Robo
Бендер Родригес Пользователь — был 18 февраля 2011 г. 14:41

12 штампов

31 декабря 2010 г. 4:22 Шарм-эль-Шейх — Египет Май 2009
0 2

Взяли мы с мужем по половинке отпуска и махнули на 12 дней в Египет. Это была наша третья поездка в Египет, но на сей раз, вместо Хургады поехали в Шарм, т. к. преследовали одну цель. Как-то лазая по интернету я нашла информацию, что из Шарма есть двухсуточные экскурсии в Иерусалим (Израиль) и в Петру (Иордания) и мне захотелось попасть на эту экскурсию, этим заразила и мужа.

Отель выбрали по наводке моего сослуживца, который отдыхал в прошлом году в соседнем отеле Club El Faraana, но т. к. этот отель на нужное нам время был в стопоре, выбрали соседний отель Club El Fanara, руководствуясь, прежде всего тем, что заход в море не с понтона.

Перед самым вылетом в интернете было сообщение, что в связи с инаугурацией нового Президента будет затруднен проезд в аэропорты столицы, поэтому дочь довезла нас до Шереметьево-1 за 5 часов до вылета (никаких затруднений на дорогах не было). Долетели без приключений на стареньком, кряхтящем ИЛ-86, правда хоть и места у нас были, А и Б, но вместо окна у нас была стенка, за которой пряталось ребро жесткости к нему крепятся крылья самолета. Так что хоть и летели днем, но почти ничего не видели за бортом.

Приземлились в шестом часу вечера, еще вовсю светило солнышко. Здание аэропорта было новым. Года 2–3 назад дочки проходили через другое здание аэровокзала. Паспортно-визовый контроль прошли быстро, вклеили в паспорт визу с галлограммой, поменяли деньги на «фантики» и после очередного штампа в паспорте оказались во власти нашего туроператора Mostravel, а вернее его представителей в Египте — Travko.

Расселись в автобусе, по пути следования завезли своих соотечественников в 5 или 6 отелей и уже в темноте добрались до своего отеля (более 20 км от аэропорта), заполнили анкету и не ожидая никакого подвоха, получив ключи пошли заселяться в номер. В предыдущих путешествиях всегда выбирали в отелях **** номер Dbl стандартный, только в Италии это были маленькие номера, во всех остальных странах это были номера площадью 24–30 кв. м., здесь же в бунгало на втором этаже мы получили номер с двумя балконами, крошечной санкабиной, 14'' телевизором, площадью всего11-12 кв. м.

На свободном месте между дверями, кроватью и шкафом двум людям разойтись сложно. Поэтому туристы, побывавшие здесь однажды, выбирают семейный номер или супер, или виллу. Мы сначала хотели поменять номер, но за более просторный номер надо было доплачивать 35 $ в сутки, а учитывая, что в номере мы только спим и храним чемодан, отбросили эту затею.

Оставив вещи, успели на ужин в ресторан около бассейна. Поужинав, хотели спуститься к пляжу, но увидев многочисленные ступеньки и длинный пандус, решили отложить встречу с морем до утра.

Несмотря на усталость, после длительной дороги, уснула я только под утро. Сначала мешал шум проезжающих по Fanara street машин под окнами нашего бунгало (двойные стеклопакеты в Москве от шума спасают, а египетские в одно стекло спасают только от дыма, которым по вечерам гоняют комаров), потом к середине ночи распоясались полчища комаров. Честно говоря, ранее, читая один отзыв об отеле, где говорилось о комарах в номерах, посчитала это полным бредом, ранее с этими пиратами в Египте мы не сталкивались.

Утром в 9–30 была назначена встреча с гидом Тариком, у которого мы приобрели желанные путевки во дворец Екатерины и в Иерусалим + Петра, хотели еще съездить в Каир + Александрия, но такого тура у гида не было, а в Каире мы уже были.

На второй вечер, 9 мая, мы с мужем пошли познакомиться с окрестностями. Очень интересно было видеть на улицах Шарма своих соотечественников, гуляющих группами и распевающих «День победы». С праздником поздравляли и нас и мы. Гуляя, дошли до маяка, который виден с пляжа. Кроме ресторана с дискотекой и дайверцентра, мы обнаружили там памятник погибшим в авиакатастрофе 3 января 2004 (наверное, многие помнят шокирующие кадры из передачи «Вы очевидец», когда на виду у сотен отдыхающих в море упал авиалайнер). На следующее утро мы вернулись с мужем к этому монументу, чтобы прочесть фамилии погибших (в основном французы) и сфотографировать 61 птицу взметнувшуюся в небо с кругов на воде.

Территория отеля протянулась на 800–1000 метров от итальянского ресторана до уреза моря. Садовники, ползающие по газону с утра до вечера, превратили территорию в зеленую сказку-оазис среди песков Египта. Две туристки из Тулы, впервые попавшие в Египет, по началу, газон в отеле приняли за искусственное покрытие — такой он плотный и ровный.

