tamarita
Тамара Концевая Пользователь — была вчера 20:52

Как мы в Африку ходили. В страну луны к истокам Нила. Уганда, часть 4

6 декабря 2011 г. 6:21 Уганда Октябрь 2011
0 4

https://www.tourister.ru/responses/id_2728  ч.1

 https://www.tourister.ru/responses/id_2730  ч.2

https://www.tourister.ru/responses/id_2746  ч.3

 

Путешествие предполагало посещение горного массива Рувензори, что находится в месте пересечения линией экватора границ Конго и Уганды.

Этот самый загадочный горный массив нашей планеты имеет ещё одно старинное название — Лунные горы. Ещё со времён Птолемея считалось, что именно здесь находятся истоки Нила. До подтверждения той дремучей версии прошло почти 2000лет!

Самый длинный нильский исток — это Белый Нил и берёт он своё начало в горах Бурунди, мчится бурным потоком в оз. Виктория, где, на его берегах и островах, проживают африканские племена, с самобытным укладом жизни.

Из этого, второго по величине пресноводного озера нашей планеты, вытекает другой Нил, под названием — Виктория Нил и впадает в озеро Альберт, а дальше он стремится на встречу с Голубым Нилом в Эфиопии, под именем Альберт Нил. Но это уже, наверное, следующее путешествие.

Голубые озёра Великого Африканского рифта, такие, как Танганьика, Киву, Эдуард, Альберт, Виктория, населены множественными племенами, и здесь, в их водах, ещё водятся крокодилы и бродят в прибрежном тростнике могущественные гиппопотамы.

Как живут они? И люди, и звери. Это и есть моя цель, познать и увидеть.

Ежедневного плана никогда не имею, дабы быть свободной от обязанностей и привносить необходимые коррективы по мере их необходимости.

О какой-либо роскоши, я не мечтаю, готова спать, где положат, есть, что дадут, но увидеть — по максимуму!

На тропу вездесущего туриста ступить придётся, но уверена, что моя личная тропинка, оставит след на этих страницах, а может быть станет полезной в «океане» информации со всех уголков Земли, где «белых пятен» уже не осталось.

Не хочу думать про «первый блин», который всегда комом. Это моё первое африканское путешествие, но далеко не первое самостоятельное путешествие.

Ну вот, сегодня едем в местечко Бусия, где пограничный переход, из Кении в Уганду, шумит и колышется.

2

Грузовые фуры вытянулись на километр, народ тащит в обе стороны свои пожитки,

1

дорожные менялы не дают пройти, приставая с обменом денег, мешки с неизвестным, перевозят в обе стороны,

сутолока и хаос царит везде.

Наши рюкзачные проблемы дают о себе знать. То он с плеча сползает, то его надо приподнять, что б одеть, то он нигде не вмещается. Подруга обижена на весь белый свет, а мне это просто надоело. Рюкзак надо использовать по назначению, а в данном случае он стал нам тяжкой обузой.

С визой проблем нет, стоит она 50 дол., фото не надо, сертификат о прививках не спросили. Но после Кении, остерегаюсь потерять настроение, азарт, блеск в глазах

2

Меняем деньги, 1 дол. на 2500 угандийских шиллингов и скорее на автобус за 6000шил. в Мбале. Странное дело, но мне постоянно хотелось бежать от окружающей действительности, надеясь, что впереди я увижу рай. Но рай совсем был не рай, и негде было укрыться, и некуда было спрятаться, и помощи просить, было не у кого.

Прибыв в г. Мбале, откуда собирались к подножию горы Элгон, не прибегая к помощи алчных провожатых, выходим с территории автовокзала и просто спотыкаемся на замечательном гестхаузе «Sana^a».

10 дол. за двоих и мы уже хозяева отличного номера с санузлом. Света нет и взяв свечу, привезённую из России, иду на поиск знающих людей, что б дельный совет получить. В результате трудных переговоров с сотрудниками отеля, было решено, что завтра мы с Наташей едем на водопад Сипи, а уж потом обсудим путешествие к горе Элгон.

