Doronichka
Наталья Примета Пользователь — была 3 декабря 18:48

1. The First time. Эпизод, где все в первый раз

Серо-коричневую слякоть дороги фактурно расчерчивали протекторы шин. Мартовский снег, колкими иголками хаотично менял направление под не весенним, порывистым ветром. Силуэтам, мелькающим в будничных сумерках и спешащих спрятаться от осенне-весенней мерзлоты за сейфовыми дверями своих квартир, казалось, было невдомек, что где-то, на другом конце земного шара, серферы Малибу провожают брусничный шар солнца за линию горизонта Тихого океана, беспечные люди с белоснежными улыбками пьют коктейли в тесноте звуков «happy hour», а теплый воздух нью йоркской подземки вновь и вновь поднимает белоснежный подол Мерлин. Воспоминания и предвкушения… подвзрывают сознание, заставляют ощутить тяжесть рюкзака за спиной, свежесть серой принтерской краски на только что распечатанных авиабилетах и предвкушение настоящей искренней радости, как от распахнутых дверей «диснейленда» в рождественское утро.

Гул турбин заглушает все звуки жизнедеятельности пассажиров, ласковые вопросы стюардесс, эхо объявлений кабины пилота. Он делает звук бессмысленным фоном на несколько часов полета над бездной, ты летишь сквозь пространство и время, в лазурной, солнечной пустоте, кромешном мраке, серебре облаков и дымке плотного тумана… только теснота салонного кресла позволяет тебе ощутить реальность, одеревенелые вконец конечности и мелькание номеров страниц книги, не дающей уснуть уже несколько часов подряд. Екатеринбург — Милан. Безлюдные толпоотсеки с яркими указателями на гранитных стенах, паспортный контроль и два часа испанского солнца через пыльные окна аэропорта. За следующие долгие 600 минут возможность принять горизонтальное положение, начинает казаться мне смыслом жизни, а в голове бесконечно крутится рекламный ролик Emirates Airline, с Дженифер Энистон, где ей приснился кошмар об отсутствии душевой кабины. И вот уже полоски незнакомой земли в иллюминаторе и взгляд рыскает в поисках эмпайер стейт билдинг и статуи свободы, чуть жесткая посадка, торопливые хлопки и вау пассажиров. А впереди длинная многочасовая очередь, непроходимые лабиринты из пугливых, щебечущих стаек китайцев, чемоданов на колесиках и изможденных лиц. И картина Стивена Уилтшера, панорама Манхэттена по памяти и пароноидальные вопросы паспортного контроля все это лишь прелюдия для встречи с Ним. Добро пожаловать в JFK! Людские потоки вливаются в реки и растворяются в больших залах — побережьях. Мы ищем такси, потому что желтый кэб — это первое, что нужно попробовать в этом городе, а еще, больше нет сил, после двух пересадок и многочасовых перелетов.

Привет, — уверенно прозвучало по-русски, — вот так вот? Никакой экзотики? Это весь ваш багаж? — недружелюбный таксист брезгливо кивнул в сторону наших тощих рюкзаков, сиротливо ютящихся на платформе. Он громко разговаривал по телефону на чистейшем русском, перекрикивая навигатор, ругался матом и искал наш «богом забытый отель». По его словам «мыпонаехали», но мы, счастливо улыбаясь, смотрели на тающую инфраструктуру порта, на сменяющие ее промзоны вокруг, дышали ньюйоркским смогом и заранее выписали ему все незаслуженные индульгенции. Душ, кофе, сколько там времени до следующего самолета? Мы успеваем. Ну не спать же эти 4 часа, «вбогомзабытомотелеятебяумоляю». Четыре часа утра в нью йоркской подземке, уже там ты чувствуешь его дыхание, какой то огромный живой организм, он дышит прохладцей подземелья, разгоняемой скоростью составов, гудит и протяжно потягивается там, наверху….он никогда не спит, поэтому время встречи неважно. Клубочком свернувшийся бомж, пустые поезда без машинистов с автоматическими дверями и электрическим голосом. Распутывая разноцветные нити нью йоркского метрополитена в пустом вагоне было странно услышать русскую речь. Снова. Привет из Казахстана, я здесь живу уже год, не хочу возвращаться, да здесь в отеле недалеко, обслуживающий персонал, тоже мечтаю поездить по Штатам, куда вам? Выйдете здесь, и она ловко очертила точку в дебрях метроветок, только не поднимайте голову сразу, — улыбаясь… — она закружится. И вот он долгожданный подъем на новый уровень.