3 ресторана отеля не дадут умереть с голоду, но к концу срока однообразная чужая еда начинает надоедать, да и с фруктами в отеле бедновато, хотя в других отелях, по разговорам с соседями по экскурсии, было еще хуже. В принципе нам хватало, единственное, что нас неприятно поразило — это то, что фрукты на раздачу выкладывают не мытые, а ведь все берут их на пляж и дают детям, думая, что они вымыты. Это мы обнаружили за день до отъезда, когда в 2 часа ночи зашли на поздний ужин в главный ресторан после экскурсии в Израиль-Иорданию, и увидели, как яблоки прямо из ящика выкладывают на раздачу, — после этого мы стали мыть все фрукты в отеле. Но все это мелочи.

Все недостатки отеля компенсируют владения Нептуна. Спустившись от открытого ресторана у бассейна на 97 ступенек, оказываешься на песчаной полоске пляжа, на которой расположились 4 ряда лежаков (после 10 утра с ними проблема). Коралловый риф около отеля, наверное, один из самых красивых в Шарме, т. к. к нам в залив причаливало до 40 катеров с дайверами и туристами с масками и ластами. В Хургаде мы ездили в коралловый заповедник Шарм Эль Нага, но даже ему далеко до того, что творилось в здешних водах.

Прямо к кромке воды приплывали не только мальки рыб, но и большие рыбы-попугаи, желто-полосатые рыбки всех видов, так что многочисленная ребятня прямо на мелководье могла познакомиться с обитателями рифов. Кто не умеет плавать с маской, или не занимается дайвингом, могли взять на 0,5 часа за 25 $ катамаранчик на 2–3 человек и через иллюминатор наблюдать сказку Красного моря.

Мы же с мужем, вооружившись маской с трубкой по часу — полтора зависали над завораживающей бездной. Вот когда мы пожалели, что у нас нет аквабокса для фотика. В первый наш приезд мы покупали одноразовый подводный фотоаппарат, но это выброшенные деньги, т. к. он берет только до2-3 м, а дальше все скрывает синева воды. Чтобы запечатлеть всю эту красоту, нужен хороший цифровик со вспышкой, а так, все это остается, только неизгладим, впечатлением в вашей памяти.

Пройдя по мелководью среди глыб мертвых кораллов метров 40, надеваем маски, проплываем 10–15 м. пустого глубоководья и оказываемся в 0,5 м от плоского перешейка коралловой отмели. Стараясь не задеть животом или ногами, с осторожностью преодолеваем это мелководье и оказываемся на другой планете — Планета сказочный Риф.

Взяв курс на соседний понтон, пробираемся вдоль извилистой стены, прекрасным занавесом, опускающейся в глубину. Справа от нас бескрайняя синева с бесчисленными косяками больших и маленьких рыб. Вот под нами распустилась и слегка покачивается желтая ветка мимозы, вот распустились розовые и сиреневые хризантемы, а там в воду набросал неизвестный кондитер сахарно-белые причудливые ветки, вдруг под нами бугрится синим бархатом гигантский морской змей, голова и хвост которого теряются в складках стены. И среди этого необычного сада снуют рыбки всех цветов и размеров.

Вот в глубине маленькие черные рыбки, похожие на бобтейлов: передняя половина туловища черная, а задняя — белая. У поверхности снуют в расщелинах алые меченосцы с ярко-синими глазками, вот застыла стая желто-черных полосатых скалярий, а вот вокруг тебя резвятся барбусы и данио (дома у нас аквариум, поэтому, невольно, коралловым рыбкам даем названия совсем других рыбок). Вдруг, из-под скалы, выплывает серая, в голубой горошек, сковородка с длинной ручкой — скат, а вот преграждает путь рыба-игла; она застыла на месте и изучает тебя. Но вот и спасительный понтон, по которому можно дойти до скалистого берега.

Но вода завладела тобой и не хочет отпускать. Поэтому опять с величайшей осторожностью по мелководью пробираешься над цветами-кораллами, из которых кое-где топорщатся длинные черные иглы ежей. Цветные кораллы кажутся такими нежными и красивыми, что так и хочется до них дотронуться, но на ощупь они оказываются твердыми и шершавыми как пемза или красный кирпич, а некоторые из них еще и жалятся (у мужа от одного такого осталась на бедре метка, как от укуса слепня).

Так мы проплавали 4 дня, а на 5-й день в понедельник 12 мая отправились на экскурсию во дворец-монастырь Св. Екатерины, находящейся у подножия легендарной горы Моисея. На гору Моисея поднимались наши дочери в свой предыдущий приезд в Египет. Из их рассказа мы оценили свои физические возможности и решили ограничиться только монастырем. Из отеля мы выехали 6–45 утра на маленьком автобусе до окраины Шарма, где около Календаря Мира пересели в большой комфортабельный автобус, на котором на 230 км углубились в сердце Синайского полуострова.

