MSablin
Максим Саблин Пользователь — был вчера 15:28

Отчет о поездке в Тибет и коре вокруг горы Кайлас

18

Внизу не встретишь, как не тянись, за всю свою счастливую жизнь, десятой доли таких красот и чудес. После авантюрной попытки восхождения на Пик Ленина в прошлом году я уже почти готов был лазить на вершины и дальше, но вдруг понял, что имею в наличии достаточно решимости, чтобы купить тур в Тибет. Туда я вроде бы когда-то хотел попасть, правда, не помнил уже зачем. Там ожидалась тяжелая физическая нагрузка (длительные пешие переходы на больших высотах), а я уже знал, что это такое и был готов. Но мои ожидания, конечно, были гораздо выше, ведь в Тибет едут не за этим. Дальше просто приведу свой дневник, который я вел там.

04.06.2016 г. Сегодня лечу в Гуанчжоу, а завтра в Лхасу. Подумать только. Я лечу в Тибет! Через 2 часа поеду в аэропорт Шереметьево. А там, кстати, встреча с нашей группой — интересно, кто попадется мне в попутчики? Как только начинаешь мыслить о Тибете, всякое случайное становится закономерным и важным, поэтому с небольшим волнением жду встречи с двумя девушками, которые «йоги» и «красавицы» (так их описала организатор тура) и мужчиной «шестидесяти лет, который хочет потом остаться путешествовать по Китаю». Это наша группа и все, что о ней мне известно. Восхождение на Пик Ленина показало, что в тяжелых условиях попутчики должны быть крепкими, мудрыми, терпеливыми и надежными людьми. Как пел Высоцкий — с теми, кто сразу «раскис и вниз» в горы лучше не ходить. Я бы поехал в одиночку, ведь Тибет, в первую очередь ассоциируется с уходом в себя, созерцанием и одиноким размышлением. Но оказалось, что власти Китая официально запретили туда ехать без группы. Нам должны выдать пермит именно на группу и именно группой мы должны проходить все проверки и посты. Так что, афоризм Набокова, что к богу приходят не экскурсии с гидом, а одинокие путешественники, придется предать забвению. Еще есть опасение, что попутчики окажутся эзотериками в худшем смысле этого слова, вплоть до полной «прибабахнутости».

Добавлял интриги и тот факт, что наша группа сформировалась случайным и даже невероятным образом всего неделю назад. Может, мы вообще не должны были ехать? Цены на туры в Тибет в связи с ростом курса доллара подросли, поэтому спрос уменьшился. Девушки были записаны на тур «Паломничество на Кайлас» с гидом тибетцем, но для поездки нужно было четверо, а их было только двое. Я еще полгода назад записался на такой же тур в группу с российским гидом, но больше никто не записался. Даже если б меня включили в группу с девушками, то не хватало еще одного человека. Даты вылета уже подходили и когда шансы попасть в Тибет приблизились к нулю, неожиданно из ниоткуда появился четвертый человек, который просто захотел поскорее отправиться в Тибет. И организаторы спрашивали каждого — готовы ли мы поехать вместе. Если хотя бы один отказался, то никто бы не поехал. Все мы согласились. Но это было еще не все: власти Китая неожиданно запретили посещать Лхасу иностранцам на нужный нам период. Они вводят такие запреты периодически и внезапно, и ничего с этим не поделать. Нам предложили перенести нашу поездку на неделю раньше. Мы согласились и на это, хотя всем пришлось менять даты отпусков, менять авиабилеты и доплачивать. Но группа все-таки не распалась и все получилось.

Кстати следует сразу оговориться — дневник я писал не после поездки, а каждый день в ее период, поэтому все написано в настоящем времени и не всегда последовательно и систематизировано, как и все те впечатления и знания, которые я получал там. Но некоторые данные, например, касающиеся «матчасти» о буддизме, я добавлял в текст, когда уже под рукой был интернет (после поездки), поскольку мне это было интересно и важно сохранить где-нибудь в одном месте. И еще один момент — все, что я пишу, отражает текущее понимание и видение мной описанных вопросов. При этом мой уровень знаний о Тибете и буддизме является начальным. Все, что я знаю, взято из Википедии, пары книг, рассказов гида и собственных наблюдений за небольшой период времени. Поэтому вполне возможны ошибки и заблуждения. Прошу за это извинить и не судить строго, никого не хочу обидеть или навязать свое мнение.

И немного о предыстории, которая вывела меня туда — за последние три года пробежал с десяток марафонов, преодолел «длинный» триатлон (3,8 км плыть, 180 км ехать на велосипеде, 42,195 км бежать) и осуществил попытку подняться на Пик Ленина (дошел до 6304 из 7143 метров). Каждый шаг вперед помог лучше понять себя, стать сильнее, увидеть новые горизонты и, в конце концов, вспомнить, что когда-то хотел и в Тибете побывать.

Перед выездом в аэропорт поспал 1,5 часа. Все-таки еще не восстановился. Неделю назад пробежал 60 км вокруг соленого озера Эльтон на одноименном ультратрейле. Пробег по бескрайней степи в невероятную жару повлек полное истощение тела и удивительное просветление души. Я стал ненормально счастлив, спокоен и «освобожден» от всего суетного. И такое состояние как нельзя лучше подошло для поездки в Тибет. Но время течет и забег этот постепенно скрывается в прошлом. Мои мысли заняты другим. Я постепенно осознаю важную вещь. Я еду не просто в Тибет. Тур называется «Паломничество на Кайлас». А слова «паломничество» и «Кайлас» предполагают, что вся поездка будет наполнена размышлениями и поиском ответов на самые важные вопросы. Кайлас — это центральная идея всех концепций о Тибете. По сути, это самое интересное его место, средоточие всей мистики. Я знал про Тибет, но ничего не знал про Кайлас еще полгода назад. Спонтанно я выбрал этот тур и только пару дней назад, после прочтения литературы об этой горе, до меня дошло, как мне повезло.

Приехал в аэропорт пораньше. Регистрация еще не началась и я сел ждать. Прошел парень в футболке с надписью «Тибет». Рядом со мной села китаянка — у нее рюкзак фирмы Кайлас. Познакомился с нашей группой. «Мужчина шестидесяти лет» сам подошел ко мне, не знаю, как он догадался. Он был маленького роста, крепкий, но полноватый, с пристальным взглядом из-под очков и седой аккуратной бородкой. Он тщательно произносил каждое слово и говорил громко. Выглядел интеллигентно, я подумал, что он преподаватель.

Первой из девушек, которую я увидел, была Светлана — узнал ее по фото на Фейсбуке. На вид ей было лет двадцать, выше среднего роста, стройная, со светлыми вьющимися волосами, непроницаемым лицом и серыми глазами. Улыбалась сдержанно, говорила мало и отрывисто, держалась отстраненно и закрыто. Мы пригласили ее встать к нам поближе к стойке регистрации — отказалась. Вторая девушка — Женя, была высокая, довольно плотная, лет тридцати на вид, с карими немигающими глазами. Она улыбалась очень приятно, с ямочками на щеках, но я не мог избавиться от чувства, что находится она в мыслях где-то далеко. Они со Светой были знакомы изначально на ниве занятий йогой и были похожи друг на друга в своем спокойствии. Кстати, все имена кроме своего, я изменил, поскольку в отчете иногда упоминаю свою группу, тем более что не всем суждено было дойти до цели. Поэтому имена вымышленные, чтобы истинным персонажам не причинять каких-либо неудобств.

Пока мы ждем самолета, еще немного расскажу о цели нашей поездки — горе Кайлас. По плану мы должны прилететь в Лхасу, а потом ехать на машине несколько дней к горе, посещая по ходу движения достопримечательности (дворец Потала, храмы Драк Йерпа, Палкор Чаде, Ташилунпо, озера Ямдрок, Манасаровар и пр.) Если кратко — эта гора считается священной в индуизме, буддизме, джайнизме и религии бон, приверженцы которых называют эту гору «сердцем мира» и «осью земли». Индийцы вообще верят, что на горе живет бог Шива. Высота ее как говорят мистики 6666 метров, а, по мнению ученых, от 6638 до 6890 метров (разные способы подсчета). На вершину Кайласа никогда не ступала нога человека в связи с запретом властей и верующих. Помимо этого, о горе существует немало мистических теорий. Эрнст Мулдашев писал, что это не гора, а пирамида, созданная другой цивилизацией для связи с космосом. Одновременно с этим гора, якобы, является огромным «зеркалом Козырева», которое может изменить время для тех, кто рядом с ним. Видимо, там можно быстро постареть или помолодеть. Также, по его мнению, в этом районе (точнее, под горой именуемой саркофагом Нанди) находится «на хранении» генофонд человечества. Николай Рерих писал о том, что в районе горы находится Шамбала и ашрамы мудрецов — духовных учителей человечества. И к горе, якобы, просто так попасть нельзя — она должна позвать тебя… Но посмотреть на гору мало — наша цель сделать обход (кору) вокруг горы — пройти за 3 дня около 55 километров, по пути взойдя на перевал Дролма Ла (высота 5700 метров), переход через который означает переход от старой жизни к новой, полной света и новых знаний.

Паломники ходят по этому маршруту уже невесть сколько столетий. К примеру, известно, что еще в 14-м веке для них были построены дома для отдыха. Николай Рерих видел паломников в 1927-м году и написал об этом в книге «Шамбала. Сердце Азии»: «…где близок священный Кайлас, куда ходят пилигримы… Уже попадаются вереницы пилигримов. С копьями, мрачные и всклокоченные». Эту гору, кстати, тибетцы называют Кангринбоче, бонцы — Юндрунг Гуцег, китайцы — Гандисышань.

Приведу здесь еще и описание этого места из книги Молодцовой «Тибет: сияние пустоты»: «Олмо Лунг Ринг — Олмо Длинная Долина. Столицей этой страны, к которой постоянно прилагается эпитет Высшее или Лучшее место, стал город Барпосо-гьял. В центре страны Олмо располагается священное для индийцев и тибетцев озеро Манасаровар, а в центре этого озера возвышается еще более священная гора Кайласа, которую тибетцы называют Юнгдрунг Гутсек — Девятиэтажная Гора Свастики. Эта гора является космическим позвоночным столбом, соединяя между собой небесный, земной и подземный миры — а других миров на свете нет. Четыре великие реки стекают с горы Кайласа и растекаются по четырем сторонам света. И индийцы, и тибетцы почитают своим священным долгом хотя бы раз в жизни совершить паломничество к священному озеру и священной горе и проползти вокруг них на коленях. Высшее же счастье — встретить здесь смерть, ибо тогда человеку не придется более возрождаться. Многие неверующие европейцы пытались совершить восхождение на гору Юнгдрунг Гутсек, но все они терпели неудачу в этом предприятии, никто не достиг ее вершины. По возвращении же святотатцы немедленно умирали ужасной смертью. Возможно, виной тому особые энергетические вибрации этого священного места. Расположенная вокруг горы Юнгдрунг Гутсек вечная святая страна Олмо имеет форму восьмилепесткового лотоса, а небо над ней выглядит как колесо с восемью спицами. Внутренний район этой страны представляет собой окружающий священную гору комплекс дворцов, храмов, рек и парков. Это тайный из тайных, недоступный земному видению центр священной страны, и он замкнут круговой цепью неприступных гор. Страну Олмо часто отождествляют с великой Шамбалой, в названии которой „шамбха“ означает „мир“, „благо“, а „ла“ — „держать“, так что мы говорим о стране — держателе блага мира. Никто не может по собственной воле, не будучи позван, прийти в эту страну. Возможность посетить ее открывается лишь для духовно возвышенных людей, обладающих высшим знанием и безупречно владеющих своим физическим телом. Это для них Учитель бон Шенраб натянул тетиву лука и выпустил стрелу, пробившую узкий проход в мощном горном массиве, который называется с тех пор не иначе как Путь Стрелы. Путь этот столь же труден, как и путь человеческой жизни. „Как правильно перейти жизнь?“ — спрашивают живущих в Шамбале Махатм, продиктовавших Елене Рерих неисчерпаемую Агни-йогу. Махатмы отвечают: „Как по струне бездну: красиво, бережно и стремительно“. Таков он, путь в Олмо-Шамбалу».

Описанная выше история, да и все истории об этой горе вдохновляют на ее посещение. Я чувствую, что попал туда вовремя, чувствую, что раньше было бы рано, позже было бы поздно, а сейчас — самое время, я готов и для меня нет ничего более важного. Не буду рассуждать на тему, что меня туда позвали высшие силы, хотелось бы верить, что такие силы хотя бы есть, но чтобы попасть на Кайлас, в принципе, достаточно купить тур и быть в хорошей физической форме. И, тем не менее, сделать это далеко не так просто. Мне, например, понадобилось двадцать три года, несколько крутых поворотов судьбы и ряд важных решений, чтобы попасть туда.

Где-то за две недели до поездки я начал читать литературу о Тибете, чтобы лучше понять, куда я еду. До этого Тибет в моем понимании был мечтой, таинственным и прекрасным местом для просветления. Я рассматривал Тибет как нечто надрелигиозное, как место, где любому человеку доступно просветление, где живут только просветленные монахи, вместо домов там исключительно храмы и каждый день случаются чудеса. Как оказалось, я был почти прав по сути, а вот деталей никаких не знал.

Первой мне повезло прочесть книгу Ули Франца «Инструкция по применению. Тибет». Эзотерические издания или же художественные для полноценного изучения этой страны не подходят, потому что, как правило, не дают привычного описания. А Ули Франц написал в академическом стиле, разложил историю по датам, периодам, школам, не ударился в мистику, поэтому после прочтения появилось достаточно выпуклое и системное понимание, что такое Тибет. Оказалось, что Тибет в первую очередь это буддизм. Это не светское, а теократическое государство, где религия неразрывно связана с управлением и регулированием жизни граждан (понятно, что с даты вхождения в Китай, формально это уже не отдельное государство). Эту книгу можно прочесть как начальную обзорную книгу, чтобы потом углублять знания с пониманием общей системы и структуры. Затем принялся за «Тибет: сияние пустоты» Е. Н. Молодцовой, которая увлекательно и с допустимой иронией углубилась в легенды, описывающие Тибет. Я планировал продолжать чтение книг и в Тибете — в моем телефоне были закачаны электронные книги так или иначе связанные с этим местом: Агни-йога Елены Рерих, «Шамбала. Сердце Азии» Николая Рериха, «Тайный Тибет» Фоско Марайни, «Буддист паломник у святынь Тибета» Г. Цыбикова и ряд других.

Хочу вести подробный дневник и описывать, что со мной происходит. Как бы то ни было моя цель не развенчать то, что слышал о Тибете, а просто посмотреть и прочувствовать эту страну. Даже в мифы я относительно верю, верю, что в Тибете что-то есть. А теперь буду с ясным сердцем, так сказать, смотреть, что это такое. Перед поездкой сформулировал вопросы, ответы на которые я хочу получить. Также решил прекратить связь с внешним миром (кроме близких), закрыться от мыслей кого бы то ни было извне. Поэтому отключил в телефоне интернет, удалил Фейсбук и спортивный трекер — социальную сеть спортсменов Эндомондо. Даже установил на экран фото горы Кайлас. Хотелось бы еще оставить себя прежнего в Москве, но нельзя же совсем забыть свою личность. Все равно какие-то ее составляющие поедут со мной в Тибет. Так что я просто попытался представить себе, что я никто, пустой сосуд, интересующийся всем наблюдатель, слушатель, без эмоций и строгих размышлений.

Мы летим до Гуанчжоу около 10 часов с пересадкой в Урумчи. Затем оттуда в Лхасу еще около 5 часов, опять же с пересадкой. Итого — 4 перелета, 15 часов в воздухе. Я уже потом посмотрел на карту — это не самый оптимальный путь, ведь мы летим вначале до юго-восточной части материка, затем возвращаемся обратно на северо-запад в Лхасу. По-моему, логичнее лететь через Катманду. Но на тот момент я вообще не думал о маршруте, выбранном организаторами — они уж точно знали лучше меня все нюансы поездки в Тибет и я доверял им полностью, и доверяю до сих пор. Думаю через Гуанчжоу просто дешевле и логистически удобнее. Кстати не стоит пытаться ехать в Тибет без проверенной фирмы сопровождения — наши документы проверяли потом в каждом городе, а гид специально ходил в полицию и отмечался. И у нас не было никаких проблем.

Мы все еще сидим в аэропорту и пытаемся познакомиться, говорим о чем-то, но такое чувство, что каждый из нас с разных планет и контакта пока нет. Светлана к нам не подошла — сидела вдали и пила кофе. Я ни в чем не уверен. Начитался о Кайласе и теперь думаю — так впустит ли он меня? Каждую секунду присутствует определенное напряжение, хотя это больше связано с длительным перелетом, чем с мистикой. Но я как-то более явственно чувствую все, что происходит вокруг. Как оказалось, до самого последнего момента Тибет все еще раздумывал — брать нас на борт или нет. Может кто-то из четырех теноров был лишний?