1 / 6

Наши головы задраны вверх и на них лавиной по зеркальным сверкающим стенам сотен башен обрушилось ванильное небо, захватило дух и минутная пауза все сказала за себя, гигантские вертикали заставили вспомнить весь запас междметий и, обгоняя друг друга, мы бежали по пустынным улицам в сторону Тайм сквер, в кварталы сочился рассвет или это свет от реклам заменял его? Бодрые продавцы в Apple Store, бесплатный Wi fi для первых умопомрачительных селфи. Это PLAZA? Серьезно? та самая? Где то рядом Central Park, увидеть сумрачную зелень за ажурной оградой и завтрак у Tiffani и утренний эфир Good morning America, грохот открывающихся жалюзи сувенирных лавок, толпы проснувшихся туристов, мы проваливаемся в ожившее метро, аэропорт, контроль и 8 часов бездны снова. Где то там впереди уже маячили огни Лас Вегаса.

2. «Breaking Bad». Эпизод, где никто не спит

Это была пятница и пассажиры рейса NY — LV, в основном это были компании молодых и не очень, людей навеселе, толпились в очереди на посадку. Они отпускали шуточки с крепкими выражениями относительно исхода предстоящего уикэнда и заходились громким хохотом. Большинство персонажей были точь в точь, как герои страха и ненависти в Лас Вегасе. Нет, конечно «коктейлей с мескалином» на этом рейсе нам никто не предлагал, но, так или иначе, в воздухе так и витало предчувствие грехопадения. Несмотря на это, я провалилась в тяжелый сон, даже относительно дешевый wi-fi предоставляемый на рейсе меня не соблазнил.

К слову сказать, нормально выспаться удалось только еще через двое суток, поэтому выходные в Вегасе, пролетели под волшебными парами энерготоников. Они там продаются на каждом углу, что и не удивительно, учитывая то, что постоянно приходится ловить удачу и быть начеку. Я не люблю играть (хотя чувство азарта мне не чуждо), но в этом городе такое количество автоматов, казино и прочих игорных развлечений, что оставаться в стороне как-то даже неприлично, так и хочется нажить себе какую-нибудь зависимость.

Дыхание пустыни прорывается сквозь огромные окна зала прибытия. Расплавленный воздух, редкие пальмы и панорама высотных зданий на горизонте. Необходимость поменять кроссовки на сланцы, а джинсы на шорты становится первой. Вообще, если говорить о жаре Лас Вегаса, то слово «изнывать» будет вполне органично смотреться в описании ощущений любого прибывшего. Мы долго пытались понять, где остановка общественного транспорта. На такси деньги тратить не хотелось, но было понятно, что еще минут пять на таком пекле и любая озвученная сумма за поездку, будет казаться вполне адекватной. Вегас, безжизненный днем и расцветающий с наступлением темноты, казался вечной пятницей. Толпы праздношатающихся людей, разодетые, как на карнавале зазывалы, потоки машин на Стрипе с открытыми окнами, льющиеся из них на прохожих ухающие звуки сабвуферов и выкрики крепко понабравшихся пассажиров. По сути, отели с программами все включено, комбо фастфуды в сетевых ресторанах, безликие номера сдающиеся за копейки (номер в отеле, рядом со стратосферой мы сняли за 800 рублей в сутки), все это напоминало мне детский мультик про Нехочуху. Индустрия развлечений не давала трезветь ни на минуту.

Мы превратились в зевак, влились в праздношатающуюся толпу, перетекающую из отеля в отель, изредка примыкая к зрителям уличных шоу, загорающимся кораблям, пиратским битвам, взмывающим ввысь фонтанам Белладжио или притормаживали возле уличной аудитории просто послушать парня, который завывал хиты Боба Дилана на тротуаре. Окружающая феерия была примерно такой, как будто вот сейчас начнут бить куранты, пузырьки шампанского ударят в нос и все начнут целоваться. Любой каприз, мечту или желание можно купить за деньги, умопомрачительные шоу в театрах, свадьбы в часовнях за 30 минут, крышесносящие интерьеры и экстерьеры заведений, бесчисленные казино и игровые автоматы, приглашения на какие то вечеринки на каждом углу. Количество пенсионеров весьма преклонного возраста делает пословицу про беса в ребро реальностью. за большинством автоматов сидят азартные старушенции. Это очень порадовало)))

Днем мы успели добраться по совершенно безжизненным улицам до института мозга и деревни аутлетов. Прокатиться по вымершим улицам одноэтажных домов, одинаково выкрашенных в терракотовый цвет и проехаться до границы Штатов Невады и Аризоны чтобы запечатлеть дамбу Гувера и изгиб Колорадо.

