Robo
Бендер Родригес Пользователь — был 18 февраля 2011 г. 14:41

Крымская кругосветка

12 октября 2009 г. 12:36 Симферополь, Феодосия — Россия Май 2007
1 3

В Москве уже несколько дней вполне себе лето, а за окном поезда метет снег. В районе Мценска уже неслабые сугробы. "Слушайте, а мы точно на юг едем?" А едем мы (группа из нескольких человек) в организованное фирмой "Орфей" путешествие "Крымская кругосветка".

Что удручает в российско-украинских путешествиях - это необходимость проходить границу непременно ночью. Пограничный контроль обыкновенно заключается в том, что в каждом купе просят кого-то встать с нижней полки, поднять ее, указывают на какой-либо предмет багажа: "Чья это сумка?" - и, получив ответ "Моя", следуют дальше. Особо утомительна всегда почему-то вторая часть мерлезонского балета.

При этом я не помню, чтобы у кого-то были хоть какие сложности с пересечением границы. При мне две гражданки Казахстана предъявили на погранконтроле советские паспорта. К ним пригласили сотрудника, проведшего беседу о необходимости соблюдения паспортного режима: "Нужно получить новые паспорта". - "Нет, нам лениво!", проштамповали иммиграционные картки, и они как ни в чем не бывало поехали к теплому морю.

Вот они, уже стоят, дожидаются по нескольку человек у каждого вагона. Трудно привыкнуть, что мы разные государства, зато скольким людям теперь не скучно. И ведь это не единственная дыра в границе.

Проводница (томная восточная красавица постбальзаковского возраста): «Готовьте паспорт-маспорт, счас придут хохли». Вскоре мы начинаем ухохатываться, поскольку выдали нам иммиграционные картки на двух языках – украинском и английском, не объяснив, как их нужно заполнять. Что писать в графе «пункт вибуття» – Симферополь, откуда уезжаем в Москву, или место, где последний раз ночевали? Кого указывать как принимающую сторону – Якова Моисеевича (имя местного групповода, обозначенное в путевке) или название московской турфирмы, продавшей эту путевку?

В итоге нас все равно заставили переписывать картки, поскольку в графе sex моя соседка написала «садо-мазо», а я – «16 раз в неделю». Признаться, мне до сих пор стыдно за эту выходку, достойную детского сада. После прохождения таможенного и паспортного контроля из туалета исчез свежепринесенный рулон бумаги – наверное, «хохли» сперли.

Хохлы, кстати (да поймут меня правильно и простят уважаемые мной украинцы) – не национальная, а психологическая характеристика. В Крыму живут русские, украинцы, татары, евреи, наверное, люди других национальностей, и подавляющее их большинство – хохлы. Первая и главная характеристика хохлов – они все коммуниздят. Ни у кого не пропали деньги или ценные вещи, но у меня из номера сперли пластиковые вилки, а у соседа, например, сцедили полдозатора жидкого мыла. В Западной Украине я ни с чем подобным не сталкивалась.

Вторая знаковая характеристика хохлов – они очень быстро и точно разумеют свою выгоду, за спасибо ими не будет сделано ничего. «Все номера в нашей гостинице оборудованы кондиционерами, - сообщает администратор. – Пульт от кондиционера вы можете арендовать за 20 хохлобаксов в сутки». Во Владимирском соборе в Херсонесе где у меня как раз кончилась валюта, меня тут же цепляет за рукав бабулька, обещающая за каких-нибудь 50 рублей помолиться о здравии моем, всех моих родственников и домашних животных.

Кстати, о животных. На столике дежурной в пансионате сидит красивая белая кошка с голубыми глазами. Представляете: синее море, белая кошка! Я в шутку спрашиваю: «А нет ли у вас такой услуги – кошка в номер?» Дежурная не задумываясь отвечает: «Кошку в номер можете взять бесплатно, но перед этим ее должен освидетельствовать наш врач за 50 гривеников».

Но это будет позже, а пока вернемся к началу путешествия.

Коктебель. Музей Волошина

На вокзале в Симферополе нас встретил вышеупомянутый Яков Моисеевич (такой хороший дедушка оказался) и не менее симпатичный водитель Андрей со своим микроавтобусом. Поехали в Феодосию, сделав по пути остановку в Старом Крыме на могиле Грина. Очень интересный городок Феодосия. Я давно хотела увидеть музей Айвазовского. Я его увидела.