Эта гора главная, в горном массиве Элгон. У её подножия разверзается земная кора со скоростью 1.5 — 2 м. в год. Разлом африканского континента, здесь у всех на виду. Нежданно придёт момент, когда океан хлынет в эту расщелину и Африка расколется на 2 материка. А те озёра, которые сейчас дугой определяют разлом, воссоединятся в единый пролив.

Земная трещина проходит через район Будуда, Мбале, Сиронко. И жители этих мест давно взывают о помощи, но власти пока безмолвны и вопли бедствующих слышит только Господь.

Рано утром мы едем в местечко Vapchorvo за 7000 шил. на публичном такси.

Это дешёвый транспорт, но в салон набивают человек 13 — 15. Даже на водительском сиденье сидят двое! Сначала я думала, что это такая шутка. Один жмёт на педали, а другой крутит баранку, а оказалось, что эта шутка и есть африканский быт. И никому в голову не приходит посмеяться над этим, или просто удивиться.

В дер. Vapchorvo, нас окружает толпа, галдящих на английском, гидов и проводников. Одному из них удаётся увести нас на территорию симпатичного лоджа,

1

спустившись по тропинке, торжественно указал на водопад, сверкающий вдалеке. Вот туда он нас и поведёт, взяв с каждого по 25 дол.!

— Стоп! Мы сами пойдём!

— Не пойдёте, потому что нельзя! Проводник — это не обсуждаемо!

— Ну, а из лоджа выпустите?

— Нет. Только с проводником.

— Да мы, вообще, на водопад не пойдём!

— Посмотрим. А пока платите откуп по 1000шил. Ведь по территории ходили, и на водопад, в 2-х километровой недосягаемости смотрели.

Быстро суём ему в руки мятые шиллинги и выход на волю открылся. А воля — это забитая деревня и дорога. Куда идти, не знаем, а за нами следят несколько человек, надеясь на лёгкий заработок.

Идём по дороге и смотрим по сторонам, не теряя надежды найти заветную тропку, ведущую к водопаду Сипи. Нашли и свернули. Но нас быстро остановили, и предложили оплатить вход в парк, по 5000 шил. Я потребовала билеты, зная, что в парках любой чёрный может у тебя его спросить и, если его нет на руках, то плати ещё раз. Ведь они хозяева той земли и свой «беспредел» они считают за «милостыню» для нас.

Билеты нехотя отданы нам в руки, но опять встаёт вопрос проводника, но уже со стороны конкурентов. Говорят, что тропа сложная, сырая, узкая и местами очень подъёмная.

Мы настойчиво отказываемся, а конкурирующая фирма, видя наше упорство, нас покидает. Но не всё так плохо. Брат и сестра из местных, увязались с нами, взяв в руки длиннющие палки. Необходимость тех палок мы поняли почти сразу, когда стали спускаться почти по отвесной тропинке.

Узкая тропка иногда терялась в зарослях, а наш проводник её быстро находил.

2

Спуск сложен, потом подъём и опять спуск. Идти было трудно, скользко, я ткнула палкой слева, в зелёные заросли, и попала в пустоту. Свалиться здесь с тропинки, совсем не хитрое дело. Далеко внизу круглые крыши домиков,

1

а впереди проглядывает небольшая, очищенная от зарослей площадка со скамьёй.

1

Ура! Будем отдыхать!

Радовались не долго. Из халупы вышел человек и потребовал денег, при этом показал «серьёзную» надпись на стене, которая гласила «Туристический офис». Я, злорадно усмехаясь, показала билеты. А тот не растерялся и заявил, что скамья тоже платная. Денег он не получил, а мы отправились дальше.

1

Перепрыгнули через чёрную блестящую змейку, через муравьиный ручеёк, и через два обычных.

1

И всё шли и шли. Гул стал нарастать, вошли в мокрый сосновый лес и увидели Сипи.