В Вегас мы должны были вернуться на следующие выходные, после недели в Калифорнии, чтобы проверить и поверить в то, что этот город всегда выполняет свои обещания.

3. Oakland. Эпизод, где не надо было экономить

«Аэропорты четвертый день подряд!», то ли с возмущением, то ли с восхищением сообщило мне приложение моего смартфона. Знаю, знаю… сами устали. Мы приземлились в Окланде поздно ночью. В моем сонном, спутанном сознании еще теплилась надежда успеть на последний шаттл, который смог бы нас добросить до метро. Стаканчики старбакса придали сил найти в абсолютно пустом здании порта скучающего мена в форменной одежде, который поторопил нас на остановку, чтобы успеть на последний 12-часовой рейс. Аэропорт был такой пустынный, что казалось он вот закроется и все живое, оставшееся в нем, погрузится в сон до утра.

Именно поэтому казалось логичным, что мы были единственными пассажирами шаттла. Мы ехали по темным, плохо освещенным улицам, поднимались на автострады, сворачивали на шоссе с редкими встречными автомобилями и наконец остановились около метро, поезд которого должен был отвезти нас на станцию, откуда, если верить букингу, рукой подать до нашего мотеля.

Апокалипсический вид станции метро Окленда любого здорового человека может сделать параноиком, который будет истерично шарахаться от любой мелькнувшей тени: горы мусора, побрякивание пустых пивных банок в полумраке лестничных переходов, полутени-полулюди с надвинутыми на глаза капюшонами, леденящие могильным холодом сквозняки, полумрак рассекаемый редким светом тусклых мигающих ламп и укрытые сумраком груды спящих, неподвижных тел, не подающих признаков жизни около стен. Кроме шуток, единственным нормальным человеком был парень лет 25, которого мы обнаружили у автомата с билетами. Он очень удивился сначала нашему присутствию, а потом нашей смелости. Выходить нам надо было на разных станциях, ему гораздо раньше. После того, как он вышел мы еще пять станций тряслись в вагоне в полном одиночестве переваривая информацию от случайного попутчика о безрассудности нашего поведения: оказывается это был криминальный район из той серии куда гангстеры отвозят на прыгающих машинах должников и ставя их на колени безжалостно пускают им пулю в лоб. Даже копов в этом районе трудно удивить статистикой и кровавыми подробностями местных разборок, стоит ли говорить о том, что забредшие сюда по ошибке туристы пропадают тут бесследно как в Бермудском треугольнике.

Злясь на себя, я перебирала в голове и не могла припомнить причину по которой забронировала номер именно в этом мотеле. От жадности, нехватки времени или собственной лени???

Расставаться с уютным освещением вагона и выходить в полную неизведанности кромешную тьму очень не хотелось. Двери поезда равнодушно сомкнулись за нами и электричка застучала прочь. Перед глазами изможденных путников предстала шахматная клетка кварталов одноэтажной Америки. Слабое освещение этой картины романтики не добавляло — с первых же шагов маршрута, по которому нас отправил полный оптимизма навигатор, было понятно, что обветшалые дома и отсутствие хоть каких то маломальских признаков жизни даже днем не заставит тебя достать кошелек или фотоаппарат. Шли быстрым шагом, пугаясь эха собственных шагов, пару раз сворачивали не там и оказывались первый раз на заброшенной судя по всему стоянке с кучей злых собак, второй раз на неопознанном перекрестке с домами ни разу не похожими на отель. Хотя навигатор упорно настаивал, что мы достигли точки назначения.

На этом перекрестке к нам привязались пара безобидных пьянчуг, которые распивали какие- то адские коктейли из бутылок, именно они объяснили нам, как добраться до мотеля, который, судя по всему, был в этой глуши, чем-то вроде местной достопримечательности.

