Annapurna Пользователь — был 11 апреля 6:35

Тайны Гималаев — мое путешествие в земли Богов

10 марта 12:36 Ришикеш — Индия Май 2015
1 13

10 мая

Все собрано и готово к отъезду, мама дала мне нательную икону, с которой она не расставалась более 47 лет. Эту икону она нашла при переезде в комнате покойного брата своего первого мужа, который был священником.

Индия это страна, в которой может произойти абсолютно ВСЁ, и ехать туда надо, распахнув своё сердце и душу, смотря на неё глазами ребенка и ожидая душевного переворота, а может и внутреннего перерождения. Если эту страну воспринимать по её обертке, ожидая комфорта, чистоты и прекрасных людей, то ничего кроме негатива Вы не получите, НО если Вы сможете абстрагироваться от наносного, от жары, грязи, нищеты, невыносимых вайшьев, с которыми турист соприкасается очень тесно, тогда возможно получить такое благо, которое Вы не сможете получить в каком-либо другом уголке нашей планеты. Все что драгоценно, сокрыто от глаз. Зная, что эта страна отражает все, что находится внутри человека, чем он является, чем наполнено его сердце и душа, я была не очень уверена, что смогу пройти эту проверку и что все обойдется без происшествий. Считается, что оставить тело на святой Индийской земле это огромное благо и что это благо надо ещё заслужить. Вдохновленная, я чувствовала, что страх перед неизвестностью был вынужден отступить.

Но на всякий случай, я попрощалась со всеми близкими, друзьями и родственниками, написала завещание и оформила кучу страховок, чтобы в случае чего моей маме выплатили компенсации. Наконец, я с легким сердцем вызвала такси, которое подъехало к 4 -м утра и отвезло меня в аэропорт, откуда я вылетела в Москву. Так началось мое путешествие в Индию. Позже я встретилась со своей попутчицей Аней, с которой мы уже посещали Индию вместе с нашим Учителем по Хатха Йоге, Юлией. Как мне объяснили позже, что Юля сыграла роль вартмана прадакшина Гуру в моей судьбе. Это такой человек, который меняет твою жизнь на до и после, указывает тебе путь. Первый человек, который пробуждает интерес к духовной жизни.

После легкого шестичасового перелета, и на удивление вкусного вегетарианского ужина, мы приземлились в Дели. В самолете мы встретились и разговорились с третьим участником нашей экспедиции, с психиатром Светланой.

В Дели мы сели глубокой ночью. Выйдя на улицу, на встречу, жаркому, влажному воздуху, мы увидели нашего гида по Индии Дмитрия Старкова. Дмитрий Старков -индуист по вероисповеданию, уникальный человек с необычной судьбой, про которого хочется рассказать отдельно. Человек с мощной энергетикой, лидер по своей натуре, обладающий ораторским искусством, что можно часами напролет слушать его затаив дыхание. Человек, любящий культуру Индии, ее религии, ее жителей и ее кухню. Общей сложностью он живет в Индии более 15 лет, у него есть масса неимоверно интересных историй, и жизненных ситуаций в которых он принимал прямое участие. Познакомились мы с ним еще в Питере, где он проводил кулинарную встречу -дегустацию блюд Индийской кухни, которые сам и приготовил, а еще прочитал интересную лекцию о Индии и Гималаях.

1

Индия встретил нас приветливыми и улыбающимися индусами, и тут же начались абсолютно нормальные для Индии конфузы. Заказанная для нас Тойота Иннова не приехала, поэтому нас усадили в маленькую машину, в которой отсутствовал кондиционер, вместо этого шофер открыл настежь окна, и вырулив из города мы помчались в Ришикеш. Из окна нещадно дуло, и в то же время было очень тесно и жарко, обливаясь потом и прилипнув друг к другу, мы проехали так три часа, после чего решено было сделать остановку для посещения туалета и перекуса. Всю дорогу я просила шофера прикрыть окно, так как воздух струей дул мне прямо в носоглотку, он послушно прикрывал, но уже через пять минут, как ни в чем не бывало, открывал его обратно. Все это напоминало мне игру «кто кого» в детском саду. После пятой по счету просьбы, я вяло сдалась и больше не просила.

Спустя шесть часов, три из которых я кое-как проспала, мы приехали в Ришикеш, в город, расположенный в северной Индии (штат Уттаракханд), в предгорьях Гималаев. Этот святой город для приверженцев индуизма является мировой столицей йоги, в котором в древности жили легендарные святые мудрецы, а в XX веке — такие известные мастера йоги, как Свами Шивананда и Свами Омкарананда. Ришикеш также известен как врата Гималаев и расположен в 25 км от другого святого индуистского города -Харидвара, являясь отправной точкой к древнейшим горным паломническим местам, таким как Чар Дхам — Ямунорти, Ганготри, Бадринатх — обитель Вишну, Кедарнатх — обитель Шивы.

Также известна эта местность стала благодаря другим значимым событиям, описанным в древнейшем индуистском эпосе Рамаяна. Около 2-х миллионов лет назад в Трета-Югу Господь Рамачандра (Рама), пытаясь найти свою жену Ситу, пересек быстроводную Гангу в этом месте по джутовой веревке. Поэтому 2 моста через Гангу существующие здесь, названы Рам Джула и Лакшман Джула. Последний, назван в честь знаменитого Лакшманы, брата великого Рамы. Он преданно прослужил ему всю свою жизнь, 14 лет из которых они провели, живя отшельниками в лесах, когда их отец, царь Кошалы прославленный Дашаратха, попросил его отказаться от престола и уйти в леса, дабы сдержать слово, данноесвоей любимой младшей жене, спасшей ему жизнь на поле битвы, что он исполнит любых ее два желания. Лакшмана помогалсвоему брату вернуть его любимую жену, прекрасную и луноликую Ситу, которую похитил всемогущий и злой ракшас Равана. При этих же событиях обрел известность сын Бога Ветра могучий Хануман, верный советник царя обезьян, прославившийся своей помощью, без которого Рамачандра не смог бывызволить Ситу.

Заселившись в гестхаус, под вдохновляющем названием «Хари ОМ», с прекрасным видом на Гангу, мост Лакшман Джула и гхаты на другой стороне реки. Мы распаковались и принимали с наслаждением душ, пытаясь поместить, все уставшее и липкое от пота тело, под неровную струйку из ржавой насадки для душа. Горячей воды не было, но в ней и не было необходимости, так как в баках на крыше, под палящим солнцем, вода была прогрета не хуже, чем нашей родной колонкой. Затем мы прошли в какой-то ресторанчик, в котором мы заказали по настоянию Дмитрия новое для нас блюдо Сизлер — это вегетарианские котлетки с картошечкой фри, обжаренными овощами в капустных листах и под пикантным соусом, который был главной составляющей данного блюда. Необычное яство было приготовлено очень вкусно, подается оно на раскаленной сковородке и безумно шипит и дымит, чем всегда привлекает к себе все внимание присутствующих людей в ресторане.

Отдохнув, мы выдвинулись на пуджу в главный храм Ришикеша. Пуджа — это ритуальное подношение Божеству даров. Но оно чисто формальное. Подношение состоит из цветов, фруктов и благовоний, так как по существу Господу ничего от нас не надо, кроме нашей энергии благодарности и любви. Потолкавшись на мосту Лакшман Джула, вместе с огромными толпами индусов, мотоциклистов и коров, которые то лежат развалившись, на этом и так довольно узком мосту, на котором не поместился бы в ширину даже автомобиль, то встав как вкопанные в ряд, смотрятвнимательно на тебя своими большими, влажными глазами с длиннющими ресницами, медленно пережевывая какой-нибудь картон или пакет. Байкеры, как мы называли их не зависимо от пола, возраста и модели двухколесного транспорта, въезжают прямо в эту массу людей и животных, и лучезарно улыбаясь, но не отпуская руки с противно визжащего тебе в ухо клаксона, медленно продвигаются по мосту. Такая сутолка и суета очень характерна для Индии, особенно в густо населенных городах.

