё построив храм Архангела Гавриила, прототип Петропавловского собора в детище Петра на Невских берегах. Шпиль этого сооружения скульптора Зарудного ещё в 1703 на полторы сажени был выше колокольни Ивана Великого в Кремле, но недолго. Как эхо философского «cit transit gloria mundi» («так проходит слава мирская») — через двадцать с небольшим лет удар молнии снёс великолепную стрелу шпиля с летящим ангелом. А вскоре и сам Алексашка оказался в ссылке в Берёзове. Нынче храм венчает позолоченная амфора со спиралевидной нарезкой, задрапированной крупными листьями.



Итак, Мясницкая? Между Красными воротами, установленными в честь воцарения Елизаветы Петровны, расположилась улица, возникшая ещё в XV веке на месте старой дороги в подмосковные великокняжеские сёла. Она была заселена через полтора века мясниками, работавшими на Скотинном дворе и Коровьей площадке. И уже к концу восемнадцатого века, она стала одной из деловых фешенебельных улиц Первопрестольной с многоэтажными зданиями коммерции, банков и акционерных товариществ и особняков родовитых дворян.

Здесь есть на что посмотреть — и на дом купца Перлова в китайском стиле, и на дом с химерами на Чистопрудном бульваре.

А живу я тоже тут, поблизости — в переулке Огородная слобода, чья топонимика напоминает о важнейшем этапе формирования нашего стольного града. Академик Тихомиров писал: «Москва XVI века была застрельщиком всего нового, что создавалось в стране. Монастыри были крупнейшими книгохранилищами и распространителями книжности. Здесь зародилось книгопечатание, жили лучшие мастера ремесел и художники. Иноземцы, тут бывавшие, писали, что Москва вдвое больше Праги. Путешественник из Англии лорд Ричард Ченслер докладывал, что Москва в середине XVI века кажется более Лондона с его предместьями. Из Рязани через Коломну сюда везли хлеб, из Ростова и Астрахани — рыбу. В Боровске, что в сотне вёрст от столицы, 135 семей специально для неё выращивали лук и чеснок. В Москве с пригородами до событий смутного времени, подсчитал академик москвовед Сергей Богоявленский, было 8 тысяч посадских дворов по шесть человек на каждом в среднем, 53 тысячи дворян, чуть меньше военных поселенцев, а ещё примерно поровну по 27 тысяч зарегистрированных иноземцев и особ духовного звания. Заметьте, считано было только мужское население, всего двести тысяч душ. Москва была городом процветающим, организованным в соответствии с сословным составом, по характеру повинностей и профессий, что до сих пор угадывается в топонимике названий улиц.

Слободы казённые и дворцовые числом более полусотни, патриаршие, монастырские, военные и тягловые. Стрельцы жили компактно на Моховой улице против Боровицких ворот Кремля, охранявшие Китай-город помещались на месте нынешнего сквера у Политехнического музея. Здесь, где нынче наша эфирная студия, в Замоскворечье, были две кузнецкие и три садовнические слободы. Большая Ордынка напоминает своим названием место поселения тех, кого выкупили из ордынского рабства. Двести тысяч мужчин, а ещё женщины и детвора, старушки-богомолки и временно в черте столицы находящиеся торговые гости на особых купеческих подворьях, одно из которых, Тверское, прячется, недоступное взорам, белокаменное, во дворе банка на Кузнецком мосту… Об этом я написала в статье, посвящённой «модному кварталу» Кузнецкого моста и Охотного ряда….

Да, простите, несколько слов об Огородной слободе. Здесь, как нетрудно догадаться, жили огородники, что выращивали овощи для царского стола. И каких только загадочных событий здесь только не происходило позже, когда район был облюбован знатью. Об этом читайте в статье про Чистые Пруды.

А сколько загадочного происходило! Вот, например, совсем недавно… Когда вся «просвещённая общественность» активно обсуждала, кто, всё-таки отдал приказ о расстреле царской семьи в подвале Ипатьевского дома, сами небеса дали ответ на этот вопрос. 18 июля 2008 года пронеслась над городом страшная гроза. Старый ясень во дворе бывшего городского Дворца пионеров переломился и… снёс голову установленному тут ещё в брежневские времена памятник Ленину-гимназисту. Ну, не мистика ли?

Удалось мне вас увлечь? Тогда вперёд — пешком по старинной Москве, по заповедной столице нашей, вдали от официальных туристических маршрутов. Каждая из глав этой книги раскроет какую-нибудь грань насмешливого и упрямого характера нашего удивительного града на берегах реки Москвы. Мос-квы… Тоже, кстати, отдельная история. Традиция приписывает её сложению имён праотца Моса и жены его Квы, живших здесь в библейские времена. И были у них сын и дочь — Я и Уза… Впрочем, об этом — в следующий раз. Пока же заглянем в подворотню улицы Чаплыгина и… встретимся с самыми выдающимися драматургами нашего времени, что приостановились в увлекательной беседе перед спектаклем в знаменитой «Табакерке»

До новых встреч в заповедной Москве!

Частные гиды
в Москве

Бронирование отелей
в Москве

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.

Комментарии

Автор запретил комментирование этой записи.