Наконец, через 25 минут, впереди засветилась вывеска отеля. Мы отыскали рецепшн. Часы показывали 2 часа ночи. Заспанный человек непонятной национальности, помятый и недовольный, долго рассматривал наши паспорта, выдал ключи и махнул в направлении, в котором, судя по всему, и был наш номер. Вид нашего мотеля, в реальности, навевал мне картинку «хрустального дворца», прям вот один-в-один. Так и казалось, что из-за угла появится Венди. Общее с красочными картинками букинга он если что-то и имел, то в очень далеком прошлом.

Критически оценивая вид простыней в номере, которые вызывали у меня сильные сомнения в свежести, я боролась со здравым смыслом и понимала, что сил возмущаться у меня уже точно не будет. Радуясь относительной безопасности и относительному комфорту, усталость взяла свое — мы забылись сном без сновидений.

Утром нас разбудил голод, я вспомнила о том, что ели мы последний раз в Вегасе. Наспех собравшись, мы сдали ключи и отправились на поиски общепита. Пройдя пару кварталов вперед и назад, дав значительного кругаля по району, обнаружилось что мечты о свежей выпечке кофе и яичнице останутся мечтами. Одним из вариантов была бургерная с рафинированной едой в пластиковых упаковках. Напротив было почти незаметное кафе корейской кухни. Туда мы и отправились. Подозреваю, что для нас сделали исключение. Кафе было маленьким, на 4 стола, только для местных. Корейские семьи, мирно завтракающие в воскресное утро в заведении, как по команде, подняли головы в сторону звона дверного колокольчика. Меню на корейском, английского не знает никто. Заказывали наугад, тыкая пальцами в надписи.

Уже через 5 минут стол был заставлен немыслимым количеством баночек, вазочек, маленьких тарелочек с чем то жутко острым, в томатном соусе, с чили и, зачастую, по внешнему виду, было непонятно что это такое! Я вспомнила, что корейцы едят собак… и решила ограничиться рисом с какими- то грибами.

Обратно мы вернулись тем же маршрутом в аэропорт. При дневном свете, все было не так уж страшно. В аэропорту нас ждал забронированный еще месяц назад ford, который источал аромат нового автомобиля. А впереди была почти целая неделя в одном из самых свободных городов мира на земле -Сан Франциско.

4. If you go to San Francisco… Эпизод, где так много всего…

Ворваться в город на всех парусах не вышло — мы увязли в потоке машин шестиполосного хайвея. Но, все вокруг было настолько праздничным, великолепным и ярким, что ничто не омрачило такое времяпрепровождение: ни пробки, ни мысль, осенившая нас на середине дороге о том, что половину покупок ласвегавского шоппинга мы забыли в мотеле. За окном было ослепительное солнце, безоблачное небо и океан всех оттенков голубого и зеленого с белыми парусами яхт. Мелькали опоры Бей Бридж и, панорама сан Франциско возникала перед глазами, проявляясь и осязая в реальности, как настоящая.

Хотелось объять необъятное: набережная Эмбаркадеро, 39 пирс, котики-котики, Twin Peaks, Golden Gate… Мы остановились в пригороде. Расположение маленького городка Сан Рафаель в 30 минутах езды от Сан Франциско, позволяло нам минимум два раза в день наслаждаться ярко-красным силуэтом Golden Gate. Мы снимали студию переделанную из гаража, с мезанином, К гаражу примыкал чудесный тенистый садик, на деревьях которого спел инжир. Расчет был произведен еще за три месяца до поездки. Хозяйка написала, что оставит нам ключ под ковриком. Ее мы так ни разу и не встретили. Полное доверие и абсолютная приватность.

1 / 7
 
знаменитые лук и стрелы

Раскиданный на холмах, проверяющий вашу физическую выносливость, с множеством колоритных кварталов, огромным городским парком, викторианскими домиками и океаном со всех сторон, этот город влюбляет в себя. Запоминаешь картинки: корабли, как большие киты протяжно стонут в молоке тумана в проливе Golden Gate.

2

Смешное печенье и забитые под завязку одними мужчинами бары, в районе Кастро. Его радужные флаги и огромное количество пар держащихся за руки.

Теснота толпы на 39 пирсе, множество сувенирных лавочек с винтажными вещицами, крабовая похлебка в уютных ресторанах и лежбище котиков.