Не дойдя и полдороги, справа что-то мелькнуло, и в эту же секунду мы услышали рычание и Светланин вскрик. Испуганно оглянувшись, мы увидели грязную, тощую, явно бешеную собаку, которая убегала прочь. Увидев, что Светланина штанина разорвана, и осмотрев укус, мы стали спрашивать у индусов, что же нам делать. Все без исключения, стали объяснять нам (Дмитрий имеет необходимый словарный запас на хинди, так как на английском они не говорили), что необходимо срочно идти делать уколы в клинику. Дмитрий предложил нам с Аней продолжить дорогу на пуджу, но мы, переволновавшись, уже не особо хотели идти туда, увидев во всем этом не очень хороший знак. Поэтому мы выказали желание пойти с ними в клинику и поддержать Светлану, о чем мы совсем не пожалели, так как теперь у нас есть представления о клинике в Ришикеше, хотя конечно маленькую постройку, общей площадью не более 10 квадратных метров, наверное вряд ли можно называть ею.

Посмотрев клинику, я решила, что уж лучше вовсе не болеть в Индии. Зайдя в это маленькое, убогое помещение мы попали в коридор с тремя железными стульями по правую руку. Дальше за внутренней стеклянной перегородкой был кабинет врача. Врач в клинике один, он же и медбрат, и санитарка. Так вот когда мы зашли, врач был занят расфасовкой какого-то порошка по пакетикам. Руками. Надеюсь мытыми. Я получила потрясающий ответ, что этот порошок являющийся пеплом, отличное универсальное лекарство.

Просидев там довольно долгое время, Светлана вышла оттуда, с обеспокоенным взглядом и полученной первой инъекцией. Вернувшись в комнаты гестхауса, мы наелись манго (компенсация вместо пропущенной пуджи). Весь вечер, конечно же, был посвящен теме укуса. Так как в условиях постоянной дороги, очень тяжело сохранить температурный режим для инъекции, и так как не соблюдение данных условий в 99% это летальный исход, принимать такой риск на душу как-то никому не хотелось, поэтому мы всецело поддержали ее решение задержаться на три дня в Ришикеше, и присоединиться к нам уже после второй успешно поставленной прививки.

И так продолжают путешествие уже трое. Неизвестность впереди настораживает, а настроение немного беспокойное, из-за неожиданного события в первый же день пребывания на земле Богов.

13.05

Проснувшись, собравшись и позавтракав в кафе европейского стиля, которое было оборудовано кондиционерами, съев кашу, тосты с помидором и сыром и выпив капучино (это было в последний раз во время пребывания в горах) мы выехали в Уктиматх. В нашем джипе мы расположились с Аней на заднем сиденье, было свободно и удобно, и в приподнятом настроении мы ехали и разговаривали. Дмитрий много рассказывал нам о разных ведических знаниях, отвечал на наши вопросы, и незаметно через несколько часов мы приехали к пещере одного из семи Божественных мудрецов, Великого Риши, сына Брахмы, Йога Васиштхи Муни, в которой он провел в медитации 500 лет.

Надо сказать, что Васиштха Муни играет одну из ключевых ролей в ведийской и индуистской мифологии. Он является автором части гимнов «Ригведы», а также трактата посвященного ведийской астрологии «Васиштха-самхита», также он выступает одним из главных героев «Йога-Васиштхи». Ранее брахманы привносили праведность в семьи, путем проведения священных обрядов, и только они обладали этими знаниями, которые строго охранялись от простых смертных, и передача их осуществлялась по правилам парампары (что означает с санскрита «непрерывная цепь преемственности» от учителя к ученику), они обладали глубокой памятью, и запоминали огромное количество информации. Но с приходом Кали-юги такие труды как Веды, Рамаяна, Махабхарата были записаны, так как класс брахманов сильно деградировал. В Ведах написано, что в Кали Югу рождаются только шудры, поэтому мотивы охранять эти знания уже исчезли, так как не каждый может понять эти труды, а уж тем более найти им правильное применение. Истории из жизни Васиштхи и его вечного соперника аскета Вишвамитры, можно найти во многих источниках.

Так вот спустившись с дороги к берегу Ганги, мы увидели живописную картину: гора у подножия которой находиться вход в пещеру, рядом раскинулся огромный баньян, опустив свои ветви и корнидо земли, откидывая огромную тень, под которой вполне возможно, когда-то сидел сам Васиштха Муни со своими учениками-подвижниками, обсуждая Веды и Пураны, а может, и меряясь своими сидхами, полученными в награду за тяжелые аскезы и упорную садхану.

При входе в пещеру, была пристроена комнатка, в которой справа размещался портрет садху, который последний жил и медитировал в этой пещере много лет, а справа висело изображение Бога Ганешы, сына Шивы и Парвати, которому он отсек голову за то, что тот не пустил его ксупруге, совершавшую омовение в купели. Парвати поставила сына охранять себя, дабы никто из мужского рода не увидел ее. Надо сказать, что Ганеша и Шива никогда не видели друг друга, так как в то время пока Ганеша родился и рос, Шива медитировал на горе Кайлас. Когда же появилась разгневанная Парвати, Шива дабы успокоить ее, нашел слонёнка, находившегося неподалеку, отсек ему голову и присоединил её к телу сына, оживив его. Ганешу очень любят и почитают в Индии, это Бог Мудрости и Знаний, также его называют «устранитель всех препятствий».

Над проёмом двери висел знак ОМ, и обычные часы, видимо, чтобы все-таки даже самые рьяные саньясины не забывали о мирском времени.

Войдя во внутрь, мы увидели человек шесть паломников, которые сидели в медитации, куда-либо приткнуться не представлялось никакой возможности, поэтому мы, чтобы не мешаться вышли, хотя конечно, хотелось там остаться и посидеть, такую умиротворенную и спокойную энергетику несло это место.

Вернувшись обратно к джипу, мы помчали по горному серпантину. Следующей остановкой был Девпраяг, что означает Божественное Слияние. Праяг — это слияние двух рек. От этого слияния Алакнанды и Бхагиратхи Ганги, названная в честь царя Бхагиратха, который медитировал на ней тысячи лет, и берет начало прекрасная Ганга. Это место священно и знаменито тем, что здесь омылся Рамачандра, после победы над ракшасом Раваной, и Деваты, обрадованные его победой, проявились в этом месте, осыпав Раму лепестками роз.

Считается, что омовение в Ганге очищает сознание человека, а тем более, в таком святом месте. Поэтому не мешкая, мы спустились вниз, с дороги, прошли через мост над бурлящей рекой, и пройдя по узенькой улочке спустились к гхату, расположенному на самом краю мыса, с трех сторон омываемой Гангой. Там Дмитрий нам показал куполообразные каменные постройки, в которые мы зашли и переоделись в одежды для омовения. Когда же мы вышли, увидели, что сцена полна зрителей. Чувствуя себя не в своей тарелке от такого пристального внимания со стороны местных жителей, мы подошли к Ганге. Совершив ритуальное омовение Сахасрарачакры в первую очередь, я шагнула в воду и задохнулась от ледяной воды.

Тут же мне свело ступни, и я продолжала свое погружение на не послушных ногах. Зайдя по пояс, держась за массивную железную цепь, прикрепленную к берегу, дабы не унесло течением, я поняла, что дольше находиться в такой холодной воде не могу, и борясь с желанием выскочить на сушу, я три раза погрузилась с головой в воду. В тот момент, когда я выныривала, было странное чувство, создаваемое контрастом жаркого воздуха и холодной горной воды, как будто ты рождаешься заново.

Подождав Аню, мы вышли на берег, особо не спрашивая, нам провели пуджу, была ли она настоящаяили нет, остается только гадать. Вдохновленные и счастливые, мы вернулись в каменный купол, где находились индианки, когда же мы начали переодевать вещи, они стали смеяться над нами тыкая на нас пальцем. Что их рассмешило больше — отсутствие растительности на теле или молочный цвет кожи — точно не знаю. Но смеялись они так заразительно, что мы тоже стали смеяться. Одевшись мы вернулись в машину и поехали дальше. Еще четыре часа по живописнейшей извилистой дороге и мы в Уктиматхе.