Самолет на Гуанчжоу отправляется с 24-го «гейта», мы сели рядом с ним, варианта пропустить наш вылет вроде нет. У выхода уже стоит большая очередь. Подошла Света. Говорит — давайте пока посидим, подождем, успеем еще, вот же очередь, как только двинется — мы присоединимся. Мы как-то молча соглашаемся, не особенно задумываясь и подчиняясь ей как лидеру, который знает что делает. Время уже 21.20, а отлет в 21.40. Это значит, самолет задерживают, обычное дело, наверное. Очередь в наш выход не двигается, все нормально. Во мне какое-то беспокойство, но предмет его не ясен. Но моя группа здесь, что создает иллюзию разумности действий — не могут же все четыре человека действовать неправильно. Каждый по отдельности, я думаю, вел бы себя иначе, хотя бы выяснил, что с нашим самолетом, ведь время вылета было через двадцать минут. Но мы в группе и немного полагаемся на всю группу, поэтому продолжаем сидеть и ждать пока очередь в наш выход двинется. Разговариваем о Тибете. И тут я совершенно неосознанно решаю посмотреть табло рейсов. В голове нет никаких мыслей, никакого вмешательства разума. Экран направлен в противоположную от нас сторону, чтобы посмотреть надо отойти на пару шагов назад. Смотрю на табло вылетов и пол уходит у меня из-под ног. Вся величина последствий тут же проносится перед моим взором — мы никуда уже не летим, платим большие деньги за новые билеты, как-то все глупее не придумаешь. Одним словом Тибет не пустил. На табло написано, что выход поменяли с 24 на 23. Кричу остальным о своем открытии. И мы вместе бежим к выходу 23. Там ни одного пассажира нет. «Закрыто» — говорят мне сотрудники аэропорта за стойкой или мне это только кажется. Через пятнадцать минут вылет, я понимаю, что мы опоздали. Но не сдаюсь, говорю нас четверо, нам надо на этот рейс. Судорожно ищу свой посадочный талон. Талон куда-то запропастился. Ищу еще. Оказалось, я переложил его в рюкзак, хотя всегда держу в кармане. Вижу растерянные лица нашей группы. Нас пропускают. Бегу по карману к самолету, думаю, только бы не закрыли дверь. Дверь открыта. Забегаю в самолет. Следом остальные. Успели. Сажусь. Выдыхаю. Все-таки я лечу в Тибет.

Пока летим, я пытаюсь читать про буддизм. Буду вставлять в текст интересные для меня вырезки из прочитанного. Не всегда это будет к месту, но сохраню все в первозданном виде, ведь цели сделать структурированный академический труд о Тибете и буддизме я перед собой не ставлю. Прочел, например, у Молодцовой, что истину, согласно буддизму, можно найти только в одиночестве. Будда может только показать путь, но просветления ты должен добиться самостоятельно. Никто не поможет и не даст руку. Напротив, будут искушения, чтобы не сделать этого. Поэтому надо надеяться только на себя и только самому принимать решения. Сам Сиддхарта Гаутама (по-другому, Будда Шакьямуни или просто Будда) двадцать девять лет жил в прекрасном замке с женой и ребенком и все же ушел из дома, чтобы найти покой души. Никто ему этого покоя не дал и он самостоятельно в результате определенного пути понял, что надо делать.

Но вскоре ко мне подошла стюардесса и прекратила мое изучение буддизма — телефон, оказывается, нельзя включать даже после набора высоты (самолет Китайских авиалиний). На пересадке в Урумчи (Китай) удивило, что в аэропорту объявления произносили на китайском и на русском. Долетели до Гуанчжоу, а там тропики настоящие — сразу по выходу из самолета окунулись во влажную жару. На трапе меня спросили из Москвы ли я и наклеили синюю круглую наклейку на мое плечо. Впервые вижу такой способ помечать пассажиров, видимо для китайцев мы на одно лицо. Посадили в отдельный автобус и увезли в аэропорт. Даже не знаю, зачем нас отделяли. 15.00 по местному. Время на пять часов больше чем в Москве — кстати, это время действовало и во всем Тибете. Пока летел в Гуанчжоу несколько раз удивлялся сам себе, что я лечу в Лхасу. До сих пор не верю. Нас встретил гид, его звали Леша, он китаец, три года жил в Москве. Но, конечно же, он никакой не Леша, но видно настоящее его имя выговорить нам не под силу. Он дал нам пермит (разрешение на въезд) в Тибет.

Из приложения к пермиту я узнал возраст остальных — Светлане 27, Жене — 38, Алексею — 61, а мне действительно 36. Я где-то прочел, что в Китае везде курс одинаковый, поэтому поменял доллары в аэропорту — курс там указан 6,2, но фактически 5,8, так как берут комиссию. Позже с рук и в городских обменниках я менял по более выгодному курсу. Заселились в небольшой отель рядом с аэропортом. Никто из сотрудников не говорит по-английски, но у всех на телефонах Гугл переводчик. Завтра в 8 утра мы летим в Лхасу. А пока легли передохнуть.

Я уже много написал, а ведь еще даже не долетел до Тибета. Но завтра я буду там! Сижу в гостинице, почему-то подвожу итоги своей жизни, пытаясь проследить логику своего пути в Тибет. Ведь я давно уже забыл, а может никогда и не знал, что же конкретно я хочу от Тибета, почему он меня тянет? Почему Тибет? Пока я не вылетел в Тибет, я особо не понимал, зачем лечу туда, это была в целом обычная поездка, обычная галочка в списке желаний, но как только я оказался «в метре» от своей запыленной мечты, я вдруг понял, что все делаю правильно и меня охватило радостное ожидание новых впечатлений и важных изменений.

Пошел погулять. Отель находится далеко от города, в пяти минутах езды от аэропорта, в каком-то лесу, но погулять «по Китаю» стоило. Нашел ресторан. Все меню на китайском. И никто английский не знает. Продавец включила переводчик на телефоне. Сошлись на каком-то супе и белом рисе. Принесли огромную тарелку, которую я с трудом съел. Играла музыка. Вернулся в отель. Лег спать. Но спать не хочу — ведь в Москве еще восемь вечера, а тут час ночи. Прошло некоторое время. Я все еще не сплю. Ночь перед перелетом в Лхасу. Переводится, кстати, «столица богов». Почитал Рериха про Махатм, которые якобы живут и в районе Калайса. Рерих пишет, что несколько раз видел людей, с ясным ликом, которые жили обособленно от людей и никто не знал где. Рерих пишет: «Другой лама красной секты сказал нам про чудесных азаров индусского вида, длинноволосых, в белых одеждах, иногда появляющихся в Гималаях. Эти мудрые люди знают, как управлять внутренними силами и как объединять их с космическими токами». Махатма — это высокоразвитый человек, занятый индивидуальным духовным ростом и развитием земной цивилизации в целом. Оглядываясь на сегодняшний день понял, что я очень много написал и уже пришли полезные мысли (некоторые из которых, кстати, решил не публиковать, поскольку они касаются только меня и будут скучны другим). Как бы то ни было важно, что я уже задумался о своем пути, задал вопросы и начал размышлять.

6.6.16. Лхаса. На улице солнце, светло. Сижу в самолете на Лхасу. Удивительно спокойно на душе. Зашли вдумчивые люди. Тибетцы. Может монахи. Их взгляд глубок и внимателен, даже доброжелателен, на лице спокойствие. Хорошо. Комфортно. Безумно интересно. Атмосфера легкости и просветленности. Кстати, оказалось это были не тибетцы, а китайцы — они вышли на технической остановке в китайском городке. Но на тот момент под впечатлением я считал их просветленными тибетцами.

Прилетели в Гонггар — аэропорт Лхасы. Настроение приподнятое. Каждую минуту удивляешься и не веришь, что ты в Тибете. Нас встретил Риксан — гид на все время. Он сразу мне понравился, улыбающийся, открытый и внимательный. Он надел нам на шею белый шарф — как сказал Алексей это «хатык» (священный шелковый шарф, который преподносится в знак почтения). На шарфе различные надписи и свастика (наверное, все знают, что этот знак не придумал Гитлер, а взял из Тибета и на самом деле это символ Солнца, удачи, счастья и созидания). Садимся в наш автобус и едем в Лхасу 60 км. Вокруг небольшие горы без растительности. Пока мы ехали, видели мощную стройку современных многоэтажных домов — Риксан говорит это для китайцев и очень дорого. Читаю Рериха и его слова отражают настроение: «…Продолжим наше хождение пилигрима через Бенарес, где, сказано, будет рожден Майтрейя. Пересечем старую дорогу на Кадарнат, ведущую к Великому Кайласу, местопребыванию мощных отшельников, и к путевому знаку на Шамбалу». Действительно, мы теперь как бы пилигримы (паломники). Мы в Тибете. А Кайлас все ближе.

В самой Лхасе дома маленькие, в основном двухэтажные. Нас заселили в прекрасную гостиницу, раскрашенную в национальном тибетском стиле. Я почему-то думал, что Лхаса это деревня, где трудности с водой, туалет на улице и жить мы будем в спартанских условиях. Но гостиница выше среднего европейского уровня, даже роскошная. Затем мы прогулялись по городу. Со мной сфотографировались две тибетские школьницы и показали в объектив язык (вряд ли по тому древнему обычаю Тибета, когда высунутый язык означал почтение). Знакомство происходит так — я просто иду, меня с любопытством разглядывают, дети пытаются схватить за руку, улыбаются и самые смелые просят сфотографироваться. Еще больше рассматривают наших «белых девушек» Светлану и Женю, они вообще вызывают восхищение местных. Тибетцы английский не знают совершенно и общение происходит на языке жестов. Купил карту Лхасы на китайском, буду в Москве многозначительно делать вид, что умею читать на китайском. Купил чай и всякую всячину. Немного пошатывает, все-таки высота 3650 метров, организму нужно время, чтобы акклиматизироваться. Но мне гораздо лучше, чем на Пике Ленина, где на этой же высоте (высота базового лагеря) мне было плоховато.

Мы живем в одном номере с Алексеем. Он постоянно мажется мускусом, пьет валериану, ест соду, заваривает специальные чаи. Уж не знаю, откуда он взял именно такой рацион. Как я понял из его разговоров, он боготворит Рерихов, Агни йогу, даже цитирует на память целые абзацы из их сочинений. И с ним постоянно что-то случается. В аэропорту, например, именно его полностью досматривают, а нас пропускают без осмотра.

07.06.2016. Лхаса (дворец Потала, монастырь Джоканг, улица Баркор, резиденция Норбулинг). Ночью с Алексеем случилась горная болезнь — он полноват, спортом не занимается, высотного опыта не имеет и потому ему тяжело (даже слишком тяжело для такой небольшой высоты). Всю ночь его тошнило, он кашлял, пил свой чай, мазался мускусом, зажигал свечи, махал руками, что-то шептал сам себе. Я пытался его как-то поддержать, посоветовать врача, но ему моя помощь была не нужна.

В 7:00 проснулся и выбежал на пробежку. Куда бы я ни приезжал, везде я бегаю по утрам и вижу гораздо больше, чем пешеходы. Это такой способ осмотра. А пробежки на высокогорье отличный способ улучшить свою форму при соблюдении определенных правил. Пульс довольно быстро поднялся, дыхание стало быстрым и я перешел на шаг, пока пульс не успокоился. Потом вновь побежал. Моя цель была не превышать определенные пульсовые значения исходя из моих пульсовых зон, рассчитанных по данным специального теста. Состояние комфортное. В парке пару человек занималось гимнастикой. Никто больше не бегал. Жители Лхасы шли на работу, школьники в одинаковой спортивной бело-голубой форме шли в школу. Почти все ходят в марлевых повязках от пыли и закрывают от солнца все открытые участки тела — надевают шляпы, перчатки, длинные рукава, защищаются зонтиками. Все потому, что в Тибете повышенная солнечная радиация. Но больше удивило другое — насколько здесь все религиозны. Тибетцы сосредоточенно перебирают четки либо крутят маленькие молитвенные барабаны в каждый момент времени. Сложно представить, чтоб в Москве повсеместно люди выполняли духовные практики прямо на улице. А в Тибете у каждого человека в руке четки или барабан, на одежде символы буддизма, а в любом помещении можно без труда найти религиозные предметы. Кстати секрет молитвенного барабана прост — там внутри есть свернутая в трубку бумага, на которой бесчисленное количество раз записана мантра «Ом мани падме хум» и считается, что при кручении барабана человек произносит эту мантру столько раз, сколько она записана и прокручена. По часовой стрелке крутят буддисты, против часовой бонцы — представители старинной, добуддисткой религии Тибета.

1

Я прибежал с пробежки бодрым и заряженным, принял горячий душ. За завтраком Женя рассказала, что ей стало плохо из-за высоты и ночью она вызывала врача, который поставил ей капельницу и дал лекарства. Алексей врача упорно не вызывал продолжая следовать каким-то своим установкам.

После завтрака мы приехали в Поталу — резиденцию Далай-Ламы, один из символов всего Тибета.

3

Вокруг Поталы по часовой стрелке в постоянном движении идет толпа паломников. Дворец восхитителен. Прямо как на картинках. Риксан купил нам билет, мы отстояли небольшую очередь и прошли внутрь. Пока что очень непривычно, что гид (Риксан) англоязычный. Приходится напрягаться, чтобы слушать его. Говорит-то он отчетливо и понятно, но частенько я ловлю себя на мысли, что потерял нить рассказа и не слушаю его (хотя английский знаю неплохо). Но потом привык. Риксан добросовестно описывает, где мы, что видим и этого вполне достаточно.

Вообще, нам повезло, что мы можем общаться с настоящим тибетцем каждый день. Риксан аутентичен, он коренной Лхасец, он сам и есть культура Тибета и знает все не по книгам, а из своей жизни, из того, чему его учили, а до этого учили его родителей и многие поколения до них. С ним мы так или иначе погружаемся в их культуру, не только наблюдаем издали, но и взаимодействуем с ней, получаем уникальную информацию от первоисточника. Хотя хорошие русскоязычные гиды, я думаю, тоже многое знают и экскурсии на русском имеют огромное преимущество.

А мы идем по каким-то темным небольшим коридорам и комнатам, завешанным тканью, покрытым надписями и символами. Ни одной одинаковой комнаты. Туристов много, в основном китайцы. Мне все интересно, атмосфера Тибета, Лхасы, удивительно одетые люди вокруг, я как будто в другом мире. Расскажу быстро о том, что запомнилось.

Два цвета Поталы. Потала снаружи двух цветов красно-бурого и белого. Красная часть для паломников и медитаций. Белая — это административное здание, вроде бы сейчас пустующее.

Калачакра. Нам показали мандалу Калачакры — это огромный макет здания (полтора на полтора метра примерно). И когда ты медитируешь твоя задача воссоздать в памяти это здание во всех деталях. Фотографировать было нельзя, поэтому фотографию сделал из книги, которую там купил: The Potala. Holy palace in the snow land.

До этого я не знал, что такое мандала и для чего это надо. А идея в медитации воспроизводить до деталей целое здание представляется интересной. Помню, в книге Владимира Леви было упражнение представить в голове стакан со спичечным коробком внутри, а тут целое здание. Девушки удивились, говорят мандала — это плоское изображение. Но, оказалось, есть несколько видов мандалы.

Огромная могила Далай-ламы V. Это того, кто построил Поталу. Могила представляет собой «тумбу» 12,5 метров в высоту. Высоченная, массивная, вся из золота. И перед ней всего метр проход для людей, а дальше стена, поэтому мы не можем смотреть на тумбу издалека. В Потале и в большинстве монастырей где мы были все проходы узкие, даже тесные, в метр-полтора шириной, поэтому издали наслаждаться видами на большие объекты невозможно. Не знаю с чем связана такая особенность внутренней архитектуры.

Китайские военные. Они в оранжевой форме и охраняют комнаты. Довольно бесцеремонны и грубоваты, чем усиливают впечатление, которое сложилось у меня о взаимоотношениях Китая и Тибета по прочтении разных книг. А именно, что Китай захватил Тибет, разрушил много значимых объектов культуры и скоро разрушит и ту уникальность, которая была тут. Чего стоит тот факт, что Далай-лама — традиционный правитель Тибета вынужден был скрыться, давно живет в Индии и даже изображение его тут запрещено. Впрочем, по ходу проезда по Тибету появилась и другая точка зрения: Китай принес сюда цивилизацию, реставрацию заброшенных храмов, образование, финансовые вложения, строительство новых домов и много чего полезного. И мало кто знает, что до завоевания китайцами (1950 год) тибетцы не всегда ценили свои храмы. Николай Рерих писал в 1927 году следующее: «Многие, писавшие о Тибете, называли его „чудо из чудес“. Но это название могло относиться или к прошлому Тибету, или к непониманию тех писателей, загипнотизированных традицией. Правда, можно было назвать чудом школу, образованную Махатмами около Кампа-Дзонга. Но ведь уже много лет эта школа не существует. И кем же она разрушена? Теми лхасскими ламами, которые не имеют ничего общего с тем многим замечательным, совершавшимся на территории Тибета. Все это — прошлое. Теперь же не многие тибетские ламы имеют зачаточные формы левитации, материализации, проблески воли и ясновидения».

Монахи. Давно хотел увидеть тибетского монаха и увидел. В Потале живет всего около 10 монахов, как сказал Риксан. Они ходят по комнатам в своих темно красных балдахинах, сидят и медитируют в самых разных местах, например, в углублениях в стене, на стульях или около окон, иногда вскользь обращая внимание на посетителей. У каждого четки. Умные внимательные лица. И почти всегда смартфон в руке, в светящийся экран которого они частенько смотрят и деловито листают там страницы. На фоне их древнего канонического вида смартфоны кажутся инородными телами и вызывают у посетителей улыбку.