3

Да, хорош! Падал в каменную чашу, пролетая над гротом в скале.

3

Высота его 100 м. С обеих сторон от водопада, стекали отдельные его струи. Водяной пар стоял в сосновом бору, и мы почти сразу стали мокрыми.

1

Прохлада была приятной, но спуститься искупаться, мы не решились. Обратно бы мы уже без вертолёта не поднялись.

1

Этот водопад самый высокий из 3-х водопадов Сипи. Два других расположены на более высоких уровнях, высотой в 60 и 70 метров. Их можно посещать также, карабкаясь вверх и рискованно спускаясь вниз, а мы наблюдали их издалека.

1

На обратном пути мальчик предложил покурить марихуану в его доме на склоне горы. Я была обескуражена. Ещё тот мальчик!

2

Возвращались трудно. Я до сих пор с содроганием вспоминаю ту тропу.

1

Устали очень, но детей не обидели и дали им по 5000шил. Мальчик проводил нас на публичное такси, которое мы ещё ждали целый час. И зачем мы только туда таскались? Ведь не вод. Анхель, что в Венесуэле! Правда, испытания были гораздо меньшими.

1

Вернувшись, наконец-то, в Мбале,

1

выяснили, что г. Элгон, с трещиной у подножия, находится недалеко от эфиопской границы, где также не безопасно из-за большого скопления беженцев.

2

А ехать туда надо на 4–5 дней, стоит всего 90 дол. Такая цена, видимо от того, что ехать туда, мало кто собирается, да и, вообще, никто не собирается.

1

Все те беглые эфиопы, уничтожили всю живность, оставив одних ящериц, но думаю, что и их конец близок.

Вот и мы не поехали на Элгон, а поехали в г. Джинджа за 10000 шил., где шумит и искрится ещё один водопад, называемый Бужумбали.

Вышли в Джиндже, у заправки, тут же подлетели бода — бода, это значит мотоциклисты, и наперебой выкрикивали знакомое нам название.

— А что? На водопад можно прямо сейчас?

— Конечно сейчас! Здесь недалеко.

— А вот, водопад Сипи…, ладно, поехали.

Выбираем малоорущих мотоциклистов и, уложив наши вещи на руль, мы тронулись в путь. Дорога, раскисшая и ухабистая, но по ней везут белых в оба конца и мы расслабились. При въезде на водопад заплатили символическую цену и, оставив вещи на бода — бода, запрыгали по ступеням вниз.

Мощный! Роскошный водопад! Произвёл на меня сильнейшее впечатление,

1
1

хотя ростом был не велик.

2

Возможно ещё и потому, что здесь нас не мучили. На берегу два музыканта исполняли народные напевы, мешая их с шумом потока. При виде «мзунгу», т. е. белых (суахили), начинали свои ритмы.

1

Вернулись обратно, оплатив по 5000шил., уезжаем в столицу Уганды — Кампалу тоже за 5000.

Кампала, как и все африканские столицы, шумит и суетится, но к этим звукам примешивается звук странного музыкального инструмента — вувузела. Дудочка — сопелка, от звука которой, хочется закопаться.

Эти дудки, разных цветов, были придуманы южноафриканцами для спортивных чемпионатов, а теперь вся Кампала дудит в них до одури. Их покупать не стали, а купили на бегу 2 спортивные футболки, с надписью «Уганда». Пригодятся!

Довольные покупкой, спешим за попавшимся по дороге проводником, к автобусу в г. Энтеббе. Здесь порядок другой, цены на билеты единые и неизменны, поэтому пусть провожают. Хотя бы за это мы перестали беспокоиться. Лавировать среди автобусов сложно, почти вплотную их бока и местами надо просто щемиться. Но есть приятный момент среди всех неприятностей. Африка не ворует, как Латинская Америка! Заявление не категорично, но по большому счёту, так и есть. Это стало для меня открытием.