По пути было две остановки. Первая — у стойбища бедуинов, где ребятишки или продавали всякие безделушки или просили по-русски «кушать», но получив наш походный завтрак, состоящий из разных булок, просто его выкинули — им нужны были доллары. Вторая остановка на туалет и завтрак в непосредственной близости от городка Св. Екатерины. Около 11 мы были около монастыря, а вернее около монастырской лавки, где многие купили иконки, ладанки и колечки Св. Екатерины для своих близких. Мы купили только маленькую иконку Екатерины за 110 ф.

После лавки еще 5–10 минут на автобусе и мы на стоянке около монастыря, откуда начинается и путь паломников на гору Моисея, и во дворец Екатерины. Мимо монастырского сада дошли до крепостной стены, окружающей монастырь и через небольшую калитку вошли внутрь монастыря. На входе монах проверял, чтобы у женщин были закрыты коленки, плечи и покрыта голова, тем же, кто явился в мужской монастырь в шортах-стрингах с оголенными до половины ягодицами, монах, поворчав, выдал юбку-фартук.

Оказавшись внутри стен монастыря, все первым делом направляются к кусту неопалимой купины, который растет здесь почти 2000 лет. Все стараются дотянуться до его веточек и загадать желание. У меня это получилось после того как я взобралась на выступ фундамента часовни у купины. После удара колокола все туристы поспешили внутрь монастырского храма на службу. Войдя в храм, все поворачивают налево, где за пожертвования монастырю получают две свечи. Одну «за здравие» ставят здесь же, а вторую «за упокой» увозят на Родину и должны поставить на какой-нибудь праздник в своих храмах.

Православных, в отличие от других паломников, допускают в правый придел храма, где все оставляют записки «за здравие» и «за упокой». После чего православные допускаются до мощей Екатерины, приложившись к которым от монаха получаешь серебряное колечко Св. Екатерины. Интересно, что монах держит три бархатных мешочка, в которых находятся колечки разных размеров: мужские, женские, детские; всем они приходятся почти впору. Получив колечко, мимо икон алтаря выходим на улицу.

Около купины никого нет, можно спокойно сфотографироваться, и около колодца Моисея, пока не набежала толпа, тоже можно запечатлеться на память. После монастыря желающие забирались на гору чтобы сфотографировать монастырь с лучшего ракурса, кто-то пошел посмотреть стойбище богатого местного бедуина, а потом тропу на гору Моисея, а кто-то сразу спустился к автобусу, т. к. не смотря на относительно прохладную, пасмурную погоду и накрапывающий дождик сил у них не было — сказывалось пребывание в горах.

Когда в автобус собрались все туристы, мимо отпечатка «золотого тельца» отправились в обратный путь, предварительно заехав в ресторан отеля для паломников на обед. В ресторане был шведский стол с платными напитками. На обратном пути фантастический горный пейзаж уже не привлекал и большинство дремали. Не доехав 90 км до Шарма, повернули на Дахаб. Цель этого визита, было завести нас в ювелирно-парфюмерную лавку, что-то это мало кого заинтересовало, т. к. многие в Египте были уже не первый раз и на это разводилово не купились.

В отель возвратились в седьмом часу вечера, т. е. успели до ужина освежиться и принять человеческий вид. Вообще экскурсия несколько затянута — очень много времени ушло на дорогу, а в самом монастыре пробыли около часа. Детям эта экскурсия не интересна, и тащить их в такую даль, чтобы на них одели колечко Св. Екатерины не целесообразно. Стоимость экскурсии для взрослого — 55 долларов.

Следующие почти 2 дня мы отдыхали на море и в бассейне у итальянского ресторана. Я этот бассейн называла частным, т. к. около этого водоема находилось обычно не более 10 отдыхающих, и не было грохота анимации, а только слышалась спокойная европейская музыка. Да, еще мы заготавливали фрукты и кое-что из провизии для своей двухсуточной экскурсии в Иерусалим. Сам гид Тарик сказал, что сухой завтрак-паек будет таким же плохим, как и на экскурсию к Екатерине, а администрация отеля позволяет брать с собой продукты для экскурсии. Еще мы взяли 4 л. воды — оказалось мало.

Экскурсия намечалась на четверг-пятницу, но выезд из отеля был намечен на 21–00 среды.

У гида хотели выяснить количество человек на экскурсию, чтобы сесть отдельно на пару мест и иметь возможность вытянуть ноги. Тарик сказал, что будет 30 человек только русских, а сколько украинцев он не знал. В итоге автобус был полон, свободных мест не было.

Группа у нас подобралась очень колоритная: на первых двух местах сидела одна женщина более 200 кг весом (из-за нее по Иерусалиму мы хотя бы шли человеческим шагом, а не неслись галопом), за ней сидели две сестрички блезняшки, пенсионерки-спортсменки, которые везде оказывались первыми, экономившие на туалетах, но прогадавшие на tax-free. Еще у нас была пара русская-португалец, которых израильтяне проверяли с особым пристрастием. Ну и половина автобуса были из Украины, и русскоговорящие, и говорящие то ли по-польски, то ли по-чешски: они гида понимали, но их понять было нельзя, да и держались они особняком.