Cолнечная Эмбаркадеро с туристами и очертания Алькатраса, тенистая замшелость парка с укромными уголками и огромными деревьями,

Безлюдность японского квартала, суета чайна тауна и фабрика китайского печенья где за 1 доллар можно купить будущее на ближайший год.

Разлинованное пространство виноградных плантаций napa vallе с тосканским настроеним.

1
1

Ледяной ветер и захватывающие дух виды твин пикс.

Разноцветного Google c желтыми велосипедами повсюду, безлюдные корпуса Стенфордского университета

1 / 8
 

и дом Ирвина Ялома в Рalo Alto. С героями его книг я прожила несколько жизней в окрестностях Сан Франциско. Мы нашли его адрес на официальном сайте и во дворе чудесного дома, утопающего в цветах и зелени кустарников мы увидели… его))) возможно, это был сам Ялом. Не решилась взять у него автограф…эх…

1
1

А еще улицы, переваливающиеся за горизонт и продолжающиеся за ним снова, как в зеркальном отражении и трамваи ныряющие в неизвестность. Вьющаяся зигзагами лента Ломбард Стрит.

Яркий и красочный район Мишен Дистрикт с бетонными полотнищами своих произведений и огромным количеством фриков.

1 / 9
 

Обратная дорога из Сан Франциско в Сан Рафаэль, с накрапывающим дождем или это туман с гор спустился так низко? И завтраки из органических продуктов в маленькой забегаловке на заправке с хипстерским настроением каждое утро: тосты, яичница и зеленый салат? Блинчики с кленовым сиропом? Террасы парка Golden Gate и скамейки, на которых проживали свои роли в незабываемых сценах многие голливудские актеры. Так здорово было почувствовать себя частью всего этого… пусть даже на 4 дня…

1 / 20
 

5. Everybody comes to Hollywood. Эпизод, где doronichka берет автограф у Хью Джекмана

Идея насладиться фантастическими видами извилистой дороги петляющей по берегу тихого океана до самого Лос Анджелеса была безжалостно отвергнута в целях экономии сил, времени и прочих ресурсов. А еще мы так не хотели расставаться с Сан Франциско, что задержались по максимуму и чуть не опоздали с заселением в Хэмингуэй Aппартменс))). Чудесная пара сдавала нам часть своего коттеджа с видом на огни L.A. в паре минут от бульвара Сансет. Он — учитель танцев, а… он — учитель английского языка в школе. И еще у них есть собака, чудесный зеленый двор, площадка для барбекю, собственная терраса с видом на город и отсутствие проблем с парковкой — все что нужно, чтобы быть счастливым.

а вот ты? дада ты! автограф хочешь???
Хью Джекман. улыбаемся и машем.

Пальмы, солнце, предвкушение голливудского happyenda в любом твоём действии: внезапно рассосавшейся пробке на хайвее к пляжам Малибу, отмене штрафа за парковку на пляже Венеция за улыбку полисмену, бесплатный завтрак в ретро кофейне 50х, потому что ты N посетитель и автограф Хью Джекмана прямо на улице… Сейчас — это солнечно счастливый коктейль из воспоминаний, с пеной океана, сочной зеленью и вечно теплым ласковым ветром.

В Лос Анджелесе два парка, про которые очень много написано в интернете. Все правда. В студии Юниверсал жара, освежающие cool zone, очень реалистичные крутые аттракционы с полным погружением и волшебным перемещением по ту сторону экрана в сцену любимого фильма или мультика. Рекомендую симпсонов и трансформеров. В летающих открытых кабинах, в виражах, захватывающих дух, мимо огромных экранов, волн стереозвучания, в3D аксессуарах твое тело вписывается в мультипликационную реальность и это кажется почти чудом. Так же много шоу и площадок с раскрытием секретов сцен из фильмов: расчленение тела акулой, землетрясение, потоп, авиакатастрофа??? — да пожалуйста! На  VIP билет имеет значение потратиться, так как это экономит уйму времени. И именно это позволило успеть посетить второй парк за один день.

1 / 11
 
фонтан перед входом

Warner Br, больше похож на музей: посмотрите на право — это машина Великого Гэтсби, а вот Нимбус 2000 Гарри Поттера, а вот тут прямо сейчас снимается Теория большого взрыва. Но мы отправились туда по большей мере только ради одной комнаты, будучи фанатами Friends. За стойкой не хватала Гантера, а на диване, вместо шести знакомых персонажей можешь посидеть ты сам.