Изготовленные, как обычно, тайники на наших вещах, нам почти не пригодились. Было ощущение, что наши деньги никого не интересовали, мы потеряли страх, и совали их куда придётся, в карманы, в сумку, в чехол фотика и т. д. Но к нашим вещам относились нещадно, их пихали в багажники разных размеров, забрасывали на крыши, трамбовали ногами, плюхали в грязь и в пыль.

Красная пыль оседала везде, её тонкий слой незаметно обволакивал тело, вещи, сиденья. Остаться чистым не получалось. Выручали влажные салфетки, мы стали их экономить, поняв, что они быстро могут закончиться, стали пользоваться одной на двоих, одному одна сторона, другому — другая.

Приехали в Энтеббе за 2500шил. и мотоциклисты привезли нас в не дорогой Hostel Camp Site, где на холёной территории стояли несколько палаток, а, наша, вписалась рядом, всего за 5 дол. Стирка и помывка была не лишней, ещё и тёплая вода.

Что мы ели при передвижении, сказать сложно. Иногда покупали что-нибудь по дороге, сидя в автобусе и вытянув руку с деньгами в окно, а продавцы на ходу забрасывали нам через него пирожки и ананасы, не забывая дать сдачу. Иногда нас заносило в какие-то «едальни» и мы «хавали» всё подряд.

Но наш незабвенный суп быстрого приготовления, я никогда не забуду. Правда с собой был ещё и шоколад, но суп я не забуду. Он был ароматный и горячий, приятно насыщал и расслаблял. Сейчас я могу многое о нём рассказать, чего я не знала раньше.

Вот и в тот день, разложив палатку, поели супчик, и пошли на поиски озера Виктория, на берегу которого стоит г. Энтеббе. Исколесили достаточно много, а выхода к берегу нигде нет. Все берега приватизированы и, подойти к ним, нет никакой возможности. Возмутительно! А нам нужна пристань, откуда уходят плавсредства, на о. Мгамба, где полно всяких шимпанзе и горилл.

Туристический офис, предоставляющий подобную экскурсию, запросил 152 дол. с человека. Завтра с 9-ти утра и до 13 ч. дня. Плыть до острова час и обратно час. Итого останется 2 часа на осмотр. А ещё надо идти пешком и искать горилл, это время не оговаривается. Тут уж как повезёт. Во всём этом, чувствовалась какая-то фальшь, мы не поспешили и правильно сделали, пообещав подумать.

Шли по дороге, вдоль металлических решёток, надеясь уговорить кого-либо, пропустить нас к озеру. И пропустили за 5000 шил. с каждого. Вышли на берег, озеро с заболоченными берегами, ну точь — в — точь, как у нас в области, только за деньги.

Три усмехающихся лодочника на пришвартованных лодках.

— Эй! Мужики, а мужики! На остров Мгамба отвезёте? Горилл нам надо посмотреть!

— Неее! Мы только крокодилов показываем за 60 дол.

— Так крокодилов мы уже видели! Нам шимпанзе надо и, разных там, горилл!

Переговоры ни к чему не привели и, возвращаясь, знакомимся с хорошим человеком, который ведёт нас за тридевять земель в Ботанический сад на берегу. По пути кушаем «стрёмные» лепёшки с кока — колой, при этом наш спутник как-то незаметно оказался на нашем обеспечении.

При входе в парк мы его отправили восвояси, а то он уж с нами засобирался. По 2 дол. при входе и сразу привязывается проводник. Отбились с трудом, вышли к берегу. Предварительно осмотрев сад самостоятельно. Густые переплетённые лианы и пальмы, скрывают в своих кронах чудесных птиц, белок и разных мелких животных.

А нам надо обезьян! Ну, хоть каких-нибудь!

На берегу, детвора купается, стало завидно.

— Эй, дети! Здесь нам купаться можно?

— Можно! Можно!

— А крокодилы есть?

— Есть! Есть!

— И купаться можно?

— Да! Можно!

— Но, крокодилы!

— Так они в кустах!