Такой компанией, в первом часу ночи мы добрались до египетского города Таба, на северной окраине которого находился контрольно-пропускной пункт с Израилем. Городок проехали минут за 10. На границе уже были автобусы и прибывали еще, поэтому гиды соревновались в скорости приобретения талона на очередность прохождения таможни. Наш мальчик, представитель фирмы Riveira, оказался шустрым малым, и мы опередили группы с 2–3 автобусов. Египтяне выпускали быстро, лишь бы вы не звенели на металлодетектере.

Распрощавшись с египетской территорией, мы чуть ли не бегом преодолели 200 м. ничейной земли и оказались перед вратами в «землю обетованную». Евреи оказались въедливыми формалистами. Каждого опросили, не везет ли он оружие, не передавали ли ему что-либо для провоза в Израиль, нет ли в багаже предметов, напоминающих оружие, какой раз и для чего едим в страну.

Труднее всего из нашей группы оказалось русско-португальской паре, а из предыдущей группы вытащили евреек мать с дочерью, и уж у них выясняли еврейскую родословную до 5-го колена. Перед самой таможней расположен ряд лавочек и только там можно присесть, пока идет этот формальный опрос. Получив очередной штамп в паспорте, прошли на новый израильский автобус. Вся эта пограничная котовасия заняла часа полтора.

С новым израильским сопровождающим мы взяли курс на Мертвое море. Проехав минут за 20 спящий израильский пограничный город Ейлат, добрались до местной темной пустыни и погрузились в дрему-сон.

В первых рассветных лучах справа от автобуса появился берег самого соленого и низко расположенного (более 400 м ниже уровня океана) Мертвого моря. С обеих сторон от дороги мелькали возделанные огородные поля, теплицы, плантации финиковых пальм, урожай которых уже на дереве был помещен в сетчатый мешок, и кое-где плантации оливок.

Около 6 утра была наша первая остановка на берегу моря, среди фешенебельных отелей, около магазинчика с косметикой моря. Здесь мы могли съесть свой завтрак, сходить в туалет и прикупить косметику и грязь Мертвого моря. На все про все отводилось 40 мин.

Поели, купили косметику и вместо скидки получили еще один флакончик крема. Продавцы в магазине русскоговорящие, разрекламируют вам все что надо и не надо. Если косметика нужна, то покупать лучше утром. Вечером, на обратном пути, оказавшись в этом же месте, можно тоже отоварится, но времени катастрофически мало.

Заняв свои места в автобусе, без сопровождающего, мы продолжили свой путь, минут через 20, среди пустыни к нам подсела наша израильская гид Элла. Наша бывшая соотечественница из Екатеринбурга прибыла в Израиль в 23 года с мужем и прожила здесь уже 17 лет, 15 из которых она водит по Иерусалиму русских туристов.

Женщина очень эрудированная, не зря закончила философский факультет в России. Давала нам очень много информации, но стараясь как можно больше увидеть и запечатлеть на фото и видео, и не имея наушников, как в Италии, нить ее рассказа терялась, а уж когда немного отставали от нее, то и вообще мы ее не слышали.

Нам повезло — накануне Израиль отмечал свое 60-летие, и туда с визитом прибыл Буш. Видимо Буша возили в Вифлеем. Мы, хоть и не американская делегация, но тоже попали в этот город рождения Христа. Город находится на палестинской территории за высокой бетонной стеной, попасть туда можно только через, охраняемый военными, блок — пост.

Но начну все по порядку. Появившаяся, среди пустыни, в нашем автобусе маленькая женщина Элла начала свой рассказ о истории Израиля с времен царя Давида до наших дней. Потом перешла на рассказ о появлении Христа и возникновении христианства. По пути следования Элла успевала обратить наше внимание на остатки реки Иордан, на селение на вершине холма, появившееся на месте бывшего Иерихона, на отметки около дороги, показывающие наш подъем от самой низкой точки на земле до высоты Иерусалима — более 800 м. над уровнем моря. Так к 9 часам утра мы доехали до города на 7 холмах-горах Иерусалима.

Современные кварталы города по спирали поднимаются от подножия к вершине холма, из района в район можно попасть, только преодолев эти серпантины. Так и мы, то взбираясь в гору, то опускаясь в лощину, добрались до храма, находящегося в низине перед Гефсиманским садом (как этот храм называется, уже не услышали, пока добежали до Эллы), отсюда открывался вид на крепостную стену старого города, но золотого купола было не видно. Особо не задерживаясь, Элла повела нас к Храму Успения Богородицы. Этот храм построен над местом, где была захоронена, а потом воскресла Божья Мать.

Место захоронения находится глубоко внизу, под старыми, почерневшими от времени, сводам. К самому гробу можно пройти через маленький лаз и прикоснуться к священному месту, самая большая женщина нашей группы этого сделать не смогла и просто разрыдалась. Покинув храм, мы опять загрузились в автобус и взяли курс на Вифлеем.