3

Мы заселились в гесте, с балкона которого открывался потрясающий вид на окрашенные в розоватый цвет лучами заходящего солнца снежные вершины семитысячников, налюбовавшись видами мы пошли кушать. Кафе было маленькое, темное и грязное, местные ребята кушали какую то лапшу. Дмитрий объяснил нам, что в горах пища не отличается многообразием, заказал нам рис с огненным далом, и пресные лепешки. Мылись мы уже из ковшика с ведром, так как горячая вода была только в кране, а в душе была только холодная. С учетом того, что в горах жарко особо не бывает, не совсем понятно предназначение этого устройства. Хотя, может, кто и моется под холодной. Развесив наши мокрые вещи, после омовения, намывшись, мы легли спать. Спали мы уже в спальниках, которые нам гостеприимно дал Дима, во внутрь спальника мы заправляли свой туристический «мешок для мяса», и нырнув в островок чистоты и уюта заснули крепким сном.

14.05

Проснувшись в 5 утра, быстро собравшись, мы встретились с Дмитрием, и вышли на трекинг. Я отношусь к типу Ватта Доши, поэтому было немного дискомфортно, что мы вышли на трекинг без завтрака. Я даже подумала, что Дмитрий просто дразнит меня, но перекинувшись парой фраз, стало очевидно, что кормить меня никто не собирался, поэтому горестно вздохнув, и засунув в рот овсяный батончик, привезенный из России, мы стали подниматься.

Подъем был на высоту 2440 м с примерно такой же протяженностью. Это было очень утомительно, мы быстро уставали и казалось сердце выпрыгнет из груди. Дима который уходил далеко вперед, а потом останавливался, чтобы дождаться нас, посматривал на нас разочаровано, от чего я чувствовала себя каким то офисным планктоном, который не то что не занимается йогой, а вообще проводит свои дни исключительно лежа на диване.

Но малу по малу, с остановками и отдыхом, мы достигли маленького Храма Шивы, который находился на середине нашего пути. Жена брамена увидев нас, поспешила к нам, по дороге сорвав для нас два прекрасных только что распустившихся бутона роз. Поблагодарив ее, мы поднесли цветы Шиве, получив даршан и сделав донейшн, мы украсили свои волосы освященными бутонами и продолжили наш путь.

Еще через какое-то время мы наконец достигли вершины, очень устав, но ни секунды не пожалев о восхождении, так как усилия сполна окупились открывшимися потрясающими видами заснеженных вершин.

3

Трава была зелено-изумрудная, как в Швейцарских Альпах, пройдя к озеру Деоритал, мы увидели пару, которая в палатках, жила там какое-то время. Молодая пара была городскими индусами, что конечно необычно для этих мест, они были в джинсах и прекрасно говорили на английском, поведав нам, что они проводят свой медовый месяц, путешествуя по разным красивым местам.

3
4

Мы с Аней были так горды собой, что подъем удался, что немного опешили, когда Дмитрий заявил нам, что радоваться то особо нечему, так как подъем был самый легкий, из всех предполагаемых. Тут же мы приняли решение, на следующий трекинг нанять лошадей.

Спустившись, мы переехали в Чопту, закинув наши вещи в гестхаус, мы пошли искать место для обеда. После перекуса, мы решили прогуляться по Чопте. Пройдя в природные ворота между скалами, мы оказались на другой стороне горы, где открылся очень красивый пейзаж, затем вернулись к нашему селу, мы решили спуститьсяпо горе вниз. Природа Чопты, была очень необычна, что обусловлено камнепадами.

2

Сказочная тропа, пролегала по сочной изумрудной траве между разбросанными огромными валунами, как будто сам Шива, исполняя свой вечный танец, разрушил свою обитель. Она вела нас к почти полностью исчезнувшему зданию, расположенному на самом краю склона, с которого открывался потрясающий вид на низину.

Откуда ни возьмись, появилась какая-то шаманка — индуска, с одним невидящим глазом, и своим узловатым пальцем указала в сторону этого здания, от которого осталась только арка и периметр стен. «Портал» — продребезжала она. Мы не понимающе уставились на Диму, и он кивая в знак согласия, стал объяснять нам, что это здание является порталом. И если зайти туда, то выйдешь уже в другом мире. Не смотря на комичность рассказанной истории, под воздействием всего происходящего, никто проверять реалистичность этой истории не захотел. На ум сразу пришла не раз услышанная фраза, что в Индии возможно абсолютно ВСЁ.

Спустившись ниже, мы увидели на обрыве горы огромный валун, который врезался намертво в землю. Дойдя до него, и удобно расположившись на нем в сидхасане, мы начали медитировать. Место было таким энергетически мощным, с сумасшедшим видом, как будто ты паришь над лесом, с высоты птичьего полета.

1

Казалось ничего не может заставить нас покинуть это место, и только дождь который стал накрапывать, а вскоре и начавшийся гром, обещавший перейти в грозу, погнал нас к посёлку обратно.

1

Так как в гестхаус возвращаться нам совсем не хотелось, весь вечер мы провели на балконе, сидя на топчане, а Дима долго рассказывал нам про устрой космологии, описанный в «Бхагавата-Пуранах», про Кумбха Мелу, проводимую раз в 12 лет для омовения в слиянии рек где проявляется Амрита, а так же для встреч и обмена знаниями между Йогинами различных школ и направлений и Садху, мистиков и Агхори (тантристов). Также мы беседовали о варнах и их предназначении, о гунах и их воздействие на всю материю, и предавались мечтам о локах, на которые мы бы хотели попасть в следующих воплощениях. Время пролетело настолько быстро, а вставать нам надо было очень рано, поэтому в девять вечера было решено расходиться, и мы понуро побрели в наш «люкс», который представлял из себя бетонное двухэтажное здание, без отопления и электричества, без горячей воды, при этом это было единственное жилье в Чопте. Более того, в нашей комнате «полом» служил голый бетон, на который был кинут половик грязно-коричневого цвета, стены давно требовали новой окраски, две полки были залиты из бетона прямо в стене. Было очень холодно и промозгло. Естественно, что ни о какой помывке или стирке не шла даже и речь. В общем «комната» представляла крайне неуютное и унылое зрелище. Температура ночью была низкой и доходила до нуля градусов, а влажность настолько высокой, что наши вещи, которые мы пытались высушить уже третий день, после омовения в Девпраяге, оставались такими же мокрыми, а с утра их даже приходилось дополнительно выжимать, днем же влажность оставалась высокой и только температура поднималась до 20 градусов, а после полудня всегда начинался дождь и спад температуры. Всю поверхность этих вещей, оккупировали какие-то летающие насекомые. Когда же мы уточнили у Димы ядовитые ли эти жуки, он непринужденно ответил, что в прошлый раз он их не видел, поэтому он не может ничего утверждать. И рассказал нам историю, видимо, чтобы предать нам больше бодрости, как когда-то в горах он спал в спальнике, сверху которого быланакинута москитная сетка, и ночью почувствовав движение по себе чего-то живого, привычным движением руки взяв это что-то и скинув с себя, он лежал так и думал что же это могло быть, а сонный мозг услужливо стал проводить анализ, что это что-то было приличное по размеру, и далеко особо улететь не могло, так как спальник обернут сеткой. Включив фонарик, он увидел сколопендру, укус которой крайне болезненный, но так как ее укус крайне редко заканчивается летальным исходом можно не беспокоиться, заверил он нас, увидев наши шокированные лица. Потом он уточнил, что также в Гималаях обычным делом встречаются скорпионы и змеи.

Мы залезли в спальники, очень тепло одевшись, положив между подушками включенный фонарик, чтобы видеть наши лица. Обсудив прошедший день, мы начали замерзать, пришлось накрываться грязными одеялами геста, которые они не стирают никогда. Это не шутка. Никогда. Так как негде и не в чем. Нет достаточно воды в горах, а уж тем более горячей. А тем более электричества. Когда же настанет время их просто поменяют. Если оно настанет.

Продолжая трястись от холода и смеха, я увидела, как у Ани по щеке покатилась одинокая слеза. Подбадривая ее, что не все так плохо и что нам давно было пора выйти из зоны комфорта, ведь только тогда начинается духовное развитие, я заодно вдохновляла и себя. Я знала, насколько ей медику тяжело, помнила еще с нашей предыдущей поездки в Индию, какой на нее произвел шок дом, в котором мы там жили, кажущийся теперь нам пятизвездочным отелем. Итак, в надежде, что нас не покусают эти жуки, которые были повсюду в этой комнате, мы закрыли спальникаминаши лица и уснули.