Стояли в полной растерянности, купаться или не купаться. Решили, что завтра придём с купальниками и будем купаться! А вот с обезьянами сложнее. Одна дама, из проживающих на территории, заявила, что завтра в 10, обезьян здесь будет полным полно. Они будут бегать, прыгать и скакать.

Мы смотрели недоверчиво. А что, сегодня уже не будут? А нельзя ли заказать? А почему завтра будут?

Она продолжала жестикулировать и расхваливать завтрашних обезьян. А мы сели на подкативший мотоцикл и поехали. Втроём на одном мото — это нормально. Но беда в том, что мы где-то оставили карту передвижений, на ней обозначен наш отель с названием, которое ещё не запомнили. А тех мест, где ехали, мы просто не узнавали. Будем искать!

Встали, собирая вокруг толпу любопытных. Каждый раз, объясняя ситуацию, вновь подошедшему. Над нашей проблемой думали все, ворочая извилинами. Мы называли ориентиры, красивое дерево, рядом детский сад, хорошая дорога, а название не помним!

И, вдруг, на одну женщину нашло прозрение, и она отгадала нашу загадку. Отель находился на параллельной улице и любезно нас принял. Наша уютная палатка была рада нашему возвращению.

Ближе к утру налетел шквалистый ветер, рвал и трепал наше жилище, норовя унести вместе с нами. На улице ночь, ураганные вихри, полыхала молния и рокотало небо. Ливень обрушился внезапно, заглушая собою все звуки на земле. По внутренним стенкам побежала вода и стало нас топить. Со всеми пожитками сбились в кучу на непромокаемый коврик посередине. Не было сказано ни слова, нами овладел немой ужас. Мы были похожи на двух зайцев в ожидании старого Мазая.

Ливень продолжался, а Мазая всё нет. Нас никто не собирался спасать. На ресепшен было тихо, но горели огни, свои вещи, рюкзак и чемодан, предусмотрительно оставили там с вечера.

Вода в палатке поднималась и не выливалась, промокли кроссовки и вещи, а мы не могли выйти в эту беснующуюся адскую круговерть. Ждать конца кошмара, было не разумно, и мы побежали в корпус, волоча за собой мокрые спальники и пригнувшись от ударов грома.

Палатку заливало, было уже всё равно, что с ней будет. Мы раскинули по всем диванам мокрые вещи на просушку. Рассветало, персонал зашевелился, нам сочувствовали, а не надо было. Сами виноваты, мы ведь при заселении даже цену за комнату не спросили. Имело ли смысл её ставить?

Больше в палатке мы не ночевали, она перестала быть нужной, но упорно продолжали таскать её с собой. Везде, где мы останавливались впоследствии, цена за комнату была символической и не превышала стоимости места под палатку. Непромокаемая крыша над головой, чистая постель (всегда!), пологи от комаров (везде!), ну и санузел, разумеется, рядом.

Стихия успокоилась к восьми утра. Наконец-то мы смогли выйти на поиски белья, чисто выстиранного ещё вчера. Вокруг стоящие деревья, были облеплены нашими тряпками, их надо было доставать. Длинным шестом всё поснимали и опять стирать, а ведь нам к десяти за обезьянами!

Бода — бода в ботанический сад стоит 2000 шил. Поехали заранее, в девять. Проходная пуста. Кому в голову придёт посещать сад в такую непогодь, да ещё с утра? Даже сотрудники на работу не вышли!

По проезжей части неслись потоки, дождь слегка накрапывал, обещая сорваться с небес с новой силой.

Небо, пощади! Мы быстро! Только обезьян посмотрим и в Виктории искупаемся!

Бесплатно прошли проходную и удивились, что никто не остановил. На нас куртки, а сверху красные дождевики, на ногах сланцы резиновые и по купальнику в руках.

Бежим по мокрой траве, спотыкаясь. Ни души. Обезьяны! Где вы? Ветер шумит в кронах деревьев, ломая и сбрасывая вниз сухие сучья. Вьющиеся растения дрожат всей листвой, стряхивая дождинки.