Перед блок — постом Элла ушла в конец автобуса, попросила задержать чем-либо палестинца, который, возможно будет проверять документы. Израильтянку он точно бы высадил, и мы продолжили бы путь дальше только с водителем, бывшем бедуином. Но наши документы никто не собирался проверять, и после 10 минутной задержки мы продолжили свой путь уже по Палестине.

Раньше Вифлеем и Иерусалим были одним целым, а теперь их разделяет бетонная стена 5-метровой высоты. Вифлеем так же, как и Иерусалим, белый город, раскинувший по горам и долам. Первым делом нас завезли в церковную лавку, где можно было купить иконки, крестики, ладошки (которые можно было осветить на священных для всех верующих местах), ладан, свечи, чтобы опалить их от пасхального огня в храмах Святой Земли. В лавке протолклись около часа.

Закупив все, что хотели, поехали к Храму Рождества Христова. Храм этот возведен над местом рождения Иисуса. Чтобы увидеть Вифлеемскую звезду и ясли, куда Богородица положила новорожденного надо отстоять очередь и спуститься через узкий проем на несколько ступеней вниз. Пока ползла наша очередь, можно было опалить связки из 33 свечей (по количеству, прожитых Христом лет), или просто свечи и приложиться к иконе улыбающейся Богоматери. Впереди нас спустились католики-испанцы и запели свои католические псалмы. Боже, какое это было красивое пение, просто слезы выступали от охватывающих чувств.

Рождественская звезда — это святыня православная, а вертеп — католическая. Что очень поражает, так это возможность все это фотографировать и снимать на видео. Освятив у Звезды все свои обереги, собрались перед иконостасом, поджидать всю свою группу, чтобы бросив прощальный взгляд на оставшиеся кое-где мозаики и более чем скромную обитель, охраняемую Георгием Победоносце, потом покинуть, сей Храм. Когда вышли на площадь перед храмом, то хотелось и сфотографироваться и не потерять из виду ажурный зонтик Эллы. Но вот благополучно добравшись до автобуса, мы поехали на обед. Там мы вкусили «кошерной» пищи, и смогли подпитать батарею видеокамеры, чтобы хватило на старый Иерусалим.

На выезде из Вифлеема нет никаких блок — постов, просто проезжаешь за забор, и уже в Израиле. Наш путь лежал к крепостным стенам старого города. Войдя через старинные ворота, оказались в арабском квартале. Предупредив всю группу, чтобы не отставали и не терялись и, на всякий случай, объяснив, где нас будет ждать автобус, Элла побежала вперед. Я, стараясь заметить у кого поворота мелькнул ажурный зонтик, держалась еще одного нашего ориентира, которого Элла всегда дожидалась. Продвигаясь по узким улочкам древнего города, старались запечатлеть все интересные моменты.

Что рассказывала Элла, я естественно, не слышала (вот где пригодились бы наушники), и каким путем мы прошли к Храму Гроба Господнего я описать не могу. Перед самым входом в Храм Элла показала нам справа снаружи от входа место, где Христа раздели и прибили к кресту. Дальше нам предстояло, войдя в Храм, подняться на Голгофу.

Все ожидали, что Голгофа — это самая высокая гора в Иерусалиме, но это заблуждение. На Голгофу, высотой всего 5 м., вела узкая винтовая лестница, где сохранился кусок скалы с углублением, в которое был поставлен крест с Христом на нем. Все, распятые на кресте, мучились от 12 часов до нескольких суток, Христос же умер через 3 часа.

Когда Христа сняли с креста, то положили на плоский камень, у подножия Голгофы, где его смазали миррой жены мироносицы и завернули в плащаницу (Камень Помазания находится прямо напротив входа в Храм под 8-ю лампадами, здесь опять можно было освятить крестики и иконки, просто положив все на камень.). После чего Христа захоронили в пещере, вход в которую завалили камнем. На месте захоронения Христа, в соседнем, самом высоком зале храма, возведена Кувуклия, где ежегодно нисходит пасхальный огонь.

Еще 40 дней, до Троицы, свечи и лампады в храме поддерживают этот животворящий огонь. Чтобы попасть внутрь Кувуклии, надо отстоять 3–4 часовую очередь из паломников, приезжающих в Иерусалим на неделю и более. У нас этого времени не было. Напротив входа в Кувуклию находится еще один просторный зал, в центре которого «Пуп Земли»- святыня православного христианства. Элла сказала, что от этого Пупа (каменной чаши) исходит тепло, но, видимо, надо быть сильно верующим человеком, чтобы почувствовать это тепло (мы с мужем его не уловили). На этом наше посещение Храма закончилось и все пошли на выход.

Впереди меня шли 3 монашки, я за ними проскочила в какой придел Храма и только тут сообразила, что потеряла из виду свою группу. Выскочив на площадь перед храмом, я метнулась в один проулок потом в другой, но нигде не было видно спасительного зонтика. И вот, о счастье, с возвышения в конце площади я увидела кружевной зонтик и фигуру мужа. Вся наша группа стояла у входа в храм и слушала очередной рассказ Эллы о трещине в колонне храма, который я опять проворонила.