Комнаты Далай-лам. У каждого прошлого правителя Тибета своя комната и свое место, на котором теперь лежит подушка и никто туда не садится. Много комнат выделять не пришлось — самих Далай-лам в Тибете за всю историю было всего 14 (если судить по порядковым номерам), а в Потале жили с пятого до последнего, то есть 10 правителей. Одна из таких комнат — небольшая и проветренная, с прекрасным видом на горы. Я бы в такой не прочь пожить. В комнатах сидят монахи и медитируют. Понравилась комната для приемов — вытянутая, большая, с окном на горы и вся в красных цветах. Понравилась комната для медитаций (назначение комнат нам говорит Риксан). Небольшая. Уютная. Место для медитаций — это плоское сиденье далеко вытянутое вперед, обложенное подушками. Справа от места для медитаций — скульптуры будд. И понравилась комната, где один из Далай-лам брал уроки.

Четки. Я купил там четки из ста восьми бусин. Они белые. Но если год перебирать их, то они станут красными.

Зал посвящений. Запомнился зал, где в Далай-ламы производили всех лам. Такой же я видел в фильме «Семь лет в Тибете», который незадолго до выезда посмотрел (кстати, фильм снимался не в Тибете).

Cимволы. Тибетцы очень любят разрисовывать стены, лестницы, потолки, скалы, камни, одежду, одеяла, накидки и все, где можно рисовать различными буддийскими символами (бесконечность, свастика) или надписями (например, мантра «Ом мани падме хум»), а все пространство любых помещений заполнять объектами, имеющими религиозное значение (статуи будд, чаши для масла, фотографии почитаемых лиц).

Деньги. Вся Потала, да и все храмы, которые я видел позже, буквально завалена пожертвованиями. Места под статуями, каждый поднос, каждое углубление полны юаней разных номиналов, в основном небольших (1–10 юаней, что в переводе на рубли 10–100 рублей). Юани вставлены в трещины в стенах, в ограждения, лежат на полу, на креслах Далай-лам. Каждое изображение, даже символ и надпись, а таковых в храмах бесконечное число, обложено юанями, если для этого есть место. В других храмах видел сложенные в пачки банкноты, обвязанные резинкой, которые просто и без пригляда лежали на подносе. Еще интересный факт — замечал потом в другом храме, некоторые кладут большие купюры, но берут из вороха денег сдачу. Никто деньги не крадет, интереса не проявляет, а это о многом говорит.

Но вся Потала, статуи будды, ступы и прочее — это нечто внешнее, нельзя сказать, что здесь сами по себе открываются великие знания. Да, на определенные мысли эта обстановка, тишина и монахи наталкивают, создают условия и предпосылки для того, чтобы задуматься о высоком. Но просветления на экскурсии получить сложно, нужно сосредоточиться и размышлять, желательно в одиночку. Об этом, как оказалось, думали и наши девушки, которые спросили у гида когда и где можно помедитировать. Все мы ехали в Тибет не для экскурсий, а для чего-то большего. Риксан пообещал, что в горно-пещерном храме Драк Йерпа на следующий день разрешит нам. С Поталы открылся красивый вид на Лхасу.

3

Вернулись отдохнуть в отель, а я пошел кушать. Мне крайне нравится здешняя еда. Заметил что у тибетцев и китайцев культ еды. И днем и вечером они собираются, что-то готовят в железной посуде и вместе едят.

После отдыха мы поехали в Джоканг — один из самых почитаемых храмов в Лхасе и Тибете. Подумать только, его начали строить еще в 639 году! Затем мы прошлись по священной улице Баркор, которая кольцом окружает храм. По этой улице ходит бесчисленное количество паломников. Все идут по часовой стрелке, крутят барабаны, четки, а самые религиозные — ползут весь круг на животе, точнее встают, делают шаг, садятся на колени, затем ложатся на живот и подтягивают ноги вперед. На фото улица Баркор.

На площади Женя повела Свету к магазину, где продавались изображения мандалы Калачакры. Причем в этом магазине мандалу рисуют от руки, срисовывая с каких-то книг. Это никакие не репродукции. Второй раз за день я слышу это новое слово. В ответ на мой вопрос она объяснила, что Калачакра — это модель вселенной. Я не понял этого из объяснений Риксана в Потале (видимо прослушал).

2

Мне это показалось крайне интересным. Это же надо было додуматься зашифровать в изображении не просто какой-то объект, а всю Вселенную. Обязательно куплю мандалу Калачакры, буду смотреть на нее и представлять, что вижу весь мир.

Как оказалось, Калачакра это в первую очередь не мандала, а целое учение, которое является наиболее продвинутой частью Ваджраяны — тибетского направления буддизма. Вот какое определение дает Википедия: «Калача́кра („Колесо Времени“) — система буддийского мировоззрения, предполагающая, что человек и мир связаны, как микрокосм и макрокосм, и что изменяя свое бытие, человек может менять соотношений энергий во Вселенной, изменять мир. Ключевая идея Калачакры — доктрина единства бытия». Инициацию Калачакры осуществляется только от учителя к ученику, наиболее известна инициация, проводимая Далай-ламой при большом скоплении народа (более десяти тысяч человек), которая сопровождается детальным объяснением учения, длящимся более недели.

И это только первый полный день в Тибете — а столько нового. Пока мы ходим, Риксан рассказывает нам о буддизме. В Джоканге Риксан рассказал, что надо избавляться от желаний и ненависти. Желания, по его мнению, ведут к негативным последствиям (зависть, агрессия и пр.). А ненависть проявляется во вспышках гнева и осуждения. Чтобы избавиться от ненависти, говорит гид, надо прийти в храм одному и попробовать сесть и прочесть мантры. Вот что пишет Молодцова про мантры: «…очень важно правильное интонирование мантр. Каждый слог мантры окрашивается в специальный цвет, так как существуют строго определенные соотношения цвета и звука. Правильно произнесенная мантра своими вибрациями попадает в резонанс с определенными высшими слоями реальности». Тибетцы считают, что есть такой ветер Лунга, который заполняет собой все пространство и переносит информацию между нами и миром.

Потом поехали в Норбулинг — летнюю резиденцию Далай-ламы. Там растут бамбуки. Риксан там сказал, что Будда никак не может помочь вам, он лишь указывает путь, а идти надо самому. При этом только с ясным сердцем, в чистом сознании можно пройти этот путь. И это представляется правильным. На обратном пути я спросил Риксана, как узнать свою прошлую жизнь? Он улыбнулся и сказал что никак. То, что прошло, то прошло. Если ты был крут — то будешь переживать, если был нищим — возгордишься. А вот твоя текущая жизнь -это корень к будущей жизни. Надо много практиковаться, чтобы следующая жизнь была на более высокой ступени. Все зависит от текущей жизни. Как ни странно, сам Риксан не практикует Ваджраяну. Может я вообще что-то нескромное спросил, не знаю. Я-то думал, что тибетцы только тем и занимаются, что выходом из череды перерождений, но нет. Риксану больше нравится читать книги по философии и религии (его слова). Хотя иногда он что-то говорит сам с собой похожее на мантру, не ест мяса и по модели поведения абсолютно соответствует восьми буддийским добродетелям (о них чуть позже напишу). Так что он просто не стремится показать всем, насколько он на самом деле религиозен. Дальше я спросил, а какая книга поможет понять и постичь буддизм? Он говорит, что такие книги есть только на тибетском. Но есть одна хорошая книга на английском: Death and rebirth, автор Санкхья Ринпоче. Позже я нашел в интернете эту книгу: The Tibetan Book of Living and Dying by Sogyal Rinpoche, она есть на русском: «Тибетская книга жизни и смерти». Согъял Ринпоче.

Действительно, в буддизме интересная концепция смерти (умирания) от которой выстраиваются и принципы жизни. Есть термин Бардо Тодол — это тибетская книга мертвых. Содержит подробное описание состояний-этапов (бардо), через которые, согласно тибетской буддийской традиции, проходит сознание человека начиная с процесса физического умирания и до момента следующего воплощения (реинкарнации) в новой форме. Для каждого этапа приводятся специальные рекомендации. Кстати, есть там и судья, который оценивает человеческую жизнь и куда отправить его душу дальше. Это Ямараджи — бог смерти, властелин ада и верховный судья загробного царства. Изображается синим (цвет грозного божества), имеющим рогатую бычью голову с тремя глазами, проницающими прошлое, настоящее и будущее, в ореоле языков пламени. Согъял Ринпоче судя по содержанию его книги как раз приводит руководство умирающему что и как надо делать: как готовиться к смерти не только в те короткие мгновения перед ней, но и как жить правильно всю жизнь, какой духовный путь пройти. Некая логика от обратного — автор пишет о том, как надо жить, чтобы было хорошо на том свете.

Еще я спрашивал про Шамбалу — где она? Риксан говорит, что как только ты станешь чистым, ты достигнешь Шамбалы. В общем, я спрашиваю у него все, что мне интересно или о чем я читал в разных книгах и хочется получить точку зрения тибетца. Это не значит, что я всю жизнь ищу Шамбалу, беспокоюсь кем я был в прошлой жизни или хочу стать буддистом. Дальше я спросил Риксана, ради интереса, как стать буддистом? Он сказал — надо найти хорошего учителя, а это сложно. Но если говорить о формальной стороне вопроса, то я прочел в какой-то из книг как проходит посвящение в Ваджраяну. Все начинается с принятия прибежища. Лама или монах отрезает прядь волос и дает имя в Дхарме. Я так понял, Дхарма в этом контексте это Вселенная, Абсолют, либо речь идет о чем-то другом, поскольку у Дхармы много значений. Риксан сказал, что новое имя в Дхарме может дать любой лама любому человеку. Получается похоже на таинство крещения. И посвящаемый обязуется не убивать, не красть, не прелюбодействовать, не лгать, не пить чрезмерно. Это правила принятия прибежища.

Согласно Википедии Дха́рма — это совокупность установленных норм и правил, соблюдение которых необходимо для поддержания космического порядка и необходимо для достижения нирваны. Слово «дхарма» буквально переводится как «то, что удерживает или поддерживает». В зависимости от контекста, дхарма может означать «нравственные устои», «религиозный долг», «универсальный закон бытия», «Вселенную», «религию» и т. п. В индуизме дхарма представляет собой религиозно-моральную доктрину о правах и обязанностях каждого индивида. Изображается Дхарма как колесо с восемью спицами, где спицы это восемь главных добродетелей (Восьмеричный путь). Если быть откровенным я пока не имею ясного представления, что такое Дхарма и чем она отличается от концепции восьми добродетелей, к которой я еще вернусь. На фото изображение Дхармы в Норбулинге — внизу и на крыше здания.

2

Затем мы опять приехали в отель — первый день прошел продуктивно, но заканчиваться и не думал. Я пошел на китайский массаж. Захожу на 4 этаж. Там 7 кушеток не отделенных друг от друга ничем и на них лежат люди в одежде, накрытые простынями. И человек 5 массажистов, все слепые. За 130 юаней (1300 рублей) меня опять сделали бодрым и я опять пошел на священную улицу Баркор у монастыря Джоканг — она недалеко от нашего отеля. Я сделал круг и сотню колоритных фотографий.

2

Ноги еле двигались. Голова забилась от впечатлений и соображала туго. Стало темнеть. Я понял, что мне пора идти в отель. И дойдя до этой мысли, я вдруг не смог вспомнить, как мне возвращаться. Улица Баркор это кольцо с ответвлениями в разные стороны. Ясно, что если ошибиться с выходом можно прийти в противоположную от отеля сторону. Ориентиром была крупная надпись, но я забыл, как она выглядела и о чем. В общем, свернул около какой-то крупной надписи. Вроде туда. Иду. Сворачиваю куда-то. И ничего не припоминаю. А улицы в Лхасе напутаны чрезвычайно. Шел я тут или нет? Паспорта нет. Названия и адреса гостиницы у меня нет. Только мобильный телефон и в нем номер Риксана, на крайний случай. И я нахожусь в чужом городе, где никто меня банально не понимает — тибетцы не знают английский. Покружил, ничего знакомого не нашел и, следуя золотому правилу следопыта, вернулся туда, откуда пришел, чтобы начать вновь. Опять зашел на Баркор и решил исследовать все повороты пока не найду свой. Иду опять по круговой. Ничего не узнаю. Смеюсь про себя, что сегодня будет первый раз, когда я потеряюсь в городе. Хотя мне уже не особо смешно. Пропустил свой поворот и вернулся, волей неволей пойдя против течения паломников. Но не проходить же круг еще раз. Сворачиваю на тот же поворот, что и в первый раз, это точно мой поворот. Дохожу до разветвления улиц и наобум выбираю направление. Солнце село. Стало темно. Ламп тут нет. Лавки закрываются. Внешний вид улиц изменяется до неузнаваемости. Хотя если я и раньше не узнавал улиц, то какая разница. Ориентация теряется напрочь. Абсолютно одинаковые улочки с одинаковыми магазинами сувениров и кучей развилок. Подкатывает страх. Где мне спать? Прямо на улице? Я не могу понять, где я. Что за глупое происшествие, глупее не придумать. Звонить Риксану? Сказать, что я потерялся? Неудобно совершенно.

На мою радость нахожу на стене скудную карту Лхасы и даже с английскими названиями улиц. Нахожу там улицу Баркор и недалеко широкую улицу Бейджинг со значком банка Китая. Вроде этот банк как раз рядом с моим отелем и расстояние примерно совпадает. Но до конца не уверен, мало ли банков Китая в Китае? И вообще, разве я живу на широкой улице? Я бы не сказал. И еще мне непонятно по карте, где я сам-то стою. Спрашиваю местного, как пройти «на Бейджинг роад» и тыкаю пальцем в карту. Тибетец разводит руками, вызывает полицейского и тот показывает мне куда идти. Иду и опять теряюсь. Спрашиваю местных про Бейджинг роад. Два человека показывают мне в противоположные стороны. Вначале иду по указанию одного вправо, но считаю, что по карте и словам полицейского надо идти влево и возвращаюсь. Темно. Вечные одинаковые улочки. Решаю, что пора сдаваться и звонить Риксану. И вдруг эврика. Я узнаю местность. Новым путем я вышел на ту же улицу, по которой шел к Баркору вечером. Наконец, прихожу довольный в отель и валюсь спать. А ведь реально напугался, что потеряюсь. Только потом понял, что у меня был пропуск от комнаты в отеле, а там было название отеля и адрес. Но видно так устал, что не додумался посмотреть на пропуск сразу.

08.06.2016. Монастырь Драк Йерпа. Семь утра. Пошел бегать. Надел пульсометр. Уже светло и начинает подниматься солнце. Пульс быстро поднимается до 150 при темпе 9 минут на километр, тогда как в Москве при таком пульсе я бегу почти в два раза быстрее. Перехожу на шаг и жду пульса 130. Одышки нет. Вскоре уже бегу. Постепенно выхожу на темп 7:30 мин/км при пульсе 144. Стараюсь не превышать 150. Часто перехожу на шаг. Добежал до какой-то военной части, где громко играла патриотическая китайская музыка и спешно сбежал обратно. Интересно таким образом осматривать город. Люди идут на работу, едут на маленьких мотороллерах на дорогах. Правила дорожного движения они не соблюдают. Через пешеходный переход бегу с опаской — никто даже не думает останавливаться. Одна женщина просто остановилась на мотороллере посреди дороги и разговаривает по телефону совершенно не думая, что создает помеху другим водителям. Я пробежал хорошо, помылся, стал бодрым и готовым в путь. Алексея не взяли в монастырь Драк Йерпа. Он слишком плохо себя чувствует. Даже стало его жалко. Человеку как-то очень не везет, но объективности ради следует сказать, что он физически не подготовился. Риксан объяснил мне, как перебирать четки. На каждую «четку» надо говорить мантру Ом Мани Падме Хум. Потом показал, как складывать пальцы рук в специальное положение при медитациях, попробуйте повторить.

Приехали в монастырь Драк Йерпа. Это храм в 14 км от Лхасы на высоте 4885 метров над уровнем моря (на тысячу метров выше, чем Лхаса). Организаторы молодцы, составили весь наш тур с учетом правил акклиматизации к высоте — наши ночевки будут все выше и выше, с периодическими снижениями вниз. Идти непросто — высота чувствуется, после нескольких шагов возникает небольшая отдышка. Но вполне терпимо. Места вопиюще красивые. Воздух чистый. Драк Йерпа это целый комплекс монастырей сделанных в скале.

1

Что интересно, в этом монастыре жил и писал о нем в рассказах Лобсанг Рампа, книгу которого «Третий глаз» я прочел первой из книг о Тибете лет в тринадцать. Там он описывает, как ему продырявили лоб в районе переносицы, открыв «третий глаз» и он начал видеть, что из себя представляет каждый человек. Вроде если он видел человека, окутанного синим цветом, значит, человек был в гневе.

В горе, к которой пристроен монастырь больше 100 естественных пещер, закрытых дверцами или скрытых в помещениях.