Музей Грина меня интересовал не меньше, а еще там есть музей денег и, кажется, воздухоплавания, не говоря о памятниках архитектуры, но, к сожалению, все путешествие у нас строилось по принципу: "Так, товарищи, экскурсия закончена, вам дается пять минут на посещение туалета и покупку сувениров, после чего я прошу вас в автобус на следующую экскурсию". Не успев толком увидеть Феодосию, мы уже едем в Коктебель. Что ж, музей Волошина - это тоже хорошо, тем более экскурсовод порадовала своей увлеченностью и профессионализмом.

Панорама Солнечной долины

Под вечер приехали в Судак, где разместились в пансионате.

Я не могу сказать, что не люблю море. Я люблю его, но только эстетически, в смысле полюбоваться. С практической точки зрения, то есть искупаться, оно мне мало интересно: не поверите, проведя детство на Тихом океане и имея огромный опыт походов, я не умею плавать! Гораздо интереснее мне полазить по скалам, пещерам, полюбоваться водопадами. За пять дней мы, почитай, проехали все побережье Крыма, посетили много действительно хороших экскурсий, но больше всего мне понравилось то, что ждало нас утром следующего дня, - Голицынская тропа.

Я-то представляла, что это какая-нибудь небольшая живописная аллея, ведущая в уютный Шаляпинский грот, где великий певец прятался, допустим, от назойливых поклонников. Оказалось, эта тропа бежит несколько километров по крымским скалам, то спускаясь к морю, то поднимаясь под облака, открывая с каждым шагом новый изумительный вид.

Голицынская тропа. Шаляпинский грот

Один мой знакомый, обладающий хорошими физическими кондициями, вспоминал, что карабкаться по тропе было тяжело и страшно. По-моему, нет; возможно, означенный знакомый предварительно задержался дольше необходимого в дегустационном зале музея шампанского тут же в Новом Свете. В гроте Шаляпин в принципе мог прятаться со всей театральной труппой, причем там было все необходимое, чтобы выдержать длительную осаду, - коллекция голицынских вин.

А еще в конце этой тропы в скалах есть сквозной грот - симпатичный такой, с нетопырями.

И, конечно, деревья. Крым – единственное место, где растет сосна Ставинского – невысокое деревце, иголки длинные, мягкие. Есть еще фисташка туполистая, можжевельник, визитная карточка Южного берега Крыма – пальмы и пирамидальные тополя; а мне понравилось красивое растение с некрасивым названием – иудино дерево (оно же багряник). По весне листьев на нем еще нет, а все ветки сплошь покрываются мелкими багряными цветами. Все это мы наблюдали в парке по окончании Голицынской тропы.

Голицынская тропа. Много синего моря

Сразу же, без перерыва, нас повели смотреть Генуэзскую фортецию. Симпатичная такая, с развалинами храмов, мавзолеем, многочисленными башнями, ходами-переходами. Есть даже музей пыток за десять гривеников. Очень поучительно.

Программой нашего путешествия были предусмотрены только завтраки, поэтому столовались мы где придется. С возможностью поесть было не очень хорошо. Во-первых, некогда. Во-вторых, едален на пути нашего следования мы как-то и не видели, зато в большом количестве везде продавались чебуреки и пирожки. Меня привлекло название: "Чебурек готицкий". Интересно, готический - в смысле страшный или со стрельчатой аркой? Пришлось потратить четыре гривны. Оказалось, действительно страшен своими колоссальными размерами, а защипы по краям впрямь напоминают что-то из готической архитектуры.

Это был единственный день, когда нам дали чуточку свободного времени. Ну, купаться мне сто лет не интересно, и я пошла смотреть скалу Сахарная Головка, на которой снимали сцену из "Мастера и Маргариты". На вершине скалы по-прежнему возвышались три креста. На ее склонах в большом количестве висели альпинисты.

Голубая бухта. На переднем плане - фисташка туполистая

На следующий день переехали в Ялту.

Извечный вопрос путешественника: где лучше жить – на природе в красивом месте или в городе, желательно в его историческом центре? В случае Крыма я бы, пожалуй, сделала выбор в пользу природы – уж больно она там уникальна (и окно в моей загородной обители выходило, между прочим, на Ласточнино Гнездо). Однако при этом меньше времени остается на то, чтобы познакомиться с городами, а это жаль. Ялта для меня исчерпалась набережной с задумчиво глядящим на нее Лениным в пальто.