Стараясь держаться кучнее и не потеряться в закоулках еврейских кварталов, больше напоминающих нескончаемую вереницу лавок ювелиров, старьевщиков, иконописцев, обувщиков и портных мы, «в темпе вальса», побежали к Стене Плача. Перед самым входом на лестницу, спускающуюся к площади перед Стеной, нас пропустили через металлодетектор, на выходе из которого каждый желающий мог взять брошюру на своем языке о Западной стене (Плача), оставшейся от дворца царя Ирода, главной святыни иудеев.

Стена разделена на женскую и мужскую половины, между которыми невысокий железный забор, дабы женщины не отвращали мужчин от молитвы. В щель, между камнями стены, надо было всунуть записку со своим сокровенным желанием. Не знаю, как на мужской половине обстояло дело со щелями, но на женской половине, даже подойти к стене было проблематично.

Во-первых, женский кусок стены меньше мужского участка, во-вторых, около стены было несколько классов девочек-школьниц, которые добросовестно выполняли перед стеной свой урок по чтению Торы, в-третьих кроме ненормальных туристок у стены было очень много истинных иудеек, которые уже оставили свои записочки во всех щелях на досягаемой высоте.

С большим трудом я тоже втиснула свою записку (муж это проделал гораздо легче). Отходя от стены, я обратила внимание на то, что все еврейки от стены пятятся спиной вперед, как потом объяснила Элла, чтобы не поворачиваться к святыне спиной. Пока поджидали всю группу, на площадь въехал грузовик, из которого стали высаживаться солдаты. Сегодня, у главной святыни, новобранцы должны были принять присягу. В Израиле всеобщая воинская повинность. Парни служат 3 года, а девушки 20 месяцев. Элле повезло, она приехала в Израиль уже замужней, поэтому не служила в армии.

Вместе с военнослужащими израильской авиации, через Мусорные ворота (через них раньше вывозили из города мусор — отсюда такое название) мы покидали стены старого города. Наша экскурсия в Иерусалим подходила к концу. Элла проехала с нами до новых жилых кварталов, предупредив, что границу с Иорданией мы должны пересечь до 19–00. Время было около 14–30. Дальше мы ехали без русскоговорящих сопровождающих, только с водителем-бедуином, знающим только иврит и родной язык.

В 15–45 мы остановились около уже знакомого парфюмерного магазинчика на берегу Мертвого моря. Через русскую, продавца магазинчика бедуин дал нам 30 мин на переодевания и купание в море. На наше громкое возмущение продавец, сказала, что просто переводит слова водителя и ни за что не отвечает, но, однако, наше негодование передала водителю. Нам, смиловавшись, добавили 15 мин, но предупредили, что если границу закроют, водитель ни за что не отвечает.

Как всегда в женские туалет и раздевалку — очередь (многие смеялись, что взяли эту экскурсию в очереди в туалет постоять). Поэтому на все макание в море осталось 5–10 мин. (правда более 15 мин в воде этого моря находиться вредно, надо вылезать из воды и хорошо ополаскиваться под сильными струями душа, потом можно зайти еще). Но вот опять все в сборе в автобусе, правда, один мужчина побежал в последний миг в магазин, но в положенное время, продолжили наше путешествие.

Вечер был пасмурный. Дали скрывались в пыльной дымке. Километровые столбы заставляли беспокоиться о том, что мы вовремя окажемся на границе с Иорданией. Часы показывали 18–55, а на столбе мелькнула цифра 24, Эйлат только показался на горизонте. Все — опоздали. Но, чудо, на развилке сворачиваем налево и через 200 м оказываемся на границе. Израильтяне быстро проштамповали наши паспорта на выезд и отпустили в направлении другого государства.

Полоса ничейной земли была шире, чем между Египтом и Израилем. Со стороны Израиля ее охранял наш бывший соотечественник в спортивном костюме с автоматом на плече, а со стороны Иордании трое то ли полицейских, то ли военных, любовались на закат и в наши паспорта заглянули лишь для того чтобы убедиться, что это загранпаспорт, а не какой-то другой документ. На таможне нас никто не ждал. Правда один дядька пытался у нас что-то спросить, но изъяснялся он на языке арабско-английском и мы друг друга не поняли.

Постепенно подтянулась вся наша группа. Расселись на скамеечки в какой-то чайхане (местное Duty free оказалось) и стали ждать. Появился какой-то местный дядька и стал что-то у нас спрашивать на английском, как выяснилось, хотел узнать в какой отель мы приехали. Разумеется, мы этого не знали. Но, слава Богу, на бейджике мужа, который выдала нам египетская турфирма Riveira, был номер сотового телефона этой фирмы. Иорданец позвонил, переговорил, обрадовался, что мы едим в его отель и начал собирать у нас паспорта, чтобы их проштамповала иорданская таможня. В общем вся эта чехарда заняла часа полтора, стемнело.