1

В пещере, где медитировал сам Падмасамбхава (Гуру Ринпоче, Драгоценный Учитель), состоящей из двух небольших пещерок нас оставили одних, чтобы мы помедитировали. Все мы, не сговариваясь, сели так, чтоб глядеть в разные друг от друга стороны. Девушки сели в позу лотоса, я просто сел и обхватил колени руками. Иначе я падаю назад — йога явно не мой конек. Я пытаюсь представить, что именно тут сидел этот гуру, который почитается в Тибете не меньше чем сам Будда, так как принес буддизм в Тибет: основал монастырь Самье, победил бонцев. О нем написаны и шокирующие истории (жил на кладбище, носил ожерелье из черепов), и чудесные (родился сразу 8-летним мальчиком в цветке лотоса, спасся из костра), это легендарная личность. И вот я сижу на том месте, где примерно тысяча триста лет назад также сидел этот великий для буддизма человек. Я попробовал сосредоточиться, но не смог. Как-то пока не в том состоянии. Риксан попозже, как всегда разумно и с улыбкой сказал, что не факт, что именно здесь сидел Падмасамбхава, теперь никто точно этого не знает. Ну, думаю за 7 месяцев пока здесь жил Падмасамбхава, он хотя бы видел эту пещеру, ходил тут, так что это место уже чем-то особенное.

Пошли дальше. Ключевое место в этом храме — статуя Будды Майтрейи. Статуя Майтрейи около 12 метров в высоту и находится в помещении. Фотографировать ее монах запретил. Опишу ее так — метров семи в ширину и высотой в два этажа, а сам будда традиционно золотистого цвета и с непроницаемым лицом. Майтрейя согласно Википедии — это «грядущий Учитель человечества, „владыка, нареченный состраданием“, бодхисатва и будда нового мира, золотой эпохи в буддизме или сатья-юги; единственный бодхисатва, которого почитают все школы буддизма». Рерих еще в 1927 году писал, что вот с минуты на минуту придут махатмы (духовные учителя человечества), придет Майтрейя. И построят Шамбалу, создадут войско избранных, духовно развитых людей.

Рядом с Майтрейей статуи поменьше — метра три в вышину. Вслушиваюсь в себя — ничего особенного не чувствую. Есть ли энергетика какая-то? Вроде и нет. Одно скажу — само место (монастырь) комфортное, здесь тихо и спокойно. Из окна видны горы покрытые снегом. Тепло, но не жарко, свежо, но не холодно. Фантастика. Напомню, храм в скале, словно пирамидка из бардовых кубиков. Белоснежные ступы внизу. И сами пещеры комфортные, можно посидеть в тишине и даже закрыться на защелку. В одной пещере стояла кровать, на ней сидел старый монах, крутил четки и что-то говорил.

Рядом со статуей удобные скамьи с красными покрывалами и подушками. Хотел сесть туда, но решил, что нельзя, наверное. Примечательно, что Будду окружают пару статуй с явно агрессивными черными лицами. Это гневные божества: защитники, воины. Там подпись по-английски «Махакала». Рядом стоял моего возраста монах в темном красном одеянии — я спросил у него, показывая на другую гневную статую — это Махакала или нет? Но он меня не понял и смотрел довольно строго. Потом глядя на ту статую он сказал слово «Бе». Я его так и не понял.

Я читал у Молодцовой про поклонение «злым» духам и понимаю, что это не лишено логики. В буддизме не отрицается, что зло может быть полезно. Что для защиты иногда нужны злые (гневные) божества. Например, есть божества, которые охраняют ученика на пути к просветлению, их еще называют защитниками. Самое известное гневное божество как раз Махакала — «Великий черный». Все защитники — это проявления самого Будды и нужны в мире. Якобы изначально было три главных бога: мудрости, гнева и милосердия. Даже у весьма почитаемой в Тибете богини Тара есть добрая и гневная ипостаси. Причем гневная сильней и она нужна, если добро не помогает. Молодцова пишет: «Считается, что в случаях, когда человеку нельзя помочь милостью, даже беспредельной, следует для его же блага прибегнуть к гневу, который является более действенным помощником, и потому яростные формы божеств рассматриваются как более сильные, нежели мирные».

Туристов тут меньше чем в Лхасе. Но более продвинутые. Некоторые женщины зачем-то мажут кончик носа черным пеплом. Обходят все статуи по часовой стрелке бесчисленное количество раз. Я так понял, это какой-то обряд, типа коры вокруг священной горы Кайлас. Я раза три обошел статую Майтрейи. За это время женщина сделала в два раза больше оборотов. Она проходила очень быстро и сосредоточено. Удивительно то, что они не только гору обходят по часовой стрелке, но и всякие кострища и строения, если они попадаются на пути. А та женщина по окончании каждого обхода оставляла купюру в какой-то трещине.

На пальце ноги одной из статуй узрел большого жука. Он полз куда-то. При том, что ступня была длинной в полметра, а сама статуя раза в полтора выше меня выглядел этот жук как-то ирреально. Риксан показал отпечаток ног Падмасамбхавы в камне. Ступни большие — сантиметров сорок в длину и двадцать в ширину. Причем на левой не пропечатаны пальцы. С такой ногой Падмасамбхава должен был быть огромного роста.

Нашел во дворе странный предмет — две вогнутые серебристые пластины, направленные на держатель для посуды. Оказывается, они так подогревают воду от энергии солнца.

3

Пока шли между строениями храма увидели радугу вокруг солнца. Не привычную полукруглую семицветную радугу с концами на земле, а ровный белый круг, в центре которого находилось солнце.

4

Конечно, в первую очередь подумалось, что это нечто мистическое и как-то связано с монастырем Драк Йерпа. Я сделал много фотографий. Но позже, в интернете нашел название такой радуги — «гало». Наука объясняет это явление преломлением лучей солнца в кристалликах льда в высших слоях атмосферы. Никакой мистики. Хотя, как и следовало ожидать — в древние времена появление такого знака считалось знаком свыше. В 1551 году после длительной осады войсками императора Карла V города Магдебурга в небе над городом появилось гало. Так как гало было понято как небесное знамение в защиту осажденных, то Карл V приказал снять осаду.

Дальше по плану Риксана нужно было пройти еще одну кору — вокруг небольшой горы рядом с храмом. Девушки уже устали и не пошли. Я подумал и пошел один. На пути стояло еще одно здание, там висело под потолком два белых барана или козла, точнее их чучела. Им в копыта совали деньги. Не понял, почему так и прошел дальше. Обход в одиночку понравился, увидел новые горы и красивые пейзажи, различные статуэтки и пирамидки, оставленные паломниками прямо на камнях. Еще раз убедился в правильности подхода: «Всегда говори „да“». Раз уж я приехал в Тибет я посмотрю здесь все, что мне интересно и не буду тратить время зря.

Риксан рассказал, как летать мыслью на другие планеты. Он сказал, что надо сосредоточиться и тогда в сердце придет бодхисатва (учитель). И через него уже можно все увидеть и везде побывать. На мой вопрос «Чем питаются монахи?» рассказал, что они едят только цампу. Это толченый в порошок ячмень. Я попробовал — по вкусу как семечки. Кстати цампа и сейчас является пищей тибетцев, ее подавали нам в ресторанах для разведения в воде.

Осмотр монастыря Драк Йерпа окончен и мы вернулись в Лхасу. Алексей встретил нас ненормально бодрый и счастливый. Оказалось ему стало совсем плохо и он все же вызвал врача. И тот откачал его до полной уверенности в своем здоровье. Но на всякий случай Алексей купил мобильные кислородные баллоны, они там продаются во многих местах. При нехватке воздуха и плохом самочувствии ему посоветовали дышать кислородом. Потом я зашел подкрепиться в то место, где ел всегда. Но в этот раз с едой не повезло. Опять заказывал по фотографии и думал, что заказал кусочки мяса и зеленоватые макароны. А принесли целую тарелку жареных орешков и еще одну — зеленых стручков.

По мере путешествия я все больше изучаю буддизм, которым в Тибете проникнуты все области жизни. Если мы говорим о просветлении в этом месте, то для тибетцев оно происходит именно через буддизм. Глядя на них можно сказать, что они доброжелательны, улыбчивы и счастливы, а это уже очень много. В связи с этим я записал несколько важных определений для общего понимания. Я взял их из Википедии (на мой взгляд, это достаточно авторитетный источник) и прочитанных книг. Для тех, кто захочет разобраться глубже, можно порекомендовать прочесть нормальные труды о буддизме. И заранее прошу прощения за возможные ошибки и поверхностные выводы у тех, кто продвинут в этой теме.

Определение собственно буддизма, которое могло бы уложиться в несколько строчек, я не нашел. Если сложить его признаки, то получится, что буддизм — это религиозно-философское учение, предписывающее человеку определенный путь так называемого пробуждения, не допускающий неведения, ненависти и алчности, не допускающий крайностей, основанный на щедрости, нравственном поведении, терпении, воле, медитации и мудрости, целью которого является прекращение собственных страданий, переход на более высокие уровни духовного развития и, в конце концов, выход из вечного круга перерождений в состояние полного покоя. По разным оценкам в мире насчитывается около 500 млн. приверженцев буддизма, это одна из трех мировых религий.

Сансара — одно из главных понятий буддизма и представляет собой круговорот жизни, круговорот перерождений. Цель жизни по буддизму — проснуться, пробудиться, распознать в себе дремлющую природу Будды и перейти в нирвану — состояние, характеризующееся свободой от желаний, страданий и привязанностей, освобождение от круга рождений (сансары). Важно отметить, что желания, страдания и привязанности не являются «официальными» пороками, то есть в буддизме нет обязанности избавляться от этих качеств в течение своей жизни. Однако почему-то преимуществами нирваны названы именно эти вполне полезные элементы человеческого существа. Но чем хороша нирвана? Судя по описанию нирвана — это обычная смерть. Нирвана даже переводится с санскрита как «угасание, прекращение, неволнение».

Главные пороки по буддизму, которые задерживают человека в сансаре это неведение (изображается как свинья), ненависть (змея) и алчность (петух). Они являются причиной вечного движения по кругу. От них надо избавляться, в чем помогают добродетели, так называемый Благородный Восьмеричный путь. Если избавиться от пороков и следователь этому пути, то гарантирован выход из сансары. Восемь добродетелей разделены на три группы: первая группа — мудрость (правильное намерение и правильное воззрение), вторая группа — нравственность (правильная речь, правильное поведение, правильный образ жизни) и третья группа — духовная дисциплина (правильное усилие, правильное памятование и правильное сосредоточение). Следование этому пути не должно доводить до крайностей (например, нужно знать меру между аскезой и наслаждениями, между физическим и духовным миром), что называется концепцией Срединного пути.

Все эти добродетели имеют подробное описание, например, только одна добродетель — «правильная речь» включает в себя следующее:

  • воздержание от лжи: говорить правду, придерживаться правды, быть надёжным, не обманывать;
  • воздержание от речей, сеющих распри: не рассказывать то, что может поссорить людей;
  • воздержание от грубых слов: говорить мягкие слова, проникающие в сердце, вежливые;
  • воздержание от пустословия: говорить достойные слова, в нужный момент, здравые и объясняющие, связанные с Дхармой.

Конечно, говоря о буддизме нельзя не упомянуть о понятии кармы. Карма — это «вселенский причинно-следственный закон, согласно которому праведные или греховные действия человека определяют его судьбу, испытываемые им страдания или наслаждения». Причем поведение в одной жизни влияет на все остальные жизни. Надо отметить, что нирвана — это жизнь свободная и от кармы, то есть делай что хочешь, на твое будущее это никак не повлияет. Это любопытно, поскольку предполагает полную свободу действий личностей на этом уровне. И ведь в сансару их никто не сошлет уже. Хотя сразу же ясен и контраргумент (если верить буддизму) — на уровне нирваны люди становятся настолько мудрыми, что не делают ничего плохого (а может и вообще ничего не делают, оттуда никто не возвращался). Также в буддизме любопытна и оценка действий человека — плохо поступил человек или хорошо. Будда указывал на то, что плохие действия могут принести хороший результат, а хорошие действия — плохой результат. То есть иногда и зло оправданно, а добро вредно. Будда объяснял это бесконечным количеством факторов, которые необходимо принимать во внимание. Запутанный механизм действия кармы, может полностью видеть только тот, кто достиг пробуждения.

После того, как съел килограмм орешков пошел опять на улицу Баркор. Девушки остались в отеле отдыхать. Я сам уже немного устал, но в Лхасу мы на обратном пути не заедем, поэтому надо купить сувениры. Сувениры тут специфичны: изображение калачакры, рог яка, четки, разноцветные флажки с надписями, молитвенные барабаны, оружие от демонов (пурба), колесо Дхармы, фигурки и маски. Почти каждый предмет связан с буддизмом. Сделал вначале круг по внутреннему радиусу, потом по внешнему. Просто так удобнее — вначале проходишь магазины на одной стороне, потом на другой, а не зигзагами с одной стороны на другую. На этой священной улице опять много паломников и все идут только в одну сторону — по часовой стрелке. Это выглядит даже зловеще. Поражают древние бабушки, сморщенные и маленькие, согбенные напополам. Они еле идут, опираясь на клюку, невидящим взором глядя вперед, а потом неподвижно сидят на скамейках.

По пути зашел в чайную и впервые выпил тибетский соленый чай. Он светлый, со слабым ароматом черного чая и немного соленый. Пить вполне можно, но немного, напиваешься быстрее. На жаре то, что надо — помогает избежать обезвоживания и потери микроэлементов. Они подают чай из термосов, а не подогревают отдельно и это повсеместная практика. В большинстве кафе рядами стоят термосы всех размеров. На обратном пути зашел в настоящий тибетский ресторан (так было написано на вывеске). Меню на незнакомом мне языке, без английского и без фото. Я попросил дать именно тибетскую еду. Продавец не знает английского, но помог посетитель — молодой тибетец, который знал английский и перевел мои пожелания. Принесли вначале чай с маслом. Наконец-то попробовал это известнейшее тибетское блюдо. Пить можно. Но на любителя и сам я покупать такой больше не буду. Похож на соленый суп из молока. Надеюсь, желудок выдержит. И вот принесли основное блюдо. Кипящий суп с кусками мяса и хлеб. Попробовал. Хлеб обалденный. Мягче его не ел в жизни. Он как будто чуть более связанный и влажный чем привычный. Суп был в огромном чане, я сам половником его переливал в небольшую тарелку. Як. Бульон. Одно из самых вкусных блюд, которые я пробовал в жизни. Вот прямо сейчас его ем и сразу пишу ощущения. И балдею. Такой вкусный суп оказался. Даже при том, что я съел больше чем надо и живот мой мог лопнуть, я все равно оставил довольно много. Як, рис, лапша и картошка тут почти единственные местные продукты, но готовить их они научились мастерски. Сижу довольный и сытый. Тибетцы улыбаются. Они очень приветливые.

В этот раз когда шел на Баркор оглядывался, чтоб запомнить вид обратной дороги, поэтому пришел в отель без блужданий. Этот долгий день закончился. Лхаса понравилась. Не знаю, сохранит ли она свою идентичность через несколько лет. Будет жаль, если нет. Люди тут иные и мир пока что похож на какое-то средневековье. Надеюсь так и останется.

09.06.2016. Гьяндзе (озеро Ямдрок, монастырь Пелкор Чоде, ступа Кумбум). Сегодня уезжаем в Гьяндзе. Поэтому подъем в 6:30 с запасом на пробежку. Капает дождь. Бегать не хочу, но пересилил себя. Выбежал на улицу. Прохладно. 30 мин побегал и состояние закономерно стало бодрым.

Едем в Гьяндзе на высоту 3950 метров. Это выше Лхасы на 300 метров, но пару перевалов по пути будет гораздо выше. Ехать по горам 7 часов, хотя всего 240 км. А до Кайласа нам надо проехать 1300 километров. Алексей периодически дышит кислородом из баллона, издавая шум, словно от аппарата искусственного дыхания. Это очень похоже на сцены из разных фильмов, где главный герой лежит на койке без сознания, весь перемотанный, с иглами в венах и помпа шумно качает ему воздух. Еще Алексей регулярно как-то резко дергает головой вправо, но говорит, что все прекрасно. Остальные чувствуют себя нормально.

Остановились на контроле скорости. Оригинальная система. На пункте записывают время. И если на следующий пункт приезжаешь слишком рано, то штраф выписывают. Если поздно, то нормально. И если теряешь бумажку, то заставят ехать на предыдущий пост. Но система совершенно не работает — вначале мы гоним, что есть мочи, а перед каждым постом, как и десятки других водителей, останавливаемся и выжидаем положенное время, чтобы не попасть на штраф. Дальше едем рядом с великой рекой Брахмапутрой — тут она тоненькая и мелководная. Я иногда включаю мой спортивный триатлонный Гармин 910XT, который умеет мерять высоту, пульс, скорость и высоту. На перевале Кумала высота 4850 метров, что на полтора километра выше Лхасы. Это много. Советуют в день подниматься не выше чем на 1 километр, но тут ситуация другая — мы делаем небольшую остановку на перевале и затем съезжаем вниз. Но высота чувствуется и давит. Пульс 108 при том, что я сижу в машине и ничего не делаю. Это из-за разреженности воздуха. Чтобы организму было достаточно кислорода сердце вынуждено гнать кровь быстрее. Идет процесс акклиматизации. В покое мой пульс обычно 55 ударов в минуту, но на тренировках 120 это только начальная позиция, так что 108 это далеко не критичная цифра. Перемерял пульс и стало 96 (меряю по руке 15 секунд и умножаю на 4, чтобы не подключать ремешок для замеров пульса). Я поднимаюсь на пригорок, прохаживаюсь — для акклиматизации надо ходить. Только Риксану все нипочем — он тут живет и привык. Он даже работал носильщиком на Эвересте (от Лхасы всего 1200 километров) и дошел до 7 или 8 тысяч метров.