15/05

Проснувшись, настроение было так себе. Жуки нас не покусали — это было хорошо, но постоянная напряженность и ожидание чего-то…. чего-то неприятного сопровождало меня после случая со Светланой. Прочтя же несколько моих любимых мантр и помолившись Богу, я наконец почувствовала расслабленность, желание улыбаться и радоваться всему, наконец вернулось ко мне. Встали в 5.45, быстро собравшись, мы вышли позавтракать. Ели чоумин, это своего рода китайская домашняя лапша, обжаренная с овощами. Наши мулы и лошади были уже готовы и погонщики вместе с другими паломниками-индусами с нетерпением ждали нас.

Сегодняшняя цель — это посещение Храма Тунгнатх Мандир, один из пяти храмов(Панч-Кедар) посвященных Шиве, в котором проявлены Его сердце и руки. Храм расположен на высоте 3680 м над уровнем моря, что делает его самым высоким из всех Шиваистских храмов. Строительство его приписывают Арджуне, сыну Панду.

Дорога заняла около часа, протяженностью 4 км, так как мы поднимались на мулах, была возможность лицезреть окружающую нас красоту. На все пространство, куда хватало взора, протянулись горы и облака, лежавшие на их склонах, которые были такими плотными, мягкими и уютными, что их хотелось потрогать руками. Виды настолько захватывали дух, что казались практически нереальными.

2

Погонщики шли наверх привычными быстрыми шагами, и только пот, катившийся по их вискам, давал понять, что этот подъем требовал усилий. И вот, наконец, виды сменились с мягких красок, на великолепные и аскетичные горы, без какой-либо природной растительности, почти черные вершины которых, были украшены ослепительно белым снегом.

1
3

Здесь еще не растаял снег, и было прохладно. Спешившись, я сделала несколько шагов, и сразу же осела на землю. В глазах потемнело, воздуха не хватало, а моё сердце бешено заколотилось. Тело требовало время, на адаптацию к высоте и нехватке кислорода. Время — которого, к сожалению, совершенно не было, поэтому посидев немного, я потихоньку продолжила путь к храму, делая перерывы и остановки, когда снова чувствовала предобморочное состояние.

1

Храм был небольшой, каменный, и хотя он был украшен гирляндами цветов, вся его мощная, почти суровая энергетика доносила до нас четкое понимание характера и энергии Шивы. Обувь необходимо было снять. Ледяные плиты тотчас заморозили мои ноги, я подумала, что неминуемо простыну или как минимум получу цистит. Подойдя к храму, мы зашли внутрь, он состоял всего из двух крошечных помещений с низкими потолками. Перед Лингамом в позе лотоса сидела индусская семейная пара, муж которой был браменом, о чем свидетельствовала веревка, перекинутая через его плечо. Для них пуджари этого храма проводил пуджу. Мы сели за ними, камни были такими холодными, что сидеть в позе лотоса как индусы, не представлялось возможным, поэтому я села на колени, которые тут же замерзли. Дима тихонько что-то нам рассказывал, но я не слышала. Я была занята своими ощущениями, которые были крайне удивительными. Мне казалось, что передо мной разверзся энергетический столб, который устремлялся через потолок храма прямо вверх, в космос, унося меня с собой. Я замерла, боясь пошевелиться и спугнуть это чувство. Очнулась я от того, что Аня стала подниматься, и я поняла, что пора уходить. Позже Аня сказала мне, что у нее были точно такие же фантастические ощущения от этого места.

3

Мы вышли из храма, отклонив любезное предложение Дмитрия подняться еще выше к пик Чандрашила, и обойдя храм, мы вышли на утес, на котором и расположились, чтобы сделать фотосессию и выпить крепкого чаю. Хоть мы были заворожены одухотворяющими видами, но сидя на четырехкилометровой высоте на обрыве, голова кружилась неимоверно, плюс еще полуобморочное состояние и тахикардия, поэтому выглядела я не важно, и фотографии вышли только те хорошие, на которых я отсутствовала.

На обратном пути, мы встретили садху, который 20 лет живет в пещерке рядом с храмом, никогда не покидая это место. Дмитрий попросил его сфотографироваться с нами, на что он милостиво согласился и даже благословил нас.

Спускались мы уже пешком, внизу нас ждал наш шофер, которого Дмитрий ласково называл Бахйсабом, что означает братишка. Через два часа мы были в СонПраяге. СонПраяг- это место где две реки Ганги, сливаются в одну и место начала пути в Кедернатх. Тысячи паломников начинают эту 20 километровую ятру пешком рано по утру, именно отсюда. Многие пользуются услугами мулов и шерпов, так как подъем тяжелый для простого обывателя, и можно даже оставить тело по дороге к храму. Чтобы избежать этого малоприятного события перед походом в Кедарнатх, каждый паломник, в том числе и мы, должен пройти медицинское освидетельствование, которое по своей сути является чистой формальностью. СонПраяг так же, как и обычный горный поселок, с одной широкой улицей и домами по бокам. С 5 утра вся улица наполняется сотнями паломниками, начинается галдеж — это люди стоят в очереди за медицинским разрешением. Найдя хорошие комнаты, Дмитрий ушел встречать Светлану в сопровождении ещё одного гида, милой девушки Жени, которые добирались к нам из Ришикеша на рейсовом автобусе по серпантину. Их дорога заняла около 12 часов в общественном автобусе. Все что в индии общественное — это для бедного населения, поэтому условия и люди соответствующие. И это не снобизм, а просто констатация факта, так как низшее сословие бедных индусов в основной своей массе не является образованными людьми, интеллигентами и эстетами.

Пока мы ждали нашу компанию, небо, буквально за секунды заволокло тучами, и начался жуткий ливень. Мы сидели с Аней на веранде и задумчиво смотрели на улицу, с ее галдящими жителями. Пришли ребята, Аня поставила укол Светлане, и мы отправились получать медицинское разрешение. Благодаря Дмитрию, участь провести весь вечер в очереди нас миновала. Проведя нас какими то путями, мы оказались в помещении, в котором была одна большая комната, а в ней находились люди, которые задав вопрос всего лишь о твоем возрасте и имени определяли здоров ты или нет. Ане, молодая девушка, не расслышав, автоматически и без малейшего удивления, как же ей так удалось сохраниться, поставила возраст 46 лет! Это было простым бюрократическим действием, которое не приносило определенной пользы, но давало защищенность государству от нападок иностранных делегаций, если кто-то все же умирал по дороге. Получив бумажку, мы засели в уличном кафе, в двух шагах от нашего геста. Я заказала панир, сабджи и паратху, все принесли горячее, вкусное, правда немного острое. Уходить не хотелось, но кафе потихоньку начало наполняться индусами, которые не сводили с нас глаз, от этого было неуютно, поэтому напившись традиционного масала чая, мы решили прогуляться немного по улице. Купив фрукты, вернулись в комнаты и приступили к обсуждению завтрашнего дня. Ребята приняли решение ехать на мулах, мы же с Аней решили опробовать вертолет. Поэтому нам были даны инструкции, что мы должны встать в 6.00, поехать с Байсабом до ближайшего вертолетного пункта, купить там билеты и лететь в храм. Дмитрий нарисовал нам даже карту, как найти Храм.

После обсуждения, мы разбрелись по комнатам.

16.05

Мы проснулись с Аней в 5.30 (Дмитрий, Светлана и Женечка поехали на лошадях, поэтому у них день начался в 4.00 утра).

Быстро собравшись, мы спустились вниз, Сонпраяг уже проснулся и начинал свою жизнь, практически все кафешки и лавочки уже открылись, и их владельцы начинали готовить пищу для себя и постояльцев. Наши хозяева также на первом этажегестхауса имели уличное кафе, куда мы и зашли. Уличное кафе или дхаба — это три, а иногда и две стены с навесом, с двумя-тремя столами для посетителей. Рядом стоит чуть побольше стол, на котором стоит всевозможная утварь, и газовая плитка, на которой и готовится все меню, состоящее обычно из нескольких блюд. В горах кухня очень проста, традиционно включающая в себя рис, лепешки, картофель, чечевичная похлебка, в лучшем случае панир (сыр в соусе) и сабджи (овощи жаренные). Не зная хинди, мы, говоря почему-то на английском, хотя с тем же успехом могли разговаривать и по-русски, так как ни тот, ни другой язык они не понимали, ткнули на масала чай, по счастливой случайности уже варящийся в котле и на термос. Язык жестов сработал, и скоро нам налили горячего и невыносимо сладкого чая с буйволиным молоком. На высоте просто необходимо пить чай, для стабилизации давления. Гималаиже теперь ассоциируютсяу меня с очень сладким чаем, и даже если мы просилиприготовить чай без сахара, ни разу такого не получили.