Получили паспорта, расселись в новом автобусе и поехали в кромешной темноте арабской ночи в отель. До отеля, расположенного в центре иорданского города Акаба, добрались за 10–15 мин. Быстро получили ключи, разбрелись по номерам, чтобы бросив свои вещи спуститься вниз на ужин, а потом, наконец, добравшись до кровати, вытянуть гудящие ноги. Отель, хоть и служил перевалочным пунктом для сотен туристов со всех стран мира, оказался даже более комфортным, чем наш отель в Шарме.

Номер был в 2 раза больше, звукоизоляция окон лучше (ночной жизни города под окном было не слышно), кондиционер работал отлично, что даже под стеганым одеялом было комфортно, в большой туалетной комнате была ванна, биде, унитаз и большая туалетная столешница с умывальником. На столешнице были пузырьки с гелем для душа и шампунем, 2 коробочки мыла и шапочка для душа. Отсутствие фена и несколько староватая мебель, не портили впечатления от отеля. Номер нам достался на последнем 6 этаже и, проснувшись утром, мы смогли полюбоваться открывшейся панорамой города.

Быстро собрались, позавтракали (шведский стол включал напитки) и вместо 8–15 в автобусе уже все собрались 7–45, даже иорданский гид Исам был удивлен нашей расторопности. Раньше сели — раньше выехали. До нового Чуда Света -древнего города набатеев, было 90 км от свободной экономической зоны Иордании -г. Акабы.

По пути следования делали 3 остановки: полюбоваться на Долину Луны, где снимался фильм «Индиана Джонс»; вторая остановка на туалет в сувенирной лавке (там тоже продавалась косметика Мертвого моря, но в 2,2 раза дороже, чем в Израиле). Последняя остановка на вершине глубокого каньона — красота потрясающая, но хороших кадров сделать не удалось из-за утренней дымки. В 10 утра показалась цель нашего путешествия -г. Пе’тра.

Вдоль серпантина дороги спускались вниз каньона невысокие белые домики с вкраплениями минаретов и мечетей. Где-то там, внизу, пряталась жемчужина древних набатеев розовый город, вырезанный прямо в цветных скалах. Около часа потратили на туалет, приобретение билетов в город-музей (билеты приобретал гид), поиски банкомата и прочую ерунду.

В 11, в самую жару, начали свой спуск к новому Чуду Света. У автобуса остался водитель и наша самая большая девушка — на эту пешую экскурсию она не отважилась, ее целью были святые места, а сюда она поехала просто за компанию. Правда эту экскурсию можно было совершить на гужевом транспорте, наняв его у бедуинов за дополнительную плату.

Первые 300 м. дорога шла по дну широкого ущелья среди невысоких гор. Уже метров через100, стали попадаться первые 2-х этажные дома-склепы простых набатеев, не отличающиеся особой красотой. В конце 300-метрового отрезка пути была развилка ущелья. Справа была возведена каменная плотина водохранилища, служащего для сбора дождевой и талой воды, и воды сбегающей из источника Моисея. Сейчас хранилище было пустым и полуразрушенным.

Слева шла дорога в узкий каньон среди почти отвесных скал, высотой до 70–80 м. Вдоль стен каньона было проложено 2 узких канала для подачи воды от хранилища в город. Периодически в каналах были сделаны глубокие резервуары, служащие фильтрами, для очистки воды от камней и песка. Протяженность каньона твердил нам Исам 1207 м. Только приходилось удивляться — почему сбор у автобуса был назначен на 15–30? Дорога то пряталась в тень сводов каньона, то плавилась от солнечного света. Природа сама сотворила чудо, на которое можно смотреть бесконечно, как на огонь или море. Шли не торопясь, думая, что дорога короткая.

Мне надоело идти в толпе и пытаться через головы туристов поймать хороший кадр. Поэтому я пошла вперед — в конце пути все равно все соберутся. Хотелось сфотографировать чуть ли не каждый участок каньона. Цвета стен каньона менялись от песочно-розового до лилово-черного. Природа из этих цветов нарисовала неповторимые узоры на стенах. Но вот в конце тенистого туннеля появилось светлое пятно, в котором ясно видно было творение рук человеческих — два яруса стройных колонн, а над ними классический портик.

Но вот каньон позади. Ты оказываешься на небольшой, залитой солнцем площади, перед величественным сооружением древних набатеев. Дворец-храм, усыпальница или еще так называемая Казна, вырезан прямо в розовой стене скалы. Его размеры 40×15 м не производят впечатления громоздкости. Храм из-за цвета кажется легким, воздушным, готовым, как воздушный шарик, улететь в ярко-голубое небо. Пока искала точку, откуда запечатлеть весь храм подтянулась вся наша группа.

Исам рассказал, как строился храм, что символизируют фигуры на стенах и портике дворца, а потом дал нам 15 мин свободного времени на фотографирование и приобретение сувениров. Я думала, что на этом наша экскурсия закончится. Какого же было удивление всех, когда гид собрав нашу группу, повел нас дальше и конца этому сказочному городу пока видно не было. Вот слева вырезаны в скале дома с усыпальницами наверху, вот чаша амфитеатра на 5000 зрителей (значит в городе было более 25000 жителей), а дальше импровизированная деревня набатеев с мини представлением.