Подъезжаем к священному озеру Ямдрок. Никто там не купается, потому что оно священное. Думаю, в России такого единообразия не было бы — обязательно какой-нибудь циник искупался бы, наплевав на чувства верующих. Здесь же только омовение лица. Цвет воды — бирюзовый. Природа удивительно красива, как с картин Рериха. Даже не верил, что такое действительно существует. Озеро Ямдрок и окружающие скалы поразили пока больше всего. Сфотографировался на яке, потом с тибетским мастифом, потом в местной шапке, похожей на кавказскую, опять купил разные сувениры. На этом озере живут йоги и отшельники, правда, они обитают на другой стороне.

3

По дороге очень вкусно покушали — все придорожные заведения выглядят примерно так.

Заехали в Гьяндзе в монастырь Пелкор Чоде. Там Риксан подвел нас к одному изображению и рассказал больше обычного.

2

Перед нами был изображен круг, разделенный на 6 областей, каждая из которых — это отдельный мир. Этот круг называется «колесо сансары» и действительно похож на колесо со спицами. Переродиться можно только в один из этих 6 миров, плюс есть нирвана, которая вне колеса сансары. Слушая, как на полном серьезе Риксан рассказывает о жизни после смерти, я даже на миг поверил в это. Причем Риксан сильно вдохновился и впервые рассказывал эмоционально, видимо этот вопрос ему интересен больше остальных. Приведу эти миры от высшего к низшему:

  • Мир богов — рай.
  • Мир асуров (демонов и/или полубогов).
  • Мир людей.
  • Мир животных.
  • Мир претов — голодных духов.
  • Мир адских существ (нараков) — ад.

Но Риксан говорит, что рай (мир богов) и ад (мир нараков) на самом деле находятся на земле. То есть в нашем мире одновременно есть и ад, и рай, и все остальные миры. Это не какие-то параллельные вселенные или отдаленные горячие места, это именно здесь и сейчас и ты сам можешь все это видеть. Поэтому есть и другая трактовка колеса сансары, что эти миры это не более чем состояния сознания, которые меняются в течение жизни: наслаждение — мир богов, власть — мир асуров, невежество, жизнь сиюминутными потребностями — мир животных, страстное желание — мир голодных духов, злоба, ревность, зависть, агрессия — ад.

Цель каждой конкретно жизни по буддизму прожить ее так, чтобы в следующей жизни переродиться в более высокой области или сразу выйти из сансары. Душа переходит в ребенка с дыханием матери, говорит Риксан. То есть она вдыхает воздух и каким-то образом у ребенка появляется душа, которая до того была распределена в этот мир и в это тело. Ты не можешь сам выбрать в какое существо ты переродишься, это определяется судьей Ямараджей путем оценки твоей жизни. Как ты прожил свою жизнь определяет кем ты родишься в следующей жизни. У животных шансов мало стать людьми, потому что они не соображают как человек и не действуют осознанно, говорит Риксан. Именно люди больше всего имеют шанс вырваться из сансары. Даже не боги! Боги пребывают в постоянном наслаждении и, хоть и способны на деяния, которые выведут их из круговорота сансары, они полностью увлечены удовольствиями и ничего не делают. В Википедии нашел подтверждение его слов: «Одним из важных положений буддизма является утверждение о том, что „человеческое перерождение получить нелегко“. Смысл этого утверждения в том, что существа во всех других состояниях не способны сознательно принимать решения и крутятся в сансаре в плену своих желаний и внешних обстоятельств. С этой точки зрения человеческое перерождение очень ценно». Риксан еще раз повторяет, что мешает вырваться из сансары три вещи: неведение, ненависть и алчность. Кабан, змея и петух. Они, кстати изображены на картинке в самом центре, ведь это они и крутят человека в колесе сансары. Но Риксан опять поразил. «Разве ты точно знаешь, что есть карма?» — хитро спросил он и сам же ответил: «Нет». Поэтому, говорит он, надо развиваться. Дальше Риксан в который уже раз повторил, что Будда никого не тянет. Только сам человек может идти к цели. Будда это не вера, а осознанное решение.

В храме удивила одна комната сплошь из злобных лиц, словно из фильма ужасов.

1

В другой комнате три огромные статуи были прикрыты тканью, но сбоку их лица были видны. Это защитники, воины, гневные божества.

1

Я уже видел главного из них (Махакала) в монастыре Драк Йерпа (там он не был прикрыт). В сравнении с безмятежными лицами будд защитники явно агрессивны, опасны и даже начинаешь их немного опасаться. Им кладут денег больше чем статуям будд.

Потом мы зашли в ступу Кумбум, которая в переводе с тибетского (sku 'bum) означает «Сто тысяч святых образов». Ее еще называют Пагодой 100.000 будд (якобы изображено сто тысяч образов). Обычно ступа не имеет внутренних помещений, но в этой якобы 108 комнат и несколько этажей. Изначально ступы предназначались для захоронений, сейчас же ступа это культовое сооружение, помогающее людям, их посещающим, внести гармонию в свою жизнь, и очистить себя от различных пороков и развить в себе добродетели. Аналогом ступы в Китае является пагода, в России — субурган. В Тибете всего три подобных сооружения и это самое знаменитое. Кумбум был построен в 1440 году.

К концу дня буддизм утомил меня донельзя. Ведь до храма мы ехали 8 часов, а потом часа два ходили. Все смешалось в голове. Я вспомнил, что приехал в Тибет не разобраться в буддизме, а найти ответы на свои вопросы. Как быть? В монастырях я вижу только статуи, монахов и тему буддизма. Все как-то сложно и меня особо не трогает, я не могу сказать, что вот это мое. И ответов на вопросы не видно. Конечно, влияет то, что я устал и сейчас пишу в этом состоянии. Видел много паломников, которые напрочь теряют достоинство, преклоняясь перед статуями и давая деньги каждому божеству. Но что дают им их боги взамен за такое поклонение? Что происходит с самими людьми после таких паломничеств? Они меняются? Их жизнь меняется? Я опять напомнил себе, что я в Тибете и это замечательно. Но накопилась психическая усталость, я в определенной растерянности, мысли мои разбросаны и рассредоточены, вместо того, чтобы сосредоточиться.

Приехали в отель под названием «Йети». Прекрасный отель. Немного отдохнул и нашел в себе силы погулять по Гьяндзе. Десять вечера. На улице ламп нет и темно. Но мне не страшно. Настолько приветливый и беззлобный город. Зашел в супермаркет просто посмотреть, что там есть. Из особенного — большой выбор термосов и термокружек, пиво только Лхасское и выбор алкоголя очень невелик. Я здесь и пьяных-то не видел. И попрошаек не видел почти. И воров нет, деньги лежат открыто. Это, безусловно, заслуга той практики буддизма, которая издревле ведется в Тибете. Купил две красивые зубные щетки для детей и жевательную резинку. Продавец приветливо улыбнулся.

10.06.2016. Шигадзе (монастырь Ташилунпо). В 6:55 выбежал на пробежку. Немного прохладно. Людей почти нет. Пульс сразу 160 и иду пешком. Не только от высоты пульс, утром вначале всегда пульс чуть выше, организму нужно время, чтобы проснуться. А тут я еще и не спал, как следует. На горе вижу крепость. Свернул с главной дороги на какие-то проулки и бегу между настоящими тибетскими домами. Это одноэтажные здания неопределенных форм в белой известке. Улица пустынна. Редкие прохожие смотрят на меня с интересом. Я в яркой желтой футболке с какого-то соревнования и спортивных шортах, а тут так никто не одевается. А уж тем более совершенно никто не бегает по утрам. Гора слева от меня закрыта чередой домов, но нахожу лазейку и выбегаю через нее сразу на дорогу к крепости. Слышан лай собак, по ощущениям где-то у самой крепости далеко наверху. Медленно бегу вверх, с переходом на шаг. Пробежав метров пятьдесят вверх, я увидел справа вдали часть ступы Кумбум, закрываемую моей горой. Чтоб увидеть всю ступу я сошел с дороги и побежал по каменистой тропке к краю. Там уже было скалисто и довольно опасно, но я увидел весь город и монастырский комплекс Пелкор Чоде как на ладони. А за ними горы. Все это сопровождалось рассветом. Красота была неописуемая. Сколько бы я потерял, если бы не занялся бегом! Вверх я уже не побежал, поскольку встречаться с дикими собаками не было никакого желания. А они оказались уже гораздо ближе — метрах в двадцати от меня. Но преследовать не стали.

Завтрак в отеле поразил. Четверо официантов и нас трое. Алексей предпочел остаться в номере и кушать свою еду. Я хорошо поел. Девушки говорят, что чувствуют себя усталыми. Говорят в шутку, что скоро будут мне завидовать не белой завистью. Ну да, я побегал, принял душ, сижу, сияю как пряник, ем больше всех.

В 8:40 отправились в Шигадзе. Читаю Рериха о Тибете. Интересно сравнивать, что было в 1927 и сейчас, в 2016 году. Почти ничего пока и не изменилось. Также интересно читать про Шамбалу, Махатм, приходе будды Майтрейи и новой эры — светлой юки, хотя все это по большому счету лишь догадки, теории и не подтверждено научно (что не говорит о том, что это ложь). Быстро «пролистал» в телефоне Гомбожаба Цыбикова «Буддист паломник у святынь Тибета» 1899—1902 гг. Мне было интересно почитать про Лхасу того времени. Например, про монастырь Джоканг, про быт и культуру тибетцев. Автор очень объективен в своих описаниях, ни капли эзотерики, только детальные описания. Цыбиков был допущен весьма близко к изучению Тибета, писал эту книгу тайно и тайно делал фотографии этой закрытой и малоизвестной тогда страны. И потом именно с его фотографий Тибета началась история популярности журнала «National geographic», где его снимки были опубликованы.

Шигадзе оказался современным городом, с французской булочной, рестораном быстрого питания KFC и кинотеатром в центре. Дома построены в последние лет пять не больше и еще не обжиты. Наверное, китайцы постепенно сюда переселятся — у рядовых тибетцев столько денег точно нет. Та часть города, где нас поселили это одна большая стройка. Отель Цезарь по комфорту не уступал отелю в Лхасе.

Я пошел прогуляться, но довольно быстро уперся в стройку и вернулся обратно найти где бы поесть. Вроде ресторан был на крыше, но там сказали идти в другое здание. Зато с крыши было видно, что есть и старая часть города. Но до нее далеко, мы поедем туда через пару часов. Я пошел кушать в ресторан отеля. Заказал рис с ячьим мясом. Еда и ресторан впервые не понравились. Гораздо приятнее в семейных заведениях, которые распространены в Лхасе и Гьяндзе. Тут же нет души. Огромное пространство, прокурено и официально. Равнодушные нанятые официанты. Сам «плов» не столь вкусный. Мясо твердое. В маленьком тесном ресторанчике на улице Баркор в Лхасе в пятьсот раз вкуснее. Да и сам отель Цезарь при ближайшем рассмотрении не традиционный тибетский отель, а раскрашенная под Тибет пустышка. Конечно, в плане комфорта отель выше всяких похвал, это лучший отель в городе. Но в плане атмосферы — вроде те же символы, те же краски, все яркое и бросающееся в глаза, но все не так как надо, нет людей, нет духа настоящего тибетского жилья и искренней гостеприимности, нет обжитости. Как бы через несколько лет Тибет не стал таким же, как этот современный китайский отель.

Меняю доллары в Банке Китая. Всего в Тибете шесть банков, сказал Риксан, а Почта совмещена с банком. Обмен валюты занял аж пятнадцать минут, я заполнил две формы, где записал данные о себе, о том, где живу в Москве, где в Тибете и еще много чего. Потом сотрудник что-то долго набивал в компьютер, отдавал на подпись своему начальнику. Удивительная бюрократия и неторопливость для простейшей операции. В отеле я менял быстрее и выгоднее.

Приехали в монастырь Ташилунпо («Гора счастья») и сразу прошли к главной его достопримечательности — Будде Майтрейе 26 метров высотой. Прямо сейчас стою рядом с ним. И светло на душе. Какие-то мысли приходят. Отрывки из книг. Обошел несколько раз. Фотографировать здесь разрешено за 75 юаней (750 рублей), я принимаю эти условия и фотографирую. На фото Будда Майтрейя, а ниже фотографии Панчен-ламы с 9 по 11 (слева-направо).

1

Потом мы пошли по захоронениям (тумбам) Панчен-лам. Около тумбы четвертого Панчен-ламы (умер в 1662 году) почувствовал ясность восприятия красок, воздуха вокруг, движения птичек. Монах читал молитвы. Пришло ясное осознание пространства вокруг. Был солнечный день. Воздух был кристально чист.

Ташилунпо это резиденция Панчен-лам. Панчен-лама это должность второго человека в Тибете после Далай-ламы. Изначально это были учителя Далай-лам. Панчен-лама осуществляет также поиск реинкарнации следующего Далай-ламы и наоборот. Мне нравятся открытые, мудрые и мужественные лица девятого и десятого Панчен-лам — их изображения почему-то особенно часто встречаются в тибетских монастырях, отелях и жилищах. Действующему 11-му Панчен-ламе сейчас 27 лет, но его не признают Панчен-ламой ни Далай-лама, ни духовные лица Тибета. Считают, что он ставленник китайцев, а истинным Панчен-ламой признают другого человека, который якобы пропал без вести. В разных семейных ресторанах я видел фото 9-го и 10-го Панчен-лам, а 11-го нет, это очень показательно.

Кстати поясню кто такой Далай-лама. Начиная с XVII века Далай-ламы были теократическими правителями Тибета. Это должность, а не имя человека. Но Далай-лама 14-й опасаясь китайских захватчиков был вынужден сбежать из Тибета в 1959 году и до сих пор живет в Индии. Теперь Далай-лама 14-й не является правителем Тибета, даже его изображения запрещены. Но в телефоне у одного тибетца я видел его фото. Так что тибетцы по-партизански ценят своего лидера и не особо довольны китайцами.

Выбор нового правителя здесь происходит через Тулку. Тулку — это институт, характеризующийся передачу власти не через родственные связи, а избранным людям, являющимся перерождениями Будды. Таких избранных специально искали и с самого детства воспитывали для дальнейшего правления — так на «трон» возводились Далай-ламы и Панчен-ламы. Считается что Далай-лама это перерождение Авалокитешвары, а Панчен-лама является перерождением Амитабхи. Но тулку это не только правящие линии — в Тибете около 600 различных линий перерождений.

Дали свободные 30 минут и я пошел вверх к плоской стене крепости — визитной карточке монастыря.

2

По пути видел много монахов. В крепость путь закрыт табличкой, что нельзя идти выше. Я и не пошел. Завернул налево на скалистую часть этой горы. Даже там, на диких камнях, изображения Будды невесть какой давности. Посидел помедитировал. Ничего особенно не почувствовал, только все время суетился фотографируя окрестности. По пути вниз увидел двух монахов — они очень приветливо поздоровались со мной, у всех у них очень внимательный и доброжелательный взгляд. Напротив них было здание, в котором они то ли учились, то ли жили — на лестнице стояло много обуви. Что-то откладывается и откладывается в моей голове. Из мешанины мыслей и впечатлений появляется осознание пути.

Кстати, Риксан рассказал интересный пример отношения к богу. Человек попадает в аварию и говорит — «Бог, почему я попал? Почему ты допустил это?» Но ведь он попал, потому что дорога скользкая и условия такие. Он мог предвидеть такие моменты и постараться избежать. Не бог в этом виноват. И не бог виноват в том, что в этой или в прошлой жизни этот человек что-то сделал со своей кармой не так и теперь ответил за это, попав в аварию. Таким образом, в буддизме ты сам отвечаешь за свои действия и никого не винишь.

После монастыря мы со Светой решили погулять по старому городу и вернуться на такси. У Алексея был сегодня день рождения и он хотел это отметить. Поэтому вначале мы с Риксаном попробовали купить Алексею одеяло (он просил в качестве подарка), но не нашли и Риксан сам выбрал ему статую Зеленой тары и уехал. А мы продолжили осматривать Шигадзе. Тибетцы смотрят на нас с интересом и здороваются. Особенно им нравится «белая женщина». Удивительно приветливый и дружелюбный народ. Поднялись к форту Шигадзе (это крепость в центре города). Форт был закрыт, но рядом была гора и мы поднялись на нее. Довольно высоко и видно весь город. Много тибетских флажков. На фото старая часть Шигадзе.

Через полчаса позвонила Женя и сказала, что Алексею стало плохо и Риксан увез его в больницу. И еще — Риксан не возьмет Алексея на Кайлас, там много несчастных случаев и он не хочет брать на себя ответственность. Спешить стало некуда и мы решили пройтись до отеля пешком. Вообще я неплохо ориентируюсь (кроме фиаско в Лхасе), но не запомнил, как мы ехали от отеля в монастырь. И мы начали показывать тибетцам карточку из отеля Цезарь, где по-китайски (а может по-тибетски) было написано название отеля и может быть адрес. Но никто не понимал ни карточки, ни жестов, ни английского. Отчаявшись, мы показали карточку каким-то тибетским девочкам лет двенадцати. И они жестами показали следовать за ними, но как-то неуверенно, опасливо. Мы пошли. На каждом повороте они переговаривались друг с другом, создавая впечатление, что не уверены куда идти. Я поделился сомнениями со Светланой, но она была спокойно как Будда и улыбалась. Ощущение тревоги все усиливалось. Мы шли уже минут тридцать и стало полностью темно. Я продумывал самые разные варианты куда же нас ведут. Довериться таким юным созданиям было глупейшим решением. Но Светлана посмеивалась над моим тревожным лицом, сказав, что все будет нормально. К слову я уже сильно устал — мы с самого утра были на ногах. Ситуация вышла из-под моего контроля.