Выйдя из поселка, на общую стоянку (въезд в городок запрещался на чем-либо), мы нашли нашего водителя, который ночевал прямо в машине. Так как ночью очень холодно, а бензин дорогой, то чтобы согреться, он намотал тонкий шарф на голову и лицо, и одел джемпер, но ноги почему-то оставил босыми.

Отъехав километров пять от Сонпраяга, он нас привез к вертолетной площадке. Но оказалось, что ближайший рейс на 12.30, заплатив за билеты, мы вернулись к машине. Объяснив ситуацию водителю, мы вернулись в город и стали ждать. Мы позавтракали, но так как даже прогуляться было негде, мы вернулись в наш гест и сели на веранде. Я стала переживать, так как знала, что храм закроют днем с 14.00 до 17.00, а последний вертолет уходит в 16.30 оттуда, так как после 15.00 облака сильно опускаются на горы и видимости никакой. Поэтому нервничая, что мы не попадем в храм, я погрузилась в мантру, посвященную Шиве"ОМ НАМАХ ШИВАЙЯ» и стала молиться. Молила же Господа только о встрече, и о возможности получить даршан, а взамен обещала, что не буду у Него ничего просить материального и нематериального, и загадывать желания в Храме. Время шло, а я так и сидела, погруженная в мантру и как заведенная повторяла одно и то же.

Решив выехать на час раньше, мы вернулись к вертолетной точке, я подошла к кассирам, и стала им объяснять, что нам очень и очень надо попасть в Храм до закрытия, что мы только один день здесь, а нам очень важно посетить этот святое место. Видимо индусов тронуло, такое сильное желание посетить их святыню, что нас с Аней быстро поставили на весы, и повели мимо толпы индусов ожидающих вертолет, к вертолетной площадке. Уж не знаю, чье место мы получили, но нас посадили на вертолет улетавший на полчаса раньше, на переднее сидение, явно предназначавшееся для одного человека. Мы возликовали. Семь минут потрясающего полета по Гималайскому ущелью. В окна, которые находились даже под ногами, было видно всю завораживающую красоту гор, и также было видно, дорогу, по которой паломники доходили пешком, на мулах или шерпах (это очень выносливые люди, которые несут вещи или людей, по весу иногда вдвое больше, чем они сами. Надо сказать, что услуги шерпов дешевле, чем мулов. Конечно, они живут здесь и привыкшие к разряженному воздуху и нагрузкам, но когда видишь, как тощий мальчишка несет в гору килограмм под сто женщину, по тропе протяженностью в десять, а то и все двадцать километров, невольно радуешься своему легкому заработку) до Кедернатха. Совершив посадку на четырехкилометровой высоте, мы вышли, и тут же немного начала кружиться голова и биться сердце. И мы с Аней как полувареные, нога за ногу поплелись к храму.

Кедарнатх, как упоминалось уже выше, входит в Чхота Чар Дхам (Малые Четыре Святыни), место обители Шивы.

Кедарнатх-мандир — один из важнейших и наиболее священных индуистских храмов Шивы. Расположен в Гималаях, в деревне Кедарнатх индийского штата Уттаранчал. Храм Кедарнатхаявляется одним из двенадцати джйотирлингамов — лингамов света (нерукотворных). Внутренние стены храма украшены фигурами различных Божеств и сценами из эпических преданий.

История возникновения храма уходит глубоко в древность. По одной из версий его воздвиг сам Шри Вишну. По другой версии — Пандавы, которые после сражения при Курукшетре, искав прощения у Шри Шивы за братоубийственную войну (все события об этой войне между братьями Пандавами и Кауравамиописаны в МахаБхарате), направились в Варанаси с целью получить прощение Шивы и искупить свои грехи. Шива, не желая идти им навстречу, покинул Варанаси и спрятался от Пандавов в Уттаркханде, а затем и в самом Кедарнатхе.

Но Пандавы последовали за ним в Кедар. Желая спрятаться от них, Шива принял облик быка, пасущегося в Долине Кедарнатха вместе с остальными быками. Но это не помогло ему спрятаться от Пандавов, страстно желавших встречи с ним. Вечером, когда всем быкам пора было возвращаться домой, Бхим, один из Пандавов, огромного роста и силы, встал своими ногами на вершины двух гор, стоящих по краям долины и стал пропускать под собой всех быков поочередно. Все они благополучно прошли через него, за исключением одного могучего быка.
Тогда Бхима понял, что перед ним сам Шива, он наклонился вниз, пытаясь схватить его руками, но тело Шивы ушло из его рук в землю и перенеслось в пять мест Панч-Кедар, где впоследствии, Пандавы построили пять храмов в честь Шивы, чтобы молиться ему и просить прощения. Каждый храм идентифицирован с определенной частью тела Шивы: Спина оказалась в Кедарнатх, Тунгнатх считается местом, где оказались руки и сердце, голова в Рудранатх, туловище в районе Мадхьямахешвара, а волосы у Калпешвари.

Именно вэтом месте, где остался горб быка Нанди, проявился джйотирлингам, вокруг которого был построен Храм, а над ним располагается купол главного храма Кедарнатха, по своей форме также напоминающий горб быка.

Кедарнатх считается местом освобождения от дел, здесь можно получить даршан самого Господа Шивы. Как одна из святынь, посвященных Шиве, он воспет наряду с Гаурикундом, Кайлашем и непальским Индранеела Парватом еще в первом тысячелетии в гимнах святого тамильского поэта Сундара. Одна из легенд о Кедарнатхе гласит, что Вишну и Шива договорились жить в Гималаях по соседству, Вишну поселится в Бадринатхе, а Шива в Кедарнатхе.

Трудно представить более эффектное окружение для храма, чем Кедарнатх, который находится недалеко от источника реки Мандакини, на высоте в 3583 м над уровнем моря, с возвышающимися над ним ледниками и огромными полями льда, снега и скал. Кедарнатх — «поле» (kedara), где посеяны семена мокши (освобождения) — является самым важным святилищем в Гималаях и одним из крупнейших храмов Шивы в Индии.

Кедарнатх также часто связывают с именем великого индийского мудреца и святого АдиШанкарачарьи. Вместе со своими учениками в VIII столетии он отреставрировал храм Кедернатх, а по другой версии воздвиг его. Место самадхи Гуру Шанкарачарьи находится позади храма. Существует легенда, что именно здесь великий Шанкара, оставив свой посох, ушел из этой иллюзии, просто исчезнув в монолите скалы.

Сложно переоценить религиозную значимость этого затерянного среди гор поселения. Кедарнатх считается местом обретения свободы, местом, где избавляются от грехов и достигают окончательного спасения.

Святые индийские писания в один голос говорят об исключительной духовной важности Кедарнатха. «Кедар — величайшая святыня. Только Харидвар может сравниться с ним по степени очищения от грехов, которое он дарует. Невозможно описать и малой толики тех плодов, что дает паломничество в Кедар… Здесь грешник становится святым, а святой — Богом…»

Из-за суровых погодных условий, храм открыт только с апреля по ноябрь, потом все уходят с этих высот, так как становится очень холодно. Считается, что когда Храм закрывают, там служат Боги. Англичане не поверив, провели эксперимент. Опечатали Храм и закрыли его сами. А когда через 6 месяцев открыли, увидели, что и масло и благовония продолжали гореть, как если бы их только что зажгли.

Вот поэтому, нам было просто необходимо посетить это святое место.