После деревни гид сделал для нас остановку, чтобы выпить чай или кофе под навесом у бедуинов и сходить в бедуинский туалет. На наше явное нежелание идти в это заведение Исам сказал: " Сходите обязательно, прихватите фотоаппарат и обратите внимание на потолок». Муж отказался, а я пошла. Каково же было изумление, когда в толще скалы оказался обычный современный туалет с кабинками, унитазами, умывальником, мылом и туалетной бумагой (в Москве не всегда такое встретишь), но более всего поразили стены и потолок.

Природа окрасила их радужным муаром. Когда первооткрыватели этого заведения описали свои впечатления, туда потянулась вся наша группа. Я же села к бедуинам под навес и заказала чай за 1 доллар. Заказ принимал красивый молодой бедуин в национальной одежде с кривым кинжалом за поясом. Было велико искушение его сфотографировать, но я постеснялась.

Чай подал другой бедуин, на подносе, в небольшом стакане с ручкой. Чай был не слишком горячим, в меру сладким, а сверху плавал листик свежей мяты. После этой передышки Исам повел нас дальше. Горы отступили в стороны, слева потянулась «Римская дорога», а справа в стене новые шедевры — здание тюрьмы и Дворец дочери правителя набатеев. Здесь закончилась наша экскурсия. Гид, дав нам 1,5 часа до сбора в автобусе, покинул нас. Нам самим предстояло, рассчитав свои силы, решить какие достопримечательности осматривать.

Жара и солнце сделали свое дело. Сил и времени осмотреть все явно не хватало. Пройдя по «римской дороге» до очередных развалин храма пришлось повернуть назад. Пленки в кинокамере осталось на 4 мин., но батарея иссякла, как и вода в одной из бутылок. Путь наверх оказался не из легких. Поражало то, что нам на встречу шли туристы с маленькими детьми и в колясках, и в рюкзачках на груди. Интересно, что смогут увидеть туристы, которые в 15–30 только начинали свой путь к набатеям? Но вот и спасительная прохлада кондиционера автобуса. Впереди нас ждал обед в отеле г. Пе’тра.

Еда в Иордании, как и в Израиле была не такой острой, как в Египте. Напитки нам заменили арбуз и дыня. Быстро поев, муж спустился на улицу (ресторан был на 4 этаже) и успел сделать несколько фотографий. Дальше наш путь лежал назад в отель Шарма, через 3 границы. За экскурсию у нас в паспортах поставили 8 штампов и наклеили марку с видом Казны Пе’тры.

На обратном пути не было ничего примечательного, если не считать того, как на иордано-израильской границе на вопросы таможенницы человек 100 туристов хором отвечали, что у них нет оружия и прочего. Да еще наши блезняшки, уже оказавшись на египетской территории, искали где получить возврат налога на товары, купленные в Израиле.

Не доехав 90 км. до Шарма в 12 ночи гид предложил заехать в Дахаб, но получил громкий протест, всем хотелось быстрее добраться до кроватей. В отель мы попали во втором часу ночи, уже в субботу. Вместо сухого пайка, мы смогли поужинать в главном ресторане отеля. Вот тогда я и увидела, как раскладывают немытые фрукты на завтрак.

Приняв душ и, наконец, отрегулировав кондиционер на спасительную прохладу мы провалились в сон. На удивление, что после такой длительной экскурсии мы проспали лишь на час дольше, чем обычно. Проплавав в море до обеда, часа в 4 решили пойти на близлежащий рынок тратить «фантики» и купить подарки и сувениры. Наш рынок оказался даже дешевле хваленого рынка в Наама-Бэй. Фунтики спустили все. Купили футболок, полотенца, магнитики, сувениры и в очередной раз чемодан (после каждой турпоездки мы получаем разбитый чемодан, в этот раз был разбит кодовый замок, а вернее его пластмассовая начинка). После ужина упаковались, чтобы не тратить на эту процедуру последний день и быть готовыми в 12–00 освободить номер.

Настало воскресенье 18 мая. Вылететь мы должны были в 21–15 по местному времени. Так что до 18–00 мы смогли насладиться и утренним морем и послеобеденным бассейном.

За номер решили не доплачивать, 35 дол. — это слишком дорогая плата за хранение наших чемоданов течение 4-х часов.

В аэропорт выехали, как и было обещано в 18. Таможню на вылет прошли еще быстрее, чем на прибытие. Вылетели на дряхленьком, скрипящем ИЛ-86. Прилетели во Внуково ровно по расписанию. На удивление быстро прошли таможню и получили свои чемоданы (в тот раз они оказались целы).

За эту поездку в нашем паспорте прибавилось сразу 12 штампов.

Москва встречала нас промозглым дождиком и темнотой ночи.

© Алена. Материал размещен с разрешения автора.

Частные гиды
в Шарм-эль-Шейхе

Бронирование отелей
в Шарм-эль-Шейхе

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить свой комментарий.