Случайный встречный, из проживающих на территории, удивлённо остановился.

— Где обезьяны? Куда бежать?

Сначала не понимал, а потом догадался и образно показал, как трясутся те обезьяны, от страха перед стихией, далеко в лесу.

— Как это, далеко в лесу! А здесь?

И путник развёл руками. Вот и верь, после этого людям!

Хорошо, что не поехали на обезьяний остров, было бы ещё обидней.

Мы расстроились и пошли купаться на берег. Встали, как вкопанные, с купальниками в руках. А песчаного спуска, который был вчера, нет. Озеро поднялось от дождя вровень с низкими заболоченными берегами. Поболтали ногами в воде. Тёплая. А страшно, жуть.

Две девочки-подростка собирали мокрый хворост и стаскивали в кучу. Полупоклоном поблагодарили меня за конфеты и снова побежали по своим делам. А мы, два красных куля,

уселись на прибрежной террасе, наблюдая за ними.

И обрушилось небо! И начался ураган!

1

Всё сверкало и грохотало, пелена дождя застилала всё пространство,

чёрная, как ночь, туча, лежала на озере.

1

Девчонки прибежали к нам, стуча зубами и трясясь от холода.

1

Беседка уже не спасала, и они забрались под её крышу, а шквал ветра нещадно забрасывал нас дождём, поливая, как из бочки. Метрах в ста от нас рухнуло дерево и повисло на лианах.

Ситуация усложнялась и девчонки это быстро поняли. Спрыгнув сверху, они махнули нам рукой, что надо уходить и побежали под ливень.

Мы тупо соображали, что происходит. Девчонки бежали по пояс в воде. Вокруг была вода.

Началось наводнение. Виктория вышла из берегов и, незаметно для нас, затопила всё вокруг, кое-где ещё оставались не затопленные островки. Надо было выбираться.

Мысли о крокодилах, которые выползли в траву и ждут нас, были высказаны вслух. Решили, что по глубокой воде не побежим, а будем пробираться по островкам. Взяли в руки по шесту и пошли, прощупывая глубину. В дождевиках было тепло, и верхняя часть тела оставалась сухой. Я оценила их надобность, несмотря на их хлипкий вид и некрасивость.

Пробирались вброд, спешно и трудно, дождь лил, становилось всё глубже, потоков не было, они слились с озером. И когда вышли на какую-то дорогу, по которой неслись ручьи,

1

поняли, что мы спасены и идём вверх.

1

Тут уж мы сориентировались быстро, и пошли к выходу.

1

На проходной всё также никого не было. Никто не знал о нашем пребывании в саду.

Мы ещё не раз попадали под ливни, но такого — не было. Озеро формирует свой микроклимат, начало сезона дождей повсеместно, здесь проявляется в несколько крат сильнее. Мы этого не знали, думаю, что не только мы.

В этот же день, отбыли в г. Массинди, через Кампалу, подальше от викторианских катаклизмов. Мокрые вещи разложены по пакетам и засунуты в чемодан. Когда-нибудь, высохнут!

С этого моменты в наших вещах всегда было, что-то мокрое, с просушкой было сложно, дожди. Кроссовки одевать перестали, они промокали быстро, вода стекала по ногам прямо внутрь и красная грязь совсем не отмывалась. Ходили в сланцах. Холодно не было.

Из Массинди мы планировали попасть в национальный парк Мерчисон. Определились с ночлегом и напялив угандийские свежие футболки, уже в темноте, пошли искать пропитание. Еду готовят прямо на улице при свечах. Свет в Африке отключают часто, и наши фонарики всегда с собой.

Жареная рыба с картошкой стала нам наградой. А наш внешний вид вызывал восхищение и восторг. Угандийские футболки производили впечатление. Оказалось, что этим людям свойственны, всё — таки, эмоции. Футбол во всех странах Восточной Африки, любим по настоящему, мы показались им ярыми фанатами.