2

Итак мы доплели до места, и обнаружили там бесконечную очередь, которая окружала Храм по периметру. Мы разулись (наученные в Тунгнатх Мандире мы взяли с собой несколько пар носков), и пошли занимать очередь. К нам несколько раз подходил один пуджари и предлагал провести пуджу, на что мы неуклонно отвечали отрицательно, объясняя, что во-первых у нас нет запрашиваемой им 1000 рупий, во вторых Шиве все равно как мы будем молиться. Не выдержав, он снизил цену до 300 рупий, и я согласилась, только потому, что мне уже было неудобно отказывать. Солнышко нас пригревало, и мы незаметно простояв полтора часав очереди, наконец, подошли к дверям храма. Аня стала себя плохо чувствовать и у нее поднялась температура. Все это время я продолжала слушать мантру, иногда прерываясь на общение с индусами. От нашей соседки индуски я отогнала осу, она же так растрогалась, что очень захотела меня чем-то отблагодарить. Видно было, что семья очень бедная и она не найдя ничего, в порыве благодарности оторвала пуговицу от своей кофты и вложила с улыбкой мне в руки. Теперь тронута была уже я, мне это напомнило русскую душу, которая готова с себя последнюю рубашку ради другого снять. В храм мы вошли за 20 минут до его закрытия. Пройдя в первом зале вокруг статуи Быка Нанди, по коридорчику из резиновых половиков, которые не очень-то спасали от холода, мы вошли в главное маленькое помещение, которое обдало нас смесью запахов и звуков. Было душно, сильно пахло благовониями и маслами. Паломники со всей страны, потратив неимоверное количество денег, сил и здоровья, стремились во чтобы то ни стало оказать почести Шиве. Кто-то пел мантры, кто-то громко молил Шиву о чем-то, пуджари во весь голос проводили пуджы, весь народ облепил лингам со всех сторон для проведения ритуалов, обливая его водой, йогуртом и маслом, посыпая его цветами. Кто-то не удержавшись от давки падал плашмя на лингам, радостно смеясь (видимо это особая удача), тут же брамены стаскивали упавшего и откидывали назад. Мы встали как вкопанные, не зная, что делать и как себя вести. Тут мы с облегчением увидели нашего пуджари, который махал нам рученькой, а другой в этот момент аккуратненько оттеснял пару паломников, освобождая нам место у лингама. Не раздумывая, мы плюхнулись втроем на колени, и тут же толпа сомкнулась за нами. Я ничего не понимала, пуджари практически кричал нам в лица, проводя пуджу и показывая, что мы должны делать, мы автоматически повторяли. Все мысли улетучились в общем гуле и погрузили нас в транс. В какой-то момент я подумала, что упаду в обморок вместе с Аней, которой стало еще хуже в этой духоте. Наконец пуджа закончилась, мы прикоснулись к лингаму, а потом к своему лбу и сердцу, в надежде, что святость его разольется в наши умы и сердца. Я, как и обещала, ничего не попросила, только благодарила Шиву за дарованную возможность посетить это Святое место, которое построили Пандавы. Выйдя из этой комнаты, вернулись кстатуи Быка, которому все шепчут на правое ушко свои желания, но опять-таки вместо желания яшептала только благодарность за такую удачу.

Выйдя из храма, мы обошли его три раза, и сели у входа. Храм закрылся и вся толпа рассосалась, освободив место и доступ к свободному лицезрению Храма. Справа от нас сидели садху шиваиты в пепле и без, с длинными космами, которые причудливо закручивают, на манер тюрбанов вокруг головы.

Кто-то из них пел мантры, кто-то курил чирас, кто-то молчал, благословляя паломников, которые подходили и жертвовали деньги. Мы оставили практически все деньги в храме, поэтому для садху уже ничего не оставалось, поэтомукак они нас к себе не подзывали, мы не подходили.

Пока мы сидели и смотрели на происходящее действо вокруг к нам подошел брамен, мы опять стали повторять, что у нас нет денег, на что он неожиданно отреагировал, замахав руками. Тогда мы пригласили его подсесть к нам, ответили на все его вопросы, и он обещал за нас помолиться, чтобы мы вернулись в это место, что было очень трогательно. Затем подсел садху, мы опять подверглись расспросам, после чего он дружески предложил нам покурить чирас. Я со смехом пожурила его, что несовместимые вещи садху и чарас, на что он широко улыбаясь, закивал, но объяснил это так, что в горах холодно, онии курят, а потом медитируют на «ОМ НАМАХ ШИВАЙЯ». Меня, конечно же, это не убедило, поэтому мы вежливо отказались. На что он нисколько не обиделся, а наоборот благословил меня, довольно сильно похлопав по голове.

Мы вернулись к вертолету, было уже 15.30 и нам пора было возвращаться, облака практически лежали на вертолетной площадке. Еще 7 минут полета и мы внизу. Вернувшись в Сон Праяг, Аня легла спать, так как у нее температура не спадала, а я сидела и ждала ребят, находясь в состоянии эйфории, с чувством, что я совершила что-то очень важное в своей жизни. Спасибо Господу, что услышал мою мольбу и позволил соприкоснуться и увидеть воочию это священное место, которое стремится посетить миллионыверующих людей.

17/05

Тяжелый переезд из Сон Праяга в Ганганани, который занял 13 часов по серпантину. На одной из остановок мы посетили Ашрам Пилота Бабы, очень спокойное место на берегу Ганги, неподалеку от города Утаркаши.

Когда же вечером, мы в полной темноте, наконец, достигли Ганганани, маленькое горное селение, состоящее из 20–30 домов, то выйдя из машины, земля уплыла из-под моих ног. Я села в придорожной дхабе, положив голову на рукии объявив всем, чтобы меня не трогали и оставили ночевать здесь, прямо за столом этой дхабы. Ребята кушали, а я смогла только пить крепкий черный очень сладкий чай. Через какое-то время мне стало легче, и я даже смогла поесть. Затем мы поднялись по лестнице в горе в гест хаус, нам принесли 2 ведра воды из горячего источника, не слишком чистой, зато очень горячей, поэтому мы с наслаждением помылись и уснули под шум Ганги.

18/05

Проснувшись в 5.00 мы пошли в радоновые купели. Вода была нестерпимо горячей, но все-таки менее горячей, чем накануне вечером, поэтому мы смогли окунуться и поплавать немного. Все тело сразу же размякло, нас разморило, но собравшись в кучу мы пошли на завтрак в полюбившуюся нам со вчера дхабу, на берегу Ганги, где наслаждаясь ее шумом, сидели и пили чай. Было настолько душевно, что ехать абсолютно никуда не хотелось.

Часов в 8.00 было решено выдвигаться в Ганготри. Переезд занял 2 часа. Ганготри не зря является святым местом, сразу же поражая путешественника своей природной красотой, а также тем, что тут можно встретить много святых Садху. Мы заселились в гест, с захватывающим видом на заснеженные пики, и с террасой под которой шумит прекрасная Ганга, с ее невероятным течением.

2

Насладив свои глаза великолепными пейзажами, мы пошли наслаждать свой язык тибетскими момо с сыром. Потом мы посетили храм Ганги, и совершив ритуальное омовение пошли гулять по Гималайскому лесу, с намерением навестить Садху. Ганготри находиться на уровне 3000 метров над уровнем моря, но высота здесь уже не чувствовалась, а может организм уже акклиматизировался. Мы, перейдя мост через Гангу, свернули налево, и пошли вдоль Ганги в лес. Пройдя мимо закрытого домика Сундарананда Свами, который проживает здесь более 40 лет, реализованный йог, он очень известен своими фотографиями, запечатлевшими знаки ОМ в природе, например в небе, листике, земле и т. д. Мы вышли к завораживающему водопаду Сурьякунда, где нам захотелось остановиться.