Ай, нет! В Ялте нас еще водили в Никитский ботанический сад. Погода, повторюсь, была весьма прохладна для мая даже по московским меркам, а там – буйство цветущих экзотических растений. Еще у входа в сад стену какого-то административного здания оплел один из символов Крыма – глициния. Ее там даже чем-то необычным не считают – растет где хочет, как у нас вьюнок. А вот что в это время года успела зацвести магнолия – это редкость, не иначе как в нашу честь. Видели рощи бамбука, ливанского кедра, пробкового дуба, лавра. На одной из аллей пальмы перемежались с гибридом яблони и полюбившегося мне багряника. Еще там есть кактусовая и бабочковая оранжереи. Надо ли уточнять, что мы не попали туда из-за нехватки времени?

Вон вдоль берега тропа видна

После ботанического сада нас повели на дегустацию на завод Магарач. Встретил нас лично директор, проведший довольно интересную экскурсию. Потом была собственно выпивка. Закуски не дали. О результатах можно догадаться.

Кстати, о кормежке. В столовой ялтинского пансионата я не доела мясо и решила угостить киску, сидевшую на крыльце. Понимая, что, скорее всего, гордое животное к незнакомому человеку не пойдет, я на всякий случай позвала: «Кис-кис-кис!» Что тут сделалось! Задрожала земля! С четырех концов парка ко мне понеслись четыре кошки! Одна из них, подпрыгнув, вырвала у меня кусок мяса, успев накостылять товаркам еще в полете. Остальные смотрели обиженно и выжидательно. У меня была еще булка «за три копейки». «Небось хлеб не будете?» – спросила я, отламывая им на всякий случай кусочек. Но кошки запрыгали на задних лапках. До чего ж надо было довести кошек, живущих при столовой, чтобы они служили за кусок хлеба!

Сосна Ставинского

На следующий день поднимались по канатной дороге на Ай-Петри (погода, к сожалению, малость испотрилась, но все равно красиво). На плато там небольшой зоопарк, в котором меня облаял попугай (говорят, мяукать он тоже может). Потом отправились в Ливадийский и Воронцовский дворец. После Питера да много чего еще крымские дворцы не особенно меня впечатлили, хотя экскурсоводы хорошие. Парки там тоже симпатичные. Я долго ходила за Яковом Моисеевичем, умоляя показать водопад, "хотя бы самый маленький". В конце концов он сдался и подвел нас в Воронцовском парке к небольшому рукотворному водопаду.

И в последний день путешествия отправились в Севастополь. Кто-то из наших жаловался, что святых мест мы посетили недостаточно. Крым, безусловно, имеет свою богатую православную историю. Мы с ней не познакомились – времени не было, а поклонение святыням спешки не предполагает. Впрочем, из окна автобуса нам показали Форосский монастырь и Клементовский монастырь близ Бахчисарая (и тот и другой были еле видны), довольно оригинальную современной постройки церковь-маяк между Ялтой и Алуштой, а также на перевале Ласпи был храм с весьма интересным интерьером по принципу диорамы: на заднем плане написанная маслом сцена Рождества Христова, а впереди – предметный план: еловые ветви, камни, охапки соломы и прочие вещи, на взгляд художника характерные для вертепа, главным образом хозяйственная утварь.

Генуэзская фортеция

Единственным местом, где было время без суеты поставить свечку, был Владимирский собор в Херсонесе. Правда, у меня к тому времени валюта иссякла. Свечку продали за рубли, но по завышенному курсу.

Но сам Херсонес был хорош! Синее море, выбеленные солнцем руины, любимый мною багряник, да еще при желании в музейные экспозиции можно было зайти.

Последним пунктом путешествия был Бахчисарай. Бахчисарайский дворец понравился больше других, только воспетый Пушкиным Фонтан слез какой-то невыразительный. Портал Алевиза, на мой взгляд, куда как интереснее. Этнографическая татарская экспозиция даже несколько занимательнее собственно дворца. У нас и обед был в татарском стиле. Вкусно, однако с точки зрения пользы для организма... Мы потом говорили: «Вот древние греки – вели такой здоровый образ жизни и все равно все вымерли. А татары – едят каждый день такие вещи и тем не менее неплохо процветают!»

Ласточкино гнездо

Но и сам городок интересен. Узкие улочки вьются в расщелинах скал, к их склонам вплотную прилеплены небольшие домишки, на каждом углу - восточный базар в миниатюре.

Вечером уже уезжали из Симферополя. Мало пять дней на весь Крым, до обидного мало! В этом и заключается основное пожелание "Орфею".

Владимирский собор Херсонеса

Бахчисарай. Ханский дворец

© Варвара Вельская. Материал размещен с разрешения автора.

Комментарии

Ирина
28 июня 2011 г. 11:34
Сосна Станкевича!
Войдите, чтобы оставить свой комментарий.