Проводники совершенно не понимали английский. Алексей дал нам листок бумаги, на котором были написаны основные слова на тибетском и их перевод на русский и я пытался сказать что-то по-тибетски. Но они не понимали моих слов и недоуменно кивали. Поэтому я до конца не верил, что они ведут нас в отель. К слову, я когда готовился к поездке искал в интернете тибетско-русский словарь. Наверное, плохо искал, но ничего не нашел. Есть словарь 1963 года, но он без транскрипций и потому его невозможно использовать в устном общении. Есть словарь Рериха, но тоже без произношения.

Все тревоги оказались напрасными. Девчонки довели нас прямо до отеля. Конечно, мы их поблагодарили, я им купил печеньки. Причем такие ответственные — когда я покупал печени они на калькуляторе пересчитали сумму и показали, сколько я должен получить сдачи. Сами же они купили марлю от пыли. Дойдя до отеля, я начал беспокоиться уже за них — как им в темноте идти домой? Но они ушли в соседний с отелем корпус, вроде как к себе. На следующий день я их увидел уже в отеле — оказалось, они работали там! Одна мыла пол, другая прибиралась на этаже. Вот такие совпадения бывают.

11.06.2016. Сага. Выспался отлично. Побегал около 4,5 км. Это немного, обычная пробежка в Москве составляет не меньше 10 км, но здесь бегаю осторожно. Высота 3752 метров над уровнем моря. На хорошем пульсе бегу довольно долго. Сегодня переезд в Сагу около 8 часов. Сели в машину. Алексей, кстати, вернулся из больницы, он должен доехать до Дарчена с нами и там ждать нас, пока мы обойдем Кайлас. Проезжаем горы, высокие перевалы, Брахмапутру. На перевалах нам предлагают сувениры и различные фотографии, например, с тибетским мастифом.

4

Риксан рассказал интересный пример. Если кто-то бьет тебя, то ты чувствуешь злость. А злость это плохо для твоей же кармы. Получается, каким бы ты ни был праведником, но стоит неправедному человеку побить тебя, вывести из равновесия и ты сам становишься «грешником». Таким образом, злобный агрессор отнимает у тебя все — и причиняет боль, и еще портит твою карму. Что делать? Риксан говорит надо уметь контролировать себя и не чувствовать ненависти, не поддаваться эмоциям и так далее. Тогда и карма будет в порядке и ты не совершишь ошибок.

Читаю Марайни. Будда сказал, что жизнь страдание, но и подсказал, как прекратить его: «полное прекращение влечения, отречение, оставление, освобождение, отказ от привязанности». Прочитав этот совет, я выбираю страдание. По-моему, путь улучшения жизни по буддизму это самый легкий путь — жить без всяких желаний и привязанностей, без всякой цели и полезного результата, словно растение. Логично, что если жить как растение, то никаких страданий не будет. Но это и не будет человеческой жизнью. Нет, это не мой путь, как не крути.

Приехали в Сагу в 18.00. Высота 4500 метров. Голова немного кружится. Альтиметр «сходит с ума» — высота постоянно меняется то вниз, то вверх. Ехали 9 часов. Город маленький совсем. Отель небольшой, но чистый и уютный.

12.06.2016. Озеро Манасаровар. Сегодня опять долгий переезд. Мы едем на священное озеро Манасаровар, после которого будет уже гора Кайлас. С утра шел дождь и я не стал бегать. Спал отлично. С открытым окном. Ночью собаки громко лаяли наперебой.

Наконец, мы выехали. Читаю Марайни «Тайный Тибет» как он жил в Тибете и этот автор нравится мне все больше. Один тибетец задал Марайни вопрос, зачем тот вообще приехал в Тибет? На что он пишет: «Но что сказать такому человеку, как Лобсанг, который утратил природную невинность, но не приобрел достаточного образования, чтобы понять? Люди его типа всегда подозревают шпионаж, тайные сделки, международные интриги». По-моему блестящее описание. Я точно знаю пару таких человек. Потом он с юмором описал ситуацию, как вся деревня ждала великого учителя и каково же было удивление Марайни, когда верхом на лошади, в золотых одеждах мимо него проехал великий учитель восьмилетнего возраста. Заглянув в глаза учителя Марайни понял, что никаких сомнений у мальчика в своем величии нет.

Интересно, что тибетцы едят мясо, но ведь буддизм запрещает забирать жизнь. Но они идут на этот грех и разделяют его между всей общиной. Такая концепция распределения ответственности встречается мне впервые. Юристы знают, что каждый грех имеет цену (общественное порицание, штрафы, ограничение свободы) и самые циничные из них считают, что если ты готов ее платить, то греши и плати. В данном случае поедание мяса, наверное, вынужденная и обоснованная мера (все-таки в Тибете кушать нечего, голые горы и сухая земля), но как они вышли из положения с юридической точки зрения мне понравилось. В другом месте прочел, что убийство животных вообще не запрещено, ведь в таком случае при перерождении души животных будут переведены на более высокий уровень. В любом случае Риксан, видимо, не читал эти книги, потому что мяса принципиально не ест, считая это грехом.

Мы же едем на Манасаровар. И ехать нам долго, поэтому могу спокойно думать, смотреть и читать. Правда, вчера вместо этого я в основном спал. На дороге у них занятная традиция: когда они обгоняют другую машину они всегда активно сигналят до совершения маневра. И еще у них вместо полицейских иногда стоят статуи полицейских.

Уже много раз встречал важные в буддизме термины Малая колесница (Хинаяна), Большая колесница (Махаяна) и Алмазная колесница (Ваджраяна), с которыми настало время разобраться подробнее. Как я понял, это различные уровни (концепции, течения) самого буддизма и самый «продвинутый» на данный момент — это Ваджраяна, позволяющий за одну жизнь достичь выхода из сансары, не дожидаясь прохождения множества жизней, как в Хинаяне и Махаяне.

Почему столько концепций? Как пишет Молодцова, для начала Будда проповедовал Хинаяну. Лишь много лет спустя, уже подготовив своих учеников, он поведал им учение Махаяны и проповедь эта запечатлена его слушателями в знаменитой Лотосовой сутре. Хинаяну он рассказал просто потому, что люди еще не были готовы к знанию. Ведь люди должны вырасти, чтоб получить правду. Тем, кто не дорос, дают только часть правды и об этом Будда рассказал первую притчу.

Первая притча — о горящем доме. В давние времена в далеком государстве жил старец, владевший неизмеримыми богатствами. Но однажды его огромный дом охватило пламя, а наверху в это время беззаботно играли дети, не знавшие, что такое пожар. Старец подумал, что если просто сказать им о случившемся несчастье, они ничего не поймут и продолжат игры. Тогда он прибег к одной из своих уловок. Почтенный старец пошел к детям и с улыбкой сообщил им, что за домом на зеленой поляне их ждут запряженные повозки, наполненные разнообразными игрушками и прочими желанными вещами. Дети тут же радостно выбежали из горящего дома на поляну и таким образом были спасены. Конечно же, старец сказал детям неправду, но он не обманул их ожиданий. Его закрома были полны многочисленных сокровищ, и он тут же вручил каждому ребенку по запряженной прекрасными быками низенькой повозке, наполненной именно теми вещами, о которых мечтал каждый малыш. Горящий дом в этой притче — символ нашего с вами существования в непрерывном круге смертей и рождений, в сансаре, старец — это, конечно же, Будда, а малые дети — люди, которые не доросли до понимания правды.

Есть и вторая притча на эту же тему. Она посвящена блудному сыну, который в ранней юности покинул дом своего отца и стал нищим странником. Так бродил он по миру много лет и случайно набрел на полный несметных богатств отцовский дом. Отец мечтал о возвращении сына, надеясь передать ему все свои сокровища. Но сын не узнал ни дома, ни отца, он испугался богатого дома и сидящего перед ним богатого человека, подумав, что ничего хорошего его здесь не ждет, и стал поспешно уходить. Отец, сразу же узнавший сына, послал вслед ему гонца с поручением вернуть нищего. Гонец схватил убогого и стал силой тащить его к отцу, но странник только перепугался, решив, что пришла его смерть. От страха он упал и стал судорожно биться о землю. Добрый отец велел отпустить нищего, побрызгать ему водой в лицо и не затевать с ним больше никаких разговоров, ибо с грустью осознал все его ничтожество. Нищий оправился, встал с земли и побрел в бедную деревушку, чтобы заработать там немного денег себе на пропитание. Тогда мудрый старец решил прибегнуть к очередной уловке. Он послал двух худых, одетых нищими гонцов, которые предложили сыну хорошую плату, если он согласится убирать вместе с ними нечистоты рядом с домом отца. Долго наблюдал старец за сыном, затем снял с себя драгоценности, облачился в грубое платье и приблизился к нему, играя роль надсмотрщика за работами. Это продолжалось достаточно долго, для того чтобы отец смог предложить сыну остаться, увеличив плату и дав ему много еды и всякую утварь; более того, он сказал молодому человеку, что теперь он ему совсем как сын, ибо старец за все время не видел от него ничего плохого. Прошло еще много лет, и отец стал слаб и болен, но к этому времени он уже приучил сына входить в свой дом, постепенно, под разными предлогами, ознакомил его с хранящимися в нем сокровищами. Долгое время сын жил в сознании своей ничтожности и даже не мыслил взять себе что-либо, кроме чашки еды. Однако с течением времени у него вызрели большие замыслы, он стал стыдиться своих прежних взглядов, и тогда отец всенародно объявил, что это его сын, которому принадлежат все сокровища отцовского дома. И теперь сына охватил уже не страх, а великая радость. Так благополучно закончилась эта тяжелая история, в которой отец — это, конечно же, Будда, его богатства — сокровищница знаний Будды, а сын — это любой из нас с вами, старательно бегущий от несметных сокровищ. Отец передал сыну свое всеведение, лишь тщательно подготовив его к этому, ибо вручение такого дара до срока весьма опасно для получившего. Мораль такова, что люди бегут от богатства, потому что ничего не знают и очень ограничены. Их надо постепенно подвести к пониманию этого богатства.

Однако Хинаяну некоторые страны (Таиланд, Лаос, Шри-Ланка) считают истиным учением буддизма и следуют ее канонам. То есть нельзя сказать, что Хинаяна это некая ранняя стадия развития буддизма, а Ваджраяна — современная, все гораздо сложнее. Но в Тибете считают по-другому, поэтому я не буду останавливаться на Хинаяне, а начну с Махаяны (второй уровень), которая является базовой концепцией для Ваджраяны (третьего уровня). Суть Махаяны в том, что идеал архата (просветленный, вышедший в нирвану из круга перерождений), характерный для Хинаяны, сменился идеалом бодхисатвы — человека, который достиг порога просветления, границы состояния будды, но не сделал последнего шага, остановился у последней черты, добровольно остался в потоке смертей и жизней, чтобы спасти из него всех живых существ. Единственное, что движет бодхисатвой, — это безмерное сострадание, он ничему не удивляется и ничего не страшится на своем пути, каждый шаг по которому должен сопровождаться радостным покоем. Отсутствие чувства радости есть показатель серьезной ошибки, ложного шага. Путь Хинаяны вообще лишен радости, он просто суров, и спастись здесь могли только «вышедшие из дома», то есть монахи. Махаяна же открывает путь спасения для всех живых.

В Махаяне мне понравилось, что целью человека ставится не достижение нирваны, а полное и окончательное просветление «на благо всех живых существ». То есть идеал Махаяны — это стать бодхисатвой, просветленным учителем и остаться в круге перерождений. И это доступно каждому. Но меня удивило, что Риксан ни одного бодхисатвы не знает и не уверен, что они действительно существуют. Как же так? Буддизм делает ставку на этот идеал, но никто его не достиг? Или речь о мудрецах, которые живут изолировано от общества? Но как они выполняют свой долг и делают «благо для всех живых существ»? Загадка. В любом случае это важный поворот — я то думал, что буддизм это про выход из сансары в нирваны, а оказалось современный буддизм считает даже более достойным дойти до предела и остаться в череде перерождений обучать людей.

Еще в Махаяне есть «четыре опоры»:

— опора на учение, а не на учителя;

— опора на смысл, а не на слова, его выражающие;

— опора на окончательный смысл, а не на промежуточный;

— опора на совершенную мудрость глубинного опыта, а не на простое знание.

Ваджраяна — это тантрическое направление буддизма, образовавшееся внутри Махаяны в V веке нашей эры. Ваджраяна распространена в Тибете, Непале, Монголии, Японии. В принципе Ваджраяна это та же Махаяна, только с определенными отличиями. Средствами достижения просветления в Ваджраяне считается тайная мантра, медитация, йогическая практика, которые позволяет привести к достижению состояния Будды (выйти в нирвану) не за много жизней, а за одну жизнь. Характерно, что инициация производится только от учителя к ученику и сами практики необходимо проводить только под надзором гуру (ламы). Для практикующегося необходима «мотивация сострадания, понимание пустотности и чистое ви́дение». Причем теория Ваджраяны считается недейственной без практики. А наиболее продвинутой и сложной частью как Ваджраяны, так и буддизма, как я понял, является Калачакра, суть которой в единстве человека и вселенной.

Но едем дальше. Я в Тибете. Я в Тибете! Иногда говорю себе эти слова словно мантру, чтоб взбодриться. Иначе пропадает чувство чуда. И взбодриться получается. Сложно представить, но я в этом мистическом месте, на Крыше мира, в другой цивилизации, в оплоте буддизма. Это место, о котором много легенд. Место силы. Место очищения. Место зеркал, изменяющих время. Место искусственных пирамид. Наиболее вероятное место для Шамбалы, ашрамов Махатм и просвещенных. И я тут. Я в Тибете! Сколько лет прошло и вот я тут и просто преступно тратить это время впустую. Рядом два тибетца (водитель и Риксан). Я общаюсь с ними. Хожу по городам. Поднимаюсь на горы. Дышу этим воздухом. Как бы не продвигалось мое духовное развитие, но сам факт, что я в Тибете уже нечто удивительное.

Мы на высоте 4600 метров и облака здесь низкие, почти у самой земли. От этого возникает какой-то странный эффект сжатости пространства, даже миниатюрности, игрушечности, сказочности места. Проезжаем Гималаи — они вдали, эти огромные горы. Гималаи, как я понял, в основном расположены за пределами Тибета и мы видим территорию соседнего Бутана. Мы же находимся на горной системе Гангдисе, одним из хребтов которой является Кайлас. Гималаи заснеженные и мощные, они гораздо выше тибетских гор, мы даже видим какой-то нереально огромный семитысячник. Понял, что хочу побывать в Гималаях. Не зря Рерих рисовал Гималаи.

1

Пришла разгадка таинственных обрядов Алексея. Как я уже писал, он почти каждый день ест ложками соду, мажется мускусом и пьет валериану. Оказалось, он все это взял из Агни Йоги, которую я начал читать. Про мускус написано, что это отложение вещества бессознательной психической энергии, про соду — она помогает поддерживать равномерность горения и успокаивать восстающие центры и принимать ее надо дважды в день по чайной ложке. А валериана — «кровь растительного царства. Валериановый чай следует принимать ежедневно, так как он является таким же насущным, как хлеб и вода». Я отношусь к этому рациону весьма скептически.

Едем дальше. Кажется, коллектив наш постепенно складывается. Уже как-то привыкли друг к другу и к особенностям каждого. Женя слушает музыку Высоцкого. Я надел свои наушники. Там Океан Эльзы «Я не сдамся без бою». Ехать по Тибету с музыкой очень приятно. Снял видео под California dreaming: вначале Гималаи, потом дорогу, потом всех кто сидел в машине. Виды попадались необыкновенные. Надо потом сделать видеофильм. Но потом музыку выключил. Она все же выбивает из размышлений, разрушает атмосферу Тибета. Но минут десять бурной энергетики получил.

Переехали перевал высотой 5236 метров. Иногда недостаточно воздуха. Над нами солнце и чистое небо. А сзади и спереди тучи и дождь. Мне уже второй раз тучи кажутся Гималаями, потому что горы настолько высоко, что непонятно где одно, а где другое. На каждом таком перевале стоят палки (тарчу) с многочисленными разноцветными молитвенными флажками. Кстати в магазине в Лхасе сказали, что каждый флаг (а они разных цветов) символизирует одно из качеств Тибета (независимость, достоинство и пр.). В Интернете уже позже прочел, что есть и другие значения цветов. К примеру, пять цветов флагов соответствуют пяти элементам (огонь, вода, земля, пространство (небо), ветер). Подъезжаем все ближе к Кайласу. Чувствую тяжесть, что-то давит. Все вокруг меня какое-то грандиозное, собранное. Я засыпаю. Затем просыпаюсь с резким вдохом от недостатка воздуха. И сам себе говорю, хватит спать, пробуждайся. Голова тяжелеет. Сейчас еще только едем к озеру Манасаровар. От него около 45 км до Кайласа. Может я придумываю, но ощущения чего-то есть.