2

Конечно, лицезреть такую красоту можно очень долго, но мы решили навестить еще одного йога, жившего неподалеку на другой стороне Ганги более 25 лет. Мы испросили разрешения и нас милостиво пригласили присесть рядом с его ученицами, которые готовили какое-то лекарство. Он был очень приветлив, но смотрел на нас с легким удивлением, а когда Дмитрий оповестил, что я занимаюсь йогой, то взгляд поменялся на недоверчивый. И тут же он решил испытать меня, спросив, практикую ли я джала-нети, я ответила отрицательно. На что он, засмеявшись, стал показывать, что это очень просто и спросил про наули, я ответила утвердительно, далее он попросил на хинди, так как по-английски он не говорил, продемонстрировать ему джаландхарабандху, что я послушно и сделала, чем явно его разочаровала, так как он мне сказал, что исполняю я ее неправильно. Проведя еще немного времени в его компании, мы решили не надоедать и покинули садху. Вернулись обратно на другую сторону реки, и пошли в лес. По дороге в лесу, мы вышли на поляну с огромными валунами и с очень красивым видом, поэтому мы не смогли отказать себе в удовольствии полежать на нагретых Гималайским солнцем огромных камнях. Пройдя дальше, мы увидели несколько пещерок, но они были закрыты, поэтому мы зашли еще глубже в лес и спустились в ущелье Гаурикунд, где жило несколько Садху, одного их которых нам удалось застать в пещере Гуфе, его имя Сатирама. Этот Садху живет там уже очень много лет, мы пригнувшись прошли к Йогину, который сидел рядом со своим учеником у дхуни (священный костер), стараясь ни коим образом не наступить на него, так это самое сильное оскорбление, и за это можно быть серьезно наказанным и даже проклятым. Садху и его ученик не говорили по-английски, а наша четверка не говорила на хинди. Поэтому объяснив на пальцах, что мы из России, пожертвовали ему денег, чем мы его смутили. Потомже он обрадовано насыпал горстку пепла в Женину ладонь, показал ей, чтобы она всем нам поставила тилоку на лоб, что она и проделала, после чего вопросительно показала ему на оставшийся пепел в руке. Йогин широко улыбаясь беззубым ртом, показал ей, что она должна его съесть, Женя сделала вид, что съела, чем обрадовала его ещё больше и он стал раздавать прасад. На этом наш визит окончился, мы вылезли из пещеры и вернулись в гест. Вечером долго сидели на террасе, наслаждались закатом и шумом ревущей Ганги. Хочется быть здесь, не смотря на все неудобства.

19/05

Подъем в 5.15. Первый раз спится так, что вставать абсолютно не хочется. Выходим из Ганготри на Гомукх. Гомукх — в переводе «голова коровы», это ледник, похожий на голову коровы из которого и берет начало священная Ганга. Ганга это Божественная река, и еёисток считается местом силы, а омовение здесь, дарует огромное благо.

С Гангой связано множество легенд, но самая главная как она появилась на Земле: Однажды царь Сагар, правитель Айодхьи и предок Господа Рамы, успешно выполнил Ашвамедха Ягью 99 раз. Однако Индра, Царь Богов, позавидовал успеху царя. И когда царь Сагар выполнял жертву в 100-й раз, Индра похитил и спрятал лошадь для Ягьи в хижине отшельника и мудреца Капила Муни. В поисках лошади шестьдесят тысяч принцев из Айодхьи достигли хижины отшельника Капила Муни. Они перепутали мудреца с похитителем и напали на него, а он в свою очередь в ярости сжег этих 60 000 принцев дотла. Много веков прошло с того времени и в городе Айодхья сменилось несколько поколений царей. И вот на трон взошел Бхагиратха, прекрасный обликом, могучий и преданный закону царь. Подданные были счастливы, но в сердце царя горевала печаль. Он помнил об участи своих грешных предков и решил искупить их вину. Бхагиратха оставил трон и ушел к подножию Гималайских гор. Он возложил на себя суровые аскезы и стал отшельником. Тысячу лет провел он в пещере лишая себя пищи и сна. Наконец к нему явилась Ганга, священная река, которая в то время текла по небесному руслу, в виде прекрасной девы. Бхагиратха взмолился ей, что только воды Ганги могут смыть грехи его предков и возродить их из пепла, лежащего на сухом дне океана. Ганга вняла мольбам подвижника, но предупредила, что воды ее обладают такой мощью, что если она направит их на Землю, она не выдержит удара, и что во всей Вселенной один только Господь Шива знает, как уберечь землю от сокрушающей силы её вод. Тогда Бхагиратха поблагодарив Гангу, отправился в обитель Шивы, где вновь предался суровым аскезам, чтобы снискать милость великого владыки. Наконец явился многоликий и многорукий Шива, руки и ноги его украшали браслеты-змеи, шея была синего цвета, с растрепанными вьющимися волосами, которые были настолько густы, как непроходимые джунгли Индии. Шива был удовлетворен аскезами подвижника и обещал помочь в ответ на просьбу Бхагиратхи. Господь Шива и царь поднялись высоко в горы и призвали Гангу, которая направила свои воды с небес на землю. Тогда Господь подставил свою голову под ее воды, Ганга запуталась в волосах Шивы и спокойно стекла по его телу в земное русло. Воды священной реки текли все дальше по земле, и наконец, достигнув океана, наполнили его, коснулись пепла принцев Айодхи и очистили их.

3

Ближе к Гомукху можно было бы воочию увидеть семитысячник Шива лингам. На верху этой горы сидит сам Шива и принимает на свои волосы воды священной Ганги. А также можно было лицезреть великолепный ледник у подножья горы под названием «пики Бхагиратхи III», где царь подвергал себя аскезам тысячи лет.

3

Поэтому мне очень хотелось все это увидеть, но я понимала, что этот путь будет труден для меня, и мы с Аней решили, что пройдем столько, сколько сможем и вернемся назад. Иногда дорога становилась настолько тяжелой, что дышать было совсем тяжело, голова кружилась, руки опухали, сердце билось неистово, да и неподходящая обувь, которая скользила на камнях и снегу, еще больше ухудшала наше положение.

4

Конечно, наше внимание было приковано к прекрасному пейзажу Гималайских гор, который постепенно менялся в зависимости от климатической зоны от лиственных деревьев, до хвойных лесов и заснеженных вершин. Не знаю, сколько мы смогли пройти, наверное, не более десяти километров, после чего мы решили устроить привал. Дмитрий, Светлана и ее шерпа совершенно не уставшие, продолжили свой путь в Гомукх.

4

Мы попрощались с ними, и перекусив, так как мы были уже очень голодные, повернули назад. Спускаться, конечно же, намного легче, чем подниматься и дорога назад заняла меньше времени. На обратном пути мы повстречали много паломников и иностранцев. Поломников-индусов мы с улыбками приветствовалисложенными у груди руками и традиционными словами «Намасте», они же радовались за нас, думая, что мы уже возвращаемся назад из Гомукха, почтя эту индуистскую святыню. С иностранцами мы останавливались и болтали, делясь впечатлениями от трекинга. К полудню или чуть позже, уставшие, но довольные мы вернулись в Ганготри. Попросив натаскать и подогреть нам речной воды, которая была немного грязная, мы перестирали все вещи и намылись сами. Моя соседка немка, которая большую часть своей жизни провеласо своим мужем американцем в путешествиях по миру, заботливо рассказывала и показывала как надо сушить вещи в походных условиях, чтобы они не улетели от порывов ветра и максимально быстро сохли.

20/05

Проснувшись и позавтракав, отправились в лес поваляться на валунах, по дороге заглянули к Сундарананда свамиджи, милейшему и доброму йогу, и очень славно поболтали с ним, благо он разговаривал по-английски.

На обратном пути, зашли в кафе и увидели там Дмитрия и Светлану, которые уже к этому времени вернулись с Гомукха. Весь день гуляли по Ганге вверх и вниз по течению, и часа два провела в занимательных беседах со своими американско-немецкими соседями. Они рассказывали о своих путешествиях, о жизни в Индии, что перед посещением Ганготри, они прожили 50 дней в ашраме Санандамандира, недалеко от Ришикеша, где они видели диких слонов на водопое прямо на берегах Ганги. Мы много болтали о политике, Путине и об Америке. По итогу они выказали сильное желание посетить Санкт-Петербург, так как мы сломали их стереотипы о русских людях.

21/05

Подъем в 6.00 утра и сборы. Переезд в Ришикеш всего 240 км, занявший у нас двенадцать часов по серпантину. Обратная дорога не была такой позитивной, мы все больше молчали, каждый думал о своем, мы с Аней слушали мантры, стараясь отвлечься от постоянного перепада высоты, от которой закладывало уши и подташнивало.