1 / 6
 

Обсерватория Гриффита и одноименный парк. Можно убить сразу несколько зайцев потому с гор Санта Моники на которых и расположен Гриффит парк открываются отличные вьюпойнты на знаменитую надпись, на миражи небоскребов в дымке и где то там, за всем этим угадывается Тихий океан.

1 / 9

Пару дней подряд ездили на пляж в Санта Монику и Малибу. Они почти безлюдны, а океан совсем не тихий. Он тяжело и шумно дышит. Он протяжно стонет соленым воздухом и фыркает морозными брызгами. Мощный, с неласковыми волнами, готовый поглотить навсегда своим белым шумом. Все масштабно на океанском берегу: волны, горизонт, люди, рассыпанные по побережью, как горсти мелких морских раковин и, даже, вместо чаек там пеликаны. Ты сидишь, нащупывая взглядом бесконечность и в твоих наушниках протяжно стонут radiohead вызывая мощные аудиоргазмы… именно этим мне запомнился L.A.

6. The Last One. Эпизод, в котором началась новая жизнь

Мы снова вернулись в Нью Йорк, город с фруктовым прозвищем, которое, как мне кажется, ему совсем не идет. Я думала, что эта завершающая встреча, реализует все мои ожидания, но, уже в самолете из Вегаса, я начала чувствовать себя неважно. Причина моего гадского самочувствия виделась мне, не чем иным, как карой за мое гастрономическое любопытство. Перед отъездом из Вегаса, мы бесстыдно отчревоугодничали в чайнатауне. И, я была просто уверена, что это не что иное, как легкое несварение. Прилетев NY мое состояние, однако, ухудшилось. Купив в аптеке все необходимое (в том числе и тест на беременность) — выяснилось, что домой мы поедем уже втроем…

1 / 18
 

Есть совершенно несовместимые радости, думала я тогда, хмуро разглядывая совершенно счастливое лицо мужа. Первый триместр и Нью Йорк должны переживаться по очереди. Токсикоз на меня обрушился неимоверный. Гастрономическую программу пришлось свернуть. Хотя я очень тщательно готовилась, но за все дни пребывания в этом замечательном городе я смогла затолкать в себя только 4 манго и несколько бутылок воды. В страховой выяснилось, что беременность -это совсем не страховой случай. Препараты, способные облегчить мое состояние приобрести не удалось. И тут я вспомнила, что есть Брайтон Бич. Это был тот единственный, за всю нашу историю, случай, когда я хотела встретить соотечественников за границей. Мы сели в поезд и поехали в самую дальнюю аптеку. Чем ближе к пункту назначения, тем больше мне думалось, что от Нью Йорка уже совсем ничего не осталось. Вокруг была русская речь в огромном количестве, с акцентом и без. Люди перенесли в этот поезд, московские, питерские, псковские и новокузнецкие проблемы, они болтали по телефону, болтали между собой, что-то произносили вслух и с каждой остановкой это наваждение ширилось и не собиралось исчезать. На конечной станции толпа хлынула наружу и там, за смешными вывесками на русском, за прилавками с пирожками с капустой, дощатой набережной были крики чаек и совершенно равнодушный Атлантический океан — без гражданства, национальностей и условностей.

Мы обедали у Татьяны борщом, пельменями и салатом оливье. Я разглядывала очертания Кони Айленда в дымке и понимала, что добраться туда, в моем состоянии, нереально. В душном и темном нутре ресторана висели многочисленные плакаты с автографами людей, на чьи концерты я бы не пошла даже бесплатно нигде, тем более в Нью Йорке. Петросяны, Винокуры, Лепсы и Аллегровы и им подобные…рядом висела программа- анонс из которой было понятно, что аншлаг бывает часто и билеты надо приобретать заранее. Мы кормили чаек, валялись на песке и слушали речь местных обывателей, в которой английские слова переплетались с русскими. Все они напомнили мне, кукол, которых забыли в пыльном ящике, а они вдруг стали жить своей собственной жизнью. Забавно, думали мы, убежать из России, чтобы найти лучшую жизнь и волшебным образом окружить себя теми же самыми иллюзиями… Хотя, в этом есть смысл… кормить чаек на берегу Атлантики и наслаждаться своей идентичностью и толерантностью в непосредственной близости от столицы мира.