Впервые увидел издали Кайлас.

1

Впечатляет. Чувствую какое-то томительное ожидание. А рядом с озером видна гора высотой 7728 метров — Гурла Мандхата Химал. Это 34-я по высоте вершина в мире и высочайшая вершина на плато Тибет. Даже учитывая, что мы сами на высоте около пяти тысяч метров гора кажется огромной. Приехали к священному озеру Манасаровар. Девушкам в гестхаусе дали одну комнату, нам с Алексеем другую. Там только кровати и ничего больше. И таких комнат штук тридцать в ряд. Мне нравится. Никакого города или гостиницы тут нет — просто пару гестхаусов рядом с озером. Приехало много паломников из Индии, на вид как почтенные бородатые раджи из индийских фильмов. Весьма колоритно выглядят. Одна старая женщина даже не может передвигаться сама и просто сидит там, куда ее посадили. Озеро Манасаровар и гора Кайлас священны не только в буддизме, но и в индуизме, джайнизме (индийские религии), поэтому они и ездят сюда, тем более Тибет от них недалеко. Индийцы около нашей комнаты разложили столики с едой. Видимо, у них тур и кто-то их кормит и моет за них. Между нами всеми царит атмосфера общности и единения, предвкушение будущего похода к Кайласу. Я пошел на кухню перекусить. Хозяин гестхауса — худой как жердь человек неопределенного возраста, одетый в ковбойские сапоги и явно большую ему одежду. Брюки, рубашка, куртка висят на нем мешком. На голове у него шляпа, из-под которой торчат две длинные тонкие косички. Он смотрит на всех неторопливым немного растерянным взглядом, что делает его почему-то похожим на старого хиппи или на индейца Чингачкука. В руках у него огромная связка с ключами от всех номеров. Сижу, заказал поесть. Риксан с группой тибетцев сидят в другом углу.

Где-то рядом здесь гора, под названием саркофаг Нанди и некоторые считают, что там, в состоянии глубокой медитации находятся великие учителя человечества. Странно, что при текущем развитии науки это до сих пор не проверили. Гора Нанди примыкает к Кайласу с юга и вокруг нее тоже делают кору, которая называется внутренней. Такая кора считается более продвинутой, чем внешняя, на которую еду я. Чтобы попасть на внутреннюю кору надо 108 раз пройти внешнюю кору. Читал, что некоторые российские туристы «созревают» до внутренней коры гораздо быстрее и идут туда сразу после внешней коры. Известно, что внутреннюю кору проходить технически сложнее и желательно с альпинистским снаряжением. Но сейчас я иду на внешнюю кору и не особенно думаю о внутренней, и гору Нанди я тоже не увижу. В целом у меня мнение такое — ощущения от высоты они во всех горах схожи, а не только у Кайласа. Сами горы чем выше, тем кажутся более живыми и одухотворенными, и тем острее и невероятнее ощущения. Так что высота и просветление, видимо, соотносятся как причина и следствие. Если отбросить легенды, то пройти 108 раз вокруг Калайса это значит совершенно акклиматизироваться для более сложных высотных маршрутов, например, для внутренней коры. Простому паломнику (человеку неподготовленному и не альпинисту) физически не по силам пройти внутреннюю кору, но после внешней коры он укрепляется и телом и душой и потому способен на большее. И дело не в том кого гора пускает/не пускает, избранности/не избранности, духовной развитости/неразвитости — дело в подготовленности, ну и удаче, конечно. На одних свечках и молитвах гору не осилишь.

Прогулялись на берегу озера Манасаровар. Красота. Цвет удивительный.

1

И удивительно спокойно там. Якобы это озеро было первым сотворенным в сознании Брахмы объектом. Последователи буддизма полагают, что Манасаровар является легендарным озером Анаватапта, где королева Майя зачала Будду. Это чуть ли не самое священное и знаменитое озеро во всей Азии. Индийский поэт Калидаса писал в III веке н. э.: «Когда земля Манасаровара касается тела, когда кто-либо купается в нем, он отойдет в рай Брахмы. Кто пьет его воды, отойдет в рай Шивы и будет освобожден от последствий грехов 100 своих жизней. Даже зверь, который носит имя Манасаровара, уйдет в рай Брахмы. Его воды — жемчуг» (из книги «Тибет-Кайлас. Священные долины»). Протяженность его береговой линии 88 километров (эзотерики любят цифру бесконечности, так что вряд ли это точные данные), а максимальная глубина около 80 метров (опять же не проверено). Вокруг озера также ходят паломники (если уж честно, то в Тибете практикуются обходы вокруг каждой святыни).

Невероятно, но где-то из этих мест берут начало великие реки Ганг, Брахмапутра, Инд. К примеру, Брахмапутра — это огромная река, одна из главных водных артерий Южной Азии. А тут это маленькая речушка. Я привычно полез в горку. Подъем давался уже не так легко как раньше. Зато был вознагражден прекрасными видами. На мото монастырь Чиу.

2

Затем мы сходили полежать в горячих источниках. Источники бьют прямо из земли, но сделано цивилизованно — специальное помещение, ванны, трубы. Я едва смог залезть в ванну, такая высокая была температура воды. Остается догадываться, что там происходит под землей, что так сильно нагревает воду. Надеюсь не обычная печка. Зато после основательного кипячения чувствовал себя бодрым и невероятно довольным. Будем считать, что я искупался в Манасароваре со всеми обещанными избавлениями. Хорошо перед Кайласом хорошенько помыться.

13.06.2016. Дарчен. С утра встал раньше всех. Стоял небольшой туман, гестхаус еще спал. Было довольно прохладно, но я знал, что на беге мне станет жарко, так что одел только шорты, майку, флиску и баф на голову вместо шапки. Зябко было только первые минуты. Прибежал к озеру. Хорошо так бегать, когда никого нет. Озеро Манасаровар еще ртутного цвета — не такое бирюзовое, как днем (нет голубого неба — нет бирюзового цвета). Семитысячник скрыт за облаками. Кайлас виднеется в дымке. Бежал вначале с пульсом 136, но вскоре он подскочил до 164 и я перешел на шаг. Все-таки высота 4,5 километра это много для бега, даже кенийцы живут и тренируются на высоте около 2,5–2,8 км. Неожиданно в скалах я заметил небольшую пещеру, огороженную камнями и закопченную. Подошел, ожидая увидеть там йога или еще кого. Но никого там не было, так что я зашел внутрь. На полу лежала солома, было чисто, безветренно и очень уютно. Недолго думая я присел. И некоторое время слушал чаек и разные шумы. Вид из пещеры открывался прямо на озеро. Только начинался рассвет. Сколько нового мне позволил увидеть бег.

Когда вышел, заметил две фигурки вдалеке — они шли в мою сторону со стороны противоположной гестхаусу. Видимо они вышли гораздо раньше или же оканчивали обход вокруг озера. Я не стал бежать к ним и повернул обратно. Летали утки и еще какие-то птицы. Много чаек. Когда я подходил к скале кричали птицы, у них там гнездо. Дальше я снял кроссовки и прошелся босиком. Походить по холодноватой дороге с камешками и песком было приятно. Кайлас скрылся за облаками. Во дворе гестхауса встретил индуса с длинной пышной бородой. Тот был весь закутан. Мы поздоровались. Он добродушно удивился, как я в шортах в такой холод иду. Но мне ничуть не холодно.

Перед выездом неожиданно пошел град. Он залил всю долину своеобразной снежной коркой. Наконец, мы выехали к Кайласу. По пути заехали в монастырь Чиу или Птичий монастырь. Он на скале. Это новое здание. Старое сломали китайцы. Монастырь находится высоко, поэтому открывается отличный вид на Манасаровар, долину и Кайлас. В районе Кайласа тучи. На равнине ровным белым слоем лежит град. Именно фото с этого монастыря я поставил на заставку в телефон перед выездом. Правда место съемки не нашли — монах сказал через Риксана, что место теперь застроили. Главное в монастыре пещера, где медитировал Падмасамбхава. Риксан на мой вопрос сказал, что я могу договориться пожить в этом монастыре. Мысль интересная, можно как-нибудь ненадолго попробовать.

Доехали до Дарчена — конечной точки перед корой. Это поселок из трех-четырех улиц и нескольких десятков домов. На вид — городок из ниоткуда, без прошлого и будущего. Старые обветшалые дома, пыль и грязь на обочине, много мусора, странные люди с застывшими лицами, молчаливые дети, магазинчики буддийских сувениров. По дорогам прыгают черные птицы с красным клювом, похожие на ворон, неторопливо бродят овцы, семенят стаи полудиких собак. Все какое-то сказочное, нереальное, загадочное, как в фильме ужасов. Единственно — уже и тут строится современная гостиница и какая-то магистраль, недалек тот день, когда цивилизация придет и сюда. И совсем недалеко возвышается Кайлас.

Завтра первый день коры. Голова побаливает. Пишут, что Кайлас вызывает к себе высокодуховных людей. Просто так сюда, якобы, попасть нельзя. Это, конечно, приятно, но вряд ли правда: кто хочет, кому надо, кто готов физически и морально, тот сюда и попадает, как и в любое место на Земле и в жизни. Поэтому я бы сформулировал по-другому — к Кайласу приезжает только тот, кто действительно этого хочет, кому это почему-то надо. Хотя так можно написать про любое место на планете. Сижу, пью чай с имбирем, лимоном и медом. Выпил целый термос плюс суп. Кафе полное. Два парня что-то обсуждают (молдаване, мы еще не раз виделись и познакомились). Еще два китайца. Все не местные, собранные тут со всего мира ради одной цели — коры вокруг Кайласа. Красивая молодая официантка. Непохожая на тибетку — высокая. Ее муж тут тоже официант. Это семейное заведение, поэтому все члены семьи и работают. За соседним столом спит, укутанный в десяток тряпок и одеял младенец и рядом более взрослый ребенок — их мама тут тоже работает. Это единственное место с переводом меню на русский язык, но русский все равно никто не понимает.

Что будет завтра? Вершина Кайласа передо мной. По плану у нас три дня обход и две ночевки: около монастыря Дирапук первая и вторая около монастыря Зутулпук.

Поговорил с Риксаном. Еще раз убедился, что чем больше ты задаешь вопросы, тем больше узнаешь о мире. Чем выше ты ставишь планку — тем более дальние горизонты видишь и имеешь возможность достичь. Спросил его, что он думает о Кайласе, понимая, что мои источники на русском языке и мнение тибетца вполне могут различаться. Правда ли, что поднявшись на перевал Дролма Ла будут прощены все грехи, например? Он говорит, что в традиции буддизма грехи не снимаются. Вообще это логично — есть же карма. Все учение Будды движется вокруг кармы (слова Риксана). Еще Риксан пояснил, что не надо загадывать желание — если Кайлас даст это, то на карму это не повлияет. Будда говорит, что ты сам должен достигать своих целей и ничего не просить. То есть подарки от кого-либо не в счет твоих заслуг и кармы. Но косвенно Риксан подтвердил, что Кайлас исполняет желания. Вся твоя жизнь зависит от каких-то условий, продолжал Риксан. Так что ты должен понимать эти условия и достигать их сам, не взирая на Бога. Будда сказал — я лишь покажу тебе путь, я не могу тащить тебя никуда. И также никогда не думай, что кто-то спасет тебя. Твоя жизнь это или счастье, или страдание. И только от тебя зависит, какова будет твоя жизнь. У Будды есть энергия, но люди ничего не делают, чтоб взять ее, увлеченно рассказывал Риксан.

Я разговаривал с ним около часа. Голове даже тяжело стало. Но я еще на шаг приблизился к пониманию Тибета. Риксан много говорил философских вещей. Он увлекается религией и философией и является очень продвинутым тибетцем. Говорит, что 90% тибетцев не понимают буддизм. Дальше Риксан сказал, что если нет субъекта, то нет и объекта. Много раз пытался мне пояснить свои слова, но я так и не понял, может потом пойму. Вряд ли это он про квантовую физику рассказывал. Мы пили чай и я продолжал слушать, а заодно заряжал телефон и Power bank. Риксан сказал, что из Хинаяны, Махаяны и Ваджраяны именно последнее наиболее истинное. Еще он интересно объяснил роль учителя: солнце не может вскипятить воду, но если солнце упадет на вогнутые пластины или линзу то вода вскипит. Лама (учитель) и есть эта линза. Правда, образование у Риксана не классическое — он больше получил от воспитания, общения, из книг и от своего учителя (у него есть учитель), чем от каких-то учреждений. И образование у него не светское, а духовное, религиозное. Он действительно верит в буддизм и буддизм составляет основной смысл его жизни, дает правила и объяснения всем его поступкам. При этом, например, Канта и философские концепции запада он не знает, потому что читает только тибетскую духовную литературу.

Завтра Кайлас. Лучший способ провести остаток вечера это поесть. Я в третий раз за день пошел в ресторан и выпил целый термос чая. Мне его посчитали как стакан, хотя термос стоил в три раза дороже. Ведь я у них третий раз за день. Тибетцы очень благодарны. Затем я пришел сюда уже с девушками в четвертый раз и заказал тут завтрак на завтра. Ради нас они встанут пораньше.

14.06.2016. Первый день коры (обхода) вокруг Кайласа. Встал в 5:43. Еще темно и прохладно. Люблю такие выходы. Пошли с девушками позавтракать. Поели. Женя ушла сразу на кору, она планирует провести какой-то ритуал. А мы вернулись в гестхауз. Все собрано. Маленький рюкзак на плечи. Большой отдаю носильщикам. Планируется 6–8 часов в пути, в зависимости от состояния участников. Цель — дойти до монастыря Дирапук на 5050 м. То есть подъем с 4600 около 450 метров, вполне осуществимо. Чувствую себя бодро. Голова не болит. Горной болезни нет. Желудок в меру наполнен. Сформулировал для себя простую задачу — быть максимально осознанным, то есть наблюдать за всем, что происходит вокруг, вдыхать этот воздух, слушать, осязать. Ну и вдобавок продумал пару пожеланий и вопросов, требующих ответа.

В 7:00 в предрассветном сумраке мы выдвинулись в сторону горы. Впереди пара китайцев. Позади несколько монахов в бардовом одеянии. Монахи идут в гору быстрее меня и вскоре обгоняют.

1

Алексей, несмотря на запрет гида, с нами все-таки вышел прогуляться и даже прошел пару километров (это я уже потом от гида узнал, потому что быстро обогнал его), но через некоторое время ему стало плохо и он вынужден был заночевать в монастыре и вернуться только на следующий день.

Я часто останавливаюсь и фотографирую, ни с кем не соревнуюсь, сосредоточен на своих ощущениях и окружающих красотах. Обгоняет колоритный старик в потрепанной одежде, в очках с огромными линзами, в шляпе, с посохом и котомкой и кучей четок. Мы улыбаемся друг другу. Паломников немного — человек десять. Плюс нас сопровождают местные собаки, около десяти. Тоже идут на кору. Одна из них довольно долго шла со мной, потом я потерял ее из виду. Почему они идут с нами? Может собаки в Тибете это какие-то просветленные сущности? И глядя в глаза собаке действительно кажется, что взгляд ее какой-то бесконечно мудрый.

Виды все красивее. Идти по равнине не трудно. В горку чуть тяжелее. Некоторые проползают всю кору на животе, словно гусеницы. Я много фотографирую. Виды просто нереальные. Это другой мир. Сказка.

2

Показался Кайлас (до этого был скрыт за ближайшими горами). Он пока наполовину скрыт за другой вершиной как ее старший брат.

2

Проход к нему словно вырублен в огромной горе, подтверждая легенду о стреле Шенраба, которой он пробил этот путь. Это и есть знаменитый «путь стрелы». Я уже писал об этом вначале, но повторюсь (цитата из Молодцовой): «Путь этот столь же труден, как и путь человеческой жизни. «Как правильно перейти жизнь?» — спрашивают живущих в Шамбале Махатм. Махатмы отвечают: «Как по струне бездну: красиво, бережно и стремительно».

1

Иду уже 4 часа 40 минут. Прошел 14 километров. Включил свой гармин и записываю трек. Обогнал Женю — она идет с трудом, очень медленно. Говорит о мощной энергетике места. Иду дальше. Горы великолепны. Иногда возникает чувство легкости и счастья. Все хорошо. Пройдя чуть дальше, почувствовал свежий ветер и приток силы и уверенности в себе. Смотрю на гору и такое чувство, что с нее на меня кто-то смотрит. Действительно горы похожи на вогнутые пластины и форма их как оплавленная.

3
2

Кайлас справа и довольно близко. Метрах в ста виден промежуточный лагерь. Мы идем то группой, то поодиночке, то в разных комбинациях, в зависимости от физической подготовки каждого. Кстати, читал у Ули Франца что некоторые обходят запрет одиночных путешествий тем, что из всей группы все кроме одного «вдруг заболевают» (на самом деле их и нет), но честно сказать группа не особо и мешает — мы не ходим за ручку и вполне можем быть в одиночестве — дорога ровная, опасности нет. Я нагнал Свету — она в задумчивости смотрела на гору. Когда я подошел, она сообщила, что хочет подойти к горе. Везде читал, что нельзя сходить с тропы, протоптанной ламами. Это как будто опасно и тебя могут наказать. Якобы кто-то пытался залезть на эту гору, несмотря на запрет и все они погибли потом мучительной смертью. Вот что написано в одной из книг: «Здесь необходимо заметить, что тибетские паломники вообще строго соблюдают маршрут, и не метр не отклоняются от тропы, кроме тех мест, где это разрешено. Тибетские ламы предупреждают о том, что множества духов охраняют гору, и путникам, сошедшим с тропы, не совладать со страшными энергиями, царящими в районе горы. Не даром Кайлаш считается центром мира, сильнейшим концентратором энергетических потоков».