Пейзаж уже казался привычным и не завораживал, как в первые дни путешествия. Сказывалась усталость от постоянных переездов. По пути заезжали опять в Ганганани, где мы позавтракали, а девчонки опять окунались в горячий источник. Для меня вода показалась просто невыносимо горячей, поэтому я поддержала их с суши. Также заезжали в Уттаркаши, пили свежевыжатые соки и ели мороженое. Не могу сказать, что было вкусно, но освежающе. По дороге в горах видели довольно унылые картины, когда женщины в сари, видимо помогающие своим мужьям, которые заняты на дорожных работах, переносят на головахкуски асфальта или камни оченьвнушительных размеров.

По дороге климат поменялся, и из двадцати градусов по Цельсию, мы вернулись в сорока пятиградусную жару Решикеша. Все очень устали и всех сильно укачало. Приехав, заселились в том же Гесте с видом на Гангу.

Отдохнув, приняв душ, мы вышли прогуляться и посидеть в кафе с видом на мост Лакшман Джула с постоянно снующими по нему людьми. Это вечная суматоха успокаивается только в темноте, часам к 21.00 вечера. Заказав ласси и овощной салат, были удивлены, когда нам принесли заказ в нормальной посуде, так как привыкли уже, что в горах вся утварь преимущественно железная.

22/05

С утра мы поехали на рафтинг.

1

Я первый раз спускалась по реке, не могу сказать, что спуск был страшным или экстремальным для меня, я больше устала грести. С нами в лодке была индусская молодая, красивая и очень приятная пара, которая была хорошо образована и прекрасно говорившая по-английски, одетая по-европейски и выглядевшая настолько урбанистически, что даже я одетая в индуистском стиле почувствовали себя немного не в своей тарелке. Мы весело болтали с ними, пока мы не подъехали к огромному валуну, с которого все спрыгивали в реку. Пара начала агитировать нас вместе спрыгнуть оттуда. Выбравшись из лодки, босиком, мы прошли по острым камням до валуна. Я, Аня, Женя и наша индианка постояли на краю валуна, прижавшись друг к другу, и неуверенно переглядывались, тогда когда Дмитрий вместе с индуским парнем, уже спрыгнув с валуна гребли к берегу, крича нам чтоб мы не боялись и прыгали. Еще раз перекинувшись взглядами, мы дружно развернулись и поковыляли по острой горной поверхности назад к лодке. Отплыв немного от берега, мы решили окунуться в Ганге, вода была холодная, поэтому мое пребывание в воде было окончено в максимально короткие сроки. Индус же со своей девушкой напротив просидели в воде минут тридцать, я даже начала беспокоиться, не заморозят ли они себе чего-нибудь. Они же подшучивали над нами, что мы из России и совершенно неспособны переносить холод.

1

Время подходило к полудню, и солнце начало нещадно палить, хоть мы и были укутанные в палантины, но уже начали бояться за наши лица и носы. Поэтому мы вернулись в отель, перекусив, и переждав самое пекло, мы решили прогуляться за сувенирами. Это очень приятное времяпровождение, когда тебе надо найти что-нибудь интересное для своих близких, я очень люблю совершать покупки, поэтому получаю огромное удовольствие от покупок сувениров. Единственное что может расстроить, это недостаточное количество времени, выделенное на поиски того самого сувенира, как и случилось в нашей ситуации, так как нам надо было часам к шестиуже освободиться, чтобы посетить пуджу, на которую нам очень сильно хотелось пойти, а днём ходить просто нереально из-за невыносимой жары.

Время близилось к шести и мы, встретившись с нашими ребятами пошли в Храм Парамадх Никетан на пуджу. Это невероятное событие счастливые люди Индии могут посещать каждый день. Множество людей и гостей города, вместе с главным Пуджари пришли и сели на ступени перед Гангой. Все люди пели прекрасные, но к огромному сожалению незнакомые мне мантры, я была обворожена этим действом, и мои чувства переполняли моё сердце. И тут я обратила внимание на огромный пустой постамент, установленный в водах Ганги, который находился прямопередо мной. Потом я перевела взгляд на горизонт и картина, открывшаяся передо мной, показалась до боли знакомой. Ганга с её противоположным берегом, на котором среди деревьев стоит индуистский храм, с тем же ракурсом, даже закат был такого же грязно розового цвета с поволокой. Не хватало только одного. Самого главного. Статуи на постаменте. В этот момент Женя начинает рассказывать, как уже дважды Ганга забирала статую Шивы в свои воды. Я открываю телефон, где у меня на заставке стоит фотография статуи Шивы, сидящего в позе лотоса. И получаю утвердительный ответ, что это именно та статуя, которая стояла здесь. Я если честно, не много потеряла дар речи. Как такое возможно, что из всех возможных фотографий Шивы, сделанных в различных городах и штатах, мне понравилась именно эта, и что более немыслимо, что из всех мест, которые мы могли посетить в Индии, я попала сюда, именно на эти ступени, откуда и родилась эта фотография.

После проведения пуджи, я чувствовала себя абсолютно счастливой, умиротворенной. Мне не хотелось думать о чем-либо, говорить, спешить, вообще производить какие-либо действия — хотелось просто остаться в этом благостном состоянии и созерцать этот мир.

Стемнело, а мы тем временем, зашли в сам Храм, больше похожий на парк и прогулялись по нему. На территории Храма находился Ашрам для мальчиков. Этоташрам был построен для неблагополучных семей и семей касты «неприкасаемые», и из этих мальчишек воспитывают браменов.

23/05

Позавтракав, мы пошли на пляж Ганги, перейдя через мост Лакшман Джула и на круглой площади повернув налево, на дорогу, которая вела за пределы города. Минут двадцать ходьбы, потом крутой спуск через дикую растительность и камни, и мы на песчаном пляже. Песок был уже раскаленный, и мы, повизгивая, бросились искать защитную тень от камней. Расположившись, мы прекрасно провели пару часов на солнышке, песок на берегу блестел, и вся одежда было как будто в серебре. Немудрено, что Ганга, считается чистой рекой, не смотря на то, что в нее скидываются нечистоты, отходы и трупы людей, содержащая в своих водах серебро, одно из самых сильных веществ по обеззараживанию, она до сих пор для некоторых городов является питьевой водой. Когда становилось совсем жарко, мы окунались в реку. И каждый этот заход был испытанием для меня, так как Ганга была настолько холодна, что мои ступни сразу же сводило. А вот Светлана, наш покусанный психолог, с наслаждением купалась. Причем этот процесс выглядел весьма комично и как-то по мультяшному. Плыла она всегда против течения, делая сильные, уверенные махи руками, но быстрое течение Ганги оставляло ее всегда на одном и том же месте. Обезьянки, видимо живущие неподалеку, потихоньку подкрались к нам с крон деревьев, а потом, обнаглев, пытались все время у нас что-нибудь стянуть, но Дмитрий, наш верный телохранитель, громкими криками и прыжками отгонял их от нас и нашего имущества. Даже я немного его испугалась, не то, что маленькие, но очень проворные хвостатые. В полдень стало совсем жарко, и мы ушли с Аней, причем парочка обезьян довольно долго нас преследовала. Пройдясь по рынкам и докупив сувениры, мы вернулись в гест, чтобы собраться, ведь сегодня был день отъезда в Дели.

Выехав часов в пять вечера, к полночи мы прибыли в Дели, благо машина была очень комфортная и с кондиционером, поэтому переезд перенесся хорошо. По дороге мы заехали в Баскин Робинс, и в Мак Дак (островок европейского фастфуда и менталитета), там мы ели вегетарианский гамбургер, острый и пряный, но неимоверно вкусный, так как мы практически умирали с голоду. Ну и, конечно же, вкуснейшее мороженое. Вспоминали как мы попробовали мороженое в горах, которое я надкусив тут же выкинула, не смотря на сильную жару и жажду.

Завезли Светлану в аэропорт и попрощались с ней. После этого мы поехали во Вриндаван, но это уже другая история…

Бронирование отелей
в Ришикеше

Дата заезда
Изменить дату
Дата отъезда
Изменить дату
Кол-во человек
+
2
Поиск отелей на Booking.com. Мы не берем никаких комиссий и иных скрытых платежей.

Комментарии

maximus197
10 марта 13:29
Сколько текста...
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.