Мы жили в Гарлеме. В трехкомнатнойквартире у Тайи, в паре кварталов от входа в центральный парк. Тая, нехуденькая афроамериканка, в возрасте за 50, работающая в кассах на Бродвее. Она намеревалась достать нам билет, на «что-нибудь подходящее». Но мой организм не переваривал ничего, включая ее аппетитные завтраки, которыми она потчевала моего мужа по утрам. От жареного бекона меня выворачивало наизнанку. В ее квартире сдавались все комнаты, где жила сама Тайя оставалось загадкой. Мы пересекались с весьма странными постояльцами, двери хлопали по утрам и вечерам. За эти четыре дня новые лица появлялись и исчезали. В доме было много старых фото, из которых было понятно, что театр прочно вошел в ее жизнь с самой юности: она на сцене, ее имя на афише. У нее была большая семья, которая улыбалась нам с фотографий. Окна нашей комнаты выходили на оживленную улицу, а шкаф, в комнате с высоченными потолками, из-за которых последняя казалась колодцем, был доверху забит старыми подшивками National Geographic. Вообще, если не брать в расчет состояние моего здоровья и невозможность активно передвигаться, мы совершили почти невозможное. Мы встретились с другом, которого не видели 15 лет и поужинали вместе в одном из самых известных гастрономических районов Нью Йорка — Hell’s Kitchen, мы валялись на газонах центрального парка вместе с сотней нью йоркцев проводя уик энд, бродили по улицам и скверам Greenwich Village, рассмотрели панораму небоскребов Манхэттана с Brooklyn Bridge, и с верхушки Тор оf the Rock,

1 / 10
 

уверовали словам Холли Голайтли, что Тиффани самое прекрасное место на Земле, попробовали записаться в The New York Public Library и проводили взглядом паром на Liberty Island, заблудились в china town и пофестивалили в Little Italy, потоптали дорожки в High line park, нашли дом Друзей и Керри Брэдшоу и попытались взять за рога Charging Bull в районе Wall Street. 4 дня это катастрофически мало для этого города. Он, такой узнаваемый и почти родной по множеству фильмов и сериалов: в привычках своих обитателей, в улицах и домах стремящихся ввысь, но все равно он манит узнавать и пробовать себя на вкус.

1 / 8

Я хочу попасть на черную пятницу, посмотреть парад на день Благодарения, увидеть елку на Рождество у Рокфеллер центра и покататься на коньках, вдохнуть сырой, осенний воздух центрального парка на утренней пробежке, поболеть за Yankee и самое главное оказаться снова в зале прибытия аэропорта JFK с чемоданным настроением и предвкушением открытий, на который всегда щедр этот город.

P. S. Большинство моих друзей сетовало на отсутствие информации о местах, где произошли все эти события. на самом деле, перед путешествием я год собирала информацию, она вся категоризирована на событийный характер — еда, памятники, места для прогулок, место для селфи. к каждому месту добавлено подробное описание как добраться, какие есть тонкости, которые нужно учитывать и стоимость «туристического аттракциона», информация черпалась с просторов интернета. могу выслать всем желающим в почту.

Фотоальбомы к рассказу

Комментарии

Arkhip251166
2 сентября 16:38
Знакомые места! Интересный отчет!
Doronichka
7 сентября 8:34
спасибо
Borracho
5 сентября 8:11
Я хочу попасть на черную пятницу, посмотреть парад на день Благодарения, увидеть елку на Рождество у Рокфеллер центра и покататься на коньках, вдохнуть сырой, осенний воздух центрального парка на утренней пробежке, поболеть за Yankee
- для этого очень надолго надо приехать)
Doronichka
7 сентября 8:30
ну или несколько раз)))
Maksim_Starostin
5 сентября 11:55
Да, с бомжами в США проблемы. Я вот тоже, когда прилетел в Окланд, первое что увидел, это кучу бомжей на станции BART.
Интересно, почему не взяли машину в прокате по прилету? Таскаться по ночному городу пешком - то еще удовольствие.
Ракурс на Golden Gate Bridge - знакомый. Я потом с этой точки пешком до центра города шел :)
Doronichka
7 сентября 8:32
сейчас уже точно не вспомню. по моему были какие то проблемы с парковкой в отеле, который я выбрала))) решили взять ее утром.
Запись с ответом была удалена.
Doronichka
7 сентября 8:32
конечно.
Запись с ответом была удалена.
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.