3
2

Мы стоим перед Кайласом и смотрим на вершину, скрывающуюся в облаках. Отговаривать Свету не стал, все мы уже взрослые и стараемся мыслить здраво. Я тоже немного прошел вверх по насыпи вслед за ней, но там остановился. Не знаю. Не хочу. Хотя мысль пойти была, я не особо верю в эти суеверия. Основа их — обычное предупреждение старших младшим об опасности, типа сказки о красной шапочке, а почти любую опасность можно преодолеть, если подготовиться. Но вот пойти туда не захотел. Может из уважения к горе, может из банального страха, но я тут пришелец, чужак и не готов нарушать местных традиций (если это вообще не выдумка наших эзотериков), сути которых не знаю. Антураж всего, что я прочел о горе, давит на сознание, пронизывает атмосферу напряжением, мощью, величием и я не хочу ничего нарушать. Возможно, это просто самовнушение. Но если я и буду нарушать запреты, то не в этот раз. У меня такого желания здесь даже не возникает. Светлана идет все выше, а я мельком поглядываю по сторонам — не планируют ли высшие силы что-нибудь предпринять? Но все спокойно. С другой стороны — не надо ничего бояться и такие как Света молодцы. Уважаю ее. Как бы то ни было — надо изучать окружающий мир и только благодаря первопроходцам в путешествиях, в науке и искусстве, благодаря преодолению выдуманных и даже невыдуманных ограничений человек достиг всего, что имеет сейчас. Светлана медленно и опасливо идет по насыпи к горе, не отводя от нее глаз, а я сижу на камне. Видимой опасности нет.

Кайлас обладает магнетизмом, на эту вершину хочется смотреть вновь и вновь, не отрывая глаз и как-то хочется преклониться и подчиниться величию этой горы. Не зря ей поклоняются уже больше двух тысяч лет, причем есть даже культ самой горы, то есть саму гору некоторые считают божеством. Наблюдаю за горой с огромным любопытством. Я делаю уже сотую, наверное, фото горы с каждого нового ракурса. И действительно, на ней видны какие-то фигуры, знаки, но, скорее всего, это природный излом скал. А может и люди набили — тибетцы очень любят делать надписи на камнях и скалах. Внезапно обнаруживаю, что в полуметре от меня спит собака, но уже не та, которая меня сопровождала в начале пути (у первой не было красного ошейника). Как она там появилась, не представляю — я вообще этого момента не заметил. Никакой угрозы от нее не исходит. Светлана далеко не ушла — в какой-то момент остановилась, продолжая беспрестанно наблюдать за горой, и через несколько минут спустилась вниз. Я вздохнул с облегчением. Это сейчас читать об этих страхах смешно, но там все чувствовалось по-другому.

Затем мы пришли в промежуточный лагерь и попили чай. Там уже нас ждал Риксан, от него мы узнали, что один индиец умер сегодня. Остановка сердца. Риксан говорит, что его родственники очень этим довольны, поскольку считается, что умереть на этой горе позволит то ли возродиться в этих местах, то ли выйти из сансары.

Мы идем дальше. Пошел град и дождь. Но я экипирован нормально, так что не страшно. За день прошли 20 км и остановились в гестхаусе. Поодаль находится пристроенный к горе монастырь Дирапук. У них вообще это частая практика — прислонить монастырь прямо к скалам. Немного отдохнув, я пошел в общую комнату, где собралось достаточно много групп, включая тех молдаван из Дарчена. Поел ячьего мяса с рисом и картошкой. Погода стала солнечной и мы с одной из девушек решили подняться поближе к Кайласу. Этот гестхаус — ближайший к горе на всем маршруте, до подножия всего метров восемьсот, но само подножие не видно за пригорком. Риксан нас успокоил, сказав, что с тропы сходить можно, ничего не случится. Так что не надо уж совсем верить в то, что тибетцы не сходят с дороги — по крайней мере, Риксан даже не сразу понял вопроса и ничего страшного в этом не нашел. Заснеженный Кайлас возвышался почти прямо над нами между двух небольших гор, похожих на естественные ворота.

3

Небо впервые было чистым, оттого мы могли любоваться горой в полной мере. Обычно вершина была скрыта в облаках. Мы начали подъем. Дороги не было — сплошные крупные камни. Дошли до пригорка, на котором из камней были сложены какие-то ритуальные буддийские горки. Там познакомились с молдаванами: мужчина — альпинист, мастер спорта по борьбе, спокойный и позитивный, и его девушка, приятная и улыбчивая. Она только что спустилась с более высокого пригорка на пути к Кайласу. До Тибета они уже успели подняться в базовый лагерь Эвереста (это сравнительно недалеко). Мы пошли дальше в сторону бурного ручейка, который вился от Кайласа. Дальше пошли рядом с руслом. Однако меня все не покидала тревога. И чем выше мы шли, тем тревожней становилось. Все это, конечно, от рассказов о Кайласе и естественного чувства самосохранения, которое обострилось, поскольку в таких местах возможны и оползни, и камнепады, и лавины. Также была табличка, недвусмысленно предупреждающая об опасности.

Я оглянулся назад и заметил, что со стороны лагеря к нам движутся, пожирая исполинские вершины, огромные грозовые тучи. Поскольку мы были высоко, то эти тучи были почти на нашем уровне. Мы подошли почти к пригорку, за которым должны были увидеть подножие Кайласа. Слева и справа возвышались «ворота». Оставался только небольшой подъем, за которым начиналась неизвестность. Я почему-то предположил, что там вполне возможна база военных или охранников каких-то. Было или нет ощущение взгляда горы не знаю, скорее не было, конечно. Но чем ближе мы подходили к горе, тем больше возрастало волнение и тревожность. Далеко внизу маячили здания. Тучи приближались, солнце скрылась и вот уже вершину Кайласа, что возвышалась прямо перед нами, заволокло облаками. Налетал порывами ветер. Горы позади нас начали белеть — там пошел снег. И я принял решение спуститься, рассудив, что если пойдет дождь, то вниз спускаться по камням будет скользко. Когда мы шли вниз пошел небольшой град, начался ветер и затем все стихло. Кроме этого никаких катаклизмов не произошло. В горах погода меняется очень быстро и часто, так что ничего необычного не произошло.

Сразу после этого мы пошли в монастырь Дирапук, который стоял прямо напротив Кайласа с другой стороны небольшой долины. Монастырь очень уютный и душевный. Фотографировать запрещено. Внутри маленькая теплая пещера для медитаций. Три этажа. И еще там шла служба — впервые мне повезло присутствовать на ней. Больше того, мы стесняясь стояли у дверей и сами монахи предложили нам пройти и послушать их. Они читали какие-то тексты вслух, били в барабан и играли на длинной предлинной тибетской трубе (метра два в длину). Правда, как только мы вошли дудеть перестали, но видя мой просительный взгляд, один из них как следует задудел.

3

Вечером усталый и довольный сижу в общей комнате гестхауса и заряжаю кучу своих гаджетов — Гармин, телефон, зарядку для телефона. Наших никого уж нет. Что в сухом остатке после первого дня коры?

— виды гор просто восхитительные, как в сказке или в фильме про другую планету;
— Кайлас притягивает взор как магнит и отличается от всех ранее виденных гор;
— как бы то ни было, но все легенды и мифы о горе Кайлас действительно располагают к размышлениям и просветлению;
— девушки говорят об энергетике и даже я, скептик, один раз почувствовал что-то необычное на дороге, какой-то подъем, изменение сознания, сложно описать;
— поставленные планы на Кайлас выполняются, я чувствую это;
— к концу было тяжело идти и шел без всяких размышлений.

Завтра второй день коры. Самый сложный и важный. Идти 11 часов. Переходить перевал Дролма Ла 5700 метров высотой. А ведь это высота Эльбруса — самой высокой точки Европы и России. Читаю Йонге Ринпоче «Будда, мозг и нейрофизиология счастья». Рядом только тибетцы. Едят лепешки с чаем и смеются. Мне тоже предложили, я вежливо отказался. Очень приветливый народ. Никогда такого открытого и счастливого народа не видел. Вышел на улицу. И опять снизошло спокойствие. Вспомнил храм Дирапук. Там мне было спокойно и уютно, хоть возвращайся.

15.06.2016. Второй день коры (обхода) вокруг Кайласа. Ночью снилась большая комната с красными полками и ящиками. Это была библиотека. В тибетских монастырях книг как таковых не видел, а тексты хранят в ящичках, которыми набиты целые стены.

И кто-то во сне советовал мне какие-то книги. Жаль, что ничего не запомнил, интересно было бы их найти. А запомнил только одно слово — «по Ваджраяне». Думаю, все смешалось «в доме Облонских». Выходим в 6:30. Рюкзаки собраны. На улице люди с налобными фонарями. Ночь. Все это сильно напоминает восхождение на Пик Ленина. Только самочувствие лучше, хотя и 5 тысяч метров. Однако не все прямо прекрасно. Высота «высокая», оттого не скачу как горный козел, а иду довольно медленно. Тем более теперь мы идем явно в гору. Молдаване альпинисты нас обогнали и вскоре скрылись впереди. Тем не менее, если сравнивать с Пиком Ленина, то здесь та же высота переносится гораздо лучше. Паломники растянулись по тропе. Мы тоже рассредоточились — я впереди всех, Женя где-то позади с Риксаном. Она шла все медленнее, с огромным трудом, но держалась. Света пока что позади, но вскоре она обогнала меня. Она очень выносливая и в хорошей форме. Говорит, это йога ей дала такое. Не могу удержаться, чтоб не пошутить, что йога с ее слов дала ей все в этой жизни и стала этой самой жизнью. Она улыбается. Но факт остается фактом — она вчера шла наравне со мной, несмотря на отсутствие у нее ежедневных тренировок на выносливость и опыта восхождений, а дальше и вообще обогнала. Вижу замерзшее бирюзовое озеро. Раньше даже не верил, что такой цвет существует в природе.

4

Уклон постоянно вверх, поэтому идти все тяжелее. Паломников стало очень много — это группы китайцев, одиночные тибетцы, наши носильщики, индийцы и навьюченные яки.

2

Мой тяжеленный рюкзак почему-то несет тибетская девушка, а легкие рюкзаки девушек распределили между собой Риксан (он подрабатывает портером) и третий тибетец, которого Риксан называет в шутку йети — он беззубый, прокопченный, взлохмоченный, в старой одежде, обвешанный четками и амулетами. Грузы индийцев несут яки.

3

Подходим к резкому подъему наверх, полагаю там и есть перевал Дролма Ла. Высота уже 5400 где-то. Вместе со мной идет старая бабушка — тибетка с палкой. То она присядет отдохнет и я обгоняю, то наоборот. Улыбаемся друг другу. Тибетцы всю жизнь на высоте, поэтому им проще — вот единственное, что позволяет мне объяснить прыткость этой бабушки. Наконец, я выхожу на ровную площадку увешанную сплошным ковром из флажков запорошенных снегом. Это и есть тот самый перевал Дролма Ла.

2

Как пишут различные источники пересечение этого перевала — это переход из нынешней жизни в новую, это прощение прежних грехов и возрождение. Стою на Дролма Ла. Идти было тяжело. Но я тут. На пиковой точке нашего паломничества по Тибету. Изменения не совершаются одномоментно, они накапливаются и постепенно переходят из количества в качество. Так и здесь — особо никаких ощущений нет. Только радость, что дошел. Но точно знаю и чувствую — изменения происходят и через некоторое время проявят себя.

Потом мы еще шли довольно долго, а всего за этот день прошли около 18 километров за 9 часов. У меня от сильной усталости привычно поднялась температура и я выпил растворимый аспирин. Пришли только к вечеру. Так устал, что свалился на кровать прямо в верхней одежде и заснул. Еще и озноб небольшой был. Часа два я просто спал в одном положении, настолько обессилел. Однако потом встал и вышел прогуляться. Такое уже бывало на Пике Ленина, после отдыха ни температуры, ни озноба. Узнал от Риксана, что сегодня еще два индийца умерло.

Первое ощущение от сегодняшнего перехода — все как во сне, в хорошем добром сне после которого встаешь с удивительным спокойствием и ясностью. Кушаю. В который раз убеждаюсь в доброте тибетцев. Они совершенно дружелюбны. Ни разу не видел, чтобы они ссорились или ненависти в их глазах. Сегодня видел сотни паломников. Все дружелюбны и улыбчивы. Одно из самых главных достижений Тибета или буддизма — дружелюбность населения. Она стоит всего. При этом Риксан рассказал, что тибетцам даже не выдают паспорт и они не могут выехать из страны. И еще даже Риксан не знает, почему Китай частенько запрещает въезд в Лхасу. Он говорит, что они никогда ничего им не объясняют. Завтра последний день коры. Три часа ходу. И мы в Дарчене. Тибет заканчивается. Посмотрим. Говорят, после Тибета начнутся изменения.

16.6.16. Третий день коры (обхода) вокруг Кайласа. Встал в 5:06. Выход в 7.00. Встал легко. Спал отлично. Казалось, только закрыл глаза. Выспался. Снились какие-то тесты. Они для меня были достаточно ясны, но люди советовали разное. Я спокоен. Я уже перешел перевал. Было тяжело, но я справился. Все, что было в прошлом, осталось там. Впереди — будущее. Идем в Дарчен.

По пути встречаем груды камней с надписями.

3

Я бодр и полон сил. Внимаю и созерцаю. Звуки птичек. Поодаль ручей. Горы в легкой дымке.

Километра за три до Дарчена развязался шнурок. Сел на камень. Группа ушла вперед. Никого нет. Хорошо. Спокойно. Над головой раздался странный шум. Я поднял голову. Несколько птиц быстро и уверенно пролетели и скрылись за горой. В ушах остался звук от взмахов их крыльев. Помню их сосредоточенную целеустремленность. Уверенно и мощно они летели к своей цели. Они ничем не связаны. Даже гравитацией. Они свободны. Они не стесняются себя, но и не показывают себя намеренно. Кому надо поймет, увидит и услышит. Может это были просвещенные? Что-то в их слаженности напомнило монахов, словно это они и были и совершали какой-то свой облет. Это последний штрих. Как ни странно, это самое важное событие, произошедшее со мной в Тибете. Я чувствую это. Это впечатление — квинтэссенция всего, что получено мной здесь. Быть как птица. И я до сих пор слышу шум крыльев тех птиц.

***

В тот же день мы поехали в Сагу и мне попалась на глаза притча Будды о бедняке, жившем в старой шаткой хижине. Стены и пол его хижины были выложены тысячами драгоценных камней, но бедняк этого попросту не понимал. Хотя все эти драгоценности принадлежали ему, он жил в нищете, страдая от голода и жажды, от сильного мороза зимой и ужасной жары летом, не осознавая ценности того, чем владел. Однажды друг спросил его: «Почему ты живешь как нищий? Ты не беден. Ты очень богат». «Ты сошел с ума? — ответил бедняк, — как у тебя язык поворачивается говорить такое?» «Посмотри вокруг, — ответил его друг, — весь твой дом наполнен драгоценностями — изумрудами, алмазами, сапфирами и рубинами». Вначале старик не поверил тому, что сказал ему друг. Но через какое-то время его разобрало любопытство, и он достал из своей стены небольшую драгоценность и отнес ее в город на продажу. Он не мог поверить, что торговец, которому он ее предложил, дал за нее очень приличную сумму. С деньгами в руках он вернулся в город и купил себе новый дом, взяв с собой все драгоценности, которые смог найти. Он приобрел новую одежду, наполнил кухню едой, нанял прислугу и зажил комфортной жизнью состоятельного человека. Теперь позвольте мне спросить — кто богаче: тот, кто живет в старом доме и окружен драгоценностями, которым не знает цены, или тот, кто знает стоимость того, что имеет, и живет в полном комфорте? Как и в предыдущем вопросе о золотом самородке, ответ — никто. Они оба владеют несметным богатством. Единственная разница состоит в том, что кто-то на протяжении многих лет не осознает ценности того, чем владеет. И до тех пор, пока он не осознает, что у него уже есть, он не освободится от нищеты и страдания. То же самое относится и ко всем нам. Мы страдаем до тех пор, пока не осознаем свою природу. Но осознаете вы ее или нет — ее качества от этого не меняются. А вот когда вы начинаете осознавать ее в себе, то меняетесь и вы, и качество вашей жизни. С вами начинают происходить такие вещи, о которых вы даже и не мечтали.

П. С. Возможно, будет интересно прочесть:

1. Отчет о восхождении на Пик Ленина: http://www.trilife.ru/reports/triatlon-na-pike-lenina-2015/.

2. Статья о цели человечества во вселенной: http://filosofia.ru/76711/.

3. Рассказ «Молящийся» (1996 год): http://samlib.ru/editors/s/sablin_m_t/meditation.shtml.

Частные гиды
в Тибетском автономном регионе

Комментарии

Автор запретил комментирование этой записи.