Завтра 8 октября. Гуляя по ночному городу, выудили дополнительную информацию о заповеднике. А утром совершили глупость, и поехали туда на мотоцикле. Надо было сразу брать машину в аренду, тем более, что предложений полно. Чисто случайно, при въезде в парк,

1

подвернулась машина и только на ней можно въехать.

Платим водителю 250000шил., вход по 35 дол. с человека, плюс лодка по Нилу за 26 дол. с каждого. Машина с нами на целый день. Ехать нам до водопада 65 км., затем обед и к лодкам на реку. Прогулка по Нилу к водопаду Мерчисон, машина ждёт на берегу и, по окончании, отвезёт нас прямо в отель.

Пока нам оформляют въезд, мы разглядываем сувениры. Среди всего прочего странные маски с белым налётом,

видно, что далеко не новые, а какие-то ритуальные. Позже водитель пояснил, что их лучше не покупать, они из конголезских захоронений, принесённые местными крестьянами на продажу.

Получаем квитанцию об оплате на руки и нам открывают шлагбаум.

И началось! Бабуины, крупные обезьяны, восседают по обе стороны от дороги,

1

положив руки на колени, как старички, пристально нас рассматривают.

2

Я от восторга не могла вымолвить ни слова. Вот они!

1

Со своими семьями и детёнышами.

2

Какие красивые!

Много, с умным взглядом и человеческими движениями.

1

Взрослые чесались, вели себя степенно и следили за малышнёй, которые как бесята прыгали и играли, далеко не отходя от старших.

Я наслаждалась и смеялась, позабыв обо всём. А сколько птиц!

1

Дрофа гуляет по дороге, а стайки лесных кур в траве на обочине. Газели бегут впереди нашей машины, в удобный момент, сворачивая в лес.

Интересное дерево, с плодами, похожими на длинные турецкие батоны, которые обожают слоны,

1

да и народ, похоже, употребляет. Мы встречали не раз жареные слоновьи «батоны», думаю, что это они и были, даже пробовала на вкус. Ну, прямо — хлеб!

Впереди, у дороги купальня и стадо чёрных буйволов залегло в грязи.

1

Запах, как на ферме,

2

да ещё дикие свиньи пришли,

1

а место занято, вот и стоят на берегу, ждут.

1

Буйволы шумно вздыхают, тяжело ворочая своё тело, а их торопят вновь прибывшие из леса. Долго свиньям ждать придётся.

По дороге ползёт хамелеон, похожий на сучок и на кузнечика.

1

Он ползёт ко мне и не боится! Очень смелый хамелеон!

В кронах деревьев обезьянки — колобусы. Пугливо прячутся, выглядывая время от времени среди ветвей. Их чёрные мордочки в белом обрамлении, сразу узнаваемы.

1

Этот праздник был немного испорчен. Меня что-то кусало периодически, похожее на слепня из нашей средней полосы. И жужжало точно также. Я пристала к водителю с расспросами, надеясь на отрицательный ответ.

— Что это меня кусает? Не муха ли це-це?

— Да, це-це.

— Так она ж меня уже три раза укусила!

— Да? Так их гонять надо.

— Что со мной будет? Я теперь умру?

— Может, нет.

Я уже хотела потребовать нюхательной соли и упасть без чувств, но драйвер заявил, что его уже укусили семь раз. И не всякая муха заражает сонной болезнью, как и не каждый комар заражает малярией. Да, это проблема, но что делать?

После этого я передумала нюхать соль. Надеюсь, что муха была здорова.

Инкубационный период два месяца. Ждём.

Це-це обитает в лесной, заболоченной местности у водоёмов, эти районы мало заселены из-за её присутствия. Здесь, в Мерчисоне, це-це повсюду, чёрно — синие простыни развешены по лесу и специальные ловушки, пропитанные каким-то раствором, видимо для них, приятным.

Чёрно — синий цвет, мух привлекает, а на нас оказались чёрные лосины. Подруге тоже досталась одна муха.

Вот после этого мы намазались гвоздичным маслом, и стало как то, поспокойнее. Сфотографировались на фоне конголезской границы, потом двинулись к водопаду Мерчисон.

Его шум слышен издалека, под ногами камень, сверкающий на солнце серебринками, по ступеням спускаемся вниз. Это неописуемое буйство воды и игра радуг!

Виктория Нил стремится в узкую расщелину шириной 6 м.,

2

пропихивая свои воды и обрушивая их с высоты 40 м. Каскады брызг замирают в воздухе, любуясь яркими радугами,

2

повисшими над бушующей рекой.

2

Чудное шоу наполняет восторгом и меня распирает от гордости, что довелось увидеть это. Тот водопад на Ниле — единственный.

1

На обед мы приехали под травяной навес, где вокруг лежали дикие свиньи с бивнями. На нас они не реагировали, а мы боялись. Видимо сначала их подкармливают, а потом ими кормят туристов. Я знаю, что мясо их очень вкусное.

1

Под навесом телевизор, транслируется матч по футболу между Угандой и Кенией. А тут мы, группа поддержки, и как только угадали, так вырядиться? Зрители забросали нас футбольными вопросами. Пришлось изображать любовь к футболу, и особое отношение к угандийской команде.

2

А народ всё подтягивался потихоньку и усаживались у телевизора. Видимо здесь, всё — таки, кто-то живёт!

Нам принесли потато, сладкую картошку с мясом и подливу с бобами. Съели. А что делать?

А потом была лодка с деревянными скамьями и низкими бортами.

1

На ней мы отправились к устью водопада, бабуины наблюдали за нами с берега, кроме нас ещё человек десять и даже двое белых детей. Семья из Свазиленда, этим всё и объяснялось, а нашим малым детям там делать нЕчего. Сначала надо иммунитет против мух и комаров выработать.

Сказать, что всё здесь красиво, значит соврать, а вот интересно — точно. Нил широк и плавен. Трудно представить, как только он вмещается в шестиметровую расщелину водопада?

По всей реке торчат глаза и уши,

1

что-то мне это напоминает. Нил кишит бегемотами!

1

Никогда не думала, что их здесь так густо! Мне казалось, что мы на них наезжаем и можем кого-нибудь повредить не осторожно.

1

По берегу гуляли мамаши с бегемотиками,

2

животные плотно застилали берег своими телами, зевая время от времени и ухая.

1

Иногда они разгонялись и ныряли, исчезая, а мне казалось, что лодку перевернут. Их мощные скоростные прыжки просто удивляли, неуклюжесть исчезала, и верилось, что их остерегаются даже носороги.

1

Огромные нильские крокодилы лежали в тени деревьев группами, не шевелясь и не мигая. Они всегда рядом с бегемотами, бегемоты срыгивают излишки пищи, а крокодилы доедают. В природе свой баланс.

Пошёл крупный дождь, дымкой затянуло реку и, неожиданно для нас, из этой пелены выплыл огромный чёрный африканский слон. Это был подарок!

2

Метровые белые бивни, ноги — столбы, складки на коже. Он был от нас метрах в шести, я с трудом в это верила. Слон рвал траву хоботом и запихивал в маленький рот, оттопырив нижнюю губу, брызгал на себя водой и опять ел.

Маленькие глазки на огромной голове, выглядели смешно, а вот уши — впечатляли. Слон был одинокий. А за его спиной, чуть дальше, несколько слоновьих семей пасутся,

1

всякие парнокопытные красиво вышагивают, птица марабу на длинных ногах, нахохлилась под дождём.

1

Это была Африка!

Устье водопада устилала плотная пена, похожая на снег.

Подошли мы на максимально близкое расстояние, лодку сносило назад, а радуги сияли.

Возвращались без дождя, слон ещё кормился, мы с удовольствием им любовались.

На пристани нас ждали бабуины и наш водитель. В Массинди вернулись поздно ночью. Счёт футбольного матча был 0: 0, поэтому на улицах было не весело.

Вувузелы молчали.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить свой комментарий.